Ждет критики!

Квартальная бойня 27

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Коллинз Сьюзен «Голодные игры», Голодные игры (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Экшн (action), POV, Антиутопия
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 94 страницы, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Всем давно известны правила Голодных игр. Но объявление условий первой Квартальной бойни становится неожиданностью для жителей всех дистриктов, кроме семьи Грин из Седьмого. Сможет ли главный герой остаться в живых и победить на арене? Или на игры у него другие планы?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
К некоторым главам есть иллюстрации, будьте внимательны к примечаниям после текста ;)

Обложка - https://ibb.co/iqFw6U

Глава 18. "Ты должен быть сильным."

27 декабря 2017, 12:52
      — Как тебя зовут? — спрашиваю девочку из Десятого, которая сидит в самом углу моего убежища, обхватив руками острые колени.

      Я решаю, что отправляться на поиски сестры сейчас не вариант, ведь пока на мне лежит ответственность за эту малышку. На данный момент я не придумал ничего лучше, чем привести её на ночь в свой «дом», а уже к утру решить, как с ней поступить.

      — Я знаю, что ты умеешь разговаривать. — говорю ей, расстилая спальный мешок. — Есть хочешь?

      В ответ слышу только еле слышное дыхание и цокот когтистых крысиных лап на первом этаже.

      — Я не собираюсь тебя травить, правда. Я хочу, чтобы ты мне доверяла.

      Девочка по-прежнему молчит и просто смотрит на меня пристальным взглядом, практически не моргая. Я достаю из рюкзака одну булочку и флягу с водой и демонстративно начинаю жевать уже слегка зачерствевший хлеб. Когда в рот отправляется последний кусочек, я слышу, как у девчонки начинает громко бурчать в животе.

      — Держи, — я не торопясь подхожу к ней и осторожно протягиваю одну булочку. — Пожалуйста, не бойся меня. Тебе нужно перекусить.

      Малышка поднимает на меня взгляд, и, не отрывая глаз, берет у меня из рук хлеб.

      — Черт, да ты совсем замерзла! — восклицаю я, когда её пальцы слегка прикасаются к моим. Девчонка от неожиданности подскакивает на месте, но продолжает молчать. — Залезай в спальный мешок, там быстро отогреешься. Можешь даже в нём поспать.

      Я по-прежнему стою рядом с ней, но она не двигается. Сидит, прижавшись спиной к стене и сжимая в крошечной ладошке булочку.

      — Ладно. Если хочешь, я спущусь вниз, а ты располагайся, как тебе удобно. — С этими словами я беру топорик, оставляю на видном месте нож и флягу с водой, предварительно отпив пару глотков, и опускаюсь вниз.

      Внизу оказывается гораздо холоднее, чем на втором этаже, но смущать девочку мне не хочется, я прекрасно понимаю, что она меня боится и не доверяет. Поэтому, чтобы избежать ненужных действий и необдуманных решений, устраиваюсь поудобней рядом с дверным проемом и слегка выглядываю на улицу. Обзор из этой точки значительно отличается от того, что я видел в окно сверху, при этом он гораздо хуже, потому что достаточно ограничен. При мысли о том, что кто-то может пройти мимо и случайно зайти ко мне «в гости» меня начинает мутить. Я не могу сдержать позыв и освобождаю содержимое желудка.

      На небе уже сияет луна, когда я краем уха замечаю едва слышимый шорох. Очередная крыса. Понимаю, что я задремал, сидя в неудобной позе. Встаю на ноги, разминая их, и пытаюсь найти причину тому, что же меня разбудило. Какое-то внезапно нахлынувшее чувство тревоги. Размяв конечности, снова присаживаюсь, на этот раз прислушиваясь. Окоченевшие пальцы засовываю под колени. Со всех сторон меня окружает тишина, лишь только на втором этаже где-то за стеной скребется очередная крыса.

      Внезапно сверху доносится возня, шипение, затем тихий вскрик. Я резко поднимаюсь и пытаюсь забраться на второй этаж, но с первого раза мне сделать это не удается, я лишь глубоко рассекаю правую ладонь о торчащий рядом толстый ржавый прут. Вторая попытка оказывается более удачной и через полминуты я стою на полу перед девчонкой. Она сидит в том же месте и в той же позе, как и когда я уходил, только булка хлеба теперь валяется рядом с ней. Около неё сидит, ощетинившись, огромная крыса, раза в два больше чем те, которых я видел раньше. Я, недолго думая, замахиваюсь топором, но от крови он скользит, и я промахиваюсь, отрубая мутанту хвост. Тот в одно мгновение поворачивается и скалится на меня, но я не медлю и отрубаю ему голову. Безжизненное тело несколько мгновений дергается, а затем затихает.

      Я подхожу к девочке, увидев, что она прижимает к груди руки, с одной из которых медленно капает кровь.

      — Дай я посмотрю. — прошу я ее, протягивая невредимую руку. Та в ответ лишь смотрит на меня полными ужаса глазами. — Нужно обработать, иначе пойдет заражение.

      Понимая, что сейчас она вряд ли мне доверится, решаю показать ей на примере, как можно обработать рану. Сначала наливаю на руку немного воды, стараясь минимальным количеством смыть побольше грязи. Потом достаю из внутреннего кармана куртки антисептик, немного насыпаю на порез и обматываю небольшим отрезком бинта.

      — Вот видишь, не так сложно, — произношу я, показывая перебинтованную руку девочке. Затем продвигаю по полу в ее сторону все, что использовал вместе с фонариком. — На, держи. Можешь попробовать сама.

