Я слышу музыку, следовательно, я существую 28

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Dota 2

Пэйринг и персонажи:
Антимаг/Инвокер, Мортред/Ланая, Рубик/Инвокер, Лиралей
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Songfic, Дружба
Предупреждения:
OOC, Смена пола (gender switch), Элементы слэша, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 387 страниц, 23 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За прекрасную историю.» от Упоротый нож Джеффа
«За гениальные отсылки» от Sanzang
«Наверху у поца ошибка!» от _A_D_
«За открывшиеся для меня мир!» от _A_D_
Описание:
Разделённые высокой стеной Радиант и Дайр - полные противоположности друг друга: социализм и капитализм, коллективный разум и ценность отдельной личности, высокая нравственность и вседозволенность, агитпроп и плюрализм, тишина в библиотеке и бесконечный шум уличных музыкантов... но, несмотря на холодное противостояние этих двух государств, судьбы разных молодых людей из Радианта и Дайра сплетаются через одну общую черту: любовь к музыке.

Посвящение:
Всем, кто любит музыку так же, как и я.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Метки:
Примечания автора:
Альбом с иллюстрациями: https://vk.com/album-146073645_257587100

Множество отсылок к группам новой волны, новой немецкой волны, панка, постпанка и раннего индастриала. Все известные названия изменены на дотерский лад, в массовке максимально задействованы персонажи Доты (а иногда даже игровые предметы). Временами появляются странные пейринги. Несмотря на то, что данная вселенная вдохновлена Германией 80-х, развивается она по своим законам.

XVII. Желание

12 февраля 2019, 15:18
Примечания:
Elvis Presley - Jailhouse Rock.
А Дебби Коварная выступает тут в роли Патти Смит.
      Когда Ланая пришла в школу и повернула к лестнице на второй этаж, её ждало внезапное препятствие: целующаяся парочка. Ни парень, ни девушка не были знакомы Темплар, значит, они точно были младше её. Возможно, первогодки-старшеклассники. Каким-то образом парень и девушка встали так, что загородили весь проход, а их действия со стороны были похожи на взаимное пожирание. Руки парня, прежде покоившиеся на талии девушки, соскользнули вниз, и Ланаю передёрнуло. Ну и наглость! Не могли они, что ли, найти более укромное место?! Она раздражённо окликнула их, но они не обратили внимания. Тогда она попыталась просто пройти мимо, но эти двое в порывах страсти перетягивали друг друга в разные стороны, наклонялись то туда, то сюда, будто специально не хотели пропускать Ланаю. Стиснув зубы, она прижалась к стенке и протиснулась к лестнице, всеми силами стараясь не соприкоснуться с ними; она готова была поклясться, что слышала их стоны сквозь поцелуи. Когда она уже добралась до лестничного пролёта, она услышала возмущённый крик преподавательницы за спиной и не могла не позлорадствовать. И поделом им!

      Но, как бы этот случай ни раздражал Ланаю, он лишний раз напомнил ей о происшествии перед субботней репетицией.

~~~



      Ланая и Мортред пришли раньше всех. Для них было привычно сидеть в обнимку, и на этот раз всё было так же: они сидели на диване, обнимались, разговаривали и ждали остальных, но по какой-то причине никто из группы не хотел появляться. В один момент, когда ожидание явно затянулось, взгляд Мортред застыл на Ланае, и она аккуратно положила руки ей на талию. Ланая ответила тем, что обняла её за шею. Некоторое время они молчали, глядя друг на друга и улыбаясь; Ланая перебирала волосы на спине Мортред, а Мортред бегала пальцами по талии Ланаи, и от этого было тепло и немного щекотно.

      — Кажется, они ещё нескоро заявятся, — наконец нарушила молчание Мортред и широко улыбнулась.

      — Ты выглядишь так, будто ты этому очень рада, — хихикнула Ланая.

      — Ага, — кивнула Мортред, — ведь мы с тобой так хорошо тут сидим, не хочется прерываться на какие-то репетиции, знаешь ли…

      — Ты что! А как же большое будущее Кристалис? Мы должны работать и работать!

      — Работать? — Мортред зацепилась за последнее слово. — Сегодня выходной. Имею право отдохнуть и тебе тоже советую.

      Она проскользнула руками за спину Ланаи и перекрестила их; Ланая положила голову на плечо Мортред.

      — Значит, будем вместе отдыхать, — сказала она.

      Затем она уткнулась носом в шею Мортред. Мортред прижала Ланаю к груди, и спустя некоторое время она услышала:

      — Ланая?

      — Что такое?

      Темплар подняла голову. Мортред дотянулась рукой до её подбородка и пощекотала под ним пальцами. Её губы изогнулись в усмешке, и Ланая тоже не сдержалась от улыбки. Они начали обмениваться лёгкими поцелуями в губы, и это продолжалось до тех пор, пока Мортред не запустила руки в волосы Ланаи; свой следующий поцелуй она сделала менее беспечным, более нежным и долгим. Ланая подалась вперёд, чтобы продлить удовольствие. И незаметно даже для себя она заползла на колени к Мортред.

      Тогда Ланая поняла, что начала возбуждаться. Это и раньше бывало — всё-таки естественная реакция организма на близость любимого человека — но… не так. Когда они разорвали поцелуй, Мортред заметила, в какой позиции они оказались, и как бы невзначай задалась вопросом:

      — А если кто-то зайдёт?

      — Никто не зайдёт, — заверила Ланая.

      — Почему ты так уверена?

      — Не знаю, просто так думаю. Их же целый час не было, значит, уже совсем не придут.

      — Но если всё-таки придут?

      — У нас будет несколько секунд, пока открывается дверь гаража, — незамедлительно ответила Темплар.

      — Вот это настрой! — засмеялась Мортред.

      Их с Ланаей взгляды снова встретились, и Ланая без слов пододвинулась ближе, чтобы скрестить ноги за спиной Мортред. Мортред обняла её и прижалась губами к её шее. Ланая на мгновение замерла от прикосновения, а потом запрокинула голову, чтобы дать Мортред больше доступа. Её ни разу так не целовали, и это было что-то невероятное. Так непривычно, так ново, так… приятно! Темплар прижалась к Мортред всем телом, желая почувствовать близость в полной мере, и запустила пальцы в её волосы. Мортред продолжала целовать её, и с каждым поцелуем Ланае всё больше казалось, что она вот-вот растает от этих ласк.

      Но вместо того, чтобы растаять, она чуть было не рассыпалась на кусочки от мгновенного ужаса и стыда. Потому что дверь гаража открывалась быстрее, чем она себе это представляла. Потому что они с Мортред даже отпрянуть друг от друга не успели к тому моменту, когда в гараж проник дневной свет, а вместе с ним — шокированный возглас.

      — Простите, что помешал! Я не знал!..

      Рубик закрыл глаза ладонью и собирался уже опустить ворота гаража, но Мортред и Ланая поспешно вскочили с дивана

      — Стой, Рубик! — окликнула его Мортред. — У нас же репетиция!

      — Но вы же тут… — попытался возразить Грандмаг, но Ланая перебила его:

      — Что мы тут? Ничего не было! Не вздумай другим рассказывать!

      — Да, вот именно, ни слова остальным! — поспешила добавить Мортред.

      Бедный Рубик сам уже занервничал и замахал руками со словами:

      — А-а-а, я всё понял, всё понял! Ничего не видел!

      — Вот и славно, — выдохнула Фантом. — Где Каэль, где Лиралей? Или хотя бы Магина? Почему все опаздывают на час?

      — Но ведь мы договаривались на четыре часа, — с недоумением заметил Грандмаг.

      — На четыре?! Мне казалось, что на три!..

      Ланая тем временем поняла, что от нервов у неё зачесалась голова, и запустила руки в волосы, чтобы унять зуд. Такое редко происходило, поэтому она пришла к выводу, что вся эта ситуация — редкостный стыд, с одной стороны. А с другой…

      Лучше бы Рубик опоздал ещё на час.

