Сквозь судьбы +34

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Превратности судьбы не заставили полукровок озлобиться против мира и богов, что возлагают на плечи своих детей тяжелейшие испытания. С весёлым спокойствием и надеждой вчерашние герои Олимпа смотрят в будущее и продолжают смеяться, дружить, любить… Какой же станет их дальнейшая жизнь, если в их реальность ворвётся Хогвартс, Пыль и прочая магия…
(Персабет. Отношения Персабет, развитие их в смеси с другими мирами)

Посвящение:
Особое посвящение тем персоманам, кто тоже 18-го августа отметил день рождения книжного героя ярче и веселее, чем своё собственное в этом году…
Рыбьим мозгам и Воображале, чьи отношения не перестают меня вдохновлять с Лабиринта Смерти)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Море Персабет. Море романтики. Автор предупредил.
Фэндомы будут добавляться по мере повествования. Для понимания происходящего не обязательно быть хорошо знакомым со всеми из них, основной упор на Персабет... ну и других полукровок. Всех упоминаемых персонажей других фэндомов не перечисляю, так как их и правда немало, в основном, это будут главные герои разных произведений.
Начинаю завязку с Хогвартса (почти классика этот кроссовер), смешанного из книг, фильмов и информации с сайта pottermore, курируемого Роулинг. Не люблю Ромиону, поэтому просто не буду трогать эту парочку.

Главы буду выкладывать по субботам. Всегда открыта замечаниям и предложениям.

Глава 23 Аннабет

27 января 2018, 23:55
Примечания:
Мне по-прежнему не нравятся некоторые сцены в этой главе, но и выбросить их совсем не получается.
Так что огромное спасибо всем за ожидание и поддержку, приятного чтения!
П.с. публичная бета в студию.... Всё ещё нахожу ошибки)))))
Когда радужная дымка расступилась в стороны, первое, что услышали ребята, было не разборчивое, но громкое: «УАААА!!!»
Изображение не спешило становиться чётким и понятным, и Аннабет с Перси переглянулись, пытаясь понять, отчего другая сторона встречает их звонок подобным плачем. Следом раздался воркующий, немного усталый голос миссис Блофис.
- Мам…
- Салли? – одновременно позвали полубоги женщину. Наконец, они увидели её осунувшееся лицо, сверкающие глаза и удивленную, но полную радости улыбку.
- Перси! Аннабет! Как я счастлива, что вы всё же нашли минутку для нас в такой сложный день! – держать миссис Блофис в неведении было просто невозможно, но стараясь её не тревожить, полукровки обрисовывали свою ситуацию лишь в самых светлых красках. И всё же мама Джексона прекрасно понимала, насколько бережно к ней относятся, – сегодня учёба позволила расслабиться?
- Ты, как всегда, очень прозорлива, мама. Мне жаль это говорить, но у нас есть всего лишь минута. Что с Лорой? Как она? Почему плачет? У неё что-нибудь болит? Что-то требуе… - начал закидывать собеседницу вопросами сын Посейдона.
- Умерь пыл, Рыбьи Мозги, - прервала его Аннабет, закатив глаза и крепче сжав его ладонь, - малышка уже успокоилась, слышишь? – чадо и правда замолчало, секунду назад рассеянный взгляд теперь был прямо направлен на старшего брата.
- О! Кто это у нас здесь? Кто же? Это Лора! Привет, кроха! Смотрите, какая маленькая рыбка! – Чейз посмотрела на сюсюкающегося Перси. Кажется, он вообще забыл, что между ними гигантское расстояние, а общаются они с помощью почты Ириды. Его сестричка, естественно, этого не понимала и вообще ничего пока не понимала, зато всем своим крошечным существом излучала восторг от внезапно выпавшего ей общения с братиком.
- Пусть они пока пообщаются, - с непроницаемым лицом, но насмешкой во взгляде обратилась Аннабет к Салли, намекая на то, что общаться родственники будут на равном уровне, ведь брюнет уже скатился до «угу, буль-буль, малышка! Агу! Буль-буль!» Блондинка хотела воспользоваться редкой возможностью и поговорить с миссис Блофис, - мы и правда сбавили скорость. В конце концов, сегодня всем волшебникам станет известно, что мы – полубоги, что никогда не учились в школах магии и совершенно не знакомы с их предметами. Вряд ли хоть кто-нибудь после этого будет ждать, что мы за считанные месяцы изучим программу, которую самые талантливые чародеи осваивают долгие годы. Пайпер и Хейзел решительно настроены справиться с этой задачей, у них впереди гораздо больше времени. Но мы с Перси… мне всё больше кажется, что мы просто теряем целый год…
- О, Аннабет, не стоит так говорить, - было видно, что женщина не позволяет себе расстраиваться, а пытается найти слова, чтобы подбодрить любимого сына и его девушку, - вы защищаете целую школу. Благодаря вам множество детей теперь в безопасности, разве это не восхитительно?
- Конечно, но охраняя замок от мифических чудовищ, мы же сами и привлекаем сюда дополнительных монстров. Естественно, если бы у нашего положения было больше минусов, чем плюсов нас бы сюда вообще не направили. Но столько времени… Мы не успеваем окончить обычную школу, но при этом для хорошей сдачи магических экзаменов нам также потребуется гораздо больше времени. Дней, месяцев, лет… А дальше? Я больше не хочу сражаться всю жизнь.
Дочь богини мудрости сомневалась, стоит ли озвучивать свои планы и желания, только в этот момент её избавили от ненужного выбора. Внезапно раздался очередной восторженный вопль – это Перси наколдовал вокруг зверушек из воды; он продолжал нести полную чушь и всецело завладел вниманием младенца. Но не имело значения, как именно он разговаривает, и его мама, и дочь Афины не могли отвести глаз от этой нежной и прекрасной картины.
- Ещё насмотришься в будущем, как он ворковать над детьми будет! – добродушно рассмеялась Салли, очевидно поняв, сколько у блондинки схем и планов на дальнейшую жизнь, семью, - у вас ведь всё только начинается, верно?
Кто из них двоих покраснел больше, Аннабет бы не смогла сказать, она лишь видела алого Перси, смущенно смотрящего на неё саму, и чувствовала собственные горящие щёки. С трудом взяв себя в руки, Чейз улыбнулась, не разрывая взглядов с парнем.
- Да. Для нас – это лишь начало.
***
Пара спустилась по одному из редко используемых маршрутов в небольшую комнатку-переход, куда их когда-то привёл профессор Флитвик. Здесь уже собрались остальные полубоги, как настоящие, так и те, кто лишь должны были исполнить эту роль на один вечер; здесь были их новые друзья-волшебники; Лира со своим дэймоном и золотым компасом, сжатым в маленьких ручках так, что побелели пальцы.
- И? – неуверенно повернулась к новоприбывшим Левеск, - пир уже в разгаре.
- Хирон в полной готовности и может связаться со всеми министерствами магии и другими главенствующими органами в волшебном мире, - отчитался Перси, подводя Чейз к одному из свободных стульев. – Он ждёт сигнала с нашей стороны, чтобы начать действовать.
- Лира, алетиометр сказал тебе что-нибудь? – обратилась Аннабет к сидящей рядом девочке, - Олимпийский совет не имеет ничего против того, чтобы открыть правду, теперь мы ждём лишь ответа на наш вопрос: пора ли? Да, нет, позже. Всего три варианта. Что посоветовал алетиометр?
- Я полагаю, он поддержал эту идею, - робко улыбнулась Сирин, - мне ещё сложно с ним общаться, но его ответ – это определённо согласие.
Как-то неожиданно все перешёптывания стихли. Дочь Афины оглядела всех присутствующих ребят: на протяжении многих дней они выглядели храбрыми, целеустремлёнными, но на последнем шаге их сомнения грозились прорваться наружу, сломить их дух.
- У нас уже нет обратного пути, - встала Чейз, - не стоит думать, что одно объявление создаст позади нас пропасть, куда мы уже не сможем отступить. На самом деле такой возможности у нас уже давно нет. Но хотя случившиеся события необратимы, своё будущее мы можем построить сами. Сейчас у нас есть возможность провести мосты между разными мирами, и пусть продвижение вперёд будет становиться всё сложнее, мы не отступим, верно? – Она улыбнулась, посмотрев на каждого человека, оставалось надеяться, что Аннабет удалось укрепить их веру, ведь сейчас она, как никогда прежде, знала, что не сможет пройти свой путь в одиночестве. Больше её не ведёт метка Афины, и ей не придётся сражаться одной.
- Может, ты и мою часть речи произнесёшь? - постаралась натянуть ответную улыбку Маклин.
- Ну, уж нет, Пайпер! Я не обладаю твоим даром убеждения, так что нам придётся постараться. Всем вместе.

