Сквозь судьбы 44

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Пулман Филип «Тёмные начала», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Гарри Поттер, Как приручить дракона, Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Персабет. Полумна|Рольф, Тайсон|Элла, Нико, Кларисса|Крис, Калео, Талия, Рейна…где реально, где нет: Ромиона, Джейсон|Пайпер\Гарри|Джинни/Фрэнк|Хейзел, Лаванда/Перси\Астория\Драко/Аннабет\Невилл\Ханна, Персей Джексон, Аннабет Чейз
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Underage, Беременность
Размер:
планируется Макси, написано 424 страницы, 31 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Превратности судьбы не заставили полукровок озлобиться против мира и богов, что возлагают на плечи своих детей тяжелейшие испытания. С весёлым спокойствием и надеждой вчерашние герои Олимпа смотрят в будущее и продолжают смеяться, дружить, любить… Какой же станет их дальнейшая жизнь, если в их реальность ворвётся Хогвартс, Пыль и прочая магия…
(Персабет. Отношения Персабет, развитие их в смеси с другими мирами)

Посвящение:
Особое посвящение тем персоманам, кто тоже 18-го августа отметил день рождения книжного героя ярче и веселее, чем своё собственное в этом году…
Рыбьим мозгам и Воображале, чьи отношения не перестают меня вдохновлять с Лабиринта Смерти)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Море Персабет. Море романтики. Автор предупредил.
Фэндомы будут добавляться по мере повествования. Для понимания происходящего не обязательно быть хорошо знакомым со всеми из них, основной упор на Персабет... ну и других полукровок. Всех упоминаемых персонажей других фэндомов не перечисляю, так как их и правда немало, в основном, это будут главные герои разных произведений.
Начинаю завязку с Хогвартса (почти классика этот кроссовер), смешанного из книг, фильмов и информации с сайта pottermore, курируемого Роулинг. Не люблю Ромиону, поэтому просто не буду трогать эту парочку.

Главы буду выкладывать по субботам. Всегда открыта замечаниям и предложениям.

Глава 24 Аннабет

15 апреля 2018, 04:19
Примечания:
Это был весьма трудный период.
Но время более всего интересно тем, что никогда не стоит на месте. Так что все эти недели пустых обещаний самой себе тоже остались позади, и я, наконец, собралась с силами. В этой главе немало размышлений, многое встаёт на свои места; в ней есть зачитанные до дыр места, фразы, которые раз двадцать менялись в своей формулировке, так что в том, что касается смысла и правописания, я полагаюсь на вас, дорогие читатели. Спасибо тем, кто ждал меня и давал мне сил.
Приятного чтения!
- Мы приветствуем вас на первом в этом сезоне ежегодном матче по квиддичу между командами Гриффиндора и Слизерина! – разнёсся над трибунами голос ведущего. Участники уже выстроились друг напротив друга в центре стадиона; и Пайпер и Хейзел выглядели крайне нервными, беспокойно озираясь по сторонам.
Несмотря на то, что они были частью презираемого другими Слизерина, все волшебники оказывали поддержку полубогиням, и Аннабет отметила, что постепенно плечи девушек расслабленно опустились, а лица разгладились.
Слизеринцев не сильно любили остальные дома. Но сегодня это разделение не играло никакой роли – Маклин и Левеск нуждались в том, что бы их подбодрили; и чародеи с радостью делились своей энергией.
Все эти особенные дети и подростки на трибунах сейчас были учениками одной школы; теми, кто налаживал настоящие связи с новым мифическим миром, и даже ненависть к змеиному факультету не обратила их против двух дочерей древнегреческих и римских божеств. Разве могло хоть что-то настроить колдунов на нужный лад больше, чем любимый вид спорта? И полукровки, которые хотят и умеют играть в квиддич, неожиданно стали гораздо ближе, ведь они разделили страсть магов к игре. Так неужели важно, что они другие, и их мир другой? Все присутствующие были едины в своей поддержке. Хотя, конечно, за исключением самих слизеринцев все болели за команду Гриффиндора, как это и случалось на матчах против волшебников в зелёных мантиях.
Мадам Трюк давала последние указания, не забыв добавить, что ждёт честной игры от каждого волшебника, но её голос потонул в рёве болельщиков.
- Пожалуйста, оседлайте свои мётлы.
- Итак, наша уважаемая судья дала команду подняться в воздух! Теперь мы с замиранием в сердце ждём главного сигнала!
Мадам Трюк с силой дунула в серебряный свисток и взмыла высоко в воздух вместе с четырнадцатью игроками. Начался матч. Комментатор не замолкал ни на секунду.
Аннабет слышала, что раньше, до выпуска этот пост занимал Ли Джордан, но маг-новичок, оказавшийся на его месте, ничуть не выглядел растерянным, с жаждой описывая любые изменения на поле.
- …Джинни обошла охотников Слизерина и оказалась в опасной для соперников близости от вражеских колец. Меткий бросок…ура! Если все помнят, в своё время эта рыжеволосая девчонка заменяла в некоторых матчах Гарри Поттера и в качестве ловца не упустила ни одного снитча даже на старой метле! Так что нет ничего удивительного в том, что она открывает счёт сегодняшней игры, взмахнув лисьим хвостом прямо под носом у слизеринского вратаря!
- Колин Криви! – возмущенно повысила голос профессор Макгонагалл, специально севшая рядом с комментатором, чтобы оказать ему помощь и поддержку, но теперь нервно косившаяся на болтливого волшебника, - не отвлекайтесь!
- Извините, профессор! Десять-ноль в пользу Гриффиндора! – тут же озвучил счёт парень, возвращаясь к своим прямым обязанностям.
Трибуны бушевали. Матч набирал обороты.
Полумна, находившаяся рядом с Аннабет в смешном костюме, продолжая хлопать в ладоши, пояснила весёлое настроение толпы:
- Диалог с директрисой очень напоминает постоянные перебранки с ней же прежнего комментатора, Джордана!
- Он уже выпустился, верно? – Чейз склонилась вправо, ближе к подруге, так как в общем рёве трудно было разобрать речь даже близстоящих ребят; Перси воспользовался возможностью и опустил свой подбородок на её левое плечо, крепче обнимая правой рукой, так что она оказалась словно в коконе его объятий.
- Да, многие вздыхали, что теперь матчи не будут столь же яркими, как раньше. Лишь профессоров устраивало такое положение дел, - прокричала Луна. Затем отвлеклась на секунду, чтобы встретить аплодисментами промчавшегося мимо загонщика Гриффиндора, в последний момент отбившего бладжер, и снова повернулась к дочери Афины, - но кажется, теперь профессор Макгонагалл опасается, что нашла младшую копию Джордана! Слышишь?
В этот момент комментатор переключился с объявления ещё одного гола на колдунью, добавившую очередные десять очков в копилку команды факультета храбрецов.
- О, этот восхитительный хитрый крученый удар Демельзы! Он навеки сохранится в моей памяти! И воздушный поцелуй вдогонку! Робинс ранит своих врагов в самое сердце! Касательно девушек и сердец, сегодняшний матч вообще богат на представительниц прекрасного пола! На любой вкус и…
- Кхм-кхм!
- Да-да, простите, профессор! Львы сегодня в ударе! Джинни опять перехватывает пас между игроками Слизерина и устремляется в очередную атаку! Кстати, на счёт девушек, нельзя не отметить талантливую игру Хейзел Левеск! Посмотрите, эта малышка подобно крошечной иволге метается по полю, отбивая все мячи, направленные на членов её команды! Несмотря на сильно обновленный состав, слизеринцы неплохо сыгрались друг с другом, но с каждой минутой всё больше отстают от соперников. О! Рональд всё же не успел отразить этот удар! Десять-восемьдесят… Счёт явно не пользу наших змеек. Если так пойдёт дальше…Чем же заняты ловцы? Капитан лидирующей команды, Гарри, высматривает снитч, но продолжает направлять своих ребят. Что касается барби-чероки, мне не понять её фигурных полётов над основным игровым пространством, но я бы с удовольствием столь же фигурно прогулялся с ней до…
- КОЛИН КРИВИ!
Послышался ужасный шум и стало очевидно, что разъярённая Макгонагалл закрыла микрофон рукой, чтобы сделать комментатору очередное предупреждение.
Секунды складывались в минуты, неумолимо приближая момент развязки.
Джексон фыркнул, заставив несколько прядей блондинки взметнуться в воздух; Лавгуд с любопытством посмотрела на парочку:
- Чего ждёт Пайпер? Она ведь заметила снитч и пристально следит за его передвижениями, но не начинает охоту, лишь не выпускает из вида.
- Не знаю, - пожала плечами Аннабет, - кажется, сигнала. Команды ведь должны набрать больше очков для победы в общем зачёте, но, кажется, для Слизерина игра не задалась.
- Гриффиндорцы просто слишком серьёзно настроены, - вставил своё слово Перси, - и к тому же они лучше понимают и чувствуют ритм друг друга, - сын Посейдона проследил за ещё одним крученым ударом Робинс, нашедшим свою цель. Третий охотник Гриффиндора даже не пытался успеть за темпом девушек, оказывая общую поддержку команде, - но сто сорок против тридцати… думаю, белобрысый слизеринец сейчас в гневе! – Джексон явно имел в виду Малфоя, и брюнета немало веселили мысли о плачевном состоянии этого парня; но Аннабет знала, что он также переживал и болел за их подруг и у его жажды увидеть Драко размазанным хотя бы в моральном плане были вполне рациональные причины.
- Блестящая тактика! – восторгался комментатор, также заметивший, что охотницы из дома храбрецов выступали основной ударной силой, - Джинни и Демельза упорно добывают очки для своей команды! Но что это за странный взмах рукой сделал Ургхарт? – внимание почти всех волшебников тут же переключилось на капитана Слизеринцев, но парень уже возглавил контратаку и мало кто успел заметить движение, которое удивило комментатора. – Слизеринцы перестроились… И какая ирония судьбы! Их новый загонщик хотел отбить бладжер во врагов, но сам получил мячом по голове! Не стану врать о том, что мы надеемся, что он не пострадал… - прежде чем яростный взгляд директрисы проделал в нём дыру, комментатор поспешно добавил, - только посмотрите на блестящую игру Хейзел Левеск! Она успела выполнить задумку своего товарища уже после того, как он выбыл из игры! Она осталась единственным загонщиком, но это не мешает ей обеспечивать свою команду защитой. Под невероятным прикрытием змеи движутся к кольцам Гриффиндорцев! В последний момент Рон успел изменить траекторию полёта квоффла, не позволив соперникам отыграть хотя бы деся…святой Мерлин! – завопил парень. – Там!
Толпа ахнула.
С невероятной высоты, так что сначала никто даже не обратил внимания, что это за точка далеко в небе, с каждой секундой набирая всё более бешеную скорость, рухнула Пайпер.
Её нельзя было сравнить даже с метеором.
Одна только мгновенная вспышка света.
Аннабет лишь дёрнулась вперёд, а зрители даже не успели понять, что происходит, когда Маклин изменила направление, избежав столкновения с землёй и вызвав ужасные порывы ветра. Дочь Афродиты метнулась в сторону, стремительно нагоняя Поттера, в свою очередь преследовавшего снитч. Набрав очень мощный импульс, Пайпер молниеносно проносилась над полем, избегая любых препятствий, не сбавляя темпа.
- Неужели это было целенаправленное падение, чтобы набрать дополнительную скорость?! – ворвался в размышления Аннабет голос комментатора. – Или всё же что-то случилось? – очевидно, парень был не самым растерянным, так как продолжал строить догадки и предположения, а Аннабет наблюдала за вырвавшимися охотниками Слизерина, воспользовавшимися замешательством соперников. Комментатор захлёбывался словами, пока резко пришедшие в себя гриффиндорки бросились на перехват к своим кольцам; а Пайпер вихрем проносилась из стороны в сторону, между башнями стадиона, над публикой, среди других игроков, преследуя золотой снитч и ни на секунду не выпуская его из поля зрения; с каждой минутой она становилась всё ближе к нему, настигая крошечный шарик с крылышками. В одно мгновение она оттеснила ловца команды Гриффиндора, и Гарри остался позади; и у Аннабет сердце словно сжало стальными тисками, и она крепче прижалась к Перси. Чейз с превеликой радостью вообще спряталась бы на груди своего парня, но боялась отвернуться и в каком-то смысле бросить свою подругу одну.
И ей оставалось лишь смотреть, стиснув зубы и руки Джексона, так же крепко обнимающие её за талию. Ей было плевать, что гриффиндоркам удалось снова вернуть себе инициативу, и они приближались к своему восемнадцатому голу, всё внимание блондинки было сосредоточено на Пайпер. Лишь бы она справилась.
Пусть только будет жива и здорова, большего дочери Афины и не надо. И богов ей просить больше не о чем, только пусть её близкие будут счастливы. Рядом или где-то далеко, пусть не общаются с ней, пусть изменятся, забудут, откажутся от их общего прошлого; но будут где-то там с кем-то другим жить счастливо.
Пульс Аннабет зашкаливал, сердце билось в горле, и лишь близость Перси удерживала её порыв сорваться туда, к двум таким дорогим для неё полубогиням.
И больше не было ни единого шанса, что Чейз смогла бы полюбить этот вид спорта.
Затем очередной бросок всем телом вперёд, и дочь Афродиты сорвалась с метлы, потеряв скорость и зависнув в воздухе.
Стадион вновь в едином порыве ахнул.
Девушка лишь одной рукой держалась за метлу, немного покачиваясь из стороны в сторону и оставаясь в крайне опасном положении. А в следующий миг Пайпер продемонстрировала зажатый в ладони золотой снитч.
Свисток об окончании игры на долю секунды опередил последний блестящий бросок Джинни, и попадание не было засчитано. Сто восемьдесят – сто семьдесят. Это была победа Слизерина, вырванная в последнюю секунду.
Нельзя сказать, что трибуны особо радостно встречали выигрыш змеиного факультета, но маневры Пайпер приятно всех удивили, так что аплодисменты были невероятно бурными.
А в следующую секунду весёлые вопли сменились пораженными выкриками: в сторону неподвижно застывшей и не имеющей ни малейшей возможности уклониться Маклин устремился бладжер…
Аннабет инстинктивно схватилась за меч, краем глаза заметив золотую вспышку и ощутив, как частично исчезла тяжесть с её талии, ей не нужно было смотреть, чтобы знать, что Анаклузмос Перси также готов к бою. Но что они могли сделать, находясь на трибунах среди болельщиков так далеко от оказавшейся в смертельной ситуации дочери богини любви?
Реакция Хейзел была молниеносной, она швырнула свою биту точно в мяч, сбивая его с опасной траектории, и помчалась на выручку к подруге. Матч официально закончился, так что она могла забыть о позициях и наблюдении за полем, но блондинка отметила, что кое-кто оказался рядом с дочерью Афродиты раньше.
Ловец команды Гриффиндора также охотился за снитчем, так что всё время летел вслед за девушкой и находился к ней ближе других. Аннабет уже хорошо знала, что Гарри был слишком вежлив, чтобы как-то расстраиваться из-за проигрыша и оставить девушку в беде; так что, невзирая на разногласия факультетов, волшебник помог Пайпер забраться на метлу, чем вызвал очередную волну радостных оваций со стороны всех болельщиков. Маклин крепко вцепилась в древко своего летающего веника и осторожно повернулась вокруг своей оси, махая рукой, пальцы которой удерживали золотой снитч, чья поимка позволила команде Слизерина получить 150 очков и выиграть с минимальным отрывом в первом матче этого сезона.
Аннабет не могла слышать с такого расстояния, о чём говорили два ловца, но почувствовала небывалое облегчение от того, что с её подругой всё в порядке. Она обессилено откинулась на плечо Перси, который в последний момент поймал выпавший из её дрогнувшей ладони меч. Одновременно убирая оружия в ножны, он склонил голову и прижался губами к её лбу у самой кромки волос, и Чейз даже не чувствовала его дыхания и понимала, что ему тоже необходимо вернуть душевный покой.