~~~



      Эта мысль не давала Ланае покоя следующие два дня. Она не покидала её даже во сне — в ночь с воскресенья на понедельник Ланае приснились те поцелуи в шею и другие прикосновения, и она проснулась в очень взбудораженном состоянии. Это состояние осталось с ней на весь день, и она провела его как в тумане. Кто-то говорил с ней, и она рассеянно отвечала, лишь наполовину присутствуя в реальном мире; другая же половина сходила с ума где-то в фантазиях и заставляла мокнуть между ног. Во вторник ситуация, казалось бы, улучшилась — других снов не было — но страстная парочка у лестницы всё испортила. Ланая с трудом концентрировалась на учёбе — всё время отвлекалась на размышления и навязчивые воспоминания. Хорошо, что никого не волновал её мрачный вид. Хорошо, что все привыкли к её молчаливости.

      Темплар всегда считала, что у неё было слабое сексуальное влечение: пока сверстники и сверстницы с жаром обсуждали «запретные» темы и входили в так называемую взрослую жизнь, ей это было просто неинтересно. Она поняла, что внимание парней ей было безразлично потому, что её привлекали только девушки, но ведь и девушки не пробуждали в ней сексуальное желание. Может, всё потому, что она в целом была не слишком-то влюбчивой — никогда не теряла голову от симпатий и чувствовала себя самодостаточной без отношений. Она полагала, что ей необходимо установить близкую связь с человеком, прежде чем идти на физический контакт. Между ней и Мортред изначально установились спокойные и нетребовательные отношения, чему Ланая была очень рада; в разговорах они ещё ни разу не затрагивали тему секса. Но то, что произошло в субботу, выбило её из колеи.

      После школы Ланая позвонила из телефонной будки на работу Мортред, но та не ответила — наверное, отошла или была очень занята. Они в любом случае договаривались встретиться в среду и посидеть дома у Ланаи; личные вопросы могли подождать ещё день. Однако…

      Ланае нужен был совет. К кому она могла обратиться с такой деликатной проблемой? Точно не к кому-то из школьных приятельниц — они были кладезем вредных советов, которые только сильнее запутывали. И не к Бэтрайдеру, своему бывшему, с которым она до сих пор время от времени общалась из-за похожих музыкальных вкусов — он давно уже стал для всех девушек в школе притчей во языцех. Она подумала о матери: мама не раз говорила, что Ланая могла прийти к ней с любой проблемой и любым вопросом. Но Ланае стало некомфортно, когда она представила, как будет обсуждать с мамой эту тему. Кроме того, ей пока не хотелось рассказывать, что её подруга из группы всё-таки не просто подруга, а девушка. Отец не подходил на роль советчика по тем же причинам, что и мать.

      Может, спросить кого-нибудь из группы?

      Каэль сразу же отпал: советоваться с ним было бы ещё более некомфортно, чем с матерью или отцом. Даже мысль о том, что он был лучшим другом Мортред, не помогла Ланае преодолеть страх перед его холодностью. Да ну его, этого Каэля! Будет ещё делать безучастный вид и где-то внутри насмехаться над её проблемами! Хм-м-м, а как насчёт Рубика? Конечно, Ланая могла представить его в качестве доброжелательного слушателя, но… разговаривать об этом после того, как он застал её сидящей на коленях у Мортред, серьёзно?!

      В конце концов, лучше было идти с такой проблемой не к парню, а к девушке. К той, кто поймёт. К той, кто тоже любит только девушек.

      Ланая вспомнила о том, как на прошлой репетиции Каэль и Мортред устроили Лиралей лекцию о соблюдении дистанции в общении с фанатами. Поправка: с фанатками. Всё потому, что Лиралей имела неосторожность бросить в адрес Рубика фразу: «У кого гитара, у того и девушки, а у тебя басуха, поэтому и девушек нет!» Лиралей тогда обречённо кивала и соглашалась с каждым выдвинутым в её сторону обвинением, но не было понятно, насколько искренне она это делала. Ланая сложила все факты воедино и решила, что попросит совета у неё.

      Вместо того чтобы отправиться домой, Ланая села на автобус и доехала до остановки на улице Лучниц. Оттуда она дошла до «Баунти», предположив, что у Лиралей в это время должен быть обед. И не прогадала: как только она зашла в кафе, она увидела, что Ветрокрылая сидела за ближайшим к двери столом. Заметив Ланаю, Лиралей оживилась и соскочила с места; они обнялись в знак приветствия.

      — Ты долго здесь будешь? — спросила Ланая.