В последние свободные минуты уже в главном зале друзья рассказали парочке о прошедшем праздничном пире, который они благополучно пропустили. Многие колдуны, поддерживая особую тему вечера, сожгли часть еды в качестве подношения богам, и Чейз подумала, что этот очаг и религия, о которой блондинка говорила ещё в сентябре, могли натолкнуть волшебников на мысли об истинной природе «чародеев» из Америки.
И всё же трапеза прошла в очень доброй обстановке; улыбки, шутки и томительное ожидание развлечений вызывали вспышки смеха, бурлящего, как пузырьки в бокале шампанского. Единицы задержались за столом, все спешили натянуть костюмы и вновь вернуться к «столовой». Дух праздника наполнил каждую щель замка, даже призраки стали веселее и озорнее.
- Вам пора, - Фрэнк внимательно наблюдал за стрелками часов.
- Да, нужно сообщить Хирону, что мы начинаем, - поднялась Аннабет и в компании Перси покинула помещение. В этот же момент двери главного зала широко распахнулись, гостеприимно приглашая всех учеников и преподавателей на торжество. Подростки в прекрасных и смешных нарядах устремились в огромную удивительно украшенную комнату, тут же наполнившуюся множеством голосов и ярких разноцветных красок. Зажглись непременные атрибуты Дня всех Святых – свечи и фонари-тыквы, взлетели летучие мыши и привидения, и совсем неразличима была музыка в разразившемся шуме.
В последний раз поговорив с кентавром, парочка затесалась в общую толпу, направляющуюся к главному входу в большой зал. Недалеко от дверей стояла Хейзел, незаметно наблюдавшая за волшебниками и отмечавшая самые удивительные наряды в блокноте.
- А почему вы без костюмов? – когда Левеск заговорила с Аннабет, у младшей девушки стали отчётливо видны очаровательные вампирские клычки. И Чейз не думала, что они накладные – очевидно, дочь Плутона «сменила» своё одеяние с помощью тумана.
- У меня костюм дочери древнегреческой богини мудрости, - не дрогнув, ответила блондинка, внимательно глядя, чтобы никто не услышал их раньше времени.
- Пфф! – надулась полукровка из римского лагеря, - ты она и есть, так что не считается! Вот возьму – и не пропущу вас в таком виде! Придумай что-нибудь!
- Костюм уставшей и измученной дочери Афины, - лишь слегка поведя бровью, «придумала» Аннабет, быстро обходя подругу, тут же вцепившуюся в руку Перси.
- Эээ…сын Посейдона? – предложил название своему наряду Джексон.
- Второй раз со мной этот номер не пройдёт! – обиженно нахмурила брови Хейзел.
- Тогда… как там говорила Пайпер? Малыш-тюлень? – сын Посейдона быстро состроил умоляющие глазки.
- А…ага, - Левеск явно ослабила хватку, так как в следующий момент освобождённый брюнет уже вёл Чейз вперёд, к одной из лестниц, ведущих за кулисы возведённой сцены.
- Где же твои ласты и хвост, тюлень? – ехидно прошептала блондинка, пробираясь сквозь толпу.
- Мм… а я сухопутный! – с насмешкой ухмыльнулся Перси.
- Сухопутный тюлень… звучит, как победитель премии «Лучший монстр Хэллоуина», - отвечать на очередную подначку Джексон не стал. Но несколько холодных капель воды неожиданно врезались в её нос, заставив девушку вздрогнуть, а затем рассмеяться.

Габриэль сияла, наблюдая за тем, как проходят все намеченные ею конкурсы, и счастливо улыбнулась парочке, помахав рукой. Больше она отвлекаться не могла, слишком многое требовало её внимания: проследить за доставкой новой тыквы с конфетами, которую нужно разбивать с закрытыми глазами; в другом углу чародеи на скорость варили шуточные зелья и, конечно, без эксцессов там обойтись не могло. Разве что в волшебном «тúре», где маги заклинаниями сбивали двигающихся маленьких монстров, никаких проблем не возникало, но всё равно приходилось присматривать, чтобы колдуны не целились друг в друга.
- Как успехи? – Аннабет не решилась обращаться к Делакур, вместо этого спросила её подругу – вторую ученицу из Шармбатона, к тому же обладающую более понятной речью.
- Скоро мы, - было совершенно ясно, что девушка подразумевает пародию на конкурс парочек, - дальше небольшая пауза, а потом выбираем лучший костюм. И всё. Подводим итоги квеста – ваша очередь.
- Ясно, спасибо, - Чейз улыбнулась, - удачи вам.
- Спасибо, и вам тоже! Так здорово, что соперники желают друг другу лишь успеха! – радостно воскликнула француженка.
- Соперники? – непонимающе переспросила Аннабет. Словно почувствовав, о чём идёт речь, к ним быстро приблизилась Габриэль, дружелюбно улыбаясь под настороженным взглядом блондинки.
- Понимае‘шь, па‘ра из Равенк‘ло ‘зави‘сла над эн‘цикло‘пе‘дией в библио‘теке и не со‘би‘рает‘ся оставлять эту новую кни‘у ‘ра‘ди ‘развле‘чений. Вот… - похлопала ресничками белокурая волшебница.
- А вы же изначально были записаны как запасные в нашем чудесном романтичном состязании, - добавила вторая ученица Шармбатона, - и вы замените их, выступив от дома когтевранцев, да?
- Неужели? – брови дочери Афины неконтролируемо поползли вверх, - значит так. У нас ученики по обмену заняты в программе чаще, чем Хогвартские волшебники. Так что вытаскивай своих когтевранцев из библиотеки, как хочешь, а мы с Перси в это не полезем.
- Ну ла‘дно, - цокнула языком Делакур, - а жаль. Ва‘ши отно‘шения – одна из самых о‘бсуж‘даемых ‘сплетен в школе.
- Даже не смотри на нас так, Габриэль! – отступил на шаг Перси, - я тоже умею в гляделки играть! И абсолютно поддерживаю Воображалу в нежелании участвовать в вашей затее!
- Эх, да когда ты против своей девушки шёл, - вздохнула вторая француженка, взяв полувейлу под руку. Между строк читалось «подкаблучник», что весьма насмешило дочь богини мудрости.
- А вот тут вы заблуждаетесь, - хмыкнула Аннабет, - даже если спор закончился в мою пользу, это ничего не значит. Перси может сделать так, как я сказала, лишь потому, что сам этого захотел; я была бы в восторге, будь иначе. Да, специально ему не нравится расстраивать меня, но это взаимно. К тому же, мы здесь на важном задании, а я главная и несу за всех ответственность.
- Потому что мне нравится, когда ты довольна и улыбаешься, - вмешался Перси, - я, знаешь ли, ничего не теряю, когда следую твоим советам, а тебе спокойнее, - он пожал плечами. А затем так посмотрел на Аннабет, что она почувствовала себя растаявшем мороженым, и сердце пустилось вскачь, - я не хочу тебя тревожить. Это было бы неправильно. – А затем он снова повторил более тихим голосом, - мне нравится, когда ты улыбаешься.
- О-о-о, - довольно протянула подруга Габриэль, глядя на парочку, и пояснила Перси, - но со слухами ничего не поделаешь, уже давно кто-то высказал мысли о том, что ты на привязи у блондинки. Просто когда в самом начале Аннабет болела и не ходила на пары, ты так отрывался и репутацию настоящего хулигана себе заработал, а как она появилась на горизонте, ты стал снова тише.
- Это ты преувеличиваешь, - с опаской покосился на свою девушку Джексон, - я ведь не так уж и веселился, правда? Я честно был лапочкой, - попытался он заверить дочь Афины, строя невинные глазки и одновременно подмигивая хихикающим француженкам.
- Продолжаешь строить из себя тюленя, Рыбьи Мозги? – хмыкнула блондинка, качая головой и отводя его в сторону от любопытных учениц Шармбатона. Праздник продолжался, и за кулисами были прекрасно слышны всеобщие восторги и смех. И словно напитываясь этой радостью, Аннабет расслабилась, ей становилось легче и светлее, и тиски окончательно отпустили её сердце.
Наконец, на сцену вышли Пайпер и Габриэль в одинаковых струящихся серебристых платьях в пол, объявив начало особого конкурса.
- У нас есть пять дуэтов! – громко рассказывала Маклин, пока все зрители собирались около площадки, - по одному от каждого дома.
- И одна – как пред‘стави‘тель в‘сех у‘чеников по о‘бмену! – включилась Делакур, - а вам п‘ред‘стоит выб‘рать…Луч‘шую па‘рочку! – вместе объявили девушки. Большинство источников света тут же погасли, а на сцене появился скелет без головы; в темноте были видны только кости, руки существа поднялись, поводили в воздухе над плечами, словно пытаясь нащупать отсутствующий череп. Затем вышел второй, более маленький – очевидно женский – скелетик и щёлкнул пальцами, зажигая огонёк. Вокруг них тут же вспыхнули два десятка свечей, и ученики увидели, что у первого скелета вместо головы тыква, которую он тут же снял, открывая лицо всем знакомого ученика из Дурмстранга. Стоящая рядом его девушка из Шармбатона обошлась без тыквы, которая могла навредить её укладке и сейчас приветливо махала волшебникам, пока две ведущие представляли зрителям первых участников.
Когда два скелета отошли в сторону, на их месте оказалась ученица Слизерина в чёрном плаще со стоящим воротником.
- Выглядит она обычной девушкой, - не преминула прокомментировать Пайпер, - может, я с этой стороны чего-то не вижу, Габриэль?
- С мое‘о раку‘рса так‘же ни‘че‘о! Бле’днень’кая толь’ко сли’шком.
- Кто же наши следующие участники? – в шутливой манере перебрасывались фразами ведущие, продлевая интригу. Слизеринка закатила глаза и взмахнула волосами; со всех сторон вылетели летучие мыши, окружившие фигурку волшебницы. Немного расступившись в сторону, животные открыли картину того, как одна из них словно вытягивается в человеческую фигуру. Когда летучие мыши окончательно разлетелись и расселись по стенам, на сцене уже стояли двое, демонстрируя всем внушительный оскал и развивающиеся чёрные плащи, напоминавшие крылья летучих мышей.
- Так на‘ши сле‘дую‘щие у‘ча‘с‘тники – вампи‘ры! – словно она не знала этого заранее, воскликнула Габриэль.
- Можно ли считать это костюмом? – засомневалась дочь Афродиты, - разве и в обычное время слизеринцы не пьют у всех кровь? – публика заулюлюкала, поддерживая ведущих в небольшой насмешке над не самым лучшим характером большинства представителей змеиного дома. Даже Аннабет не могла сдержать улыбки, так игриво преподносили всё девушки, стоящие с двух разных концов сцены, на которой уже появилась третья пара из Гриффиндора, щеголяющая ушами и роскошными лисьими хвостами.
- Оборотни? – округлила глаза Маклин, - вот уж какой факультет я бы ни за что не заподозрила в двуличности! Гриффиндорцы ведь всегда так храбро идут прямо! Напролом!
- Но на‘до отме‘тить, что в ли‘сьей п‘ри‘ро‘де это‘о ры‘жика сомнений не во‘зникает…
- А Гермионе определенно идут пушистые ушки! – зрители овациями проводили Грейнджер и Уизли и также активно встретили когтевранцев-«призраков» и учеников Хаффлпаффа в костюмах ангела и демона. Ведущие тут же объявили первое испытание, и Аннабет отошла от небольшой щели между занавесями, откуда наблюдала за происходящим в зале, так как сцена стала гораздо ярче освещена.
- Ну что? – приоткрыл один глаз Перси, всё это время спокойно дремавший рядом с ней в удобном кресле, где раньше были свалены наряды и другой реквизит.
- Те, кто раздобыл последнюю подсказку для нахождения дочери Афродиты, начали догадываться, что «покровительница любовных дел» - это ведущая конкурса на лучшую парочку. Так что некоторые отправились к нашим помощникам, чтобы зафиксировать свой выбор.
В это время Хейзел была одной из тех, кто записывал варианты учеников. Конечно, для тех, кто прошёл все задания до конца кандидаток было лишь две – Габриэль и Пайпер, и каждый просто выбирал на свой вкус, так как ни одна подсказка не помогала выбрать между ними двумя.
- Кажется, это немного несправедливо. Мы оставили себе путь для побега, но тем самым лишили приза примерно половину тех, кто всё отгадал правильно, - заметил Джексон.
- Даже тех, кто поставит на Делакур, ждёт бонус, пусть он и не сравниться с наградой за правильное нахождение полубога, - пожала плечами блондинка, осторожно вглядываясь в зал, - к тому же, не думаю, что кого-то будут волновать подобные мелочи, когда они узнают о существовании множества других миров.
Сын Посейдона тихо рассмеялся, а затем похлопал по колену:
- Садись и расслабься. У тебя есть ещё немного времени, - после непродолжительного молчания он исправил своё предложение, - у нас есть немного времени.

После того, как всеобщими аплодисментами были выбраны победители, остальные пары со смехом окружили скелетов-триумфаторов волшебными искрами и сбросили в толпу. Веселье продолжалось, и хотя организаторы взяли паузу перед конкурсом на лучший костюм, чародеи по-прежнему могли общаться, танцевать, хоть стрелять в тире. Каждый мог найти себе развлечение по душе, не подозревая, что за кулисами в этот момент несколько ребят буквально лежали пластом.
- Я уже выдохлась, - протянула Левеск.
- У-ву-сала, - уткнувшись лицом в подушку, проворчала Маклин.
- Что-что? – не разобрал Фрэнк.
- Я устала, - подняла голову дочь богини любви и тут же рухнула обратно.
- Это было сов’сем неп’ро’сто, - вздохнула Габриэль.
- Осталось совсем немного, - поддержала всех Лира и поймала за хвост своего дэймона, который хотел воспользоваться возможностью и слопать оставшиеся от призов конфеты.
- Я только попробовать хотел! – попытался заверить Пантелеймон. Делакур, как ответственная за мероприятие, махнула рукой, позволяя ему зарыться в сладости с головой. Остальные лениво проводили его уставшими взглядами.
Пришло время конкурса костюмов.
Но никто не встал, чтобы мельком посмотреть на это пиршество красок и узоров, в полной тишине дожидаясь финала.
К ним присоединилось ещё несколько человек – исполнители ролей полукровок, не все знали, что здесь присутствуют настоящие дети Богов, так что напряжённая атмосфера была нарушена их вопросами, беседами.
Уходили последние секунды.
«Пора».
Аннабет медленно встала с коленей Перси, тут же поймав его ладонь в свою и оглядев серьёзные лица подростков. Семь загаданных полубогов плюс несколько дублеров, несколько помощников, семь настоящих полукровок, троим из которых сейчас предстояло выйти на сцену, где звонкий голос Делакур сообщал о том, что пора подвести итоги сегодняшней игры.
- В’ряд ли «факу’льтет х’раб’ре’цов» или «после’дний ку’рс» мо’ли помочь вам найти на’ше’о перво’о полубо’а, но «знак молнии» рас’ставил в’сё по своим ме’стам, ве’рно? Поп’ривет’ствуем знаменито’о ’арри Потте’ра в ’роли сына Юпите’ра! – независимо от того, справились волшебники или нет с задачкой, все бурно радовались появившемуся на сцене колдуну. Габриэль скромно заметила, что его отыскали полторы сотни учеников, каждый из которых позже получит свой приз, - мнения на с’чёт доче’ри бо’ини лю’бви и к’ра’соты сильно раз’делились, - продолжала белокурая чародейка, - п’ри’знаюсь, я о’чень хотела её сы’рать, но давайте поп’ривет’ствуем настоя’щую дочь Аф’ро’диты! – под очередные радостные овации в розовом свете из кулис выплыла Пайпер. Никто не цеплялся к словам ведущей, наслаждаясь шоу, а француженка уже представляла всем первокурсника из Хаффлпаффа. На лице пуффендуйца царила шальная улыбка, но под пристальным взглядом ведущей он вытащил из-за пазухи якобы украденную папку с дальнейшими словами девушками. А затем её заколку. И серьги. И браслет Пайпер. И палочку Поттера. Ведь он играл роль никого иного, как сына Гермеса, бога странствий и воровства. Следом вышла настоящая дочь Гекаты с четвертого курса змеиного дома, но никто снова не обратил внимания на нюансы в речи ученицы из Шармбатона. – Мно’ие до после’дне’о сомневались, кто из двух «доб’роду’шных львов» сп’рятался под ли’чиной на’ше’о сле’дую’ще’о пе’рсона’жа! Так Невилл или Ф’рэнк? – снова удерживала паузу Делакур, - коне’чно, после’дняя под’сказка, указав’шая на посо’х, дала вам ответ! Ф’рэнк Ч’жан! Сын бо’а войны! Итак, идём даль’ше… Мне нелов’ко п’ризнать’ся, но не’смот’ря на в’се на’ши намёки о том, что хотя её животное – ба’рсук – она т’ри четве’рти времени п’роводит с дру’ими факультетами, ли’шь два у’ченика осмелились п’редполо’жить, что роль до’че’ри Деметры исполняет п’ро’фессор Стебель! – после секунды поражённой тишины зал наполнился восторженным рёвом, встречая декана Хаффлпаффа. Дождавшись, как стихнет шум, Габриэль представила последнего «полубога» - второкурсника из Равенкло, очень гармонично выступившего в роли сына римской Минервы. – И ка’залось бы, осталось на’звать имена тех, кто дал наиболь’шее коли’че’ство п’равильных ответов, и на этом на’ш ве’чер мо’жно с’читать заве’р’шённым. Но есть е’щё одна ве’щь. С’ре’ди семе’рых стоя’щих з’десь лю’дей есть те, кому не п’ри’шлось ни’че’о и’рать…
Делакур отступила назад, к началу ряда из семи «полукровок», передавая слово Маклин, на горло которой направила свою палочку, накладывая заклинание. Усиленный чарами звонкий голос Пайпер заполнил зал:
- И снова здравствуйте, дорогие друзья. Я долго думала над своей речью, но сейчас не знаю, что сказать. Я – дочь Афродиты. Мой папа – обычный смертный, но мама – самая настоящая древнегреческая богини любви. На этой сцене я оказалась не случайно, также, как не случайно здесь оказались и двое других, - к ней подошли Фрэнк и дочь Гекаты, - думаю, после этого дня многие из вас стали догадываться, что мы действительно необычные волшебники, но вы гнали эти мысли, ведь вам это казалось нелепостью, верно? Точно также и мы не хотели принимать идею о том, что существуют волшебники и даже школы и Министерства Магии, о которых мы не подозревали, живя в мире греческих и римских богов. Но сейчас мы все очень рады, что нас пригласили в Хогвартс, чтобы подружиться с вами и узнать друг друга поближе. В эту минуту наш учитель ведёт переговоры с главами всех магических ведомств, но что должны сказать вам мы – я не знаю. – Пайпер оглянулась и улыбнулась на Аннабет, терпеливо ожидавшей за спиной девушки; теперь они встали рядом.
- Магия многогранна. И мир многогранен, - развивала идею Чейз, - но наша природа отличается от вашей. Мы не волшебники, мы – полубоги. И вот наши силы.
Перси вскинул руки, вызывая огромные водные волны, которые взвились над толпой, закрывая потолок, закрутились в спираль. Пальцами он отделили отдельные жгуты, которым придавал разные формы и запускал между учениками. Прозрачные животные, разнообразные фигуры скользили между учеников, выписывая пируэты и всевозможные кульбиты. Фрэнк сделал несколько шагов вперёд, подпрыгнул и взлетел в воздух огромным орлом, затем нырнул в водяной поток, обернувшись гигантской золотой рыбкой, вызвавшей множество смешков, а затем спланировал обратно вниз белкой-летягой. Под очередной слитный выдох вся комната засверкала в сиянии драгоценных камней и золота, свет свечей отражался на гранях бриллиантов и изумрудов, преломлялся в водной стихии, наполнив зал очередным фейерверком красок.
- Но также мы должны сказать, что даже сами не знаем, сколько всего миров существует, ведь наша новая подруга Лира и её дэймон Пантелеймон пришли совсем из другой вселенной, но с радостью расскажут вам о своём доме, - продолжала говорить блондинка, незаметно держась за рубашку Джексона. Ей не хватало сил выпустить ткань из побелевших пальцев, но его присутствие помогало ей поддерживать спокойное дыхание и уверенный голос. Вода постепенно уходила в стороны, также как растворялись в стенах украшения и драгоценности; и один из близстоящих волшебников удивленно осмотрел Сирин:
- Из другого мира? Прямо из совсем другого? – его рост и местонахождение позволили ему ткнуть в ногу девчонки, из-за чего та резко испуганно подскочила, а затем начала падать. Но её приземления никто не увидел, так как Белаква вместе со своей куницей растворилась в воздухе.
- Трансгрессия? В школе же нельзя! – зароптали с одной стороны.
- Совсем непохоже на трансгрессию! – воскликнули с другой.
- Ученики, тишина! – прогремела директриса, смотря на полукровок, которые могли дать ей ответ, куда пропала девушка.
- Хейзел, Фрэнк, встретите её? Она наверняка поспешит вернуться обратно и в ближайшие полчаса окажется на своём месте в лесу. – Аннабет повернулась к друзьям, спокойно улыбаясь, чтобы показать всем, что ничего страшного не произошло, - она просто вернулась в свой родной мир. Такое уже случалось не один раз, просто мы обычно старались скрыть, когда кто-то врезался в неё или совершал неожиданные, резкие движение, которые заставляли её пропасть. Очень надеюсь, что теперь вы все проявите осторожность и внимательность в общении с нашей иномирянкой, чтобы не доставлять ей неприятностей. Хейзел, Фрэнк? Чего вы ждёте?
- Вы справитесь сами? – уточнил Чжан, на что блондинка согласно кивнула.
- Мы пойдём, - улыбнулась Левеск, прыгая в широкое отверстие в полу, где следом скрылся и китайский канадец.
- Только что вместе с сыном бога войны нас покинула дочь Плутона, римской версии Аида, бога Подземного Царства. В своей римской ипостаси он также покровительствует богатствам земных недр. Именно поэтому Хейзел обладает способностью находить и прокладывать подземные туннели.
- Так вот как она перемещается по замку! – воскликнул какой-то слизеринец, вызвав у Аннабет улыбку.
- На счёт Перси и его водяного шоу, думаю, совершенно ясно, что его божественный родитель – Посейдон. Что скажете на счёт меня? Есть версии?
Волшебники принялись перешёптываться, наполнив зал равномерным гулом, который с каждой секундой всё нарастал и нарастал, так что зазвенели стёкла.
- Могу дать подсказку, - рассмеялась блондинка, - моё имя – анаграмма на имя моей божественной матери.
- Афина? – нарушил тишину голос со стороны группы когтевранцев.
- Не знаю, где там анаграмма, но умных слов для такой богини эта блондинка сказала достаточно! – насмешка какой-то слизеринки прокатилась волнами веселья по рядам волшебников, но в этих словах не чувствовалось жестокости или желания оскорбить. Скорее, эта была шутка, призванная поднять всем настроение.
- Совершенно точно замечено, - улыбнулась Чейз, - и когда мы говорим, что мы дети богов, мы не имеем в виду какие-то абстрактные вещи. Боги, которым когда-то поклонялись в Древней Греции живут до сих пор и иногда на свет появляются дети, лишь наполовину принадлежащие миру смертных. Тех, кого вы называете магглами, но также, и вас самих. Ведь по сравнению с божествами все волшебники – лишь одаренные смертные. Вот почему мы здесь.
- Не понял! – раздалось откуда-то с галёрки, - почему?!
- Монстры, которые нападают на школы. Это чудовища из мифов, и чародеи не могут их победить, зато можем мы.
- Вопрос! – в дальних рядах поднялась ручка, после чего девушка громко прокричала, - в смысле «вы» - полубоги, или «вы» именно вы, те, кто на сцене?
- Оба варианта верны. И мне кажется, это отличный формат разговора, если вы будете поднимать руки, а мы отвечать на ваши вопросы, что скажете? – предложила блондинка. Тут ввысь взметнулся целый лес рук, после некоторых сомнений Аннабет кивнула ближайшей колдунье.
- То есть сейчас во всём мире живут наполовину люди – наполовину нечто невероятное, которые обладают фантастическими силами?
- В основном мы появляемся на свет и живём в Америке, так как именно там сейчас находится современный Олимп и оба наших лагеря, где полукровок учат всему, чтобы выжить.
- Вам не кажется, что сейчас будет слишком много вопросов, чтобы вы успели на всё ответить до нового месяца? – задал следующий вопрос староста Хаффлпаффа.
- Думаю, их будет гораздо больше, но должны же мы удовлетворить ваше любопытство и объяснить, что мы пришли сюда не просто так. И мы будем очень рады вашей помощи и поддержке.
- Можно мне слово? – попросила ещё одна колдунья с миролюбивым выражением лица, - думаю, каждый из нас сможет очень многое понять из обычных книг, - обратилась чародейка к другим ученикам, - для нас не случайно устроили квест. Мы все видели, сколько литературы подготовлено библиотекой, так что можем начать своё просвещение с изучения мифов, а уже потом уточнять всё непонятное у наших гостей, верно? Тем более, что впереди выходные.
- Да, мы отобрали книги, которые помогут вам не запутаться. Но также никто не отменял уроков общих магических познаний, где мы будем рассказывать об устройстве нашего мира, - с каждым словом блондинка всё легче отвечала, её улыбка становилась более искренней, а хватка - ослабевала. Но окончательно выпустить рубашку Перси из пальцев она не смогла.
