Лис-социофоб

Джен
R
В процессе
85
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
115 страниц, 22 части
Описание:
AU. Моё имя Николас Уайлд, мне на данный момент 32 года и я по своей природе лис. Но я не похож на остальных моих собратьев. У меня есть отличительная черта: я – социофоб (в первой главе поясняется, кто это такие, если кто не знает значения). Обычно такое качество имеют в основном травоядные, но я – лис. Хищник. И это моя история поступления в полицейский департамент. Крайне трудная история, я бы сказал, наполненная переживаниями и трудностями на пути к лучшей жизни. Если вообще доживу до неё.
Посвящение:
Замечательным фанатам этого замечательного мультфильма.
Примечания автора:
В этого лиса я фактически вложил себя и свою душу, ведь мы с ним похожи. Вероятно поэтому мне достаточно легко описывать его поведение.

.

Все мы по-разному ведем себя, сталкиваясь с травмой и тоской. Одни — свирепствуют, другие — тихо консервируют боль в себе, прячут глубоко, где она зреет и разрастается.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
85 Нравится 243 Отзывы 16 В сборник Скачать

Глава XX. Контакт

Настройки текста
Солнце уже практически находились в зените. Приближалось время обеда. Во всяком случае для остальных сотрудников департамента. Кто-то шёл в местный буфет, кто-то выбегал в ближайшие магазинчики или лавки с быстрой едой. Я же, не имея в карманах ни гроша, рассчитывал только на закалённый пустотой желудок. Рассчитывал, что он не начнёт переваривать сам себя, пока я не найду хоть какой-то источник пищи. Обычно я бы и не упомянул про свою потребность в еде, ведь я уже привык к голоданию. Но то, что к нему привык я — не значит, что к нему привыкли окружающие меня звери… — Ты не будешь идти на обед? — над монитором показалась мордочка Милены. Мои глаза инстинктивно обратили внимание на источник движения, и мы замерли, уставившись друг на друга. Мать моя песец… Я не мог не то что ответить, а даже сделать вдох. Внутри всё сжалось, меня будто парализовало. Лишь голова оставалась подвижной. Абсолютно неестественно, будто робот, я отрицательно помахал ею. Глаза мои при этом оставались на напарнице. — Ну ладно, как хочешь, — слегка расстроенно ответила она и направилась к дверям. Я так и остался сидеть в том же положении, уставившись туда, где недавно была её мордочка. И почему внешний вид этой лисицы для меня сравним с гипнозом?.. Фух. Вышла. Можно перевести дух. Аж задышал полной грудью. Я хоть и часто по жизни переживаю насчёт чего-то, но сложившаяся ситуация переходит все границы. Если так оно и будет дальше, то мне и впрямь придётся либо увольняться, либо просить у шефа на коленях, чтобы нас разделили. Первое звучит проще… Прошло минут десять, за это время я успел немного расслабиться и более эффективно погрузиться в работу. Пока Милены нет, у меня есть отличный шанс в спокойствии сделать большую часть требуемого. Поэтому я выкладывался на полную. Ещё один десяток минут миновал, прежде чем я услышал за дверью знакомые голоса. Расслабление резко сошло на нет, как и моя продуктивность. Я попробовал прислушаться, но кроме того, что голоса принадлежали самкам, ничего не смог разобрать. Поэтому просто замер и тихо сидел в томительном ожидании, пока кто-то всё же не войдёт ко мне. Дверная ручка дёрнулась, и я вместе с ней. В кабинет вошла Милена. Я же пытался делать вид, что продолжаю работать и не отвлекаюсь на внешние факторы. Боковым зрением было видно, что она медленно приближалась ко мне, держа что-то в лапах. С каждым её шагом становилось страшнее. И вот она, уже совсем рядом, аккуратно положила это «что-то» на стол с моей стороны. Медленно, стараясь не двигаться, я отвёл глаза от бумаг, дабы взглянуть на этот предмет. Шаурма?.. — Я не знала, что тебе взять, поэтому взяла то же, что и себе… — с явным смущением в голосе сказала это она. Милена-Милена… Девятнадцать лет прошло, а вкусы не поменялись… Попытка отблагодарить напарницу за столь щедрый и очень нужный мне подарок не увенчалась успехом. Вместо «спасибо» у меня вышло какое-то мычание, не то испуганное, не то радостное. Боже, какой я идиот… Надеюсь, она поняла… Как бы то ни было, Милена села обратно за свою часть стола, чтобы продолжить разгребать бумажки. Обед-обедом, а работа сама себя не сделает. Теперь уже от выполнения поставленной на сегодня задачи меня отвлекала лежащая в паре десятков сантиметров еда. Живот крутило, пасть мечтала что-то пожевать, а я боялся. Боялся сделать что-то не так: чавкание, вываливающиеся ингредиенты, запах, как изо рта, так и в целом — всё это меня останавливало. С другой стороны, если я не съем и шаурму и Милена это увидит, то подумает, что я не оценил её щедрости. Палка о двух концах… Что ж, из двух зол выбирать нужно меньшее, и я осмелился потянуться к так сильно манящему меня мясу в лаваше. Коготь мне в подушечку, что за вкус!.. После всех этих мучений с объедками, а потом — с не очень приятной на вкус морковью, спустя столько времени некогда любимая мною шаурма заиграла ещё более яркими красками. Даже не смотря на то, что уже слегка остыла. Я забыл обо всём вокруг. Даже нахождение рядом Милены уже не так сильно меня пугало, ведь я поедал, как мне казалось, пищу самих богов. Вот это да… Я наелся! Не помню, когда в последний раз такое было. Целая шаурма оказалась для меня даже чутка великоватой. Ел я её, конечно, не очень аккуратно, но оно и не мудрено. К счастью, в комплекте шли салфетки, которые кое-как спасли ситуацию, а после чего отправились в мусорное ведро, прихватив с собой целлофановый пакет. Ну, а теперь… время продолжать работу.