      — Ну, я уже заканчиваю, — сказала Лиралей, показав на почти съеденный сэндвич с ветчиной. — А ты будешь есть?

      — Нет, я уже пообедала, — покачала головой Ланая. — У тебя не найдётся немного свободного времени? Я хочу посоветоваться с тобой.

      Лиралей ответила:

      — Да, я сейчас собиралась зайти в магазин. Присоединишься?

      — Хорошо, — кивнула Ланая.

      Лиралей откусила большой кусок от сэндвича, оставив в бумаге совсем малую его часть, прожевала его и спросила:

      — А насчёт чего ты хотела посоветоваться? Сочинила что-то для следующего концерта? Или, может, гитару хочешь купить?

      Темплар замялась.

      — Нет, мне нужен совет… по личной жизни.

      Ветрокрылая ошарашено уставилась на неё и переспросила:

      — По личной жизни? Ты уверена, что по адресу обратилась?! Я ни с кем не встречаюсь уже сто лет!

      — Не волнуйся, — заверила её Ланая, — меня интересует та часть, которая, кажется, знакома тебе.

      Лиралей моментально нахмурилась от непонимания и закинула в рот остаток сэндвича.

      — Это какая? — поинтересовалась она, пережёвывая хлеб.

      — С рейтингом «восемнадцать плюс», — пояснила Ланая; ей стало уже совсем неловко от того, что она внезапно пришла к Лиралей с такими вопросами.

      Но подруга неожиданно просветлела и ответила:

      — Поняла тебя. Пойдём, купим пару вещиц и присядем где-нибудь.

      Она встала из-за стола, надела зелёную куртку и направилась к двери; Ланая последовала за ней. На улице дул лёгкий ветер, и погода была неплохой по сравнению с тем, что творилось накануне. Лиралей привела Ланаю в магазин неподалёку, где набрала много верёвок, изоленты и скотча (Ланая могла только догадываться, зачем ей это всё нужно), а затем они решили дойти до Шаманского сквера. Там они расположились на свободной скамье, и Лиралей повернулась к Ланае с вопросом:

      — Итак, что тебя беспокоит?

      Её голос звучал необыкновенно спокойно, безо всякого нетерпения и въедливого любопытства. Она в целом казалась более умиротворённой, чем обычно, и Ланаю это слегка удивило. У неё промелькнула мысль, что они с Лиралей нечасто оставались наедине, и поэтому она просто не замечала её «серьёзной» стороны.

      — Наверное, ты поняла, что это касается сексуального влечения, — медленно произнесла Ланая. Лиралей кивнула, чтобы она продолжала. — Может, тебе покажется странным, что я обсуждаю это с тобой, а не с Мортред, но я просто хочу узнать мнение, кхм, опытного человека…

      Лиралей фыркнула и засмеялась.

      — Извини, что перебиваю, — сказала она, — но, я надеюсь, ты не думаешь, что я хищница, которая соблазняет каждую встречную?

      — Нет, что ты! — замотала головой Ланая, стыдясь того, что на самом деле примерно так и думала.

      А Лиралей будто поняла, что ей соврали, и возмутилась:

      — Ох, эти Каэль с Мортред! Устроили мне публичный выговор, даже не разобравшись в ситуации, а хорошие люди такое теперь думают обо мне!

      — Я в любом случае не осуждаю тебя, — попыталась Ланая оправдаться, но Лиралей продолжала говорить:

      — Вот так всегда: пару раз оступишься, опоздаешь на репетицию, неосторожно пошутишь в присутствии друзей — и тебе это будут припоминать до конца жизни!..

      Тут она опомнилась и снова обратила внимание на Ланаю.

      — Так что конкретно ты хотела спросить?

      — Дело в том, что у меня никогда прежде не было этого с девушкой, — призналась Темплар. — Да и вообще не было…

      — А! — Ветрокрылая быстро поняла суть. — Ты хочешь перейти на следующий этап отношений, но не знаешь, как себя вести?
 
      — В общем, да, — с облегчением выдохнула Ланая.

      — Тебе и правда стоило сразу спросить Мортред, — заметила Лиралей. — Такие решения нельзя принимать единолично.

      — Я знаю, но хотелось бы на всякий случай просветиться на эту тему, — ответила Ланая. — Не хочу растеряться в нужный момент, если такой настанет.

      — Понимаю, в первый раз всегда страшно. Что ж, думаю, я могу дать парочку советов!

      Она хотела продолжить, но вдруг спросила:

      — Стой, а тебе есть восемнадцать?

      — А?.. В июне исполнилось, — с недоумением произнесла Ланая.

      — Ну, тогда всё в порядке! — засмеялась Ветрокрылая. — Знаешь, вам стоит по возможности обсудить заранее ваши предпочтения и границы. Может, это сложно, но, поверь, неловкий разговор лучше неловкого секса.

      — Да, наверное, — усмехнулась Темплар.

      — Точно говорю! Но если сильно хочется, то можно и без разговора обойтись. Точнее, переместить его прямо в процесс. Ну, ты поняла! И ещё одна очень важная вещь — взаимное согласие.

      Темплар подумала, что ослышалась, и спросила:

      — Разве это не что-то само собой разумеющееся?

      — На самом деле, не все в курсе, — Ветрокрылая пожала плечами. — Помню, когда я только начинала жить в Дайре, я всё время ходила в один клуб, «Ойолой». Бывала там?

      — Не-а, — протянула Ланая.

      — В этом клубе можно было познакомиться со «своими», нужен был только какой-то браслетик или повязка определённого цвета, чтобы тебя узнали. Сначала я туда бегала в поисках любви, но это было… не очень хорошей идеей. Потом я стала просто зависать там от нечего делать. Со мной знакомились разные девушки, и с большинством мы только разговаривали да выпивали, но с кем-то дело заходило дальше. Одна девушка никак не могла возбудиться — она скорее откликнулась на моё желание, чем сама захотела. Я это поняла и не стала продолжать. Так она раз десять меня переспросила, точно ли я не злюсь на неё за это. Она почему-то чувствовала себя обязанной продолжать, несмотря ни на что.

      — Звучит жутковато, — прокомментировала Ланая.

      — Да, это и правда жутко! А вот следующий совет: если сразу не получается всё идеально, то в этом нет ничего страшного. Не надо слишком париться.

      — Этот совет звучит очень в твоём духе, — отметила Ланая.

      Лиралей беззаботно засмеялась, но тут спохватилась и добавила:

      — И не забудь ногти подстричь!

      — Э-э-э, хорошо! — кивнула Темплар, чувствуя, что ей стало опять неловко.

      Но, в конце концов, любопытство пересилило смущение, и через некоторое время она начала спрашивать Лиралей обо всём, чего сама не знала или в чём была не уверена. Лиралей с готовностью ответила на большинство вопросов; под конец Ланая успокоилась, но в то же время она была озадачена всей полученной информацией. Не все сведения казались ей нужными и полезными. Например, история о том, как одна девушка попросила, чтобы Лиралей её связала, но Лиралей чересчур увлеклась и в итоге развязала девушку и пару часов показывала ей, какие фокусы умеет делать с верёвкой. Хотя Ланая хорошо посмеялась над этим рассказом.

      Лиралей поднялась со скамьи и обратилась к Ланае:

      — Не хочешь со мной заглянуть в библиотеку к Рубику?

      — К Рубику?.. — напряжённо повторила Ланая.

      — Ну, он там работает же, — пожала плечами Ветрокрылая, — я думала, что тебе может быть интересно навестить его…

      — В другой раз, — уклонилась Темплар, — мне уже домой пора, уроки делать.

      — Как знаешь! — беспечно ответила Лиралей.

      «Ведёт себя совсем не подозрительно и не делает колких замечаний — либо Рубик сдержал слово и ничего не рассказал, либо она очень корректна по отношению ко мне», — подумала Ланая, смерив подругу критическим взглядом.

      Они обнялись на прощание, и Ланая неторопливо пошла к автобусной остановке, размышляя о том, что успела обсудить с Лиралей.

***


      Ланая ожидала, что на следующий день встреча с Мортред окончательно сведёт её с ума, но, как ни странно, этого не произошло. После разговора с Лиралей её мысли пришли в порядок, и она уже не так переживала. Мортред встретила Ланаю после уроков. Ланая не сразу заметила её — так неприметно она встала у забора, а тёмно-зелёный плащ сделал её практически неразличимой на фоне деревьев. Темплар подбежала к ней, оставила рюкзак на земле и бросилась в объятия.

      — Не думала, что ты прямо сюда подойдёшь! — оживлённо произнесла она. — Как ты узнала, что здесь моя школа?

      Фантом погладила её по спине и ответила:

      — Всё просто: в этом районе всего две школы, и эта находилась ближе другой к нашему месту встречи.

      — О, как я рада тебя видеть, — умилилась Ланая.

      Она хотела поцеловать Мортред, но на людях этого делать не стоило, поэтому ограничилась тем, что потёрлась носом об её щёку — такой жест мог с натяжкой сойти за дружеский. Они расцепили объятия, и Ланая в шутку спросила:

      — Ну что, понесёшь мою сумку?

      — А давай! — согласилась Фантом и закинула её рюкзак на плечо, прежде чем Темплар успела возразить. — Если уж провожать со школы, то по всем правилам.

      Они посмеялись и неспешно двинулись вперёд. Ночью снова прошёл ливень, поэтому по дороге местами попадались ещё не высохшие лужи, в которых корабликами плавали опавшие листья, а навстречу дул прохладный ветер. Ланая и Мортред обменивались впечатлениями от прошедшего дня; где-то на полпути, когда людей стало совсем немного, они осмелились взяться за руки. Они ни разу не сталкивались с враждебностью или излишним вниманием со стороны прохожих, но лучше было проявить осторожность. Когда они дошли до дома Темплар, Ланая достала ключи из кармана и сообщила:

      — У меня никого нет, родители на работе.

      И только после того, как она это сказала, она поняла, что фраза могла прозвучать как намёк. Ланая заволновалась, но Мортред нормально восприняла её реплику.

      — Отлично, — кивнула она, — мне не придётся с ними знакомиться.

      — Грубовато с твоей стороны! — фыркнула Ланая, открывая дверь. — У меня хорошие родители.

      — Я зна-а-аю, — виновато протянула Мортред, — но я их боюсь.

      На этих словах Ланая обернулась, скорчила недовольную рожу и забежала в дом.

      — Ну, ты чего! — воскликнула Мортред и, побежав за ней, начала оправдываться: — Я же говорила тебе, что никогда не знакомилась ни с чьими родителями, я вообще не представляю, как они могут быть нормальными. То есть, я не хочу сказать что-то плохое о твоих родителях, я просто… не готова…

      Она запнулась и не смогла закончить мысль. Ланая сняла кроссовки, подошла к ней и забрала у неё сумку, чтобы поставить её на пол. А затем она положила руки на её плечи. Мортред подняла голову, и в её взгляде отразилась робость. Видя это, Ланая улыбнулась, чтобы ободрить её, и мягко произнесла:

      — Да всё я понимаю. Нормально, что ты не хочешь так быстро знакомиться с моей семьёй. Тем более, ты сегодня у меня впервые в гостях.

      Мортред вздохнула с облегчением и, положив руки на талию Ланаи, сказала:

      — Вот, покажешь мне всё, чтобы на следующий раз у меня было меньше пугающих новых впечатлений.

      — Ага! — радостно кивнула Темплар.

      Они с Фантом коротко, но крепко обнялись и стали снимать верхнюю одежду. Ланае не терпелось провести Мортред в свою комнату, но сначала нужно было показать остальной дом. Она взяла Мортред за руку и повела её за собой.

      — Здесь кухня, — поясняла она по дороге, — а дальше — ванная, а вот гостиная… а это спальня родителей… а вот мамин рабочий кабинет, но туда нельзя смотреть.

      — Почему это?! — воскликнула Мортред.

      — Мамины секреты, — коротко объяснила Ланая.

      — Эх, но мне же так интересно, — разочарованно пробормотала Фантом. — Ты говорила, что у неё тоже есть пишущая машинка.

      — Когда познакомитесь, тогда и попросишь её показать тебе машинку, — парировала Ланая.

      — Ну, Лана-а-ая! — страдальчески простонала Мортред.

      Ланая хихикнула и потянула её за руку к соседней двери.

      — А вот и моя комната, — объявила она и нажала на дверную ручку. — Правда, она не такая большая, как у тебя.

      Мортред вошла вслед за Ланаей и остановилась посередине, чтобы осмотреться. У стены слева стояла кровать с тёмно-серым покрывалом, а рядом с ней находился шкаф. Справа был рабочий стол с полками сверху, на одной из которых расположились книги, а на другой — пластинки и кассеты. Прямо напротив двери было окно, около которого стоял синтезатор. Стены были обклеены белыми обоями с мелким фиолетовым рисунком, и местами этот рисунок был нарушен ровно наклеенными постерами и вырезанными из журналов фотографиями.

      Ланая оставила свою девушку рассматривать обстановку и ненадолго отлучилась, чтобы переодеться в домашний свитер и джинсы. Когда она вернулась, Мортред указала на фотографию певца, которого все величали королём рок-н-ролла, с вопросом:

      — Тебе он нравится?

      — Да, раньше обожала его, — призналась Ланая. — Но после его смерти моя жизнь свернула куда-то не туда, и я влюбилась в электронную музыку.

      — Знакомо! — засмеялась Фантом. — Но я до сих пор люблю его «Тюремный рок». А ты слышала кавер на неё от Спектральной Ярости?

      — Нет, не слышала, — покачала головой Темплар.

      — Покажу тебе, когда в магазине у Каэля будем, — сказала Мортред.

      Она продолжила рассматривать постеры, и все исполнители были ей знакомы, но только на одну фотографию она отреагировала очень эмоционально.

      — Это же Дебби Коварная! — радостно воскликнула она. — Обожаю её!

      — Правда? — спросила Ланая, заулыбавшись. — Я не так давно открыла для себя её творчество и теперь жалею, что раньше не услышала.

      — Никогда не поздно услышать крёстную маму панк-рока! — заявила Мортред; улыбка так и не сходила с её губ. Но вдруг она оглянулась и спросила: — А можно дверь закрыть?

      — Но дома никого нет, — возразила Ланая.

      — Так, на всякий случай, — попросила Мортред.

      — Ладно, — кивнула Темплар с недоумением и всё-таки закрыла дверь. — Теперь чувствуешь себя в безопасности?

      — Ага, — с довольным лицом ответила Фантом и подошла к столу.

      Пока она изучала содержимое полок, Ланая вновь оказалась охвачена всеми размышлениями предыдущих дней и присела на край кровати. Пара вещей беспокоила её особенно сильно. Во-первых, она была наедине с Мортред. Во-вторых, в закрытой комнате в пустом доме. Внезапно стало как-то волнительно, несмотря на то, что она уже привыкла к присутствию девушки, и они нередко сидели так у Мортред в гостях. Она раздражённо вздохнула: нет, никуда не ушло это наваждение! Мысли скатались в непонятный беспокойный комок, а тело немедленно отреагировало возбуждением. Но они в этот момент даже не прикасались друг к другу! Они были в разных углах комнаты!

      Мортред села рядом с ней и обняла её одной рукой за плечи. Ланая подняла на неё пристыженный взгляд. Она была уверена, что Мортред заметила её состояние и прочитала все мысли, и приготовилась извиняться. Но Фантом спросила:

      — Тебе, вроде бы, нужна была моя помощь с сочинением?

      — Ой… точно, — растерянно кивнула Темплар и с облегчением в душе встала с кровати, чтобы достать из рюкзака тетрадь и ручку. — В общем, тема свободная, но там должны быть аргументы «за», аргументы «против», и главное условие — уложиться в двести слов. «Уложиться»… учительница так сказала, будто двести слов — это очень мало.

      — Но это и правда мало, — возразила Мортред.

      — Я так и знала, что ты это скажешь, — вздохнула Ланая. — Я с трудом могу выдавить пару предложений, какие ещё двести слов? И на какую тему?

      Мортред ненадолго задумалась и сказала:

      — Я обдумывала на днях одну тему для статьи, могу предложить тебе написать по ней. Звучит так: заменят ли кассеты виниловые пластинки в будущем?

      — Нет, — быстро ответила Ланая и пояснила, чтобы Мортред не поняла её неправильно: — Не заменят.

      — Почему? — сразу спросила Мортред.

      — Потому что… — Темплар запнулась и стала напряжённо думать; всё-таки она ещё не до конца переключилась с навязчивых горячих мыслей на домашнее задание. Наконец, она выдала: — Качество звука! Запись с пластинки звучит лучше, чем с кассеты.

      — Но ведь и кассеты могут со временем стать лучше, — возразила Мортред и указала на тетрадь и ручку в руках Ланаи: — Давай, записывай всё, что мы сейчас будем говорить, потом из этого составим сочинение.

      Ланая спохватилась и села за стол, чтобы записать тему и первые два аргумента. Пока она писала, ей в голову пришла другая идея, которую она озвучила:

      — А как насчёт склонности к ностальгии у многих людей? Знаешь, когда они скупают устаревшую технику просто потому, что заскучали по ней, и стимулируют тем самым продолжение производства или даже его перезапуск.

      — Верно, — кивнула Мортред, ложась на кровать за спиной Ланаи. — Это тоже в плюс к сохранению винилового господства. А каковы плюсы аудиокассеты?

      — Компактность, конечно же! — немедленно ответила Темплар.

      — Записывай, — отдала Фантом приказ с усмешкой.

      — Ух, раскомандовалась! — в шутку возмутилась Темплар, записывая очередное предложение.

      На самом деле, она была рада чётким распоряжениям и продуктивной с самого начала работе, которая помогла ей переключиться и расслабиться. Очередной обычный день вместе, ничего нового и пугающего, просто замечательно. С таким убеждением Ланая и продолжила писать сочинение.

***


      Когда текст был готов, Ланая с победоносным выражением лица принялась считать, сколько в нём слов. И она впала в ступор. Затем повернулась к Мортред с тетрадью в руке и пробормотала:

      — Двести пятьдесят слов…

      — Дай-ка посмотрю.

      Мортред протянула руку, и Ланая отдала ей тетрадь и ручку. С умным видом Фантом начала вычитывать текст и по ходу дела что-то вычёркивала. Темплар хотела сказать ей, чтобы она не трогала предложения, которые ей самой нравились, но требование есть требование, да и журналистке должно быть виднее, что в тексте важно, а что — не очень. Через минуту Мортред вернула текст Ланае с комментарием:

      — Ровно двести.