- Тогда можно лишь один вопрос? –недавняя колдунья повернулась к полубогам, - моя мама работает в Министерстве Магии, но она никогда не упоминала о вашем мире… Это очень страшная тайна?
- Нет, просто она сама прямо сейчас обо всём узнаёт. Вы можете обсуждать все эти события между собой и другими волшебниками, только не стоит тревожить мир обычных смертных… - начала объяснять Аннабет, когда внезапно кто-то воскликнул:
- То есть вы хотите сказать, что где-то в небе сидит Зевс, который управляет молниями по всему миру?
- Не совсем так, - сглотнула блондинка, затем облизала губы. Было весьма сложно говорить так много, так что она бросила взгляд на Джексона, умоляя его немного ей помочь. В конце концов, этот вопрос не касался загробного мира, и вряд ли можно было вызвать войну, отвечая на него, так что не обязательно было тщательно обдумывать слова.
- Он вовсе не следит за грозами круглые сутки, для этого Зевс слишком самолюбив и ленив…
- Перси!
- Что? Я стою на земле, так что он не поджарит меня за одни лишь слова! К тому же, боги не любят обращать своё внимание на Хогвартс, он вне их юрисдикции. Ах да, - брюнет ласково щёлкнул Чейз по носу и снова повернулся к волшебникам, - если где-то вопреки всем прогнозам смертных случилась ужасная непогода, прямо гром и молнии, буря, то значит, Зевс в плохом настроении и не может контролировать свою злость.
- Серьёзно?
- Правда?
- Ого!
Со всех сторон послышались восклицания, начался новый виток обсуждений.
- Какого чёрта вы так легко верите! Почему всё это не может быть розыгрышем? – разъярённо воскликнул какой-то маг.
- Розыгрыш длиной в два месяца? – переспросили его с одной стороны.
- Они же всё время странными были, а сегодня столько всего продемонстрировали! – ответили с другой, - как это ещё объяснишь?
- Посмотри на преподов! – насмехались с третьей, - то есть…на преподавателей, - исправился волшебник, притихнув. Директриса сочла этот момент подходящим, чтобы встать и выступить со своей небольшой речью. Но стоило ей открыть рот, как рядом с полукровками засияло разноцветное облачко, в котором показалась Хейзел:
- Лира уже здесь! Нам возвращаться в зал?
- Да, ждём вас! – улыбнулась Пайпер.
- Ага! – и Левеск развеяла радугу. Естественно, что сообщение Ириды вызвало ещё одну волну ропота, которую снова прервала профессор Макгонагалл, привлекая всеобщее внимание. Наконец ей представилась возможность произнести:
- Я позвала на помощь и рада, что мы оказались друзьями. Теперь у нас будет достаточно времени, чтобы лучше узнать друг друга, так что предлагаю разойтись всем на заслуженный отдых. А продолжить дискуссии завтра. Рано или поздно вы получите ответы на свои вопросы, наберитесь терпения! Завтра я объявлю все подсчитанные очки, к тому же, всего через две недели состоится первый матч по квиддичу этого сезона! Готовьтесь! – дама хлопнула в ладоши, развеивая многие разноцветные огни и зажигая более яркое освещение в коридоре. Нехотя волшебники потянулись к выходу, кто-то уже зевал, кто-то переспрашивал, останутся ли полубоги в своих комнатах, но видя, что ребята идут вместе с ними, замолкал.
Аннабет сонно потёрла глаза. Всё оказалось совсем не так страшно, как виделось.
Она уже была совершенно спокойна и совсем не волновалась о том, что её ждёт в будущем, и вряд ли бы вспомнила о ещё одном деле.
- Хирон, наверное, тоже уже закончил и волнуется, что не получил от нас весточки, - с улыбкой заметил Джексон, останавливая её.
- Точно! – встрепенулась Чейз, посмотрев на своего парня в ожидании. Он понимающе вздохнул, взмахнул ладонью, призывая воду, и вскоре в очередном радужном облаке с ними беседовал мудрый кентавр, весьма довольный итогами этого дня.
Одновременно с их прощанием, в зал влетела сова Макгонагалл. Начав читать письмо, директриса тяжко вздохнула и окликнула уходящую пару: Пайпер итак дожидалась Левеск, так что была близко, а вот Аннабет с Перси пришлось снова пересекать большой зал.
- Что-то случилось, профессор? – напряженно посмотрела на даму Чейз.
- Не то чтобы… Это от нового министра магии… Он просит меня прибыть завтра в министерство. Вместе с вами.
- Что ж, - выпрямилась блондинка после минутного молчания, - значит, мы пойдём с вами. Сообщите, что нас будет четверо и ещё. Будет питомец, они ведь не возражают? – Аннабет постаралась сдержать коварную улыбку, но уже решила, что отправится туда только в компании сына Аида и Миссис О’Лири. Даже если им не потребуется способ мгновенного побега, адская гончая окажет должный эффект на магов. А, в крайнем случае, можно будет применить голос Пайпер и наладить хорошие отношения хотя бы с английскими колдунами.
Поделившись этими мыслями с остальными полукровками, все в небольшом волнении разошлись по своим комнатам, очень надеясь, что там их сейчас не будет ждать допрос с пристрастием.
Но ничего подобного не произошло. И даже у их помощников, тех, кто раньше других магов узнал о существовании божественного мира, не возникло никаких проблем, просто потому, что и для волшебников день оказался слишком насыщенным.
***
Аннабет даже в самых невероятных планах развития событий не могла представить, что волшебники неожиданно станут настолько активными и смелыми; с горящими любознательностью глазами как минимум половина студентов дома, в котором сейчас числилась парочка, посчитала своей обязанностью лично поприветствовать полубогов и задать им самый интригующий их вопрос. Вероятнее всего, они сами создали для себя правила, не позволявшие им спрашивать больше, что очень устраивало дочь Афины, так как не успела она проснуться, как её язык уже отказывался ворочаться. На их неизменной зарядке несмотря на не самую лучшую погоду и выходной день был настоящий аншлаг из зрителей, которые, кажется, сидели даже на крышах и с завистью наблюдали за Асторией и Полумной, давно ставших частью этих тренировок и добившихся определенного успеха. В это утро под множеством взглядов Гринграсс с трудом могла удерживать оружие, её руки тряслись, и Чейз решила не мучить нервничающую слизеринку. Луна никак не реагировала на окружающих, сосредоточенная на собственных движениях. Полубоги полностью раскрепостились, выдавая свой максимум, чтобы держать планку «наполовину-кого-то-невероятного».
Но стоило им начать расслабленно убирать оружия, как чародеи весьма организованными цепочками потянулись к ним, чтобы в порядке очереди задать свои вопросы.
- После душа! – воскликнула смущенная Аннабет, торопясь собрать свои вещи.
- После завтрака! – добавила Пайпер.
- Или как минимум просто в главном зале! – смягчилась Хейзел. Колдуны вздохнули, но пропустили подростков в их спальни.
Завтрак прошёл в абсолютной тишине, даже преподаватели, нервно оглядываясь, не нарушали воцарившегося всеобщего молчания. Казалось, даже ложки не стучали о посуду и не трещали свечи и огонь в очаге; воздух наполнился томительным ожиданием.
Пайпер закончила трапезу первой:
- Ну, хорошо! Начинайте! – объявила она. Волшебники ждали только этой команды, десяток человек рванули со своих мест, но, кажется, они всё ещё соблюдали установившийся ранее порядок. Вопросы были самые разнообразные: как Олимп может быть в Америке и что он вообще такое, самая ли красивая на свете мама-Афродита, как бороться с мифическими монстрами и почему на них не действует магия, были ли в жизни полубогов приключения, как правильно накладывать макияж…
На последний вопрос Маклин огрызнулась, что не имеет никакого понятия, так как вообще косметикой не пользуется. Никто не разозлился и не обиделся на её сердитый тон, лишь девушки печально покачали головами, что, будучи дочерью богини красоты, ей действительно не нужно этого знать.
День тянулся крайне медленно, наполненный множеством вопросов; но также все волшебники с охотой помогали полукровкам, разъясняя любые непонятные моменты в устройстве их собственного мира. Они с бешеным интересом бросились изучать всё, что лишь упоминала дочь Афины, предоставляли любую информацию почти мгновенно; и Аннабет не нужно было гадать, чтобы ясно понимать, что остальные полубоги находились в таком же положении под прицелом множества горящих глаз колдунов.
Просто они - и маги, да и полубоги - всё ещё были детьми.
Пережившими многие беды, ужасы войны, смерти товарищей и недругов, но детьми. Любопытными, одаренными волшебными силами, стремящимися найти себя и своё место в мире и от того этот мир изучающими. Просто чародеи хотели видеть чудо и не были закостенелыми в своих клише взрослыми, которые понимали трудность соприкосновения двух миров и сейчас отчаянно работавших на благо дружеских отношений обеих цивилизаций.
Или возможно, как раз взрослые ошибались, не понимая, что дети уже провели главные мосты между собой, которые разительно отличались от воздушных и хрупких мостов дипломатии; это были прочные мосты дружбы, подкреплённые глубинной верой, идущей из их сердец.
И, наверное, поэтому глупо было бы считать их всех детьми.
***
Но, конечно, Аннабет к вечеру вместе с Перси, Нико, Пайпер и Миссис О’Лири направилась к ожидавшей их директрисе, чтобы посетить Министерство Магии в Лондоне. Перемещались они напрямую в Министерство через камин, используя летучий порох; так что адскую гончую отправили по теням в Лондон с Ди Анджело, поручив собачке найти их там по запаху. Ей потребовалось целых три минуты, чтобы справиться с этой задачей и, заливисто лая, выпрыгнуть из тени прямо в огромный холл, куда и прибывали все колдуны.
Панику удалось прекратить лишь благодаря тому, что Перси накрыл их плотным водяным куполом; не видя угрозы, а лишь бесполезность своих действий по разрушению водной стены, маги замерли, дав Макгонагалл возможность выступить с заверениями во всеобщей безопасности.
Министр также обрадовался очаровательному питомцу, но заклинаний, с которыми собачка могла бы поиграть, не бросал, лишь судорожно сжимая свою волшебную палочку на протяжении всей беседы.
Полубогам снова задавали вопросы об их мире, на большую часть которых Чейз лишь недоуменно пожимала плечами, ведь гораздо правильнее было бы спрашивать все эти вещи у Хирона или у самих богов. Её друзья с трудом сдерживали смешки, понимая также ясно, что достучаться до Олимпийцев почти не получается даже у их детей, что уж говорить о «каком-то Министерстве». Даже если Зевс поприсутствует лично при переговорах, это не значит, что всем своим существом он не будет находиться где-нибудь в горах. Скорее, он просто проявит свою власть, кивнёт в нужных местах и оставит магов без единого ответа.
В отношении характера главного олимпийца Чейз полностью поддерживала мнение своего парня, но говорить об этом чародеям сейчас не собиралась.
Периодически в игру вступала Пайпер, заверяя их высокопоставленных собеседников в их искренности и желании сотрудничать; немало времени она уделяла вздохам и подтверждению тому, что полукровки могут уничтожать чудовищ, но также привлекают их, последнее колдуны раз за разом пропускали мимо ушей. А Чейз не позволяла Маклин всецело раскрыть свой дар, чтобы просто задурить головы магам, ведь им не нужны были бестолковые болванчики, лишь лояльно настроенные союзники.
Возвращение в Хогвартс после этого показалось настоящим раем, словно возвращение домой.
Конечно, восхищенные или настороженные взгляды, шепотки и постоянные вопросы окружали со всех сторон и доставляли немало дискомфорта, но вместе с тем, в студентах было гораздо меньше коварства. Им было любопытно изучить новый мир, но пока они не хотели понимать, что столкнулись с огромной силой и мощью, но фразы о том, как бы изменился ход войны, если бы их знакомство случилось раньше, возникали всё чаще и чаще.