***

Закончив с очередным десятком бумаг, мне понадобился компьютер. Для работы, естественно. Отъехав на стуле чуть назад, я стал глазами искать наиболее вероятную кнопку включения на системном блоке. Найдя таковую, мой палец потянулся к ней и нажал. Компьютер включился — в кабинете сразу стало чуть шумнее. Экран загорелся, поприветствовал меня, а после запустил загрузку системы. «Winzoows 10» — красовалась разноцветная надпись. Работа за компьютером была для меня крайне непривычной. Лапы настолько отвыкли от клавиатуры, что в скорости набора текста я мог посоперничать разве что с ленивцем. Но другого выхода не было, нужно адаптироваться, ведь за монитором мне ещё не раз предстоит работать. Спустя ещё где-то полчаса я услышал, что моя напарница тоже перешла от ручки с бумагой к мыши и клавиатуре. Было ли включение компьютера вынужденной мерой или она просто захотела скрасить досуг в интернете — мне неизвестно. Да и почему меня это должно волновать? Лучше поскорее закончу со своим барахлом.

***

Тем временем день близился к вечеру. Как и моя работа близилась к завершению. По правде говоря, я успел привыкнуть к окружающей обстановке. В молчании сидеть не так уж страшно, особенно, когда мы не видим друг друга. А пальцы за пару часов немного освоились в клавишах, потому и работа шла быстрее. Вскоре мне оставались последние штрихи до конца. На часах было 17:21, так что я ещё даже сумею убить время на перебирание страниц интернета. Решил почитать новости, но, к сожалению, ничего интересного для себя там не почерпнул. Стал заходить в соцсети, параллельно вспоминая пароли. Спустя несколько минут возни я всё же сумел войти туда, куда хотел. Inzoogram, Muzzlebook (Морда-книга), что ещё? Больше и не надо. Даже удивительно, как у меня вообще сохранились странички там. Видимо, пришёл час активнее там заседать, потому что на моём телефоне это делать было трудно. Что там, что там — пустые профили, даже без аватарки. К чему это всё? Кому до меня вообще есть хоть какое-то дело? Ноль подписчиков, ноль друзей, ноль информации. Если не считать имени. Листая очередной десяток публикаций из групп, на которые я когда-то подписывался, мне на Muzzlebook пришло сообщение. Я очень удивился, ведь это было первый диалог за семь лет существования моего профиля. Был даже небольшой страх смотреть, что там. Хотя в глубине души я понимал, что это, скорее всего, обычный спам. Как бы ни так. Кликнув на вкладку «Сообщения» мир для меня на мгновение замер. Я не верил своим глазам. Сообщение было отправлено зверем, сидящим в паре метрах от меня. Подобное могло произойти разве что в моих мечтах. Сама написала мне. Первой. И правильно сделала. Видимо поняла, что живым общением меня не разговорить. М: Привет. — всего одно слово, а сколько эмоций. Неужели я смогу с ней нормально поговорить? Дрожащими лапами я стал набирать ответ: Н: Привет. — главное — спокойствие. Не отпугни её. Общайся так же, как и она с тобой. М: Как ты?.. Н: Живой, вроде. — попытался я одновременно и не соврать, но и не сказать всей правды. — Сама как? М: Тоже не мёртвая, как видишь… — нужно было срочно что-то предпринимать, а иначе разговор зайдёт в тупик. Н: Как ты меня нашла? М: Было непросто, но я ведь детектив со стажем, не забывай) — мне нравилась эта скобочка в конце. При виде неё сам невольно начал улыбаться. Н: Звучит угрожающе…) — по ту сторону экрана вновь послышались нежные нажатия клавиш. М: Не волнуйся, тебе нечего бояться) Я решил снова задать вопрос для поддержания разговора: Н: Как тебе наш департамент? — и понеслась. Всего одно правильное сообщение, и вот мы уже во всю разговорились, прыгая от одной повседневной темы к другой. Так и произошло наше второе знакомство. По сути, я сорвал джекпот, ведь она мне написала первой, так ещё и разговор шёл неплохо, хотя мы и обсуждали ерунду. До одного момента… М: Удивительное совпадение, правда? Н: Ты о чём? М: Спустя столько времени мы встретились… Даже не думала, что увижу тебя вновь. Н: Будто я этого ожидал… М: Ты это… Если обижаешься на меня за что-то и поэтому не разговариваешь в жизни, то прости… — эх, знала бы она, что не всё так просто. Хотя нет, лучше не надо… Н: Всё в порядке, что ты. Почти 20 лет прошло, какие обиды могли остаться? М: Тогда почему ты со мной не разговариваешь? — хороший вопрос, Милена! Но ответ тебе лучше не знать. Н: Это сложно объяснить… — я стал как можно скорее искать способ избежать продолжения этой темы. Сделать это у меня получилось достаточно легко — просто взглянув на время. — Ой, совсем забыл, мне ведь после работы нужно срочно бежать домой. Приятно было поболтать, но мне пора