Прощай, Темная Властительница!

Джен
NC-17
Завершён
46
автор
Lipach соавтор
Размер:
130 страниц, 17 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде
Награды от читателей:
46 Нравится 238 Отзывы 19 В сборник Скачать

Глава десятая - Начало осады

Настройки текста
Три года прошло с битвы при Варандасте, за это время молодой человек сильно изменился внешне. В возмужавшем Озрике не каждый признал бы того шебутного паренька, что совсем недавно подбивал сослуживцев на авантюрную вылазку в цитадель вражеского города. Теперь в нём отчётливо читалась отцовская наследственность. При этом похожесть внешняя, выраженная в высоком росте и крепком телосложении, лишь подчёркивала похожесть внутреннюю. Посол Её Императорского Величества ещё сильнее утвердился в своём жизненном кредо прагматика. Искоса посматривая на далёкие шпили Астралора, он видел в них не тысячелетнюю историю или шедевры архитектуры, это была ступень. Очередная ступень на пути его возвышения. Мать часто рассказывала, что перед смертью отец пророчил ему великое будущее. Озрику, впрочем, не было дела до мечтаний почившего родителя. Ульфрик был ненавидим горожанами Мизорсбурга, его боялись простые солдаты и обожало семейство Хайницев. Отчим Озрика, Шон, был прямой противоположностью главнокомандующего - его любили все. Так любили, что когда заезжие разбойники посадили капитана городской стражи на перо в одном из тёмных переулков, местные труженики дубины и кинжала сами притащили их к воротам королевского дворца. Из этих историй молодой человек извлёк один-единственный вывод: кем бы ты ни был, что бы ни делал, всё равно однажды сдохнешь. И прожить жизнь так, чтобы не жалеть об этом - единственное, что остаётся в подобной ситуации. И Озрик решил посвятить свою жизнь любимому делу. Его всегда привлекала власть. Выросший в королевском дворце, видевший, как повелевают другие, ему кровь из носу хотелось оказаться на месте этих других. А всё потому, что Мизори была просто отвратительной повелительницей! Обладая возможностью вершить судьбы мира, она словно намеренно этого сторонилась: избегала излишней роскоши, пренебрегала церемониями и пирами, балами и турнирами, даже в любви она предпочитала исключительно простолюдинов, не думая ни о династических связях, ни о собственной репутации. Если бы Озрику только позволили занять её место! О, он бы навёл в Парараксе и при дворе порядок! - Чего задумался, Озрик-ага? - ехавший подле молодого дворянина орк лениво потянулся, разминая затёкшие ручищи. - Неужто о славной драке с остроухими? - Скорее о том, как их на эту драку вытащить, - ответила за молодого человека ехавшая рядом женщина. - Стены города зачарованы. Фокус, что мы провернули в Медной чаще, здесь не сработает. - А ты, стало быть, осадных дел мастерица? - усмехнулся вождь. - Надела доспехи и сразу в воины себя записала? Заместитель Архонта Лизетта в самом деле была облачена в полную стальную, с митрильными вставками броню. Доспехи были закрытыми, и любой не знавший некроманта посчитал бы подобное признаком неуверенности женщины в себе или проявлением страха. На самом деле опасения здесь были несколько иного рода. Колдунья была крайне бережливой, и во время длительных переходов берегла свою драгоценную плоть от воздействия солнца и ветра, а вовсе не от мечей и стрел. Доспехи поддерживали идеальную влажность и температуру, да и от колючих веток защищали исправно. Разве что широкополая бархатная шляпка с ними несколько дисгармонировала. - Роль мяса, в смысле воинов, с радостью уступлю тебе и твоим сородичам. Однако об этих стенах мне кое-что известно. Внешний ряд стен фланкирован, башни через каждые сто метров, средняя высота десять метров. Внешний и внутренний рвы шириной пять метров и, наконец, внутренние пятнадцатиметровые стены. Под городом расположен ещё один, населённый гномами, там же подземное озеро, к нему искусственно подведены несколько подземных рек. Город называется Рокфорт, он связан с сетью гномьих тоннелей, и через него пойдёт снабжение в случае осады. Хотя подземное снабжение может не понадобиться, даже с нашими силами взять Астралор в кольцо вряд ли получится. - То же мне, новости. Такое любой купец расскажет, ведьма, - оборвал Лизетту Ло-Мун. Исполняющая обязанности Архонта жестом остановила готовившегося вступиться за неё Феодора. Высший зомби нехотя повиновался. - Про расположение рун, уровень их заряда, количество прикреплённых магов, расположение щитов отрицания тоже расскажет любой купец? - некромант улыбнулась белозубой эльфийской улыбкой. - Хотя информация, разумеется, устарела века на полтора. Когда-то женщина была исключена из Академии за практику некромантии без разрешения, а чуть позже приговорена к исправительным