      Девчонка продолжает сидеть в одной позе, только лишь тяжело дыша и не сводя с меня глаз. Я же отворачиваюсь от нее, заделываю нору в стене, чтобы не прибежала другая тварь и сажусь к окну.

      «Что же мне с тобой делать?» мысленно спрашиваю я мою молчаливую собеседницу. Нянчиться с ней до конца игр (если мы доживем, конечно) я не собираюсь. Брать с собой на поиски сестры, которые я уже не первый раз откладываю, тоже не стоит, ведь проще и безопасней делать это одному. Пожалуй, наилучший вариант — это оставить её здесь. Оставлю ей нож, спальный мешок, пару булочек и воду. Сам попробую без этого обойтись. А ей, возможно, повезет, и она продержится еще немного, если ее никто не найдет.

      Пока я размышляю, на улице начинает светать. Я вижу, как вдоль домов пробегает стайка крыс, но от них меня отвлекают стоны девочки. Я поворачиваюсь в ее сторону и в свете тусклого фонаря вижу, что ее руки и лицо приобрели синеватый оттенок.

      — Эй, — тихо произношу я. — Ты чего?

      Девчонку тошнит, и я замечаю красную пену, стекающую у нее из уголка рта. Тут я теряюсь, совершенно не зная, как поступить.

      — М-м-м… — мычит она. — Мамочка… Так больно… Моя рука…

      Меня будто пригвоздили к полу, тело не слушается, и единственное, что я могу сделать — это наблюдать. Я вижу, как она расцарапывает короткими ногтями место, куда её укусил мутант. Вижу, как из раны начинает обильно течь кровь. Вижу, как содержимое её желудка снова вырывается наружу и расплёскивается по её коленям. Но ничего не могу сделать. Я не могу ей помочь. Вероятно, укус крысы смертелен, потому что содержит яд. Я просто бессилен.

      — А-а-а! — тихие стоны уже переходят в крик. — Пожалуйста…

      Мои нервы не выдерживают, когда я представляю, что крики может услышать кто-то из «четвёрки». Приходится побороть себя и приблизиться к девочке. Она меня не видит, ее взгляд блуждает по потолку, не концентрируясь на чём-то конкретном. Она морщится и продолжает кричать. Я обхватываю её одной рукой, второй закрываю рот. В ту же секунду она начинает рыдать и елозить на месте. Одна её рука сама тянется к другой и продолжает впиваться ногтями в рану. Но я её не отпускаю. Потихоньку я превращаюсь в камень, боясь пошевелиться. Боясь причинить ещё больше боли малышке. Вскоре мои руки покрываются рвотой, слезами и кровью, которая не переставая течёт из её раны на расцарапанной руке и изо рта. Всё это приобретает ужасный запах, от которого начинает даже резать глаза. Девчонка плачет, пытается вырваться, но у неё ничего не выходит, она слишком слаба.

      Примерно через час её тело полностью обмякает, а стоны затихают. Где-то в небе раздается пушечный выстрел. На мои глаза наворачиваются слёзы от осознания того, что позволил ей только времени мучиться. Это я не закрыл дыру, в которую пробралась эта тварь. Ей было больно, а я сидел и смотрел на нее. Я ничего не сделал. Я слишком слаб. Я не смогу защитить сестру…

      Слёзы продолжают катиться по щекам, когда браслеты на моей левой ноге и левой руке начинает слегка вибрировать. Первые минуты и пытаюсь игнорировать его, но не могу. Мне пришла помощь от спонсоров. Встаю, даже не оглянувшись на маленькое безжизненное тельце, лежащее в углу. Быстро собираю все свои вещи и спрыгиваю вниз, где меня поджидает пара крыс-мутантов. Во мне вскипает злость, ведь именно эти твари заставили девочку мучиться. Я пытаюсь совладать с эмоциями и просто выхожу на улицу.

      Свежий воздух ударяет прямо в лицо, и я делаю глубокий вдох. «Ты ничего не мог сделать. Только убить. Но тебе от этого вряд ли стало бы легче». Такие мысли проносятся в моей голове, когда я пытаюсь утешить себя. Снова вдыхаю и выдыхаю. Сейчас мне нужно собраться и перестать винить себя в произошедшем. Встряхнув головой, осматриваюсь по сторонам в надежде не увидеть никого из трибутов, и, убедившись, что я один, протягиваю левую руку перед собой и медленно поворачиваюсь. Браслет начинает вибрировать сильнее, когда мой взгляд падает на небольшую коробочку, лежащую рядом со стеной в дальнем конце улицы.

      Когда я открываю её, на землю падает маленький лист, на котором что-то написано, но в первую очередь я смотрю содержимое коробки. В ней находится только маленькая баночка, содержимое которой мне неизвестно, да и не имеет никакого запаха. Поэтому я решаю прочесть записку — быть может там инструкция.

      Когда я поднимаю листок с земли, то сразу узнаю знакомый почерк. Его я видел не один раз. Именно он расписывал мне все варианты событий на индивидуальных показах, на тренировках, на самих играх. Это писал Фир.

«Джексон, в том, что произошло, нет твоей вины.
Ты должен быть сильным.
Ради Джессики, родителей. Ради меня.
Я в тебя верю.
P.S.: Мазью срочно обработай рану на руке. »



      Я закрываю глаза и мысленно благодарю своего наставника. Он всегда знал, как найти правильные слова. Я должен найти Джессику и помочь ей выиграть.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: