The Great Nothing +3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Эрнест
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Мистика, Психология, Повседневность, Даркфик, Дружба
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Насилие, Нецензурная лексика, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
планируется Драббл, написано 33 страницы, 16 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сборник драбблов о неком Эрнесте, разбавляющем свою жизнь адреналином, смертью и страданиями.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обезвоживание, нехватка сна, сумасшествие, наркотики - автор не пропагандирует, но тут что-то такое (а может всё вместе?) присутствует. Наслаждайтесь~

Часть 2

3 августа 2017, 20:33
Каким бы отморозком не был Эрнест, он всегда готов принять гостей. Неважно каких. Незваных встречал часто автоматной очередью или, когда настроение было поспокойней – отравой в чае. Единственные, избранные, несколько человек могли беспрепятственно жить в его доме. Если найдут его, конечно. Что дом, что хозяина.

Дом у Эрнеста был. Действительно был, а все остальные съёмные квартиры и комнаты являлись чем-то вроде перевалочного пункта – чтоб на улице под дождём не ночевать. Хотя и такое было.

Сам Эрнест просто постоянно перемещался, запутывая следы, сбивая с толку – в этом и состояла вся сложность – чтобы получить добро на «остаться у него», нужно было по малейшим зацепкам выйти на белобрысого хозяина. Это при том, что зацепки часто оказывались остывшим следом, а посему приходилось думать наперёд Эрнеста. Думать, как Эрнест. Что составляло пару главной проблеме – его мыслительный процесс являл собой что называется хаос, и только те самые несколько избранных людей могли наиболее точно предположить перемещения.

В принципе, этим избранным разрешалось без спросу вламываться в его логово, вот только в самых крайних случаях, а не если им просто лень искать что-то подходящее или тратить деньги.

Сегодня у Эрнеста «выходной». Тот самый день, когда он, спустя месяцы разъездов, наконец, переступает порог родного домишки.
Внутри темно, душно, застоялый воздух пахнет тяжёлой пылью и немного плесенью. Ещё бы, там целый сезон никто не появлялся, а постоянная сырость ельников, да и туманного леса в целом, сказалась на деревянной основе.

Эрнест скидывает на пол длинный плащ, переступает хлам на дороге и плюхается в огромное продавлено кресло, боком к коридору и лицом в окно с видом на густые деревья. Ближайшее время он будет потерян для всего мира – ему нужно побыть со своим миром наедине. Всегда так старательно скрываться, чтоб потом исчезнуть в своём доме, растворится в нём, стать его частью.

Но кто-то внезапно стучит в дверь.

Эрнест думает, что, наверное, с порога убьёт незваного гостя, но им оказались трое: Некромант, а с ним брат с сестрой. Девчонка выглядит помятой на фоне второго – тот как минимум должен был пережить конец света с таким видом. Все трое молча ждут вердикта.

- Мой дом всегда открыт для вас, - сокрушённо говорит Эрнест и пропускает их внутрь.

Оба бродяги просто заваливаются на диван и засыпают мёртвым грузом. Хозяин дома интересуется, откуда они такие красивые, на что был ответ:

- Твои тихие друзяшки не так уж просты и не настолько тихие.

Дальнейшие сутки они провели вчетвером. Впрочем, пока эти двое не проснулись, Эрнесту было нормально, хотя, в принципе, они не шумные и перед глазами не мельтешат, а поэтому с присутствием посторонних в доме можно было и потерпеть. Но оно раздражало, не отнять.

Первой проснулась девка. Она выкарабкалась из кокона одеял, скинула всё на брата и, поблагодарив, исчезла на пол дня. К тому времени проснулся Харальд, будто восстав из могилы.

- Самообслуживание, - сообщил Эрнест, всё также сидя в кресле. – Кухня направо.

- А где эта? – мужчина показал приблизительный рост сестры.

- Свалила ещё утром. В лесу волки, если что. И змеи.

- Змея змею не тронет.

Как-то так и завязался неспешный разговор.

Будучи всё-таки экстравертом, Эрнест быстро забыл об усталости, в то время как унылый Харальд всё больше и больше чах под словесным потоком. Хозяин дома так увлёкся, что речь превратилась в неудобоваримую мозгами кашу, из-за чего распсиховался, что его опять не понимают.

- Так, стоп, - перебил его порядком заколупавшийся Харальд. – Уложись в одно предложение.

- О, отличная идея, учитывая, что мысль, пытающуюся донестись до сознания, обработанную через призму моего взгляда на жизнь, переведённую в человеческую плоскость, найденную на задворках, а теперь всплывшую как одну из глобальных проблем современного мира, которая не может быть не замечена мной, но остаётся проигнорирована остальными, которую я пытаюсь объяснить другим, которые упираются, думая, что я несу хуйню, так как не могу оформить нормальным языком, из-за чего все считают меня конченым психом, что так, но не полностью, остаётся непонята даже тобой, потому что твой мозг устал и перестал переваривать информацию ещё тринадцать минут назад.

- В следующий раз ограничивай количество слов, - подсказал Некромант. – Хотя тоже не факт, что мозг не вскипит.

- Я понял, - коротко ответил Харальд и ушёл.

К вечеру вернулась младшая сестра. Все промолчали за принесённую в её руках дохлую птицу, особенно, когда она отдала её брату.
Следующим утром она снова исчезла, на этот раз приведя с собой кудрявую девушку, устало, но приветливо помахавшую равнодушному Эрнесту.

Через неделю жительства вместе, Эрнест не почувствовал тех самых необходимых ему расслабленности и отдыха, зато друзья неплохо повеселились, встряв в болото где-то посреди леса. Точней, потом было весело, а до этого нихрена. Но Эрнест благодарен, что пусть они и унылые рожи, всё-таки он их любит. И любил бы по-разному, просто ему не разрешают. А избранные – как боги, им только верить. Когда говорят, что у него нет ничего святого –врут, ведь родня богами и является.

Когда они ушли, хозяин дома даже пожелал им удачи, искренне пожелал, что бывает как Второе Пришествие.

Всё-таки друзья – единственное, что у него есть. Всё-таки у него есть семья. Всё-таки не всё в нём мертво.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.