работам за её повторное несанкционированное использование. Обычно подобного достаточно, чтобы молодой чародей взялся за ум и в дальнейшем действовал исключительно в рамках системы. Однако Лиз предпочла покинуть Святой город, перебравшись в одно из государств Чёрного Пояса. Тогда она даже не думала, что однажды ей представится возможность поквитаться с обидчиками. - Стены защищены чарами, но неравномерно. Чем дальше участок стены от пояса рун, тем больше магической энергии расходуется впустую, ну а внутренние стены вообще магией не защищены, – пояснила колдунья. - Они не несокрушимы, как все говорят, их вполне возможно сломать. Так что рисуй, девочка. Возможно, через год этой красоты уже никто не увидит. Фрида не мгновение оторвалась от блокнота, в котором уже красовался роскошный, обнесённый двумя рядами стен город. Сверкающий мрамором, песчаником и магически обработанным кирпичом, он походил на праздничный пирог, который оруженосец однажды видела на одном из пиров. Собственно, тридцать тысяч именинников уже спешили к пирогу, и девушка стремилась как можно скорее успеть запечатлеть его во всём великолепии. *** Оба человека использовали магию и поэтому, несмотря на почтенный возраст, сохранили силу и внешность тридцатилетних. Каждый из них был своего рода легендой на Континенте - великий герой, великий правитель, великий полководец. Истории их были столь же похожи, сколь образы различны. Джафар был облачён в мифрильную кольчугу, усиленную руническими пластинами, голову покрывал укрытый тканью остроконечный шлем с богато украшенной барницей, а забрало из бесцветной стали позволяло видеть смуглое лицо с тонкими усами и вьющейся чёрной бородкой. Мархет, такая же смуглая и статная, была на половину головы ниже и, несмотря на крепкое сложение и многолетний военный опыт, сохранила женственность и красоту, которыми восхищались далеко за пределами Великой степи. Её доспехи были не в пример тяжелее доспехов соплеменниц. Выполненные из чешуи и кожи дракона, они были укреплены драконьими же костями в районе плеч и груди. Драконья кость - магически активный материал, а посему зачарований на броне женщины было не меньше, чем у её спутника. - Первый раз вижу столь огромный город, - произнесла правительница амазонок, взирая на твердыню. - Это правда, что его воздвигли боги ещё до своей гибели? - Не факт, что боги, но вполне возможно, что при их участии. Очень уж много времени прошло, - ответил Джафар. - Меня беспокоит другое. Ты верно заметила, город огромен. Сколько тысяч жителей сейчас в нём? Сто? Триста? Шестьсот? Они сумеют без труда защищать стены на всей их протяжённости. Как взять подобную крепость? - Неужели герой, сразивший острозубого суслика, испугался городской черни? Эти солнышки только и умеют, что вопить о свете и справедливости, да резать себе подобных крикунов. Дай мне десять тысяч моих воительниц, открой врата, и я покажу, как берутся крепости! Смех мужчины был достаточно громким, чтобы оценить иронию, и достаточно тихим, чтобы женщина не решила, будто её высмеивают. Ведь воительниц у неё было всего четыре тысячи, а ворота открывать никто не собирался. Все в лагере Альянса Четырёх Ветров понимали, что даже приведя к стенам города самую большую армию за последнюю тысячу лет они не обеспечили себе стопроцентную победу. Их войско действительно больше напоминало армии эпохи орочьей империи или диктата амазонок, чем одно-двухтысячные контингенты, которыми преимущественно вели войны последние столетия. Четыре тысячи амазонок, шесть тысяч воинов Пустынной империи, десять тысяч орков и столько же солдат Параракса. И это не считая нежити, что пришла с некромантами, и их многочисленных слуг. Могли бы привести и больше, но всю эту орду нужно было кормить, лечить и обогревать. Благо климат в сердце светлой империи был благодушно настроен к захватчикам. - Как и местное население. Огромный лес в паре тысяч шагов от города! О чём они только думали? Здесь ведь дров на добрый год осады хватит! - Видимо, думали об эльфах, которые в нём жили. Хотя я бы их выселил. Как минимум сжёг его перед приходом врага, - ответил Джафар. - Наши враги слишком давно не брали в руки оружие и слишком долго полагались на приграничные укрепления и провинции. Победа не будет лёгкой, но я в ней не сомневаюсь! - Тогда за победу! - женщина отстегнула от пояса сделанный из шпоры молодой виверны сосуд и, сделав большой глоток, передала спутнику. На какой-то момент руки правителей соприкоснулись, и на Джафара нахлынули воспоминания далёкой юности. В ту пору он, как старший сын и наследник, прибыл в кочевья степных жительниц, дабы забрать в жёны младшую дочь тогдашней Первой атаманши. То была негласная традиция зарийцев и амазонок. На протяжении