уходить. М: Эх, жаль… Но мы ведь ещё сегодня спишемся? — этот вопрос ввёл меня в ступор. Дикое желание общения с ней, но в то же время страх продолжения той самой темы. Хотя… какая разница, если возможности написать у меня всё равно не будет. Н: Не знаю, у меня с телефоном проблемы… — а что я скажу? Что ещё даже не знаю, где буду ночевать? М: Ну ладно, тогда пока… Н: Пока… Написав своё последнее сообщение, я стал разбираться, как здесь выключается компьютер, ведь прежде я никогда этого не делал. К сожалению, в спешке мне не удалось этого понять, поэтому пришлось сделать тоже самое, что и при включении. После чего я пулей вылетел из кабинета, быстрым шагом направляясь к выходу из департамента. Увы, но Джуди я по пути не встретил, а дожидаться её у участка было бы глупо. Тем более, когда в любой момент оттуда может выйти та самая, которой я к тому же наплёл, что куда-то спешу. Ждать бывшую напарницу у её же дома, чтобы там переночевать — верх наглости, на мой взгляд. Ничего не оставалось, кроме как направляться в старую добрую коробку. Рисковать возвращаться в участок я не желал, да и как это будет выглядеть со стороны? Свежий и уже чутка прохладный воздух. Первое время ему радуешься, но когда осознаешь, что будешь дышать им всю ночь — радость быстро сходит на нет. Эх, когда там уже первая зарплата?.. Выбора нет, я выдвинулся к уже знакомому мне переулку. А пока я шёл, то пытался всё переварить. У меня не укладывалось в голове то, что начало происходить в моей жизни после становления в ряды полиции. Сначала первое за девятнадцать лет сближение с кем-то, помимо матери, потом встреча с отцом, которого никогда не видел, а теперь работа в одном кабинете с любовью всей моей жизни, которая, к тому же, сама пытается со мной заговорить. Удивительно, как жизнь за полторы недели может преподнести больше, чем почти за всё время. Сентябрь. Вечер. Пустая дорога, тротуар такой же. Лучи солнца пробиваются сквозь желтеющие листья деревьев на той стороне улицы, в то время как красочные здания справа от меня ловят их на себе, наливаясь ещё более яркими красками. Зверополис сегодня такой пустой… И такой красивый… Злополучный переулок был уже совсем близко, буквально лапой подать. Но тут, ни с того ни с сего, из него начал выкатываться зелёный мусоровоз. Я остановился. Остановился и просто смотрел, как он поворачивает в мою сторону и медленно проезжает мимо. Смотрел до тех пор, пока он вовсе не исчез из поля зрения. Я вновь взглянул в сторону переулка с угнетающим волнением. Вот уже и дома не такие яркие, и солнце ушло за облака. Неуверенным шагом мои лапы повели меня дальше. Заглянул за угол — пусто. Здесь тоже никого не было. Как и моей коробки. Опасения подтвердились — я снова без укрытия. Отлично. Может это и к лучшему. Найду себе местечко получше. Но проблема заключалась в том, что с каждой минутой становилось темнее, и, как следствие, опаснее. Времени было в обрез. Искать что-то в тёмном незнакомом районе было задачей не из простых. Мало того, что шарахался каждого звука, так ещё и заблудиться не составляло труда. И если сами улицы выглядели ещё более-менее, то дворы — сущий кошмар. Ободранные стены, отсутствие понимания границы дороги и вечного болота, детская площадка прямиком из фильма ужасов, выбитые на первых этажах стёкла, а о последних лучах солнца не приходилось и мечтать. Весь этот ансамбль ужаса дополняла постоянная вонь, не то от канализации, не то от забитых доверху труднодоступных мусорных баков. А ведь я не совсем далеко от центра города отошёл… Перепрыгивая через очередную лужу зеленоватого оттенка, я увидел вдалеке первых встретившихся мне в этой окрестности живых существ. За таким типичным дворовым столом чёрного цвета сидели и попивали пиво с виду молодые медведь и жираф. При том, в одинаковой одежде — белая майка и красные шорты. Я не особо хотел привлекать их внимание, поэтому попытался прокрасться мимо, прячась за хаотично припаркованными автомобилями. — Эй, мужик, — свистнул мне медведь пропитым голосом, — ты чё там ныкаешься? Давай к нам, не укусим, — предложение меня не очень привлекало, но когда я выглянул из-за очередной машины и увидел пухлого улыбающегося медведя, машущего мне лапой, то задумался. Жираф, к слову, сидел спиной и никак не реагировал на действия товарища. Идти или не идти? Положение у меня не лучшее — ни денег, ни крыши над головой. А они, вроде как, где-то тут живут… Поверить не могу, неужто во мне стала просыпаться лисья хитрость? Я ведь просто хочу где-нибудь переночевать… Пришлось откликнуться на предложение медведя. Неспеша, смотря под лапы, потому что здесь это важно, я