В воскресенье Аннабет снова посетила Министерство в прежнем составе, но в этот раз позволяя себе и другим играть с Миссис О’Лири, бросая ей заклинания и игрушки, заранее заготовленные кости и огромные мясные котлеты, производства Хогвартской кухни. Домашние эльфы искренне воспринимали адскую гончую как собачку и постоянно стремились её подкормить.
В свою очередь Министр, дёргаясь при каждом прыжке или лае монстра, продолжал бледнеть, явно не настроенный по отношению к животному также легко и добродушно.
- Допустим, это создание хорошее! Но если оно случайно взбесится и набросится на нас, неужели маги ничего не смогут сделать? – выпалил он, когда «создание» в очередной раз на лету поймало и проглотило котлету, размерами больше человеческой головы.
- Миссис О’Лири – очень воспитанная Адская Гончая, - занудным, высокомерным голосом возвестил Джексон, старательно поддерживая интонации, - и попрошу не называть её «оно», мы, видите ли предпочитаем на «Вы», хоть и с опущением всех титулов и регалий. Прошу Вас, сядьте! – скомандовал брюнет. Огромная чёрная туша тут же опустилась на пятую точку, вызвав небольшое землетрясение.
Чего стоило дочери Афины не рассмеяться в этот момент, знали только Нико и Пайпер, находившееся в том же самом положении.
- Если бы волшебники взяли в руки правильное оружие, это было бы возможно, - решила всё же пояснить некоторые основы Чейз, - чудовищ убивает Небесная бронза или Имперское золото, есть некоторые другие материалы, но встречаются они гораздо реже. Стигийская сталь или мой меч из кости мэонийского змия также эффективны в борьбе с мифическими тварями. Вот только даже если бы у вас был огромный арсенал подобного оружия, оставалась бы главная проблема. Чародеям просто напросто не хватает физической формы, - блондинка взяла небольшую паузу, позволяя колдунам осознать эту мысль.
- У полубогов в крови инстинкты воинов, - стал развивать идею Перси, - быстрая реакция, точность и скорость движений, интуиция, ведущая нас в тех битвах, где больше не на что положиться. Но даже нам необходимо время, чтобы научиться сражаться. Волшебники неподготовлены к таким нагрузкам. Мы занимаемся с некоторыми чародеями недели, с другими - почти два месяца, но их прогресс крайне медлителен.
- У них другое направление, другой устоявшийся склад ума, - с мягкой улыбкой добавила Пайпер, - полубог может найти подходящее ему оружие; просто взвесив в руке понять, куда двигаться дальше – короче или длиннее искать лезвие. Маги не заметят разницы между двумя мечами, отличающимися незначительной балансировкой; в случае опасности они сначала вытащат палочку, - Маклин кивнула на министра, который и сам сжимал в ладони атрибут любого волшебника.
- Но мы продолжим заниматься с учениками, - подвела итоги Аннабет, - пока мы все остаёмся в школах магии и защищаем их от чудовищ, мы продолжим учить тех, кто хочет и готов учиться.
Полубоги не ждали ответа от колдунов; они просто встали и, молча, покинули комнату.
В конце концов, если у вас есть сын Аида, Адская гончая и большая тень разве нужно что-то ещё?

Больше их в министерство не вызывали.

Хогвартс снова встретил волной домашнего уюта и ощущения безопаности. Хотя вопросы, осложнявшие любое общение, по-прежнему сыпались со всех сторон, но чувствовалось, что хаос первого удивления сменялся спокойствием.
После уроков в понедельник Аннабет провела внеплановое занятие, объяснив всем ученикам всё тоже самое, что полубоги рассказывали до этого в Министерстве Магии. Многие волшебники были рады тому, что могут освоить непривычный способ защиты, что их продолжат учить и рано или поздно они смогут не опасаться разных монстров.
Чейз не пыталась разрушать их иллюзии.
Даже после стольких лет сражений, после пройдённых войн и всего Тартара, она опасалась каждого следующего врага. И каждый раз, когда в её руке появлялось оружие, она боялась, что оно окажется бесполезным…

Преподаватели теперь не ожидали от полубогов регулярных посещений и серьёзной работы на своих парах, также как ученики теперь не удивлялись их невежеству, скорее восхищались быстрым прорывом в изучении магии. Дополнительные занятия превратились в «уроки, которые посещать вообще не нужно», но подросткам нравились некоторые дисциплины, так что они не стали полностью от всего отказываться.
Младшие полубогини настаивали на том, что хотят попробовать окончить Хогвартс и поддерживали себе высокую нагрузку. Фрэнк знал, что должен вернуться на должность претора, так что тоже не волновался о своём будущем, наслаждаясь спокойными деньками. Лишь Аннабет и Перси метались перед выбором, подолгу перед сном разговаривая с Луной или миссис Блофис, а порой просто друг с другом.
Они не могли покинуть школу, не могли бросить обучение колдунов искусству боя, но их время утекало сквозь пальцы, как вода, которой даже сын Посейдона не мог приказать остановиться.
При всей лояльности преподавателей за один год изучить достаточно, чтобы сдать весьма сложные экзамены? Всё это было гораздо большим, чем простым чудом. И такое казалось бы несправедливым по отношению к чародеям, чья подготовка к этим же испытаниям длилась долгие годы.
Аннабет не хотела погружаться в пучину тяжёлых размышлений о собственном будущем, ей нравилось то настоящее, что сейчас было в её руках. Стараясь отвлечься, она с Лирой и Гермионой пыталась изучить пыль и то, как она связывает все миры.
Она почувствовала немалое облегчение, когда заметила, что ни белобрысый слизеринец, ни скромный Невилл больше не провожают её взглядами, а общаются очень ровно, по-дружески.
С другой стороны, их божественная природа явно не оказала должного давления на некоторых девушек. И если действия Лаванды Браун, открывшей охоту на сына Посейдона вызывали лишь смех, то Джинни очень расстраивала блондинку.
В конце концов, Лаванда, бросающаяся на Джексона с криками: «Мой бог, ты пришёл за мной! Я знаю, что на самом деле в твоих мыслях!» и раз за разом врезающаяся в водную стену, которая к тому же свободно перемещалась в пространстве, не позволяя волшебнице просто приблизиться к объекту её обожания. Бешеные взгляды Перси, который услышав голос чародейки покрывался холодным потом и прятался за спину блондинки, а порой закидывал её на плечо и убегал, игнорируя и протесты, и смех дочери Афины. Вечно разноцветные волосы или кожа Браун, пытавшейся устроить ловушки для парочки полубогов, но сама же от них страдающая. Всё это казалось забавным, как бы не ругался сын бога морей.
Но милая, целеустремлённая Джинни, официально встречающаяся с героем всех магов, а упорно добивающаяся внимания Фрэнка, представляла собой совсем иную картину. Спокойные улыбки и понимающие взгляды, дружеская поддержка, постоянное присутствие в жизни Чжана, ведь они учились в одной группе и с начала учебного года часто работали в паре, что теперь преподаватели сами по привычке объединяли их вместе. Претор римского лагеря игнорировал колдунью во внеучебное время, всеми силами показывая, что они лишь друзья, на что рыжая Уизли лишь криво улыбалась, показывая, что ещё не сдалась.
Аннабет не знала, что можно было ему посоветовать, любовные дела находились вне ведения и понимания дочери Афины, так что ей оставалось лишь сочувственно улыбаться парню, когда он приходил на тренировки Слизерина, наблюдать за собственной девушкой.
Это стало почти традицией – когда на тренировке змеиного факультета собирались представители Равенкло и Гриффиндора, сопровождаемые делегацией колдунов, у которых так и не поубавилось количество вопросов.
***
Аннабет любила Заклинания с профессором Флитвиком. Не смотря на то, что на практике она отставала от всех в классе, она добивала любое заклинание тщательным изучением теории, позволявшем ей воплотить его в жизнь. Но никто не требовал от неё даже нескольких повторов, учителя прекрасно знали, насколько сложно это даётся полубогине.
Декан факультета Равенкло также хорошо относился к девушке и обращался к ней крайне редко, оставляя фактически на самостоятельном обучении. А блондинка порой не могла преодолеть свою гордость, чтобы что-нибудь уточнить, но к счастью, у неё был Перси, который вообще не испытывал трудностей в общении, при необходимости включая режим «дурачка» или «обаяшки». А ещё, не задавая лишних вопросов, девушке всегда были готовы помочь Полумна или Гермиона. Последняя даже не скрывала, что в ответ вместо «спасибо» будет счастлива получить другие знания.
На очередной паре у Филиуса Флитвика они отрабатывали очередные чары, когда в помещение влетел призрак и, не скрываясь, сообщил, что они обнаружили группу чудовищ, целеустремлённо движущуюся к замку.
Конечно, ни о каком продолжении занятия после таких слов и речи быть не могло. Уточнив направление, волшебники разбежались в поисках самых удобных окон, из которых они в скором времени будут впервые наблюдать настоящее сражение. Чейз оставалось известить остальных полукровок, а также собрать нескольких магов, которых она была готова рискнуть потренировать в относительно реальных боевых условиях. Говорить им об этом заранее она, естественно, не стала.
Чудовищ оказалось не так уж много, что позволило ребятам продемонстрировать себя во всей красе: удерживая основную группу врагов вместе на расстоянии, они передавали по одному монстру Аннабет и Хейзел, которые проводили внеплановое практическое занятие для наиболее способных к бою чародеев и чародеек. После двух благополучно рассыпавшихся в пыль мифических чудищ, колдуны перестали дико нервничать и спокойнее вслушивались в команды двух девушек, задававших направление битвы.
После третьего скончавшегося подопытного, Аннабет остановила практику. Волшебники, поняв, что полубогини держат всё под контролем, стали слишком небрежными; так что Чейз позвала Левеск и тоже позволила себе расслабиться, покрошив врагов на кусочки прежде, чем они успели раствориться пылью.
Стремительность этого сражения глубоко поразила всех колдунов, в особенности тех, кто только что лично поучаствовал в бою. В их глазах появилось осознание, что все они были ещё слишком слабы, чтобы просто повысить уровень сложности тренировок, не то, чтобы участвовать в настоящем бою, где не могли помочь ни палочки, ни чары, ни багаж магических знаний.
Возможно, этот день пролетел бы, как и многие другие, если бы за битвой не наблюдала в телескоп Лира.
Аннабет совершенно забыла о том, что хотела изучить чудовищ, но за неё этим занялась Сирин; возбужденно пытавшаяся рассказать ей о своих наблюдениях.
- Ты должна это видеть! Просто обязана! – размахивала рукой девушка.
- К сожалению, монстров больше не осталось, - вздохнула Чейз, раздраженно тарабаня пальцами по бедру. Внезапно её руку перехватили, и по одному касанию, по теплу чужой ладони, энергии, заструившееся по её венам, она понимала, что это Перси. Брюнет завёл её ладонь за спину, положил подбородок на её плечо, затем незаметно наклонился ниже и быстро поцеловал костяшки её пальцев, после чего вернул голову на прежнее место. А в животе у дочери Афины порхали невозможные с точки зрения науки бабочки, затуманившие её мысли и совсем смахнувшие раздражение и недовольство.
- Неважно, я кое-что заметила! Нужны лишь маги и полубоги! И одно простенькое заклинание, которое у всех получается хорошо! – отмахнулась Лира, пытаясь убедить Аннабет умоляющим взглядом.
- Почему бы не попробовать? – пожала плечами Чейз, - как закончатся пары, встретимся в нашем дворике?
- Хорошо! – обрадовалась Лира и посмотрела на Хейзел, та согласно кивнула, переведя взгляд на Фрэнка. Очередной кивок. Левеск повернулась в другую сторону – к Пайпер. Снова молчаливый кивок.
- Я позову нескольких надёжных сообразительных магов, так что до вечера, - улыбнулась блондинка, потащив сына Посейдона за собой, но вовсе не на следующий урок. У них ещё была в запасе минутка, а она очень хотела прояснить одну ситуацию… - ты самый настоящий хулиган! – шёпотом воскликнула блондинка, хмурясь, - что опять творишь? Вокруг множество людей, а ты такие фортели выкидываешь…
Перси хмыкнул и поднёс к своим губам их сцепленные руки, снова нежно целуя её пальцы. Аннабет завороженно наблюдала за его действиями, не в силах не то, что пошевелиться, что-то сказать, отвести взгляд…Она вздохнуть не могла, пока парень не поднял на неё свой обжигающий взор.
- Тебе нужно беречь свои руки. Но так как сама ты этого делать не будешь, о тебе позабочусь я.
- Сухая да потрескавшаяся кожа, да? – лёгкая боль уколола её сердце. Это было больше, чем смущение; нотка стыда от того, что она гораздо больше внимания уделяет планам и битвах; а в себе – лишь каким-то тонким нюансам и мелочам, но никогда не станет жалеть себя в битвах. Не станет беречь внешность или одежду. Разве так должны вести себя девушки?
- Ты посмотри, сколько ссадин? Неужели, не больно? – в свою очередь удивился Перси, - у тебя даже снова ранка кровоточит…это я не досмотрел, - недовольно заявил он, а после подул на кисть, окутывая её водой, - пожалуйста, будь осторожнее.
- Ты тоже, - закусив губу, отчаянно моргая, чтобы удержать слёзы из-за собственной глупости, ответила Аннабет, - только, пожалуйста, будь…