столетий аристократы обоих народов брали себе первым супругом младших детей соседнего племени. Такую жену или мужа не обременяли чёрной работой и строгими требований местных традиций, их задачей было родить и воспитать достойных наследников рода, а также вести управление землями второй половины, пока он или она находится в походе или уходит в кочевье. Мархет Джафар полюбил ещё тогда, полюбил с первого взгляда, и уже готов был увести её с собой, как случилось непредвиденное: обряд инициации, из поколения в поколение без труда преодолеваемый будущими атаманшами, провалили обе старшие сестры Мархет, сделав её единственной возможной наследницей. Традиции народов были неумолимы - наследник не мог сочетаться с наследником, ведь это лишало его права на престол, а отказаться от него означало уронить собственную гордость. С тех пор прошло около трёх десятилетий. Они утвердили свою власть, он в Великой пустыне, она - в Великой степи, сочетались браком и завели положенные по статусу гаремы невольниц и невольников. Однако в каждом пересечении взглядов карих глаз и каждом прикосновении смуглых рук чувствовалась неуёмная тоска о счастье, что волею судьбы было для них навсегда закрыто. - За победу, - произнёс Джафар, и рубиновая жидкость из смеси соков перебродивших ягод потекла по усам, крохотными алыми каплями срываясь на землю Астралора. То были не первые и не последние алые капли, что ей предстоит увидеть. *** Они пришли с востока. Тысячи воинов шагали по десяткам дорог в направлении единственной цели - Святого города, доселе считавшегося неприступным. В отличие от прочих, карета Её Императорского Величества Торвальд не возглавляла одну из колонн, а мирно ехала в самом сердце армии. Любоваться Астралором у Мизори и Мерль не было никакого желания, они видели его не один раз. Ну а военную часть традиционно возьмёт на себя Джафар. По крайней мере вопросы логистики. На императрицу же Параракса как всегда ляжет тяжесть по сглаживанию конфликтов между армиями Альянса и объединению столь различных созданий с непохожими целями в единый кулак, способный сокрушить любое препятствие! - Лучше бы ты бракоделов сокрушила, - покачала головой эльфийка, тщетно пытаясь свести пуговки на платье. С тех пор как на неё легли обязанности министра, она более не могла заниматься шитьём, и платья приходилось заказывать у дворцовых портных, частенько экономивших на материале. А ведь этот гад полчаса её обмеривал! - Просто королевская эльфийка слишком разжирела на государственных харчах, - усмехнулась Торвальд, наблюдая, как вспыхивает подруга, испуганно ощупывая бока. - Это абсолютно не смешно, Миз! Репутация твоего министра держится на нитках по десть медяков за рулон. Или ты забыла, что случилось на позапрошлом совещании? Моя честь была публично поругана из-за лопнувшей юбки! - Ну, во-первых, кроме тебя никто не огорчился, а во-вторых, возможно, стоило надеть трусы. - Но эльфы не носят трусов, Миз! - Тёмные носят. - Это единственное, что они носят! - она обиженно надула щёчки. - Или тебе нравятся подобные девушки? Императрица отрицательно покачала головой. Тёмные эльфийки ей не особо нравились. С ними было приятно выпить и потрепаться о мужиках, но попробуй только расслабься, раскрой им душу, они в неё непременно плюнут, и не спасут ни титулы, ни регалии. Как ни странно, последние вообще не притягивали людей, скорее отталкивали. Карета степенно катилась, слегка покачиваясь на знаменитых мостовых Астралора. Разговоры ни о чём, холодное пиво и флейта, на которой время от времени играла Мерль, отвлекали от тягостных мыслей. Возможно, здесь всё ещё остались те, кто помнил молодую Торвальд-студентку, носившуюся по окрестностям в поисках подработок. Наверное, было бы неловко, увидь они её сейчас во главе армии, пришедшей положить конец тысячелетнему правлению света на Континенте. Поэтому сейчас Тёмная Властительница старалась без лишнего повода не выглядывать из окна. Нет, осуждения она вовсе не боялась, но портить себе настроение не было никакого желания. Для этих целей у неё было аж целых четыре армии. Разумеется, затворничество не будет вечным, и через несколько дней солдаты разобьют лагерь, воздвигнут укрепления, местных сдадут с глаз долой на невольничьи рынки, а она сможет с чистой совестью гулять по знакомым местам, передаваясь ностальгии. *** С центральной башни дворца растянувшиеся на марше армии походили на многоглавую гидру, спускавшуюся с холмов, сверкая стальной чешуей. Император заламывал пальцы. Его не пугало число врагов, ведь чем гуще трава, тем легче косить. Однако слишком уж быстро они пришли под стены Астралора. Многие контингенты так и не успели собраться, пройти обучение и придти на помощь столице. Теперь эти