направился в их сторону. Косолапый в это время продолжал что-то рассказывать неподвижно сидящему жирафу. Замолк лишь тогда, когда я оказался уже совсем близко. — Здорова, рыжий! — протянул он мне свою большую лапу. Я с лёгкой опаской ответил тем же. — Присаживайся, — он чуть подвинулся, но этого «чуть» мне вполне хватило, учитывая размеры медведя и скамьи, на которой он сидел. Кое-как мне удалось забраться на неё, и он продолжил: — Нечасто тут у нас встретишь прохожих, а уж тем более в полицейской одежде. Ты как забрёл сюда, друг? — пёс подери, я и забыл. Как же неудобно таскаться всюду с этой формой. Я бы мог ему ответить, что он неправильно обращается к представителю правопорядка, но кто-то действительно верит, что я способен на подобное? Вместо этого мне пришлось лишь неуверенно попросить о первом, что пришло в голову: — П-представьтесь, пожалуйста, — с максимально возможной серьёзностью в голосе произнёс я. — Зови меня ДЖОРДЖ СЛИВА! — заорал он, стукнув бутылкой по столу на букве «с». — Слива — это не фамилия, а кликуха. А знаешь почему? Если есть на этой поганой планете что-то съедобное, то Слива смешает это со сливой, и это будет вкусно! — с чувством гордости вещал Джордж. — В основном я конечно говорю о напитках, если ты понимаешь, о чём я, — подмигнул он, толкнув меня локтём в бочину, — но со жратвой тоже могу чё-то намудрить. А это — Костян, — указал он на жирафа напротив нас. — Костян у нас незрячий, так что не обессудь паренька за его неактивность, — так вот в чём причина его неподвижности… — Костяныч, не молчи, познакомься с товарищем полицейским. — Я великий и слепой, я ничего не вижу…* — протянул жираф, после чего они вдвоём заржали, как лошади. Я же сидел в недоумении. — Ахахпхаха, Костян, жаль мент твоего рофла не выкупил, — продолжали угарать они. Прошёл ещё с десяток секунд, прежде чем друзья окончательно не успокоились и не смогли продолжить свою речь. — Ладно, если серьёзно, то кличут меня Константин Высокий, и главные мои враги — это низкие проходы, — сказал монотонно жираф, будто это была его заготовленная речь для представления. Он протянул копыто вперёд себя, но дотянуться до него, хоть убей, я не мог. Слишком уж оно было высоко. Медведь это понял и пожал его вместо меня. После этого вновь обратился ко мне. — Ты, наверное, спросишь, почему у нас одинаковые шмотки? — я ничего не говорил, а просто пребывал в небольшом шоке от происходящего. Но Джорджа это не остановило. — Так как Костян у нас «великий и слепой», то ему приходится полностью доверять моему вкусу в одежде. Да, Костян? — стукнул он его в плечо, посмеиваясь. Жираф немного дёрнулся, так как, похоже, не ожидал прикосновений. — Похихикай мне там, похихикай… — немного настороженно, но тоже с улыбкой произнёс Высокий. Вообще он старался лишний раз не двигаться, пасть открывал да и всё. — Тебя-то как звать, кентик? — взглянул на меня Джордж. Я сглотнул. С представлениями у меня есть некие трудности — я на них обычно лажаю. Вновь вдохнув как можно больше воздуха, стараясь при этом быть расслабленным, я собрался с мыслями, произнёс сначала каждое слово в голове, и только после этого на выдохе промямлил: — Офицер… Николас… Уайлд… п-полицейский… департамент… номер… один… — хотя и медленно, зато практически без запинок. — Мужик, ты чего? Не переживай так, всё будет хорошо. Ты, главное, дыши, — похлопал меня по спине Слива. М-да, я как обычно. Немного отдышавшись, у меня получилось стабилизировать поступление воздуха в лёгкие. Хотя стыд за себя не проходил. — Я в порядке… — кое-как удалось мне выдавить. Если бы я взглянул на себя со стороны, то точно не поверил бы. Лапы не могли найти себе места: то на скамейке, то скрещены, то на столе. Взгляд был рассеянным и устремлённым куда-то вниз. Я и сам не знал, куда именно. Каждый сантиметр моего тела выдавал мою неуверенность и дискомфорт. Хотя жираф не вызывал у меня волнения. Наверное, сказывалась его «особенность». Прямо как тогда с Брук. Ребята предпочли мне поверить и как ни в чём не бывало продолжили общение. В основном они общались, конечно, между собой, лишь косвенно замечая моё присутствие, но так оно было даже лучше. Принимать непосильное участие в разговоре я не очень хотел, да и не то что бы мог. Просто слушать — другое дело. Тем более, когда речь идёт об интересных историях из жизни. — Николясик, ты ведь не в курсе, как наш Костяныч слепым-то стал? — внезапно, после рассказа десятого анекдота, обратился ко мне Джордж. — О-о-о, ну ты вспомнил… Хах, да… — не то весело, не то грустно произнёс Высокий. Я отрицательно махнул головой, в предвкушении остросюжетного боевика…

***

Дело было лет десять назад. Мы с Костяном, мелкие и гадкие проныры в самом расцвете полового созревания, замыслили провернуть очередное очень интригующее нас дело — пробраться в клуб нудистов. Всё продумали: нашли чёрный ход, рассчитали время, когда уборщик выносит мусор, оставляя дверь открытой, нарыли где-то пару биноклей и даже частично узнали план здания! Клуб был новым, интернет в то время уже входил в массы, а наше желание чего-то запретного было огромным. По названию клуба мы нашли его сайт, вместе со всей необходимой информацией. И вроде бы всё идеально спланировано, но почему-то наши глупые детские мозги не учли одной «маленькой» детали — размеры Костяна. В свои одиннадцать он уже был выше моих родителей. Это и сыграло с ним злую шутку. Настал день Икс. Солнце сияло, как никогда. Мы уже стояли на нашей позиции и выжидали уборщика с пакетом мусора. Вышел, как по часам. Только этот рогатый олень свернул за угол, как мы сапсаном залетели внутрь, попутно вспоминая, куда нужно идти после этого. Узкие коридоры слева да справа, впереди же прямой выход в саму зону нудистов. — На экране всё выглядело проще, — шёпотом подметил Костян, после чего со всей силы ушатался об потолок, — и выше… Я мысленно поржал с него, но не стал сильно отвлекаться. Уборщик вот-вот вернётся. Взяв поглаживающего свою голову Костянчика за футболку, я вместе с ним рванул направо. Дорога упиралась в стену, заворачивая налево. Мы повернули. И увидели первое препятствие. Справа была стена, как и раньше, а вот слева — только её половина. Выше середины уже не было ничего, кроме нескольких опор. Шикарный вид был, но это не то место. Наша точка находилась на втором этаже, а лестница — в конце коридора. — Пригнись, — шепнул я, — если, конечно, не хочешь спалиться. — Попытаюсь… — звучало ненадёжно, но мне тогда было плевать. Я решил пустить Костяна вперёд под предлогом, что старшим надо уступать. Ну и что, что на полгода? Старше ведь! Он чё-то там пытался отнекиваться, но я был настойчив. И мы двинули. Чуть ли не ползком. На полпути я заметил, что башка моего дружка-жирафа всё же немного торчит, поэтому сообщил ему об этом: — Костян, ниже! Тебя может видно! — опять же шёпотом, но на чуть более повышенном тоне приказал я. Но было уже слишком поздно. Уши услышали визг какой-то самки. Было ясно — дело дрянь. Мы аккуратно выглянули и увидели несущуюся на нас голую слониху. Под ней даже земля тряслась. Мы обделались. Хотели побежать, но не успели. Она схватила Костяна и стала орать: — Мелкие извращенцы, попялиться пришли?! — думали, отделаемся руганью и криками. Ошибались. Сумасшедшая слониха стала своим хоботом высасывать ему глаза. — Чтоб больше не увидел ничего лишнего!!! — под душераздирающие вопли Костяна кричала она. Но сам он тоже не промах — стал сопротивляться и колотить её копытами. Осознав весь ужас ситуации, я тоже решил вмешаться и начал пытаться дубасить её по самым «уязвивым» местам. Но что дети могли сделать против огромного зверя? К тому времени уже все остальные посетители клуба смылись, а охрана наконец-то соизволила отреагировать на происходящее. Три лося подбежали к нам и стали разнимать. Пытались оттащить слониху от Костяна, который всё это время не прекращал орать от боли. Но эта тварь так просто не сдавалась, умудряясь даже отбиваться от них. Картина сложилась такая: три больших лося и один медведь сражались с ещё большей слонихой, которая в это время держала за шею ребёнка-жирафа и высасывала ему глаза. В конце-концов кому-то из лосей пришло в голову бить по хоботу. Отойдя в сторону, он разогнался и своими огромными рогами влетел прямо в цель. Теперь уже заорала слониха. Костян соскочил и улетел в сторону. Я кинулся за ним. Он лежал на траве и бился в конвульсиях. По морде текла кровь. Продолжал кричать и старался копытами закрыть глаза. — Костян, ты как?! — задал я максимально тупой вопрос. — Глаза! Глаза!!! — разрывалась его глотка. Я всё понял и, достав дрожащими лапами телефон, стал набирать девять-один-один. Пока я ждал ответа диспетчера, один из лосей подбежал к нам, бегло оглядел скулящего и съёжившегося Костяна, а потом куда-то умчал. Спустя ещё секунд пять трубку наконец-то сняла самка с приятным, но довольно уставшим голосом: — Девять-один-один, что у Вас случилось? — Скорее!.. Скорую!.. В клуб этих… ну, голых!.. — в панике запыхался я. Не каждый день видишь, как братану глаза высасывают. — Отряд скорой помощи уже недавно был туда вызван вместе с полицией. Ожидайте, — не знаю, должно ли было её парить, что из клуба нудистов звонит пацан с ещё неуспевшим сломаться голосом, но судя по ответу ей было ваще фиолетово. Трубку диспетчер повесила, а я продолжил поддерживать связь с увядающим Костяном. Спрашивал у него что-то, но в ответ получал только неразборчивые вопли. Ну, он хоть пытался говорить — это радовало. Вскоре уже и лосяра вернулся с большой аптечкой в лапах. Подкатил на коленях к телу жирафёнка, открыл этот белый ящичек, достал оттуда бинты и какой-то шприц. Сначала вколол Костяну что-то, а после приподнял его голову и стал обматывать на уровне глаз…