Уже почти безразлично блондинка наблюдала за порывистыми объятьями Хейзел, подлетевшей ко второй полубогине; затем дочь богини мудрости проводила взглядом возвращение всех спортсменов на землю, чувствуя, как разливается по всему телу успокаивающее тепло. Ей казалось, что она оттаивает после того, как была какое-то время ледяным изваянием, и словно читая мысли Джексона, как если бы их сознания слились на одной волне, ей казалось, что она слышит его шёпот.
И среди неразборчивого бормотания угадывалось лишь её имя и оживляющее «люблю».
***
Аннабет совсем не ожидала, что эта игра окажется столь изматывающей. Они уже не раз наблюдали за тренировками и имели достаточно чёткое представление о том, как должен проходить турнир, и подобный стресс выходил за рамки всех их ожиданий.
Первый матч закончился. Большинство волшебников покинули стадион, дружной толпой направляясь к замку и чествуя героев этого этапа турнира. А Чейз всё ещё сидела в объятьях Перси, боясь шевельнуться лишний раз и наслаждаясь ласковыми поглаживаниями своего парня. Сын Посейдон пробегал пальцами по её спине, вытягивал пряди из пучка, чтобы играть со светлыми локонами. Луна сидела рядом и терпеливо ожидала, пока ребята полностью придут в себя, и Аннабет была ей очень благодарна за эту спокойную тишину.
В конце ряда, где сидели подростки, показался высокий мужской силуэт, но дочь Афины предпочла его проигнорировать – всё сложилось не самым удачным образом, особенно для этого молодого человека, кому полубоги до сих пор совсем не уделяли времени.
Ведь мистер Саламандер, представитель Министерств Магии, прибыл ровно накануне матча по квиддичу.

Полубогиня ясно видела, что этот волшебник был далеко не глуп и понимал, что никакого материала для исследований не получит, но ему всё равно нужно было составлять отчёт и для этого он остро нуждался хотя бы в паре мифических чудовищ. И Аннабет знала, что мага устроит, если ему позволят вблизи рассмотреть какого-нибудь монстра. А уж если ему разрешат испробовать пару не несущих опасности заклинаний, чародей будет просто счастлив.
Вот только полубоги всё равно должны будут присутствовать, чтобы проконтролировать ситуацию и защитить парня в случае чего, но у подростков пока не хватало на него времени, так что мистер Саламандер целый день маялся от скуки. А ещё ходил хвостом за парочкой Чейз-Джексон, надеясь, что сможет поймать момент, когда они уделят ему внимание.
Блондинка крепче сжала руки, стискивая торс Перси, мечтая ещё хоть ненадолго спрятаться на его груди от всего мира.
- Воображала, - шёпотом позвал её брюнет, и Аннабет послышались в его тоне нотки смущения, - мы в людном месте. Может, ослабишь хватку? - Дочь богини мудрости живо представила себе, как мило он выглядел в этот миг, если его щёки хоть немного окрасились в алый цвет, любопытство вступило в нешуточную борьбу с желанием и дальше оставаться в укрытии. Но прежде чем она всё же подняла лицо, чтобы оценить не часто виденную ею в последнее время картину покрасневшего от всего лишь крепких объятий Джексона, шёпот над её макушкой пополнился игривыми нотками, - маленькая тиранша, ты мне либо рёбра сейчас сломаешь, либо задушишь!
- Эй! – тут же вскинула полубогиня голову, - это что за насмешки? Полетать захотелось, а, Рыбьи Мозги?
Разразившись хохотом, парень съехал со скамьи вниз, утягивая в своих объятьях и Аннабет. Но если быть откровенной хотя бы с самой собой, Чейз подумала, что она, как и всегда, совсем не против. И пусть весь мир подождёт так же, как замер в нескольких шагах от них смущенно отвернувшийся мистер Саламандер.
Уже через секунду, с трудом сдерживая смех, два полубога и неземная волшебница неслышно скрылись с трибун, убегая от присланного министерством мага, всё ещё стоявшего к ним спиной из соображений приличия и не знавшего об этой маленькой хитрости подростков.

Даже солнце в этот день казалось Аннабет каким-то особенным: оно могло пригреть, как в самый тёплый летний день, а в следующую секунду смениться холодным сиянием, пробирающим до костей. Но колдуны веселились. Школа превратилась в полигон для праздника, и ученики с небывалым рвением бросились использовать эту возможность. Угрожавшая Пайпер опасность растворялась в дымке забвения, а на передний план вышли её невероятные кульбиты; воспоминания о которые заменяли собой пережитые страхи. У Чейз всё было наоборот. Тревоги не желали оставлять её окончательно, но она должна была улыбаться.
Недалеко от стадиона их группа пополнилась другими ребятами, в основном, конечно, обсуждалось падение Пайпер: всем хотелось знать, было ли оно преднамеренным или угрожало жизни полубогини. А ещё у магов не заканчивался список вопросов, ответы на которые должны были помочь им разобраться в том, что же на самом деле означает для них наличие других миров.
Но Аннабет, хорошо понимая природу любознательности и недоверчивости магов, уже начинала привыкать к небольшим ловушкам. Так же как дочь Афины изучала их взаимодействие с пылью, чародеи ставили эксперименты, пытаясь уловить разницу между ними самими и полукровками. И справедливости ради стоило заметить, что от неожиданно прилетающих из-за угла вещей и заклинаний ещё никто не пострадал.
Но некоторые воспринимали ситуацию через призму собственного видения и верили в то, во что хотели верить, доставляя другим немало беспокойства.
Например, обладательница этого восхитительного визга прекрасно подходила под это не лучшее описание.
- О, мой любимый бог, я избавлю тебя от злых чар!
- А её приворот – это не злые чары? – ворчливо заметила Аннабет, мантией закрывая лицо, чтобы защититься от едкого розового дыма, выпущенного активной Лавандой. Уже наученные опытом все оказавшиеся рядом ребята бросились в рассыпную. Перси мгновенно схватил руку своей блондинки и утянул её в ближайшее ответвление коридора, стремясь поскорее сбежать от столь деятельной волшебницы.
Но очень скоро они различили тот самый стук каблучков преследующей их колдуньи.
- Она что, посещала курсы собак-ищеек? – панически прошептал Перси, оглядываясь в поисках безопасного пути и вызвав волну приглушенного смеха у Чейз, старательно сдерживавшей желание расхохотаться в голос. - Ох, я однажды найду тех адских гончих, что поделились с Лавандой нюхом; ох найду!
- Миссис О’Лири можешь сразу убирать из списка подозреваемых, - шёпотом поддержала мысль дочь Афины; тревоги давно рассеялись дымом, а её тело наполнилось лёгкостью, - она бы ни с кем своими талантами не поделилась.
- Разве что с местными домовыми за пару дополнительных отбивных? – Перси оглянулся, изучая обстановку за их спинами и успел послать блондинке свою коронную улыбку.
- Сам ты домовой! – чуть громче шикнула Чейз.
- Мой бог?!? – отозвались за углом.
- О, нет! – в унисон застонали два полубога, снова ускорившись.
А затем они вышли к развилке.
- Попробуем сбить её со следа? – полумёртвым голосом спросил брюнет, жалобно глядя на свою девушку, но желваки на скулах выдавали его ярость и нежелание смириться с ситуацией.
- Попробуем, - с трудом согласилась дочь Афины, которой совершенно не хотелось расставаться с Перси сейчас, - беги направо, любимый бог!
- Не ёрничай! – Джексон стремительно поцеловал её в губы, - встретимся у той картины с зеброй, где рядом ещё висит море. – Полубогиня даже удивилась тому, что он не сказал наоборот: «у моря, где рядом висит зебра». Но думать или тем более говорить об этом не хотелось. Да и не было времени.
- Будь осторожен, Перси.
- Люблю тебя, Аннабет.