многочисленные отряды по полусотне-сотне воинов совершенно бесполезны - к обложенному врагом городу им не подойти по отдельности. Да и вместе им вряд ли позволят собраться. Провизии в город свезли много, но, опять же, недостаточно, а стоит кольцу окружения сомкнуться, гномы взвинтят цены на транзит. Да и выращивать эту провизию будет непросто - часть страны в руках врага. - Где же я ошибся? - эльф на мгновение оторвал глаз от зрительной трубы. Его не испугала бы осада с последующим сражением под стенами, если бы она произошла этак через полгода. Изначально так и планировалось - достаточно было держать одну из вражеских армий, чтобы остальные не рискнули идти на приступ. Но кто мог предсказать трагедию Медной чащи? Множество умелых воинов пали бесславной смертью, и чаша весов теперь окончательно сместилась в сторону тёмных сил. Однако перевес ещё не значил победу. Город обнесён зачарованными стенами и гнусными уловками его не взять! - Посмотрим, что покажет осада, - сказал себе правитель, покидая башню. Он все ещё верил в хороший исход, в счастливую звезду эльфов. *** Шёл первый месяц осады. Стражи на стенах с содроганием наблюдали, как в нескольких тысячах шагов от них растёт и крепнет обширный лагерь. Разные палатки, белые, синие, из звериных шкур, а то и просто обложенные ветвями шалаши простирались на огромном расстоянии, скрываясь в лесу. Над всем этим пёстрым полем реяли дымки костров и звучали выкрики проводивших учения воинов, на отшибе копали очередную выгребную яму. Словом, нормальная жизнь осаждающей армии, с той лишь разницей, что вместо привычных требушетов захватчики строили какую-то странную штуковину из дерева и стали, которая не походила на осадную машину. А ведь они так ждали, когда враг начнёт строить метательные машины, чтобы используя собственные механизмы, куда более мощные и давно пристрелянные, разнести их в щепки. А эту штуку как разнести, коли она так далеко? Да и что это вообще такое? - Очередная богомерзкая техника, - пробормотал эльф-страж, поглядывая на своего напарника-гнома. - Нет, очередная богомерзкая магия! - возразил тот. Конструкция находилась в отлично защищённом бревенчатом строении со стенами и башнями, на которых располагались многочисленные метательные механизмы. - Техномагия это, - обобщил третий стражник, оказавшийся человеком. - Слышал, что эта штука во время войны с югом стены насквозь прошивала. - Как иголка? - уточнил гном. - Но у неё же конец тупой. - Это у тебя конец тупой, недомерок, - фыркнул эльф. - Она шариками стреляет. Как арбалет с желобом. Только он ещё не готов, желоб, пока только ободки сделали. Но ни на следующий день, ни через день желоб так и не появился, зато сама конструкция изрядно подросла и ещё сильнее укрепилась, обзаведясь осадными щитами и щитами отрицания. В действие же механизм пришёл утром первого дня второго месяца осады. Механизм заискрился электрическими разрядами, издал протяжный гул, и труба выплюнула стальное ядро, со страшной силой влетевшее в стену города. Охранные руны ярко вспыхнули, гася мощь удара, и снаряд мирно увяз в каменной кладке. - Ха! А ты говорил, насквозь прошивает! - съехидничали гном и эльф над своим более примитивным собратом. Тому оставалось только пожать плечами. Именно в этот момент механизм выплюнул ещё одно ядро. В этот раз руны не помогли городу, и с оглушительным грохотом ядро ударило в стену, превращая огромные блоки в мелкое крошево. В нескольких сотнях метрах послышался ещё один взрыв - похоже, ядро ударило во вторую линию стен. Стражники в панике носились меж зубцов, кто-то хотел бежать, кто-то - звать магов, кто-то требовал готовиться к штурму. Но штурма не последовало. Вместо этого в уже искалеченный пролёт ударило третье ядро, обрушив уже растрескавшуюся секцию. С тех пор обстрел стал каждодневным явлением. Ядра по три-пять штук ломали стены. Не помогали ни руны, ни попытки поставить более мощные щиты отрицания. Механизм использовал колдовство лишь для запуска снаряда, а дальше в дело шли законы физики. Разумеется, эти законы требовалось срочно отменить, но посланная на наиболее часто обстреливаемые участки группа магов вскоре сделала пренеприятное открытие - ядра были трехслойными, каждое состояло из внешней, отстреливающейся в полёте оболочки, ударной части и сердцевины, внутри которой было холодное железо, блокирующее любое контролирование. Дни продолжали свой неспешный бег, и с каждым днём всё больше брешей появлялось в городских стенах. Когда одна из секций превращалась в груду щебня, машина словно гигантская гусеница переползала на новую позицию, окапывалась и возобновляла свою чёрную работу. Казалось, что дни Астралора сочтены.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.