***

—…Спустя минут пять примчала скорая и забрала Костяна, в то время как на меня орали охранники. Чуть позже приехала полиция. Лоси обрисовали ситуацию двум полицейским-носорогам, и даже я участвовал в этом, дополняя что-то. Правда на вопрос о том, что мы делали в клубе нудистов одни и в одежде, я ответить, к сожалению, не смог. В любом случае, сумасшедшую слониху посадили, и надолго. Клуб после нашего случая терпел убытки и был на грани закрытия. Не в курсе, что с ним сейчас. Костян же пролежал в больнице несколько дней, а потом заново учился жить, но уже без глаз. Пересилить себя и увидеться с его родителями после этого у меня так и не получилось. Но зато Костяныч не растерял своей рофляности! Даже после этого остался норм пацаном, с которым можно нормально поугарать или позатирать за жизнь! Да, Костянчик? Костянчик?.. — ноль реакции со стороны жирафа. — КОСТЯН! — повысил голос медведь, стукнув бутылкой по столу. — А, что? Кто здесь? Где я? — видно, по старой привычке, он стал оглядываться по сторонам. — Ты всё ещё там же. С нами, — спокойно выпалил Слива, слегка ухмыляясь. — Спасибо. А теперь поподробнее, где «там» и с кем «с нами»? — чувствую, если бы он мог, то сейчас бы закатил глаза. — Джордж Слива и местная гроза полиции — Николясик Дикий собственной персоной! — с улыбкой до ушей подмигнул мне медведь. Так меня ещё никто не называл. Мне даже нравилось, хотя и правдой это далеко не являлось. — Так ты сам-то чё… при патруле заблудился? — спросил меня Джордж, отпивая при этом пива. — Будешь? — протянул он мне бутылку. — А зря… — и продолжил заливать в себя алкоголь, даже не дождавшись ответа. — Но я ведь даже не успел ничего сказать… — немного расстроенно протянул жираф. — Да я ж не тебе предлагаю, Костянчик. Ты у нас больше не пьёшь после того разбитого окна на втором этаже, — медведь сначала взглянул на меня с лёгкой улыбкой, а затем лапой указал направо. И впрямь разбито. Кому-то не повезло. Высокий что-то пробубнил себе под нос, и повисла тишина. Слива опёрся лапой о стол и, отпивая из бутылки, уставился на меня в ожидании чего-то. Ах, да, мне же задали вопрос. Глаза забегали в разные стороны. Я снова запереживал. Так, возьми себя в лапы. И просто ответь. Ты справишься. — Моя смена уже закончилась, — на выдохе, с удивительной для себя чёткостью, произнёс я. — Что ж ты тогда тут делаешь? Место для вечерней прогулки ведь не самое лучшее, — теперь у меня стоял выбор: сказать правду или умолчать о ней. Более выигрышным выглядел первый вариант, поскольку будет шанс переждать ночь в тепле. Не откажут же они полицейскому?.. Стоп, Ник, что с тобой? Разве правильно ТАК пользоваться своим положением? С другой стороны… — Ищу, г-где укрыться на ночь… — с максимальной грустью в голосе всё-таки произнёс я. — Тяжёлые времена? Эх, понимаю… — медведь огляделся вокруг. — Уже и стемнеть успело. Мы собираемся продолжить посиделки у нас на хате. Не тушуйся, присоединяйся, — хлопнул он меня по спине, улыбнувшись. Я попытался улыбнуться в ответ, но по-моему вышло неважно. Как я мог не воспользоваться такой возможностью? У меня получилось! Сам не знаю как, но я нашёл себе крышу на эту ночь! Мы со Сливой встали, и пока он обходил стол, чтобы помочь Косте сделать тоже самое, я просто болтался в сторонке. Медведь дал ему обычную продолговатую палку, чтобы тот мог как-то ориентироваться, подозвал меня, и мы все вместе пошли к их подъезду. На подходе к ступенькам Джордж предложил Высокому помощь в их преодолении, но жираф резко отказался. — Сам справлюсь, — улыбнулся Костя. После этих слов он остановился у начала ступенек, палкой постучал по каждой из