Они разбежались очень быстро в разные стороны. Чейз плутала по извилистым коридорам, стараясь почаще менять направление и не думать о том, что уважаемый мистер Саламандер растерялся и не успел избежать розового дыма, полного очередного экспериментального приворотного зелья вкупе с афродизиаком. И тем более о том, что за ней не было слышно погони, что значило, что Лаванда выбрала другой путь…

Замок был полон восторженных криков, вспышек мелкой пиротехники. Все встречные волшебники улыбками и смехом приветствовали дочь Афины, отбиваясь от находящихся в противоречивом настроении слизеринцев; но Аннабет сейчас хотелось оказаться подальше от всей этой суеты, и она сменила направление, выбрав один из тихих и редко используемых коридоров, которые сейчас были так далеки от общей атмосферы праздника.
Чейз была морально готова к тому, что в одном из этих пустынных переходов она может встретить кого-нибудь меланхолично настроенного из змеиного дома, философски размышляющего о причинах столь провальной игры и вырванной полубогиней победой.
И даже проверила оружие, напряженно вслушиваясь в приглушённый шум и всё же внутренне надеясь, что ей не встретится сейчас основной ловец слизеринской команды. Дочь Афины в принципе не была уверена, как стоит себя вести при столкновении с Малфоем, а уж общение с ним в одиночестве было ещё менее привлекательным. Его недвусмысленный интерес попортил ей немало нервов, хотя она подозревала, что основной удар Драко приходился на её парня. И девушке оставалось благодарить богов и мойр за то, что вера Перси не пошатнулась.
Аннабет преодолела большую часть пути, когда уловила тихий шелест одежды.
Вопреки её опасениям впереди был вовсе не Драко.
Вопреки её надеждам к этой встрече она оказалась готова гораздо меньше.

Астория Гринграсс стояла в одиночестве, уперев локти в подоконник и наблюдая, как меняется природа за стеклом. Вторя её спокойному дыханию, ветер медленно кружил листья в лишь ему понятных пируэтах, не давая им рухнуть на землю слишком быстро.
И возможно, девушки могли бы просто разминуться, сделав вид, что они обычные знакомые, у которых есть общая подруга; или перекинуться парой ничего не значащих фраз о погоде, но волшебница повернула голову, и её взгляд сказал дочери Афины гораздо больше, чем она хотела бы знать.
Блондинка безмолвно остановилась у окна рядом с чародейкой, присоединившись к молчаливому созерцанию осенней поступи.
- Сегодняшняя игра, не считая привычных для нас неурядиц, прошла так гладко и естественно, что мне не верится, что в ней принимали участие дети иного мира. Те, чьи родители воплощают в себе стихии и покровительствуют человеческой деятельности и чувствам, - на деле, в тоне колдуньи Аннабет совсем не находила сомнений или недоверия, но разговор надо было с чего-то начать, а любые приветствия казались наигранными и нелепыми. Чейз ничего не оставалось, как развить эту тему, тем более что ей очень хотелось понять причины такого дружелюбного отношения магов к фактически пришельцам:
- Неужели так сложно принять природу полубогов? Нас самих все приняли весьма тепло.
- Ты не хуже меня понимаешь, что вас не воспринимают как что-то инородное, вы уже стали своими. Вы более понятны, чем маглы, от которых мы должны скрываться, - рука Астории плавно поднялась, она прикоснулась подушечками пальцев к стеклу, где с другой стороны в том же месте прилип желтоватый лист.
Но уже в следующий миг ветер беспощадно сорвал листок, а одинокая ладонь волшебницы осталась нелепо зависшей в воздухе.
Гринграсс прикрыла глаза и понимающе улыбнулась, словно в этом был какой-то особый знак, и медленно опустила руку, сжав её в кулак.
- Большинство магов просто отказываются понимать, что у вас даже кровь другая, что есть кто-то по-настоящему бессмертный. Волан-де-Морт убийствами разрывал свою душу на части, и всё же оказался убит; и тут такая насмешка! – чародейка и вправду на миг засмеялась, вызвав секундную улыбку и у Аннабет. Затем шатенка встряхнула головой, отгоняя лишние мысли и повернулась к Чейз, - только представь, мы жили и росли в полной уверенности, что есть лишь обычные маглы и особенные-странные мы, тщательно скрывающие магический мир. И тут вдруг целый Олимп, монстры из мифов и дети, с рождения натренированные их убивать. Все привыкали к вашим чудачествам на протяжении двух месяцев и нашли им рациональное объяснение, а теперь всё это нужно перечеркнуть? И поверить совсем в другое? В голове не укладывается, - слизеринка подпрыгнула, сев на подоконник и прижавшись спиной к окну. Дочь Афины пристальным тоскливым взглядом всматривалась в кусочки неба, затянутого серыми тучами, которые можно было разглядеть сквозь голые ветви и поредевшую листву деревьев, понимая, что притворное наблюдение за природными изменениями закончено. Но ещё никогда небо над Хогвартсом не казалось ей таким пронзительным.
И всё же обе девушки уже настроились на более важный разговор.
- Ты ведь узнала о нашей природе ещё на дне рождении Пайпер. Неужели было недостаточно времени, чтобы привыкнуть к этой мысли? – Чейз сосредоточила всё своё внимание на собеседнице.
- Немного разные вещи, - качнула ногами колдунья. - Тогда, на празднике Пайпс, правда казалась частью торжества, игры; всё было так по-домашнему уютно, светло и воспринималось как через призму. Через такое стекло, которое приглушало все неровности и шероховатости, но подчеркивало ваш дух и самые важные качества: преданность; мягкость; отзывчивость; силу воли, позволяющую вам верить в лучшее будущее, даже стоя на краю пропасти. – На этих словах Астории блондинка вздрогнула, но не позволила себе впасть в панику, продолжая слушать собеседницу. Не время для воспоминаний. Не время для ночных кошмаров. Вот только дочь Афины ясно понимала, что в ней вспыхнул шторм, который не мог не подействовать на шатенку, - а теперь…Хэллоуин…вы сказали всему миру, что существуют другие миры, что вы – другие, отличаетесь от нас, и звучало это совсем иначе. Друзья сказали мне, глядя в глаза, что они особенные, и я видела их искренность и доброту; и малознакомые люди в торжественной обстановке возвестили о существовании целой реальности, где живут могущественные боги. Немного разные весовые категории, правда? – Гринграсс неловко улыбнулась, затем заправила за ухо тёмную прядь.
- И что ты думаешь о том нашем объявлении? – испытующе смотрела на слизеринку Аннабет, стремясь взять себя в руки и отогнать воспоминания, которые царапали по только затянувшимся тонкой корочкой шрамам.
- Грамотно построенная речь, интересная подача информации, чувствовалась хорошая подготовка, но само представление было фееричным. Особенно впечатляющим оказался…кхм…Пер…ну…сын Посейдона, - в конце фразы девушка сильно мялась, явно неуверенная, как теперь его называть. Но раньше Аннабет не замечала каких-то особых сложностей в общении волшебницы и Джексона.
- Почему твоё мнение о нём так колеблется? Ты не сильно изменила свою линию поведения после того, как узнала правду, но после Хэллоуина сильно встревожилась, - Чейз снова провожала взглядом очередной опадающий лист, не поворачивая головы к собеседнице, чтобы не давить на чародейку острым взглядом. И постепенно ей удалось подавить внутреннюю бурю, которой обычно занимался объект их нынешнего обсуждения. А без его тепла сражаться с внутренними демонами было просто невыносимо.
- Как будто ты не знаешь! – расслабленно рассмеялась колдунья, снова болтая ногами в воздухе, - неужели ты не видела, почему я сблизилась с вашей компанией? – Астория смотрела открыто и прямо, и блондинка была вынуждена ответить ей тем же, - всё ты поняла с самого начала.
- Тебе понравился Перси, - сорвалось с губ дочери Афины, но она оставалась спокойна и безмятежна.
- Конечно, - фыркнула Гринграсс, - девчонки не могли не заметить его обаяние. И с каждой секундой общения, он становился мне всё более интересен. Но потом…я не буду говорить о том, что, сблизившись с Пайпер, дружба с ней встала на первое место, и я перестала претендовать на него, чтобы не поколебать узы с новой подругой, хотя это имело место быть. Только лишь это не заставило бы меня так легко опустить руки и молча наблюдать. Я всё время не могла понять другое. До сих пор не понимаю, - шатенка закусила губу и смотрела на Чейз, изучая, но явно не в силах разгадать причины каких-то действий полубогини, - неужели ты ничуть не переживаешь о тех девушках, кто запал на твоего парня? Неужели пары волшебник-полубог не совместимы? И поэтому ты так спокойна? Мне порой кажется, что вы вообще не испытываете ревности…
- Совместимы, - отрицательно покачала головой Аннабет, пытаясь найти ответ на вопрос чародейки. Но неожиданная разгадка никак не желала её озарять, - и ревновала я его в своё время…к стольким разным особам!
- Тогда откуда столько уверенности? – Гринграсс была напряженной и вместе с тем потерянной, тяжело дышала, словно ожидала, что сейчас ей откроется великая тайна, но у блондинки всё ещё не было ответа, - неужели ты совсем в нём не сомневаешься?
- Это мой Перси, - Чейз не понимала, как объяснить иначе свои чувства. Просто это был Перси. И она просто любила его.
Но в глазах колдуньи вспыхнуло понимание, её губы неуверенно дрогнули, а затем расплылись в радостной улыбке.
- У меня никогда не было шансов. И ни у кого другого не было, - Астория покачала головой, наконец, оторвав свой взгляд от Чейз и отрешенно через плечо посмотрев на деревья, по-прежнему улыбаясь. Им обеим нечего было добавить. Девушки замерли в тишине около окна, и ветер срывал пожелтевшие листья, оголяя ветви так же, как сейчас были оголены их души.
Наконец шатенка снова повернулась к дочери богини мудрости:
- Я так понимаю, у Перси примерно такие же рациональные доводы на тему, почему он с усмешкой проигнорировал все действия Драко?
- А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее, - тут же отозвалась Аннабет, надеясь, наконец, хоть от кого-то получить подробную историю столкновений между своим парнем и «поклонником».
- О! – снова взлетели брови колдуньи, - Джексон даже не стал у тебя ничего уточнять? Я думала, хотя бы вопросы задавались…
- О чём именно? – напряженно постукивала пальцами по подоконнику блондинка.
- О том, где и с кем ты пропадаешь. Ты же постоянно куда-то уходила, чем дала толчок для сплетней, что ты с кем-то…ммм…приятно проводишь время, - осторожно сказала Гринграсс, снова живой мимикой показав, какое именно времяпрепровождение подразумевается, - там целая схема была разработана. И сам Драко и кто-то из его дружков притворялись, словно ты спишь с кем-то из них, и как бы случайно Перси должен был это услышать. А потом не случайно, а потом ему в лицо говорили, а вся его реакция: «ещё раз оскорбишь этой грязью мою девушку, будешь собирать кости по всему замку» и в этом духе.
- Блестяще, - Чейз устало прикрыла веки, - и я узнаю такие подробности спустя месяц?!
- Да ладно, - чародейка снова немного натянуто улыбнулась, - зато какими взглядами обменивались мальчики при столкновениях! А ещё, по секрету скажу, твоего Перси как-то довели…он нашего принца так смачно в стенку впечатал! – тут глаза девушки озорно сверкнули, словно в них возвращалась жизнь. Но в глубине всё ещё тлела тоска, укутанная колючей шалью смирения.
- И откуда только у тебя столько подробностей, Астория?
- Я же Гринграсс, - пожала плечами шатенка, - младшая, хорошая. Много знакомых, которые всегда с радостью идут на контакт. Да и, наверное, я обладаю способностью оказываться в нужное время в нужном месте.
Но Аннабет прекрасно понимала, что последнее точно было пустой болтовней. Если бы Астория за эти месяцы оказывались в самых нужных местах, эта беседа бы не состоялась. Просто не было бы причин. А сейчас они всё ещё были. Жизнь Гринграсс за прошедшие недели словно промчалась по американским горкам – неразделённая влюблённость закончилась, не успев толком начаться; и Аннабет чувствовала странное родство. Виновато в этом было чувство загнанности.
И Чейз оно было знакомо: твоя любовь никому не нужна, даже самой себе кажется лишней. Но избавиться от неё легко не получается, и от этих скачков эмоций очень хочется что-нибудь разрушить. А потом поплакать. Желательно, вместе с небом.
- Я ревновала Перси, - с трудом ворочая язык, проговорила Аннабет; за откровенность всегда приходилось платить откровенностью, - ещё когда мы не начали встречаться…
- А такое время было? – хитрым, еле слышимым шёпотом сверкнула озорным взглядом собеседница.
- Ещё как было! Он мне долго нравился, это ведь…Перси. К нему невозможно не проникнуться симпатией. Но ведь я – дочь Афины, говорила я себе…
Блондинка не могла заставить себя рассказать слишком много подробностей, ведь всё это было таким личным. Но в общих чертах… Дружба, Люк, прекрасная Калипсо, зачем-она-только-появилась-в-нашей-жизни Рейчел, из-за которой ни одну неделю Чейз бессильно стискивала зубы, расставание и снова встреча, и Рейна. Особенно Рейна.
- Я ведь ему тогда абсолютно всё простила за Рейну. Совершенно всё, понимаешь? Он забыл лагерь, друзей, свой дом; он даже не знал наверняка, есть ли у него девушка и жива ли она, но он выбрал этот смутный образ. Воспоминание. Вечную заучку с чётко распланированной жизнью и очень проблемной гордостью. И я, наверное, в тот момент выбрала его вместо всей этой расписанной жизни!
- Мда…вряд ли одна из нас, волшебниц, сможет сравниться по конкурентоспособности с бессмертной дочерью атласа или претором целого военного лагеря! – шатенка посмотрела на Аннабет с чрезмерно нарочитым уважением, - я теперь понимаю, почему остальные воспринимают тебя, как лидера. Выстоять в таких схватках, с такими соперницами…!
- Эй, - тут же смущенно перебила Чейз, в прочем, на её губах уже расплылась улыбка, так как она поняла, что её слова достигли цели, - мы не соперницы, у нас очень хорошие отношения! Да если бы я вступала в схватки с каждой девушкой, что положила глаз на Джексона, у меня бы больше ни на что времени не оставалось!
Но из-за разбушевавшегося веселья они не сразу услышали приближение ещё одного человека; а когда его заметили, уходить, не прощаясь, как собиралась дочь Афины, было поздно.
- Вот он точно, всегда в нужное время приходит, - зашептала на ухо полубогини колдунья, отчаянно хихикая, - скоро гипс снимать уже?!
- Здравствуй, Малфой, как твоя травма? – Аннабет не скрывала иронии в голосе и сложила руки на груди.
- Надеюсь, на матч после нового года выйду сам, но Пайпер ведь продолжит играть? У неё очень хорошие навыки.
- Тебе стоит спросить у неё, - пожала плечами блондинка, - мне пора. Я итак задержалась, - не дожидаясь ничьих слов, девушка покинула двух представителей змеиного дома, стремительно удаляясь по коридору.
Свернув пару раз, Чейз удостоверилась, что скрылась из вида, и при первой же возможности выскочила в окно, после чего запрыгнула на крышу и перебралась ближе к тому месту, где недавно откровенно поговорила с Асторией, ориентируясь на шум открывающегося окна. Шатенка не сдвинулась ни на сантиметр, но еле уловимый звук сообщил о том, что Малфой приблизился к девушке. Чейз спустилась ниже, зависнув над оконным проёмом. Потому что перед уходом блондинки волшебница пыталась дать ей знак, что дочери Афины следует услышать их личный разговор.
Пока оба слизеринца молчали, но Аннабет чувствовала повисшее напряжение.
Снаружи замка периодически возникали порывы ветра, но даже так через открытое Асторией окно полубогиня прекрасно могла слышать всё, что происходило в самом здании.
- Ты знала о них раньше, Гринграсс? – резко спросил мужской голос. По интонации Чейз догадалась, что речь идёт о природе гостей из Америки.
- Чуть раньше, - ответила шатенка, судя по всему, хмыкнув в конце фразы, - но да, знала, - подтвердила она.
Её собеседник недовольно выдохнул:
- Значит, они и правда..? – в не самой красивой манере в воздухе повисло слово «полукровки».
- А что ты думаешь о полубогах? – внезапно спросила чародейка, не давая ему обдумать окончание своего предложения, - интересные, верно?
- Интересные? – неожиданно блондин зловеще рассмеялся, но девушка не спасовала перед его реакцией, продолжая развивать тему:
- Я не могу уловить настроения на нашем факультете. Слово «полукровки» стало звучать так редко…
- Вряд ли всё было бы также, если бы я не подавлял в зародыше все жестокие сплетни и грубые мысли! – Аннабет смотрела вниз и различила, что парень, говоря, оперся локтями на подоконник рядом с собеседницей.
- Думаешь, она как-то оценит твои заслуги? – фразы обоих были хлёсткими, давление – неумолимым. – Тебе ничего не светит.
- А что, считаешь, раз она - дочь Афины, шансов у меня больше нет? – его интонации стали насмешливыми. Аннабет закатила глаза, но сдержала порыв спрыгнуть и высказать ему всё, что она думает о его «шансах».
- Абсолютно. Но не из-за их происхождения. – Астория явно была особо резка и прямолинейна, общаясь с этим блондином, - я только что говорила с Аннабет о Перси. – Услышав эти слова шатенки, Чейз обреченно сомкнула веки и пару раз медленно выдохнула.
- Вот так просто? – голос Драко стал ещё более ядовитым, - и что? Неужели и правда говорили о том, как вам нравится один и тот же парень? Пф… Да ладно?! По взгляду всё вижу, Гринграсс, - вздохнул парень, - так что? Она поделилась с тобой своей самоуверенностью? Или обосновала убеждённость своих чувств, из-за которых они так полагаются друг на друга. Открой мне великую тайну, - Малфой продемонстрировал всю гамму издевательских интонаций, но Астория оставалась спокойна и пряма, - отчего так крепки их отношения, так сильна её вера в него?
- Она верит не в него. И не в себя. Она верит в них.

Аннабет многое бы отдала, чтобы иметь возможность увидеть их лица, глаза в этот момент, но могла лишь слушать воцарившуюся тишину.
- Чувствуется разница, да? – снова заговорила Астория, но уже гораздо тише, чем прежде.
Какое-то время слова слизеринки снова оставались без ответа. Ветер всё также гнал листья, трепал волосы Аннабет, зависшей над окном и по очереди разминавшей озябшие руки. Ей подумалось в этот миг, что, наверное, с леса снимут все одежки раньше, чем с людей в этой школе будут сдёрнуты все маски. А жизнь продолжает выворачивать на изнанку израненные судьбами детские души, которые просто хотят мира.

- Сложно поверить, что их узы могут быть такими крепкими в их то возрасте… - в конце концов, ответил Малфой, - значит, ты отступила?
- Определенно. – Ощущалась улыбка девушки, - хотя это было интригующее увлечение.
- Определенно, - её же словами согласился слизеринец. - Скажи… а ты не замечала… что я изменился..?
- Ты о том, что последнюю неделю слишком часто пялишься на меня? Так ты на многих смотрел, так что я не собираюсь придавать значения твоему поведению, - по звуку шатенка спрыгнула с подоконника, собираясь уйти, - продолжай держать наших под контролем. Это выгодно всем сторонам.
Аннабет долго не шевелилась, ожидая, когда и сам парень уйдёт, после чего переместилась на крышу ближайшего коридора и встала, обдумывая услышанное.
Дружба между магами и полубогами шла на благо, о ней волшебники рассказывали в письмах родным, которые вели лояльнее переговоры с Хироном под давлением от слов своих детей. В свою очередь родители пытались не нагнетать обстановку и не давить на детей, так что в ответ отписывались достаточно скупо и миролюбиво, стараясь удерживать свои опасения о сложившейся ситуации. Для учеников Хогвартса полубоги стали друзьями, частью обыденной жизни; взрослые не желали сломать эти мосты, но всё, что министерство сейчас реально могло сделать, чтобы сохранить сложившийся баланс – дать полубогам время.
Именно поэтому на самом деле был направлен Саламандер. Министерство будет ждать его отчёты, его заключение, и это было самым большим даром, за который, как оказалось, дочери Афины стоило поблагодарить и слизеринского принца.
Внезапно она почувствовала на себе острый, пристальный взгляд. Его обладателя она нашла быстро, безошибочно повернув голову в нужном направлении. Драко в окне в другом коридоре смотрел прямо на неё. Затем он проследил взглядом до места, где разговаривал с Асторией всего пару минут назад, совершенно ясно осознав, что Аннабет всё слышала.
Аннабет даже не думала что-то скрывать, сделав подобие реверанса и таким знаком подтверждая его догадки.
Сначала Малфой сощурился и напрягся, а потом словно что-то поняв или решив для себя, улыбнулся и ответил поклоном, безмолвно уходя…

Аннабет направилась к месту, где была обговорена встреча с Перси, размышляя о том, какие столкновения преподнесли ей сегодня мойры и к лучшему они или… не очень? Но ничего уже больше не имело значения, так как в закутке рядом с вечно бегущей по нарисованным прериям зеброй и плещущимся немного выше океаном прятался Джексон, опасливо высовывавший голову в поисках своей возлюбленной. И судя по загнанному виду брюнета, решила Аннабет, некоторые волшебницы обладают даром находить полубогов в любых условиях…
***
Она не думала спрашивать о том, как ему удалось оторваться, или говорить сразу о своих состоявшихся беседах, она лишь хотела оказаться в его объятьях, наполнить лёгкие солоноватым запахом моря и почувствовать себя цельной.
И словно вторя её желаниям, в коридор неожиданно хлынула вода. Волна резко взметнулась в воздух, разбрызгивая холодные капли и шипя под самым потолком, а затем сомкнулась, соткав туннель из постоянно шелестящего потока.
Сквозь полупрозрачную толщу зеленоватой воды, как через бутылочное стекло, можно было разглядеть шероховатую кладку стен, картины в позолоченных рамах и сосредоточенные мордашки пары чародеев, чьи волшебные палочки недвусмысленно указывали на полубогиню.
Оба колдуна синхронно склонились над свитками, торопливо делая какие-то пометки, затем ещё раз посмотрели на Чейз, смущенно улыбнулись и помахали ручками, снова утыкаясь в свои записи. Перси не торопился убирать туннель, защитивший девушку от пары тестирующих заклинаний, которые выпустили эти волшебники, так Аннабет шла, постоянно крутя головой. Сквозь воду самые простые явления выглядели иначе; пишущие волшебники становились похожи на морских обитателей, ведущих учёт раковин или жемчужин.
Все мысли вылетели из её головы в то мгновение, когда Перси, наконец, укутал её в свои объятья, сжимая туннель в купол, и укладывая воду слоями, чтобы добиться большей непрозрачности.
- Я соскучился, - выдохнул он чуть выше её уха, зарываясь носом в спутанные пряди.
- Рыбьи Мозги, - ласково ответила Аннабет, закрывая глаза и всем своим существом растворяясь в рукотворной морской пучине.
***
Наконец, они могли вернуться в комнату. Приближался ужин, так незаметно пролетело время. День вымотал всех, так что без лишних обсуждений полубоги решили отдохнуть.
Вдвоём они развалились на кровати Аннабет, бессмысленно глядя в потолок. За окном слышались хлопающие крылья птиц, их трели, свист ветра; но всё было где-то там, далеко; не с ними. Солнце медленно катилось к горизонту, и каждая секунда утекала сквозь пальцы совершенно незаметно, оставляя ощущение абсолютного единения с миром.

А к ночи раздался счастливый вопль, вмешавший в себе восторженное удивление, неожиданное удовольствие и глубокую до слёз радость:
- Ли-ира!
Белаква успешно вернулась и принесла с собой чертежи, разработки и новый янтарный телескоп, позволяющий видеть пыль.
Утро нового дня началось с приветствий и объятий, многие успели соскучиться по девочке с лесной куницей, многие хотели поделиться событиями прошедших дней, и новостей было огромное количество.
Но всё же чувствовалось общее напряжение, словно воздух постепенно густел и становился всё более осязаемым. Новый телескоп уже был готов, сверкал в свете золотых лучей; Гермиона чуть в стороне почти не уделяла ему внимание, сосредоточившись на отданной ей схеме и пытаясь из предоставленных материалов собрать нечто похожее. Касательно мистера Саламандра, он даже не пытался присоединиться к их смешанной компании. Возможно по причине своего нахождения в цедительском корпусе - едкая дымка Лаванды не прошла для него бесследно, выведя на несколько дней из игры.
- Рано или поздно нам придётся пойти на этот шаг, - вздохнула Аннабет, вставая. Разговоры разом смолкли. Единственным звуком оставался тихий шорох и стук, издаваемый работающей Грейнджер, - с кого начнём?
Желающих не нашлось. И дочери Афины пришлось очень выразительно посмотреть на также присутствовавшего Рона, чтобы волшебник прошёл к позиции перед телескопом.
- Порядок заклинаний как в тот раз? – уточнил Уизли, закатывая рукав и держа наготове палочку.
- Да, только медленно, - Чейз немного потеснилась, чтобы у пятисантиметрового в диаметре окуляре смог встать кто-то ещё.
- Ого! Рона видно почти в полный рост, но так чётко! – восхитилась Хейзел, на миг буквально вырастая перед Аннабет.
- И пыль различима на протяжении всего заклинания! – похвалил Фрэнк.
- Воскресенье выдастся трудным и очень учебным, я правильно понимаю? – безрадостно вздохнул сын Посейдона.
- Заткнись, Джексон, и не жалуйся! – прошептала блондинка, легонько пнув его по ноге, - в конце концов, возможно, эти исследования помогут нам приспособиться к магии.
- А заодно весьма интересным образом перевернут все представления о наших мирах, - не мог смолчать парень.
- Даже так, нам нужно понять, как все мы связаны между собой.
***
В этом плане телескоп давал уникальную возможность понять все связи предметов, явлений и живых существ. Но идея, предложенная Лирой ещё некоторое время назад, носила совершенно уникальный характер и требовала пристального исследования. Вскоре большинству ребят наскучило наблюдение, и почти все полубоги и маги переквалифицировались в подопытных, творящих различные заклинания, в то время как Аннабет и Лира неизменно, усердно наблюдали за колдовством и использованием полукровками своих особенных сил. Без устали они делали какие-то пометки, пытались настроить магическое приспособление, советовались с алетиометром; затем к ним присоединилась Гермиона, закончив с простеньким образцом.
- Я говорила! Вы видели? Видели, как прошла сейчас пыль?! – взвизгнула Лира, мгновенно сосредоточив внимание всех присутствующих на себе. Перси лениво повернул голову, с трудом сдерживая зевок, и вопросительно посмотрел на свою девушку, ожидая пояснений, - я же говорила, что не всегда колдуют правильно!
- С этим трудно поспорить, - постучала ноготками по своей записной книжке Грейнджер, - сейчас было очень чётко видно, как сотворил чары Перси.
- Ну, пыль – это особые частицы, они тянутся к разуму, это мы уже поняли; - заговорил сидящий в стороне Рон, - вот почему важно правильно формулировать слова заклинания – фраза, жест, всё это должно быть осознанным и тогда оно притягивает пыль. А палочка очень мощный проводник и пыль, вытянутую в этот момент волшебником, она выпускает в преобразовавшемся виде; в виде чар. Что здесь не так может делать полубог? Если где-то ошибиться, ваша эта пыль просто не ляжет в нужную форму, верно?
- Перси использовал свою собственную пыль! Поэтому и ослабел! – затараторила Лира, - он так - бац! – и может исчерпать себя полностью!
- Давайте по порядку. Пыль начинает притягиваться к человеку после момента его взросления, когда его дэймон принимает окончательную форму. Дэймоны есть у всех, это что-то вроде внутреннего голоса, и он состоит из пыли. А человек – нет. Но полубоги почему-то состоят.
- Действительно, почему же? – с сарказмом продолжал подтрунивать Перси.
- Если говорить о просторах всех миров, наши древнегреческие боги – по своей структуре полуангелы? – спокойно произнесла Аннабет, понимая, что остальные девушки немного опасаются произносить то, что они пытались увидеть и доказать с помощью янтарного телескопа. – Или есть какие-то специальные термины?
- Н-нет, - голос Лиры немного дрогнул, она нервно теребила край кофты, и Пан, отражая её беспокойное состояние, тревожно крутился у всех под ногами, - с таким же я никогда не встречалась, так что вообще не представляю, как это назвать.
- По твоим историям пыль говорила, что она ангелы и есть, и ангелы более привычной человеческой формы полностью состоят из пыли, - блондинка повторила ранее рассказанное иномирянкой, - но если наши догадки верны…
- Боги состоят из трёх частей – пыли, вещества, в каком-то смысле воплощающего то, чему они покровительствуют, и идеи. Человеческая мысль удерживает их форму более-менее цельной, иначе божества постоянно находились бы во всех уголках мира и не могли бы соединить свои кусочки разума, - выдала Сирин, - вот почему им нужна вера, почему их дом – Олимп – даёт им силы. Вера – это тоже осознанная мысль, и она заставляет пыль, как в заклинании, принимать нужную форму, стремиться к воплощению идеи!
- И если боги действительно состоят из сгущенной пыли, сути явления и мысли, становится проще понять, как они одновременно в разных формах могут подарить жизнь нескольким своим детям; и с моим рождением вопросов как-то поменьше, - кривовато улыбнулась Аннабет. Мысль заставляет пыль двигаться, а Афина родилась из мыслей Зевса.
- Монстры ничему не покровительствуют, - развивала тему Гермиона, - у них нет стихии, событий, предметов, которые являются частью богов. В свою очередь, монстры также состоят из пыли, которая удерживается той же самой идеей – мифами и легендами.
- И получается, что ваша небесная бронза, имперское золото – сродни волшебному ножу Уилла! Вернее, думаю, это нож хотели создать по подобию греческого оружия, но получилось.., - Лира помотала головой, отогнав лишнее, и вернулась к началу предложения, - ваше оружие уничтожает связи. И вся пыль разлетается на множество частичек; но постепенно мысль собирает всю эту пыль обратно и получается тот же самый монстр.
- Их возрождение – это особый процесс, когда каждая пылинка возвращается на своё место, поэтому нужно разное время. У кого-то элементов больше, кого-то меньше, у кого-то они сложнее, чьи-то разнесены сильнее были, пока со всех концов миров соединятся, - Аннабет чувствовала, что от всех этих размышлений у неё начинает болеть голова. Ведь всё было так просто, и в то же время совершенно непонятно. Каждый ответ рождал новые вопросы, - оружие полубогов разрезает структуру, соединения пыли, разрушает связи, потому людям вреда не причиняет. Но может причинить полубогам.
- Потому что вы наполовину боги. И в вас тоже есть часть их явления, идеи и главное – пыли. И монстры находят вас, ориентируясь именно на наличие пыли, которая притягивает себе подобную с течением вашего взросления.
- Тогда получается, что сейчас колдуя, мы, можно сказать, использовали и жертвовали свои внутренности и душу? – не слишком радужно улыбнулась Хейзел, покрутив в руке любимую спату.
- И первое, чему мы сейчас должны научиться – это использовать для заклинаний пыль из природы, так? – оглядел всех Фрэнк, робко потрепав свою девушку по взъерошенным кудряшкам.
- Одно я знаю точно, - напряженно кивнула Аннабет, привлекая всеобщее внимание, - какая переданная по наследству часть Перси воплощает в себе стихию, которой покровительствует его отец, - все замерли в ожидании, с нетерпением глядя на Чейз, - мозги, конечно, - фыркнула блондинка, - они же у него насквозь рыбьи!
Её смешок тут же сменился волной всеобщего смеха, снявшего часть напряжения.
Чейз медленно провела кончиками пальцев по янтарному телескопу, пока остальные принялись с жаром обсуждать новую информацию.
Но один момент уже не мог стать менее жутким; одно оставалось неизменным - полубоги до сих пор использовали собственную пыль, из себя, свои частички, кровь, душу, не важно, как это называть. Но это было первоочередное и главное, им надо научиться этого не делать.
Мир и без того был тяжёл после того, как открылось существование полубогов, но теперь всё должно было стать ещё труднее! Аннабет обреченно закрыла глаза и сжала ладонь Перси, так вовремя оказавшуюся рядом; их ждали настоящие тренировки, но они могли дать им уникальную способность – творить магию без ограничений. Разве, ради этого не стоило хорошенько постараться?
Возможно.
Но Аннабет просто устала.
От вечных «надо» и таких же вечных «нельзя».
В последнее время она даже с Полумной реже проводила время просто потому, что не оставалось сил; и даже во сне тело казалось тяжёлым и неподвластным её воле.
- Давайте-ка мы все немного проветримся. - Аннабет встала, потянув за собой Перси. - Попробуем колдовать по-другому вечером, а пока лучше уложить всё хорошенько в голове, а то чувствую, даже у меня маминой мудрой пыли там осталось мало.
Ребята рассмеялись и постепенно все разошлись по разным уголкам школы.
Компанию блондинке, естественно, составил Джексон; они бесцельно бродили по коридорчикам, ища незнакомые уголки, ведь Аннабет нравилась архитектура этого замка, её полные волшебного духа особенности.
И всё же сейчас её тянуло на открытый воздух, а сын Посейдона просто тянулся туда, где была она. Их привычный дворик сильно изменился с того дня, когда они впервые пришли на утреннюю зарядку. Земля из-за активных боевых спаррингов давно лишилась травяного покрова, но сейчас выглядела совершенно по-другому обнажённой, словно открытой для холодного дыхания зимы.
- Сразимся? – просто спросил Джексон, уже сжимая в руке Анаклузмос. Он знал наперёд, что это место навевало определённые воспоминания, а битвы – это так привычно для них.
- Расслабимся немного, Рыбьи Мозги, - размяла плечи полубогиня, обнажая свой меч.
- Люблю тебя, Воображала.
- Такие отвлекающие маневры запрещены, Джексон! - Они любили танцевать вместе. Лишь в им понятном ритме. Комья земли разлетались от резких шагов, взмывали в воздух сухие опавшие листья, недавно устилавшие двор. В пустых окнах в качестве единственного зрителя гулял прохладный ветер. И его шелест вторил их смеху.

В один момент блондинка заметила знакомый силуэт и чуть не пропустила мощный удар в спину.
- Воображала! – и хотя она успела откатиться и опасность миновала, но Перси остановился, легко уловив, что она отвлеклась, - что случилось? Думаю, на сегодня хватит. – Мгновенная вспышка и в руке парня остаётся ручка, которую он небрежно убрал в карман, уже подходя ближе к девушке.
- Просто смотри! Вон там!
- Третий этаж? – уточнил Джексон, вглядываясь в указанном направлении.
- Да вон же! Это Пайпер!
- Слушай, а с ней не очкарик Поттер случайно?
- Мне тоже так показалось… Эй! Не говори о нём так небрежно, он всё же здесь очень уважаемый волшебник!
- Приму к сведению, - брюнет снова ухмыльнулся. И Аннабет призналась себе, что снова эта усмешка сводит её с ума, заставляя забыть обо всём на свете.
- Пошли, я хочу поговорить с ней. Она тогда, в день рождения, очень расстроилась из-за Джейсона, но у меня всё не находилось времени, чтобы побольше побыть с ней. Надо наверстать упущенное! – Чейз потянула сына Посейдона за руку, и они пустились в очередное путешествие по коридорам, пытаясь отыскать наиболее короткий путь к месту, где последний раз видели двух ловцов.
Прошло достаточно времени, прежде чем они разобрали знакомый голос, радостно описывающий какие-то воздушные потоки и интересные трюки.
Щёки дочери Афродиты раскраснелись, она активно жестикулировала и так радостно улыбалась, ведя дискуссию с гриффиндорцем, что блондинка почувствовала некоторое неудобство в том, чтобы прервать их. Но и оставаться дальше незамеченными парочка не могла. Гарри перевёл на них взгляд и чуть печально улыбнулся, поприветствовав полубогов.
- Ладно, встретимся как-нибудь на поле, попробуем эту петлю! – снова обратился он к Пайпер.
- Как на счёт следующих выходных? – спросила слизеринка, задумчиво глядя в потолок, - или, скажем в четверг после занятий?
- Заметано! – Поттер вскоре скрылся из вида, оставив полукровок одних.
- Я смотрю, вы стали неплохо общаться. Или ты хотела поблагодарить его за помощь во время игры? – с улыбкой спросила Чейз.
- Аннабет, мы просто болтали о квиддиче, но это так здорово! Он оценил мой талант, представляешь?
- Представляю! У тебя щёки красные! – блондинка обернулась посмотреть на отошедшего в сторону Перси, который решил не мешать двум девушкам немного посекретничать.
- Просто он столько знает об этом спорте! И понимает прямо каждую детальку!
- И главное, понимает тебя, верно?
- Да. – Легко согласилась Пайпер, - И ему немного одиноко. Он всегда нёс тяжкое бремя, и хотя у него есть драгоценные друзья, но они всегда были втроём, а сейчас, когда они встречаются, - путано тараторила дочь богини любви, - и Гермиона погрузилась в книги и новый мир, а Рон изучает шахматные тактики и учится, желая превзойти дочь Афины, ему не стало больно. Наоборот, легче. Ведь были вещи, которые он не знал, как рассказать им, и…слушай… это всё, наверное, слишком личное. В общем, он варился в собственном соку, а квиддич помогает ему дышать свободно. И мне тоже! Полёт – это что-то неописуемое. Словно у души выросли крылья, и становиться легко-легко! Поэтому мы тут и заболтались так долго.
- На одной волне оказались?
- Вроде того! – рассмеялась девушка, - так что не переживай, Аннабет, я расстроилась из-за Грейса, но это не конец.
Чейз посмотрела вслед удаляющейся подруге, облегченно вздохнув. Ей оставалось надеяться, что девушке и, правда, легче; что она справиться со всем свалившимся на неё грузом. Впрочем, Маклин сказала, что они с Гарри подружились, а друзья как раз и могут помочь преодолеть любые трудности.
Но Аннабет почувствовала, как что-то в ней дрогнуло.
***
Возвращаться в комнату, где сейчас хранились янтарные телескопы и собирались все ребята, особенно не хотелось. Но наверняка остальные подростки уже собрались и ждали только возвращения парочки. Как Чейз и думала, их встретило множество взглядов и тишина. Какое-то время никто не знал, о чём говорить. О сути богов было сказано достаточно, и пока всё оставалось слишком не понятным, чтобы добавлять что-то новое. А другие темы казались слишком незначительными, чтобы выносить на всеобщее обсуждение.
- Тренировки начнутся уже сегодня. Если мы научимся колдовать также как обычные волшебники, это станет подтверждением нашей теории, - Аннабет крепче сжала ладонь Перси, - но пока я прошу всех не торопиться. У нас достаточно времени, так что поберегите силы.
- ’Силы вам пона’до’бятся! – в дверях, пытаясь отдышаться, замерла Габриэль, - вас и’скала ’ди’ректо’р. На сот’ру’дника минис’те’рства ’было сове’ршено напа’дение, пы’тались выве’дать ин’форма’цию о полу’бо’ах!
- Как монстры смогли вычислить именно нужного человека, который мог обладать необходимой им информацией? – напряглась дочь Афины.
- Н-не…нет! – Делакур, наконец, выпрямилась, придя в себя после длительного бега, - на’пал кто-то из ’тёмны’х ма’ов.