      — Точно? — усомнилась Ланая.

      Мортред сложила руки и прислонилась к стенке.

      — Пересчитай, если хочешь.

      Ланая перечитала сочинение, посчитала слова, и их действительно оказалось двести. При этом смысл совершенно не исказился, и её любимые предложения никуда не пропали; зачёркнутыми оказались вводные слова, избыточные конструкции и небольшая историческая справка.

      — Спасибо большое! — поблагодарила она Мортред. — Никогда бы не подумала, что смогу написать так много… не делай удивлённый вид, для меня это много! Жаль только, что справка не влезла в текст.

      — Эта информация останется для моего сочинения, — ответила Фантом с гордой улыбкой. — Ну, чем теперь займёмся?

      Она посмотрела на Ланаю с интересом, положив руку на подбородок, и Ланая подумала о том, как замечательно с её тела свисал просторный пуловер, так, что можно было под него запустить руки… о, нет, опять эти мысли! Ланая напряглась. Всё-таки надо было хотя бы поговорить на эту тему, как бы неловко это ни было. Она села рядом с Мортред и, смяв в руках покрывало, начала:

      — На самом деле, у меня к тебе есть разговор…

      Голос с трудом слушался её, и это было очень некстати. Мортред повернулась к ней и заинтересованно произнесла:

      — На какую тему?

      — Помнишь, что было в субботу? — спросила Ланая.

      — Репетиция? — наугад ответила Мортред, и от этого Ланая напряглась ещё сильнее.

      — Нет… до репетиции.

      Глаза Фантом расширились: она поняла, что Ланая имела в виду. Но её реакция сбила Ланаю с толку: её лицо вдруг сделалось виноватым, и она опустила голову.

      — Прости за это, — сказала Мортред. — Тебя это беспокоит? Я переступила твои границы?

      — Нет, ты чего! Всё в порядке! — заверила Ланая, взяв её за руку. — Я вообще хотела спросить… если бы тогда не пришёл Рубик, ты бы… ты бы продолжила?

      Фантом бросила на неё озадаченный взгляд и ответила:

      — Это бы зависело от твоего желания.

      — Допустим, я хотела продолжить. А ты?

      — Да, я хотела, — вздохнула Мортред и, чуть нахмурившись, уточнила: — Всё-таки «допустим» или ты действительно хотела?

      — Я… я хотела продолжить, — сказала Ланая со смущением. — Просто осознала это немного позже.

      — Точно? — снова засомневалась Мортред.

      — Точно-точно, — с нажимом повторила Ланая и для пущей убедительности добавила: — Ты мне даже приснилась вчера. В смысле, не просто так приснилась, а с продолжением…

      На этом моменте Мортред засмеялась, и Ланая торопливо свернула тему словами:

      — Я это к тому, что нам нужно поговорить… ох, я это уже говорила, да? — она закусила губу и стала лихорадочно обдумывать следующую фразу, чтобы через несколько секунд выдать: — Кажется, я хочу тебя, поэтому нам надо обсудить…

      Она осеклась и закрыла руками стремительно краснеющее лицо. Что за околесицу она несла! Она не осмеливалась даже смотреть в сторону Мортред — наверное, она жутко недоумевала по поводу всех этих слов.

      «Лиралей советовала говорить открыто и без намёков, но у меня такое чувство, будто я своей открытостью всё сейчас испорчу!» — в отчаянии подумала Ланая.

      Тут она ощутила осторожное прикосновение к своей ладони, и мягкий голос позвал:

      — Ланая…

      Она неуверенно раздвинула пальцы на глазах, чтобы увидеть лицо Мортред.

      — Всё нормально, — сказала ей Мортред, — тут нечего стыдиться. На самом деле, мне приятно это слышать… неожиданно и приятно.

      — Правда? — переспросила Темплар; её сердце как-то странно дрогнуло при этом.

      Фантом застенчиво улыбнулась и ответила:

      — Правда.

      «Надо просто пережить эту неловкость один раз, а потом всё будет нормально», — сказала себе Ланая. Она медленно убрала руки от лица и вслух осведомилась:

      — Так, значит, это желание взаимное?

      — Да.

      Мортред, кажется, тоже была смущена. Но почему? Она же опытная… наверное. Ланая с досадой поняла, что даже этого не знала. Они с Мортред просто не разговаривали о таком. Вдруг Мортред наклонилась к ней и сказала на ухо:

      — Если ты хочешь, можем сейчас попробовать… что-нибудь.

      Мурашки по коже, очередной внутренний переворот. Ланая спросила шёпотом:

      — Что, например?

      Мортред улыбнулась.

      — Что тебе нравится.

      — Это будет мой первый раз… — смутилась Ланая. — Я ещё не знаю наверняка.

      — Выясним вместе?

      И снова эта удивительная мягкая улыбка. Ланая не смогла удержаться и приблизилась к лицу Мортред.

      — Давай, — сказала она, глядя ей прямо в глаза.

      За этим последовал нежный поцелуй, во время которого Ланая аккуратно подтолкнула Мортред, чтобы она легла на кровать. Ланая устроилась сверху и хотела продолжить целоваться, но застыла в нерешительности от нового положения. Мортред дотронулась до её руки и легонько потянула на себя. Темплар опустилась; её грудь оказалась прижата к груди Мортред, как это бывало уже много раз, когда они обнимались, но в этот момент ощущение от близости казалось иным.

      Она подняла голову, дотронулась указательным пальцем до носа Мортред, и они обе заулыбались. Мортред положила руки ей на спину и стала неторопливо поглаживать её. Ланае пришла в голову идея; она подвинулась ближе и спросила:

      — А тебе нравятся поцелуи в шею?

      — Хм… — Мортред задумалась. — Чаще я целовала, чем меня, поэтому не знаю. Хочешь попробовать?

      — Ага, — кивнула Ланая.

      Тогда Мортред приоткрыла ей свою шею, и Ланая прикоснулась губами к её коже. Она никого так ещё не целовала, поэтому действовала немного рассеяно, но если уж Мортред в прошлый раз доставила ей такое удовольствие, то она хотела сделать ей настолько же приятно. Она пару раз поцеловала Мортред — медленно, аккуратно, привыкая к новым ощущениям — и подняла глаза, чтобы посмотреть на её реакцию.

      — Продолжай, — попросила Мортред и провела ладонью по её волосам.

      В этот момент Ланая очень чётко ощутила близость тела Мортред и уже без лишней робости продолжила целовать её шею и водить по ней языком. Мортред подалась вперёд и спустилась руками по её спине до пояса; Ланая же поднялась губами до её уха и оставила влажный след под ним. Мортред шумно вздохнула от удовольствия; её пальцы стремились заползти под свитер Ланаи, и она спросила шёпотом:

      — Можно?

      Ланая кивнула ей, и Мортред забралась руками под одежду Ланаи. От холодного прикосновения к голой спине у Ланаи пошли по коже мурашки, и она, сильнее прижавшись бёдрами к Мортред, потянулась к её губам. Мортред ответила затяжным поцелуем, от которого Ланая ещё больше возбудилась. А руки Мортред плавно перешли к её груди.

      — Ты не против такого? — уточнила Мортред.

      Ланая пожала плечами.

      — Пока нет.

      — Скажи, если надо будет остановиться.

      — Хорошо.

      Мортред осторожно обхватила обе её груди и начала их ласкать. Было приятно и тепло. А вот когда пальцы чуть сжали её соски, Ланая невольно засмеялась от щекотки.

      — Непривычно, — пояснила она насторожившейся Мортред.

      — Да уж, это не всем нравится, — сказала Мортред. — Тебе как?

      — Сделай так ещё раз, я не поняла, — попросила Ланая.

      Тогда Фантом повторила действие, и Темплар убедилась: всё-таки не то. Она взяла руки Мортред и перенаправила их со словами:

      — Лучше вот так.

      — Хорошо, — улыбнулась Фантом и продолжила гладить её по груди.

      Ланая заёрзала на месте от возбуждения и заметила, что тело Мортред реагировало на это похожими движениями. Она решила вообще снять свитер — как удобно, что под ним уже не было лифчика — а когда отбросила вещь в сторону, затянула Мортред в страстный поцелуй. Пока они целовались, Ланая осмелела и запустила руки под пуловер, где наткнулась на застёжку бюстгальтера и парой ловких движений расправилась с ней. Мортред оторвалась от её губ, чтобы стянуть с себя кофту и лифчик и бросить их на пол, а затем притянула Ланаю к себе и продолжила её целовать. Теперь их кожа соприкасалась безо всяких препятствий, и ощущения от этого были очередным удивительным открытием для Ланаи. Потом они с Мортред поменялись местами, и Ланая оказалась снизу. Она не была против. Она попросила:

      — Мортред… поцелуй меня в шею? Так же, как в прошлый раз…

      — Хор-р-рошо, — мурлыкнула Мортред ей на ухо и хитро подмигнула.

      А затем она спустилась к шее Ланаи. И то, что она вытворяла губами и языком, казалось Ланае неизведанной тайной: ну как можно так хорошо целоваться? Она не выдержала и застонала, вцепившись в её плечи, а Мортред, не прекращая поцелуев, положила руку ей на бедро. Осторожно, ласково и так нежно, что даже беспощадно. Поэтому в какой-то момент Ланая взяла руку Мортред и ненавязчиво попыталась расположить её между ног. Мортред поражённо уставилась на неё, и Ланая сказала:

      — Я хочу пойти дальше. А ты?

      Мортред оглянулась и повернулась обратно к Ланае.

      — А дверь ведь и на ключ закрывается? — спросила она.

      — Зачем? Никто же сейчас не придёт… — промямлила Темплар.

      — Ты и в субботу так говорила, — мимоходом заметила Фантом.

      — Р-р-р, ладно! — сдалась Темплар и неохотно выбралась из-под неё, чтобы подойти к двери.

      Она повернула ключ в скважине и для верности подёргала за дверную ручку, да так, чтобы Фантом видела: никто их в этот раз не застукает. Мортред показала большой палец в знак одобрения, и Ланая запрыгнула обратно на кровать, чтобы продолжить начатое.

***


      Много позже они лежали вместе, кое-как накрывшись покрывалом; Мортред обнимала Ланаю сзади, а Ланая втайне от неё улыбалась от уха о уха. Наконец-то! Она чувствовала себя удовлетворённой, как никогда; восторг от новых познаний сворачивался в её душе в клубок, словно сытая спящая кошка. Кроме того, она была невероятно горда тем, что смогла довести девушку до оргазма. Она! Безо всякого опыта! Пусть и не сразу, и Мортред пришлось её направлять, но всё же… Темплар сжала в ногах покрывало. Она даже подумала, что если секс всегда такой классный, то она могла понять своих одноклассниц. Правда по их разговорам процесс шёл иначе. Может, они с Мортред что-то не так делали? Ах, вряд ли. Слишком хорошо, чтобы клеймить это неправильным.

      — Ланая? — окликнул её беспокойный голос.

      — Да? — отозвалась Ланая.

      Мортред взяла случайную прядь, упавшую на лоб Ланае, и заткнула ей за ухо. Затем она спросила:

      — Как ты себя чувствуешь?

      — Хорошо, — ответила Ланая и повернулась к ней, не скрывая широченной улыбки. — С чего такие вопросы?

      — Так, на всякий случай. Ну, по твоему лицу я вижу, что ты не врёшь!

      Фантом умиленно улыбнулась и потрепала Темплар по волосам.

      — Знаешь, даже не хорошо, а прекрасно! — исправилась Ланая и обняла Мортред; их голые ноги переплелись. — Я бы даже повторила. Как ты на это смотришь?

      Не дождавшись ответа, она уткнулась носом в шею Мортред, и та неловко заворочалась. А потом призналась:

      — А мне бы сначала… выйти надо.

      С этими словами она села на кровати. Ланая поднялась вслед за ней и спросила:

      — Помнишь, где ванная? — Мортред покачала головой, и Ланая объяснила: — Иди в сторону кухни, а потом — дверь налево.

      Мортред встала с кровати, впопыхах натянула бельё и свитер и выбежала из комнаты. Ланая расслабленно легла обратно и с мечтательной улыбкой обнялась с покрывалом.

      Через минуту раздалось хлопанье входной дверью.

      — Дочь, ты дома? — послышался мамин голос.

      Ланая подскочила на месте, и внутри у неё всё похолодело. Она посмотрела на часы. Ну, точно! Она так забылась вместе с Мортред, что совсем не подумала о возвращении родителей с работы! И, наверное, не было бы ничего страшного в случайной встрече её мамы и её девушки, если бы девушка не ушла из комнаты в одних трусах…

      — Да, мам, — отозвалась она и скорее начала одеваться.

      Спустя пару мгновений она уже собиралась выходить на миссию по спасению Мортред, но на пороге она сама налетела на Ланаю с перепуганным видом. Запустив её в комнату, Ланая поспешила закрыть дверь и спросила шёпотом:

      — Она тебя не видела?

      — Нет, — выдохнула Мортред, держась за сердце. — К счастью, я умею бесшумно передвигаться.

      — Слава космосу!

      Ланая провела руками по лицу, переводя дух, и села на кровать. Мортред села рядом с ней и вдруг захихикала в кулак.

      — Что такое? — спросила Ланая.

      — Думаю, какая бы встреча вышла, будь я менее проворной и незаметной, — сквозь смех сообщила Мортред.

      — Не так я хотела тебя представить своим родителям, — проворчала Темплар. — И чего ты смеёшься? Ты же боишься моих родителей!

      — Не знаю… это что-то нервное, наверное… — Фантом снова прыснула от смеха и упала на кровать.

      — Морт, ну перестань! — взмолилась Ланая, еле сдерживая смех, но, в конце концов, упала рядом с ней.

      Когда они обе отсмеялись — не во весь голос, этого они себе позволить не могли — их глаза встретились. Ланая положила руку на бедро Мортред, погладила его и легонько ущипнула.

      — Эй-й-й, — протянула Мортред, задрав нос. — Ты что, прямо при родителях в доме собираешься повторить?

      — Нет, конечно, — замотала головой Ланая, — хотя и грустно…

      — А были бы в моей квартире — не было бы никаких ограничений! — сразу же сказала Фантом.

      — Вот и жди, когда приду к тебе! — заявила Ланая, надув губы.

      — Вот и подожду! — передразнила её Мортред.

      В следующий момент раздались звуки с кухни, которые заставили её и Ланаю резко замолчать и напрячься. Пару минут они лежали в полной тишине, прижавшись друг к другу и прислушиваясь к каждому шороху, а потом Фантом неожиданно сказала:

      — Есть хочу, просто ужас.

      — Я тоже, — осознала Темплар. — Пойдёшь со мной на кухню?

      — Нет, — отрезала Мортред.

      — Так и знала, — вздохнула Ланая. — Ладно, я что-нибудь принесу сюда.

      — Спасибо! — просияла Мортред и поцеловала её в щёку.

      Ланая встала с кровати, посмотрелась в зеркало на двери шкафа, чтобы убедиться, что её внешность не кричала «я только что занималась сексом», и вышла из комнаты. Поскольку ни у кого из семьи не было привычки заходить туда без разрешения, она была спокойна за сохранность своей оголодавшей тайны. Она предпочла бы, чтобы в этот момент на кухне никого не оказалось, но нет: и папа, и мама уже сидели за столом.

      — Ланая, садись с нами ужинать! — сразу пригласил её отец, но Ланая покачала головой.

      — Я немного занята сейчас, поэтому возьму еду к себе, — соврала она, подходя к холодильнику.

      — Понятно, — кивнул отец, — у тебя кто-то в гостях?

      Ланая замерла. Неужели их услышали? Или, того хуже, всё-таки увидели Мортред, когда она выходила из ванной?! Она обернулась и ровно произнесла:

      — Да. А как узнал?

      — Ботинки и плащ у входа, — спокойно ответил отец.

      — А-а-а, — протянула Темплар; у неё отлегло от души.

      Тут подключилась мама:

      — Почему бы твоей подруге не выйти сюда и поесть с нами?

      — Она стеснительная, я же говорила, — нервно усмехнулась Ланая.

      К счастью, это оправдание было принято без каких-либо подозрений и дополнительных вопросов. Ланая ушла с кухни с двумя охлаждёнными «Бальзамами», пирожками с вишней и тарелкой запечённого картофеля со специями. Она открыла дверь в комнату как можно аккуратнее, чтобы не напугать Мортред, протиснулась в небольшой проём, захлопнула дверь ногой и поставила поднос прямо на пол. Мортред уже была полностью одета; она спрыгнула с кровати и, по-кошачьи принюхавшись, потёрла руки в предвкушении. Ланая села напротив неё.

      — Приятного аппетита! — сказала она.

      — И тебе! — Мортред схватила «Бальзам», и на её лице тут же отразилось непонимание. — А почему он холодный? Этот напиток, вроде бы, пьют горячим.

      — Да, но мне он нравится со льдом, — ответила Ланая. — Попробуй, это правда вкусно!

      Мортред подозрительно сощурилась и отпила немного из бутылки.

      — Непривычно, — заметила она после первого глотка и сделала следующий. — Но в целом неплохо.

      — Вот и отлично, — умиротворённо вздохнула Ланая и подцепила вилкой кусочек картошки. — Кстати, родители в курсе, что ты тут — они видели твои вещи в прихожей.

      — Я как раз об этом думала, пока тебя не было, — безо всякого удивления произнесла Мортред. — И что они сказали?

      — Да ничего. Хотели тебя видеть, но не слишком-то настаивали на этом. Зовут тебя моей подругой — значит, ничего не подозревают.

      Мортред не удержалась от смеха, когда услышала слово «подруга».

      — Очень крепкая у нас дружба, скажу я тебе, — заметила она.

      — Да уж, — со слабой улыбкой произнесла Ланая и подняла свой «Бальзам». — Ну что, за нас, «подруга»?

      — За нас! — с готовностью отозвалась Мортред, стукнув своей бутылкой об бутылку Ланаи.

      Они просидели в комнате ещё пару часов, пока всё не съели и не наговорились вдоволь. Потом Ланая незаметно вывела Мортред из дома и проводила её до ближайшей остановки. Там они с чувством обнялись и в вечерней тьме украдкой разделили поцелуй на прощание.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.