них, а затем резким движением переступил все шесть сразу. И хотя для него они были невелики, выглядело это всё равно эффектно. Слива посмеялся и показательно громко похлопал. Поднявшись с Джорджем как нормальные звери, мы все вместе вошли в страшного вида подъезд. Внутри стоял типичный для подобных домов запах сырости. Не скажу, что он был ужасен, скорее даже навевал приятные воспоминания из детства. Потолки были довольно высокие, но для Кости всё равно было недостаточно. Как он тут уживается? Лифт. Плохой. Серьёзно. Но я и не ожидал чего-то сверхъестественного, не нужно забывать, где мы находимся. Ждать его пришлось долго, и всё для чего? Подняться на второй этаж. Не будь с нами слепого, это выглядело бы странно. Двери с устрашающим звуком открылись, и мы вышли. По две квартиры с двух сторон. Нам направо. Слива достал ключи, вставил в замочную скважину и отворил дверь. Не слишком ужасная, но и не слишком хорошая — вот точное описание их квартиры. Всё в серых тонах. Слева коридор заворчивает направо и уходит на кухню, по пути оставляя место для туалета с ванной, а прямо и справа — две небольших комнатушки. Хотя я, находясь здесь, ощущал себя, будто хомяк в Лисьем Квартале, поэтому небольшими они были только для моих новых знакомых. Обои облезлые в некоторых местах, мебели мало, сама она не первой свежести, к лапам с пола что-то цепляется, но зато ничего не захламлено. Обуви при входе нет, да и на полках (по крайней мере на тех, что я мог увидеть снизу) был идеальный порядок, ничего лишнего. Полагаю, дело копыт Кости. А как иначе, если даже зрячие звери иногда не могут что-то найти в своём беспорядке. — Ты проходи, не стесняйся, — прервал мои мысленные рассуждения Джордж, —чувствуй себя как дома, — да уж, знал бы он, что в моём контексте эта фраза звучит крайне странно. Слива мне провёл небольшую экскурсию. Показывать было особо нечего, но всё равно приятно. В комнате справа — пара диванов друг напротив друга, в левом дальнем углу стол со стареньким компьютером, а по правой стороне — шкаф вдоль всей стены. В центральной комнате… …Теперь я понял, чьи окна оказались разбиты. Какая меткость, Константин… Специально, небось, выцеливал… …В центральной комнате очень пусто, если не считать огромной одноместной кровати вдоль всей левой стены. Такая подойдёт разве что, какая ирония, жирафу… На кухне же вдоль правой стены стол, за ним холодильник, а слева — тумбы со шкафчиками. Только сейчас бросилось в глаза, что вся мебель здесь со скруглёнными углами. Такое внимание к деталям — несомненно в плюс к карме Джорджа. Знал, с кем придётся уживаться. Мы с Костей уселись на диванах в правой комнате, а Слива со словами «ща приду» убежал куда-то на кухню. Повисла неловкая тишина. Поэтому, раз уж общение с Костей, как я уже говорил, не вызывает у меня такого волнения, я решил попробовать начать беседу с самого, наверное, банального, но от этого не менее интересного вопроса: — Эээ, Кость, ты, если что, извини, м-мне просто интересно… А что видят слепые?.. И… в-видят ли они вообще хоть что-то? — только произнося это, уже сто раз пожалел, что вообще решился на вопрос. От неловкости моя морда скривилась. Благо, собеседник этого увидеть не сможет. — Знал, что спросишь, — улыбнулся он. Аж на душе полегчало от этого. — На самом деле в моём случае всё довольно запутано. Поначалу было тяжко, ориентироваться в знакомых местах приходилось по памяти. Но время шло, с каждым днём забывалось всё больше из жизни с глазами, поэтому мне пришлось себя перестроить на тактильные ощущения. И знаешь… привык. Скрипя зубами. Я слеп не от рождения, поэтому иногда могу даже представить