А вечером Лира заставила Гермиону и Перси раз двадцать повторить «агуаменти», показывая заклинание со всех ракурсов и даже с расстояния в двадцать сантиметров, когда в телескопе не было видно ничего, кроме кончиков пальцев и начала волшебной палочки. Но Аннабет поняла, что заметила Лира, хотя поверить могла с трудом, слишком натянутой казалась версия. Ещё двадцать попыток со стороны остальных полубогов, Полумны и Рона, на все вопросы которого Грейнджер отмахивалась и лишь просила выполнять все указания иномирянки.
- Ты видишь? Видишь? – Лира буквально подпрыгивала от нетерпения.
- Она видит! Конечно, видит! – крутился рядом Пантелеймон, - ведь видишь, да?
- Я не уверена, что именно ты мне показала. Вернее, чем именно это является, - призналась Аннабет.
Сирин расстроено повесило голову, и даже Пан затих, отражая состояние Лиры.
- Кажется, пыль по-разному проходит через нас, так? – осторожно предположила Чейз.
- Да! – тут же снова обрадовалась Белаква, - у полубогов словно изнутри потоки, не создаваемая пыль, которая уходит в мир, наполняя природу. А такая вспышка для заклинания ву-у-уф! Но нужны большие телескопы, чтобы всё хорошо рассмотреть.
- Если ты объяснишь, как они устроены, то пожалуйста, - развела руками Аннабет, в ироничном жесте подняв брови.
- Мэри может. Она сможет сделать ещё! – уверенно вскинула голову Сирин.
- Но… Мэри ведь в другом мире, верно? Как нам с ней связаться? – осторожно подошла ближе Левеск. После стольких заклинаний даже она почувствовала небольшое истощение.
- Я пойду. – Вдруг решила Белаква.
- Но ведь ты здесь, чтобы найти своего возлюбленного, - еле слышно прошептала Дочь Плутона.
- Да. Но я могу помочь вам, значит, помогу. Ведь рано или поздно именно вы будете теми, кто решит мою судьбу. Но даже если бы было иначе, теперь я не смогу вас оставить. Мы с Паном будем счастливы сделать для вас хоть что-то, ведь вы поверили мне, законченной лгунье, приняли, помогли освоиться…
- Мы ведь друзья, да? – оглядел всех Пантелеймон. Его блестящие глазки были похожи на две маленькие бездны, которые насквозь заполнили надеждой.
И Аннабет понимала, что слова этой куницы, это слова души Лиры, которые нельзя игнорировать. Она не стала просто соглашаться, или кивать, этого было бы не достаточно в ответ на настоящий порыв сердца. Чейз склонилась и аккуратно, чтобы не задеть дэймона на руках девушки, положила свою ладошку чуть ниже ключиц Сирин, словно хотела обратиться к её сердцу:
- Мы – друзья.

И Лира ушла.
Потому что в другом мире её ждало сложное задание.
Потому что она могла помочь своим новым друзьям.
***
Незаметно пролетел один день, другой… Вопросы, на которые были получены ответы, сменялись новыми.
Каждое утро просыпаясь в тёплых объятьях Перси под сопение Силены и сонные вздохи Луны, Аннабет не могла не думать о тех, кто сейчас был далеко. О Пайпер и Джейсоне, чьё прощание оставило в душе дочери богини любви тревожную рану; о Лире и Пане, чьё местонахождение было неизвестным, кому помочь они не смогли бы при всём своём старании. И ни одно желание не смогло бы их сблизить и вернуть весёлую девочку в школу. О прекрасной малышке Лоре с рассеянным взглядом и хрупкими пальчиками, о Поле и Салли с сияющими от счастья глазами, под которыми залегли круги. О друзьях. Полукровках и двух лагерях. О своей рассудительной маме. Об отце, мачехе и двух проказниках-братьях.
И она слушала убаюкивающий шёпот Перси, который не знал, но чувствовал её состояние. Который всегда просыпался вместе с ней.
***
Накануне первого матча по квиддичу полубоги снова собрались на поле, ожидая последней тренировки команды Слизерина. Видя тревогу Маклин, Аннабет взглядом попросила у Хейзел пояснений:
- Просто ей необходимо вовремя поймать снитч, - тяжело вздохнула дочь Плутона, - поэтому Пайпер очень напряжена. С одной стороны, наш соперник – один из лучших ловцов, Гарри Поттер, и нельзя давать ему много времени, чтобы он оказался быстрее; но с другой – надо дать команде возможность заработать очки на самой игре, ведь для победы в кубке необходимы именно баллы, а не выигрышные матчи.
- А мне казалось, что надо просто первыми поймать золотой снитч, - заинтересовался темой Перси.
- За поимку снитча даётся 150 очков, чаще всего они обеспечивают победу. Но если твой соперник опережает тебя на 160 баллов, то даже поимка снитча не принесёт победы. Но даже в этом случае никто не расстраивается – ведь главное – чтобы итоговый счёт составляли трёхзначные числа, а соревнование ещё продолжится.
Неожиданно их прервала Астория, стремительно поднимающаяся по трибунам. С трудом отдышавшись, Гринграсс пыталась объяснить, что Макгонагалл ищёт их и срочно ждёт в своём кабинете.
Пайпер и Хейзел уже были сосредоточены на игре, до тренировки оставались считанные минуты, так что Аннабет решила, что девушки могут остаться. Фрэнк должен был присмотреть за ними, пока парочка пошла к директрисе.

- Позвольте представить вам человека, присланного Министерством Магии для изучения популяции мифических созданий и определения реальной угрозы с их стороны, - было видно, что профессор не слишком довольна подобной ситуацией. Но лично к юноше относилась весьма хорошо, - он из известной семьи магозоологов, его предок отметился в вашей стране в прошлом веке, но вы вряд ли об этом слышали. Несмотря на свой возраст, этот талантливый юноша уже зарекомендовал себя как грамотного специалиста и очень опытного магозоолога, - заметив, что мужчина немного смутился от её похвалы, Макгонагалл переключилась на полукровок. - А это сын Посейдона – Персей Джексон – и дочь Афины…
- Перси, будем знакомы, - с улыбкой протянул ладонь для рукопожатия брюнет.
- Аннабет, - кивнула блондинка, разглядывая молодого человека. Парень крепко пожал протянутую ладонь полубога, склонил голову, приветствуя девушку, и изучал ребят, не скрывая своего любопытства:
- Мистер Саламандр, будем работать вместе!