The Great Nothing +3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Эрнест
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Мистика, Психология, Повседневность, Даркфик, Дружба
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Насилие, Нецензурная лексика, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
планируется Драббл, написано 33 страницы, 16 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сборник драбблов о неком Эрнесте, разбавляющем свою жизнь адреналином, смертью и страданиями.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обезвоживание, нехватка сна, сумасшествие, наркотики - автор не пропагандирует, но тут что-то такое (а может всё вместе?) присутствует. Наслаждайтесь~

Часть 12

18 октября 2017, 00:10
- Ты очень красивый.

Эта фраза въелась в мозг, будто кислотой выжжена на черепной коробке, и, казалось бы, что в ней такого, но есть же, есть ассоциации. Воспоминания. Слишком много их. Слишком ярких, старых и свежих. И они регулярно пополняются.

Эрнест ненавидит эти три слова. Они звучат постоянно, по-разному, на разных языках, но смысл один, эхом прокручиваясь в голове, пока парень нервно курит после… После услышанного.

Ему так говорят все. Поголовно. И он снова ненавидит общество со своими стандартами, ненавидит людей, ненавидит себя… Да что вообще эти ослы знают о ненависти?.. Что такое есть? А ещё удивляются, когда видят, как Эрнест кривится от каждого такого «комплимента», пытаются загладить вину и сыплют ещё больше подобной хрени, только усугубляя ситуацию – длинноволосый на это лишь устало прикрывает глаза – одно и тоже из раза в раз. Судить по себе как-то… глупо, не находите? Почему-то все считают, что потешить чужое самолюбие можно именно таким способом. Восславить генетику, похвалить хромосомы… Молодцы.

- Ты прекрасен, - шептали ему на ухо, пока пускали по кругу рыдающего мальчика.

- Он слишком на бабу похож! – Смеялись подростки, избивая того до полусмерти.

- Ты будто ангел, - приценивался покупатель.

- Ты похож на суккуба, - переговаривались наёмники, а их босс им отвечал: - Хуже, он как Люцифер.

Даже его жертвы, не подозревая о своей участи, восхищались.

- Ты невероятно красивый, - вздыхала потаскуха – она сама за ним увязалась.

На что Эрнест только сбрасывает одежду, показывая тощее тело: шрамы, рубцы, ожоги, ещё не затянувшиеся раны и гематомы – живого места почти нет. Зато лицо почти нетронутое. А на длинной шее фиолетово-лиловое ожерелье, как, впрочем, и на запястьях.
Он усмехается.

- Я отвратителен.

Когда-то он шарахался от чужих слов, в истерике раздирал себе кожу, до мяса, пытался перед зеркалом сорвать её, подцепив отросшими ногтями нижние веки, выцарапать такие редко встречающиеся глаза… Чтоб перестать слышать это проклятое «прекрасен». Он с детства чувствовал себя каким-то редким зверьком, на которого люди смотрят с завистью и интересом. Но почему-то никто никогда не отмечал, сколько труда вложено в его личность. А потом что никому это не надо. Фантик же привлекательней, а там вникать нужно.

Со временем это прошло. Научиться использовать свои данные вещь полезная. Теперь, сказавший эту фразу для себя выбирает кто он – лжец или фанат? Ведь от этого зависит, как его убьют.

Россыпь свежих кровоподтёков украшает побледневшие шрамы. Как людям может нравится то, что запятнано очень многими? То, что практически мертво и живёт лишь по инерции ударов сердца? Парень никогда не следил за своим телом, добивая его никотином и алкоголем. Изредка наркотиками, когда совсем уж паршиво – всё-таки он не настолько слабак.

Эрнест видит своё отражение в витринах магазинов и ему тошно.

Эрнест по-прежнему ненавидит зеркала, однако каждый раз опасливо подходит к ним, рассматривая новое увечье – он улыбается отражению, а оно ему – нет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.