какие-то картины из детства. Но что вижу я сейчас?.. — задумался жираф, почёсывая голову. — Наверное, пустоту. Это даже нельзя назвать чёрным цветом. Вот ты видишь что-то затылком? — я стал пытаться посмотреть назад, не поворачивая шеи. — Это риторический вопрос, если ты думаешь над ответом. Ты ведь тут ещё? — Костя стал вертеть головой в разные стороны. — Да-да, продолжай. — Отлично. А теперь представь, что то, что ты видишь затылком — я вижу на все триста шестьдесят градусов вокруг. Ничего. Совсем. Могу только подозревать, как выглядит тот стол справа от меня, и как выглядишь ты, — жираф замолчал и начал принюхаться. — Слива, это то, что я думаю? — оживлённо поднялись у него ушки. Я пытался понять, что такого учуял Костя, но ничего не получалось. — Вот Костян! — кричал медведь с кухни, — вроде и слепой, а сюрприз всё равно не сделать! — из коридора послышались приближающиеся шаги. Джордж вошёл в комнату, а в лапах у него была бутылочка. И не простая, а с содержимым. — Да-да, Костянчик, я знаю, что сам же запретил тебе пить, — развёл лапами Слива, — но я сегодня добрый, да и у нас гости впервые за долгое время — грех не бахнуть всем вместе! — усмехнулся медведь. Было видно, что ему уже невтерпёж. — Расскажешь нашему гостю об этом особенном напитке? — обратился жираф к нему. — Прошу любить и жаловать — сливо́! — мой недоумевающий внешний вид показывал, что я не совсем понял, что тут к чему, поэтому медведь пояснил: — Это как вино, только сливо! Собственная секретная разработка! — Джордж аж сиял от гордости. Очень торжественно поставив бутылку на стол, он пошёл к шкафу, достал из него бокалы, разместил их рядом и принялся разливать нам этот напиток цвета Джудиных глаз… Да, в точку. — Прошу, — подал он бокал Косте, — прошу, — а теперь и мне. Затем и свой взял. Отодвинув крупную табуретку из-под стола, Джордж поставил её между диванами, видимо, в качестве подставки. Сам сел рядом со мной. — Ну, за знакомство! — сказал тост Слива, чокнувшись сначала с моим бокалом, а потом и с неподвижно сидящим жирафом. Пахло оно неплохо, но пить я не спешил. Алкоголь не был в моём организме пёс знает сколько, да и кто его знает, чего в это «сливо» намешал Слива. Поэтому лишь аккуратно прикоснулся губами к напитку... * — отсылка на Геннадия Горина
Примечания:
Фух, всем здрасьте. Если кто-то помнит, то глава должна была выйти в первой половине февраля. Опоздал на несколько дней, признаю. Но надеюсь, что вы заметили причину. Самая большая глава. В три раза больше первых, и в два раза — последних. До этого рекордсменом была шестнадцатая, длиною в семь страниц, теперь двадцатая, которая почти на десять. Оказывается, даже если тратить в день совсем не много времени, то можно многого достичь. Не нужно ждать вдохновения. Просто берёшь его за шкирку и сам тянешь к себе. И так можно сказать про многое. Нужно только желание, а в идеале ещё и мотивация. Как-то так.

Очень радует тенденция прироста ожидания новых глав. С каждой последующей всё больше людей жмёт на кнопку «жду продолжения». Всем новеньким привет, и всем, кто вернулся — тоже! Ну а тем, кто и не уходил — отдельное спасибо =]

Длина-длиной, а как вам глава по содержанию? Развитие отношений, новые персонажи? Может, есть какие-то замечания? Всегда рад выслушать! Серьёзно, радуюсь каждому отзыву, как маленький ребёнок.

Прошу судить строго, указывать на орфографические, пунктуационные и логические ошибки. Если я какие-то не перечислил, то на них тоже.

Дата написания: 29-31 января, 1-18 февраля. Ориентировочный выход следующей главы: начало марта.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты