Сквозь судьбы 42

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Пулман Филип «Тёмные начала», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Гарри Поттер, Как приручить дракона, Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Персабет. Полумна|Рольф, Тайсон|Элла, Нико, Кларисса|Крис, Калео, Талия, Рейна…где реально, где нет: Ромиона, Джейсон|Пайпер\Гарри|Джинни/Фрэнк|Хейзел, Лаванда/Перси\Астория\Драко/Аннабет\Невилл\Ханна, Персей Джексон, Аннабет Чейз
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Underage, Беременность
Размер:
планируется Макси, написано 424 страницы, 31 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Превратности судьбы не заставили полукровок озлобиться против мира и богов, что возлагают на плечи своих детей тяжелейшие испытания. С весёлым спокойствием и надеждой вчерашние герои Олимпа смотрят в будущее и продолжают смеяться, дружить, любить… Какой же станет их дальнейшая жизнь, если в их реальность ворвётся Хогвартс, Пыль и прочая магия…
(Персабет. Отношения Персабет, развитие их в смеси с другими мирами)

Посвящение:
Особое посвящение тем персоманам, кто тоже 18-го августа отметил день рождения книжного героя ярче и веселее, чем своё собственное в этом году…
Рыбьим мозгам и Воображале, чьи отношения не перестают меня вдохновлять с Лабиринта Смерти)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Море Персабет. Море романтики. Автор предупредил.
Фэндомы будут добавляться по мере повествования. Для понимания происходящего не обязательно быть хорошо знакомым со всеми из них, основной упор на Персабет... ну и других полукровок. Всех упоминаемых персонажей других фэндомов не перечисляю, так как их и правда немало, в основном, это будут главные герои разных произведений.
Начинаю завязку с Хогвартса (почти классика этот кроссовер), смешанного из книг, фильмов и информации с сайта pottermore, курируемого Роулинг. Не люблю Ромиону, поэтому просто не буду трогать эту парочку.

Главы буду выкладывать по субботам. Всегда открыта замечаниям и предложениям.

Глава 25 Полумна Лавгуд

22 апреля 2018, 14:47
Время – самая незаметная часть жизни любого человека. Оно всегда так стремительно бежит вперёд, что не успеваешь заметить, куда же оно подевалось.
Казалось, Лавгуд только-только вернулась в Хогвартс, встретила необычных «студентов по обмену»; а вот уже ей открылась целая новая вселенная; не успела она как следует её изучить, как всем магам стало известно о существовании греко-римских богов… И так же незаметно, как подкрался ноябрь, уже пришло время первого матча по квиддичу.
И даже он уже остался позади.

- Конь с клыками пролетел – маг трусливый поседел! – Девушка тихо напевала себе под нос, подскакивая при каждом шаге, - но кто видел смерти бал, знают, это был фестрал! Ля-ля, хм? – Луна заметила тень в окне и остановилась, с любопытством повернув голову и всматриваясь в затянутое рваными облаками небо. В течение некоторого времени она, не моргая, внимательно следила за пейзажем, но ничего не происходило, и чародейка снова задорно замурлыкала нелепую песенку, продолжая путь.
Ей нечасто чудились странные вещи; скорее, это она сама чудилась остальным. Полоумная Лавгуд. Звучало привычно и уже совсем необидно.
Но «неземная волшебница» нравилось ей гораздо больше; мысли об этом прозвище заставили её улыбнуться, взметнулись белокурые локоны, когда девушка ускорила шаг. Ей нравились её новые друзья, которые стали так её называть, из их уст даже её имя звучало сказочно, ведь, в конце концов, когда дети древнегреческих богов считают тебя удивительной – это что-то да значит?..
Полумна весело покружилась вокруг своей оси, заодно внимательно осмотревшись, и свернула в неприметный коридор, ведущий на очень симпатичный балкончик, с которого открывался живописный вид на прилежащий к замку лес. Лавгуд уже перестала удивляться тому, что именно в таких потайных местах можно найти дочь Афины и сына Посейдона.
Она улыбкой приветствовала пару и безмолвно встала рядом с ними, но чуть в стороне. Чтобы не нарушить их единения. Ведь колдунья понимала, как ценна для них каждая секунда, каждая возможность побыть вдвоём. Если уж быть совсем честной, Луна не хотела бы вторгаться в их личное пространство, но так уж вышло, что они стали ей очень дороги. И теперь ей тоже хотелось разделить с ними хотя бы одну лишнюю минуту.
И превратиться из Полоумной в загадочную Луну…
Так уж получилось, что именно эта волшебница видела в людях лишь лучшие их стороны и умела ценить каждую прекрасную деталь; и, наверное, она слишком легко привязывалась.
Но ведь эти ребята всегда отвечали ей искренним теплом, принимая такой, какая она есть.
И она не могла не тревожиться о тех исследованиях, которыми занимались её друзья, пытаясь постичь полубожественную природу.
- Что вы будете делать дальше? – наконец, спросила Лавгуд, стараясь унять мощно бьющееся сердце.
- А что нам остаётся? Будем учиться… - вздохнула Чейз, подняв голову с плеча своего парня, но не отстраняясь.
- Но ведь колдуя, вы фактически убиваете самих себя, - осторожно заметила Полумна, с тоской взглянув на новую подругу. Пыль – часть полубогов. Заклинание – использование пыли из окружающего мира; но не своей собственной. Два понятия накладывались друг на друга.
- Значит, придётся учиться быстро, - улыбнулась полубогиня.
- Вы сильные, - признала чародейка, чувствуя, как её горло на миг стиснули тиски страха, - идите, вас уже ждут, наверное. – Она тоже хотела быть сильной, хотя бы ради друзей, которым очень нужна была поддержка.
- Чем сейчас планируешь заняться ты? – было видно, что Аннабет колебалась. С одной стороны, дочь богини мудрости знала, что остальные уже наверняка собрались в комнате. После сегодняшних открытий нужно было подвести итог; всё же пыль слишком неясная материя. Но с другой, Полумне там сейчас нечего было делать, а оставлять её одну Чейз не хотела.
- Я? - Шестикурсница на миг растерялась и не знала что сказать. Ей хотелось бы провести немного времени с ними, но у полукровок были важные дела, а она не хотела навязываться; и тем более чтобы из-за неё подруга переживала или откладывала срочные вопросы. Неожиданно девушка вспомнила песенку, которую напевала совсем недавно, - я собиралась проведать фестралов, - уверенно заявила девушка.
- Покорми их тогда и за нас, ладно? – подмигнул Перси; а Аннабет благодарно улыбнулась.
- С радостью.
И вот полоумная или неземная бредёт в одиночестве на кухню, чтобы взять немного мяса и выполнить сказанное. Хорошо, что она анонсировала визит к фестралам, которые всегда ей рады…
Лес встретил её множеством шорохов; изредка щебетали птицы, шуршали сухие листья и уже доносилось далёкое ржание. Найти фестралов для Полумны не представляло никакой трудности, она давно выучила их любимые поляны, места для сна. Но среди крылатых коней-скелетов, которых могли видеть лишь те, кто видел смерть, когтевранка никак не ожидала увидеть силуэт человека.
Она не сразу признала в расслабленно подставившем лицо заходящему солнцу мужчине присланного Министерством мага.
- Мистер Саламандер? Разве вас уже выписали из целительского корпуса? – волшебница склонила голову. Колдун вздрогнул и медленно повернулся, но когда он увидел чародейку, его плечи мгновенно расслабились:
- Мисс Лавгуд, если я правильно помню? Я вышел прогуляться, но давайте оставим эту встречу между нами? – он с любопытством осмотрел блондинку с ног до головы, задержав взгляд на длинных растрепанных светлых локонах.
Луна моргнула, осознав, что он вообще-то нарушал прописанный мадам Помфри постельный режим, но не ей было указывать незнакомому мужчине, что ему делать. Она пожала плечами и повернулась к детёнышу фестрала, ластившемуся к её рукам, показывая, что полностью потеряла интерес к неожиданной встрече.
А присланный министерством наблюдатель, наоборот, в свою очередь подошёл ближе, явно намереваясь завести с девушкой беседу:
- Не знаю, известно ли вам, - немного неуверенно протянул руку маг, - но фестралы обожают, как их чешут вот здесь, - мужчина легко провел рукой по голове жеребёнка, ловко обогнув ухо и спустившись к месту соединения головы и шеи, быстро пощекотав зверя. Маленькая лошадь издала шумный клёкот, тут же вытянув голову и даже постукивая задней ногой от восторга.
- Угу, - Луна кивнула головой, всё ещё с подозрением относясь к вниманию колдуна.
- Скажи, а здесь вообще много животных? – после этих его слов неожиданно Лавгуд вспомнила, что стоящий перед ней молодой человек вообще-то известный магозоолог, и ему действительно интересно обсуждение различных зверей. Только она также ясно понимала, что все в школе знают о её близких отношениях с полубогами, в особенности с главной парой, и чтобы узнать их лучше, самый простой способ, в особенности, для колдуна его специальности, это подружиться с полоумной любительницей всякой живности. Блондинка легко улыбнулась, и даже плечи её расправились, когда ей в голову пришла ещё одна мысль. В конце концов, глупышка бы не поступила на факультет Равенкло.
- Очень. Здесь целый лес, полный магических существ; стоит быть осторожнее и внимательнее – сейчас там бывает опаснее, чем обычно. Но я могу показать вам места обитания и самые удобные тропинки, - тут же предложила девушка. Если он хотел использовать её, чтобы сблизиться с полубогами, её совесть с радостью позволит ей сыграть с ним небольшую шутку. В конце концов, в последнее время Аннабет сильно занята, и они не так уж часто проводят время вместе вне пределов их спальни; но магозоолог об этом не знает. И если он будет занят беседами и прогулками с Полумной, ему некогда будет тревожить дочь Афины. Луна могла дать подруге драгоценное время, - сегодня уже поздно, но здесь рядом обитают несколько лукотрусов*, вы успеете познакомиться с ними и вернуться, прежде чем мадам Помфри начнёт волноваться о вашем отсутствии.
- Пожалуй, вы правы, мисс Лавгуд, - в глазах колдуна мелькнуло удовлетворение, - и я, правда, чувствую себя не лучшим образом после того розового дыма.
- Привыкайте. Лаванда специалист по любовным чарам, так что вам ещё повезло, что вы легко отделались, - блондинка напоследок потрепала маленького фестрала по голове, - идёмте, мистер Саламандер.
А в её голове настойчиво звучали строчки из шутливой песенки: «Конь с клыками пролетел – маг трусливый поседел»… Интересно, ведь магозоолог не должен поседеть, если она устроит ему полноценную экскурсию по запретному лесу..?
Главное, чтобы директриса об этом не узнала.
***
Вернувшись в комнату почти глубокой ночью, Полумна не удивилась, обнаружив пару полубогов, развалившихся на кровати Аннабет и изучающих какие-то свитки, сонно потирая глаза.
- Как прогулка? – не повернув головы, спросила Аннабет.
- Надеюсь, фестралы не расстроились, что ты пришла одна? – обезоруживающе улыбнулся Перси, а в следующую секунду широко зевнул. Но его ладонь, покоившаяся на спине возлюбленной, ни разу не дрогнула.
- А я была не одна, - с нотками веселья отозвалась Лавгуд, тут же приковав внимание подростков к своей персоне, - мистер Саламандер нарушил больничный режим, - призналась когтевранка. Она хотела рассказать о своих домыслах, что он не знал, как найти полубогов и, кажется, решил подобраться к ним через волшебницу. Но ей не хотелось загружать Чейз, и с её губ сорвалось, - он составил мне компанию. Так что всё отлично.
По взгляду дочери Афины было ясно, что она почувствовала недосказанность в словах Лавгуд, но давить не стала.
- Вот как… Но будь, пожалуйста, осторожнее. Нам сообщили, что тёмный маг напал на кого-то из министерства, - блондинка из Америки закусила губу, немного рассеянно перебирая пальцами листки.
- Искали информацию о нас. – Прямо пояснил Перси, - о таких, как мы.
- И ещё… сегодня мы бы хотели остаться здесь. Ваша староста уже легла, так что проверки закончились… ты же не против? – неожиданно уточнила полубогиня.
- Конечно, - борясь с удивлением, хлопнула ресницами колдунья. Она всегда была очень рада, когда пара оставалась с ней в комнате, несмотря на то, что присутствие парня должно было доставлять определённый дискомфорт. Но сын Посейдона всегда был вежлив, а в ночное время – незаметен, и на самом деле с ним было даже уютнее – во-первых, он воплощал в себе безопасность; а во-вторых, дарил своей блондинке покой. И Луна не могла понять, с чего дочь Афины решила задать подобный вопрос. Но сразу придумала, как разрядить обстановку, - только при одном условии!
- Э? – уже довольно потянувшийся Джексон чуть не потерял равновесие, поворачиваясь к чародейке.
- Расскажите мне ещё что-нибудь о вашем мире. Или о приключениях, - волшебница робко улыбнулась, лёгкой походкой подбегая к своей постели, чтобы взять ванные принадлежности.
- Надо подумать, осталось ли ещё что-нибудь, о чём ты не знаешь? – мягко рассмеялась Аннабет.
- Думаю, какую-нибудь историю вспомним! – поддержал свою девушку брюнет, - ну что, пора готовиться ко сну?
Луна согласно кивнула головой. Она обожала засыпать под их удивительные рассказы, даже если время было слишком позднее для разговоров, она бы не отказалась от этой возможности.
***
Новая учебная неделя традиционно началась с зарядки. Полумне нравилось заниматься с полубогами, хотя она и чувствовала, что в отличие от Астории, у неё нет особого прогресса в искусстве владения оружием. Но хорошая физическая подготовка никогда не будет лишней. А в свете последней полученной информации Лавгуд считала себя обязанной научиться хотя бы защищаться, чтобы никому другому не пришлось беспокоиться о её безопасности.
- Да что ж такое! – неожиданно воскликнула Гринграсс, когда очередной её выпад прошёл в паре сантиметров от рассеянно уклонившейся когтевранки, - ты просто неуловимая Луна! Витаешь где-то в своих мыслях, а достать тебя всё равно невозможно! – слизеринка откинула тёмные влажные пряди с лица, и стало видно, как она запыхалась и вспотела.
- Мне приходиться такой быть, - заметила Лавгуд, - у тебя блестящая техника!
- Спасибо, - поблагодарила сестра Дафны, но в её взгляде на собственный меч читалось, что она не считает себя ни сильной, ни талантливой. В особенности в сравнении с полубогами, в бешеном ритме обменивающимися ударами в нескольких метрах от волшебниц.
- Ты занимаешься меньше двух месяцев, - решила поддержать её блондинка, - но уже добилась определённых успехов.
- Ты тоже, чтобы бы ты о себе не думала, - вдруг подняла на неё взгляд Астория, - пусть ты и не можешь блестяще фехтовать, но это и не в твоём характере – нападать первой. Зато защититься ты сможешь почти от любого противника. – На такие правдивые слова представительницы змеиного дома Лавгуд не знала, что ответить. Но ей и не пришлось, так как девушка упрямо подняла меч, - продолжим?
- Продолжим, - эхом ответила сероглазая колдунья, отступая в сторону и резко перекатываясь, чтобы уйти от стремительной атаки Гринграсс.
Полумна знала, что когда она решит отдохнуть, сестра Дафны не остановиться. И будет отрабатывать удары с каждым из полубогов; потому что она тоже боялась быть слабой.

Из всех уроков лишь одни занятия по-прежнему вызывали у Лавгуд невероятный интерес – Уход за магическими существами, после которых она привычно задержалась, чтобы поухаживать за животными. А затем отвести заблудившихся волшебных волчат. И вернуть упавших из гнезда разноцветных птенцов. И позаботиться о милом единороге, поцарапавшем ногу и теперь пугливо прячущимся за мамой…
- Полагаю, ближе они не позволят мне подойти? – в тени деревьев стоял мистер Саламандер, с уважением глядя на обрабатывающую ранку сказочного коня блондинку.
- Они привыкали ко мне три года, - спокойно согласилась Полумна, - но, полагаю, им слишком нравилось жевать мои волосы, чтобы вечно игнорировать и убегать от меня.
Словно в подтверждение её слов жеребёнок осторожно подцепил за кончик один из локонов и потянул за прядь. Лавгуд придержала свои волосы, спокойно дожидаясь, пока маленькая лошадь не выпустила прядь и словно обиженно чихнула, встряхнув гривой.
- Вы… - присланный министерством волшебник на мгновение потерял дар речи.
- Единороги такие милые, так что я совсем не злюсь, что они путают мои локоны с соломой. Возможно, мне стоит провести исследования, доказывающие, что так волосы только лучше растут! – закончив с обработкой раны, сероглазая девушка встала, с неподдельным любопытством ожидая реакции колдуна.
- Но они совсем не похожи на солому! – выпалил он, - скорее как лунные лучи, - в следующую секунду мужчина смутился собственной откровенности и быстро спросил, отведя взгляд, - познакомите меня ещё с местными обитателями?
- Спасибо, - не стала игнорировать его слова Полумна, - насколько хорошие у вас отношения с кентаврами?
- Это…не знаю. – Вскинул брови магозоолог, - это очень принципиальный вопрос?
- Да. К вам приближаются несколько, - и с милой улыбкой Лавгуд добавила, - и вид у них не самый дружелюбный.
Чародей подскочил, резко разворачиваясь:
- Может, стоит вернуться к школе?
- Вас проводить? – уточнила неземная волшебная, всерьёз раздумывая, не оставить ли его на растерзание, - идёмте, мистер Саламандер. – Всё же позвала она, уводя мужчину от единорогов и кентавров по заросшей тропинке. – Не споткнитесь. И берегитесь веток, - сама когтевранка мурлыкала себе под нос очередную песенку, ловко уклоняясь от всех препятствий и не дожидаясь ответа колдуна. У неё было прекрасное настроение. Впрочем, как и обычно.
- Ауч! Холодно! – неожиданно раздался возглас за её спиной. Блондинка обернулась, чтобы пожурить нерадивого мага за то, что он отступил на несколько шагов с тропинки и потоптался по поляне с последними пожухлыми осенними цветами. Но когда она уже открыла рот, ни слова не сорвалось с её губ. Луна ближе подошла к мужчине, отряхивающему мокрую у самого ботинка штанину; рядом с ним были невысокие кусты, еле припорошенные снегом. Ученица Равенкло присела и осторожно провела пальцами по заледеневшему растению.
- Прости. Я не нарочно причинил вред этому прекрасному цветку, - закатил глаза чародей, видимо, подумав, что полоумная ведьма должна беспокоиться именно об этом, - идём дальше?
- Не идём, - шёпотом, на дрожащих ногах поднялась Лавгуд, - бежим. К школе. Быстро! – Когтевранка рванула вперёд, подобно ловкому кролику перепрыгивая любые препятствия, так что магозоологу только и оставалось, что спешить за ней, ориентируясь на взлетающие лунные локоны. – Скорее!
- Я чего-то не знаю? - напряженно окликнул её колдун, не привыкший к таким марш-броскам по лесной местности, - это ядовитое растение? – услышав его предположения, блондинка вздохнула, но останавливаться и объяснять ей было некогда.
- Потом!
Её уже не волновало, что она неслась по коридорам Хогвартса, таща за собой на буксире представителя Министерства и показывая ему тайные коридоры и уголки замка.
- Аннабет! Перси! – позвала девушка, заметив светлую и чёрную макушки среди большой компании учеников, - там! Я… в лесу! – с удивлением когтевранка поняла, что даже после такого забега вполне способна говорить и совсем не задыхается, но найти нужных слов у неё не получалось. Ей самой не верилось в то, что она увидела.
- Ты что-то необычное нашла в лесу? – неожиданно спросила Гермиона, стоявшая рядом с полубогами. Видимо, они обсуждали недавние открытия или какие-нибудь связанные с пылью вопросы. Взгляд Грейнджер ясно говорил о том, что она уже перебирала в голове самые невероятные варианты. И, наверное, если взволнована Полумна, остающаяся безмятежной даже при встрече с акромантулами, у остальных действительно есть повод для волнения.
- Я выводила нашего гостя из запретного леса, когда он сошёл с тропинки и обнаружил заледеневшие растения, - Лавгуд собралась с мыслями, оглянувшись на запыхавшегося мужчину. – Подтвердите, мистер Саламандер!
- Д-да, - кивнул через силу колдун, отмахиваясь от девушки и заставив её обреченно вздохнуть:
- Возможно, он не понял смысла нашей находки, но я уже видела подобное. Несколько лет назад. Когда вокруг Хогвартса дежурили дементоры.
Звенящая тишина, наступившая после её слов, нарушалась только тяжёлым дыханием магозоолога. Остальные даже дышать перестали.
- Это…какие-то очень опасные твари? – попытался вспомнить Перси.
- Кажется, название стражников? – предположила дочь Афины, уверенная, что где-то уже о них слышала.
- Разве не против них мы пытались выучить заклинание патронуса? – вмешался Фрэнк, - как они тогда могут быть стражниками?
- Это очень плохие новости! – наконец отмер Гарри Поттер, также находившийся позади полубогов.
- Дементоры были стражниками Азкабана, самой страшной тюрьмы; но когда Бруствер стал министром, их всех должны были заключить в безлюдном месте, - возмутилась Гермиона, - они не должны причинять никому вреда!
- Но невозможно поймать их всех за такой короткий срок! – тут же выпрямился Гарри, - мне надо осмотреть то место. Полумна, опиши точно, куда мне идти. Остальные должны ждать в замке.
- Сначала то ветвистое дерево, большой камень, потом... - лаконично описав направление, Лавгуд добавила, - а дальше…мистер Саламандер не привычен к таким пробежкам. Так что вместо тропинки увидишь целую просеку. По ней и иди.
- А это точно безопасно? – вскинул брови Джексон, скрестив руки на груди и наблюдая за удаляющимся Поттером.
- Гарри уже сражался с дементорами, - пояснила Грейнджер, - хотя идти в одиночестве не лучшая идея. Нам стоит пока поставить в известность Макгонагалл. – И гриффиндорка повела всех к директору.
Новость о замерзшей поляне и подозрениях учеников не вызвала особой радости у профессора.
В особенности, когда вернулся победитель Волан-де-Морта и согласился с мнением Лавгуд, что это точно не проявления приближающейся зимы. Полубоги и волшебники собрались в выручай-комнате, так как она была тем редким пространством, способным вместить в себя всю компанию. Говорить никому не хотелось.
Каждый витал в своих мыслях; вспоминал прошлое или думал о будущем. Аннабет уже успела раздобыть литературу и сейчас изучала информацию о дементорах, доступную в книгах, ожидая, когда маги соберутся с силами достаточно, чтобы рассказать о своём опыте. Полумна сидела рядом с подругой и её парнем, вертя в руках палочку.
- Скажите, как ваши успехи на тренировках? – Лавгуд напряженно посмотрела на полукровок.
- У ребят дела идут неплохо, - призналась Чейз, - я пока немного отстаю. Всё же, сверхсилы это не моя специальность.
- Но в целом они продвигаются семимильными шагами, - уточнила Гермиона, вопросительно глядя на когтевранку, задавшую неожиданный вопрос.
- У нас нет выбора, - выражение лица дочери Афины стало сосредоточенным и серьёзным, - мы должны освоить магию и использовать для этого пыль из окружающего мира, как делают нормальные волшебники. И уже добились неплохих успехов.
- В таком случае, советую начать изучение патронуса, - с тяжёлым выдохом оглядела всех присутствующих Полумна, - возможно, у нас в лесу завёлся дементор. И даже если он один – случайно забрел…
- Или преследовал тёмного колдуна, - предположила Гермиона, стиснув ладони в кулаки.
- Он представляет серьёзную опасность, - закончила неземная волшебница.
- Профессор Джонс уже пыталась освоить со всеми классами это заклинание, но у нас особо не получалось. А возможности отрабатывать в одиночестве не было, - вспомнил Фрэнк, - и мы отложили эти чары до лучших времен.
- Времена не лучшие, - скрепя сердце произнесла Грейнджер, - но давайте попробуем изучить патронус. Эта светлая магия завязана на прекрасных воспоминаниях и духовной силе волшебника. Так что, думаю, у вас с ним возникнет меньше проблем, чем с остальными заклинаниями.
- По крайней мере, попытаемся, - захлопнула книгу Чейз.
Луна же в этот момент тяжёло сглотнула, думая о том, что в страшной жизни полубога было не так уж много места счастью; и вполне возможно, что эти чары могут полностью их истощить. Лавгуд посмотрела на спокойную и сосредоточенную подругу; ведь дочь Афины никак не могла упустить этот момент, но молчала.

Когда вечером они втроём оказались в спальне, Полумна без лишних пояснений рассказала то, что знала о дементорах, ведь она не могла не переживать о своих новых друзьях. Многие волшебники и волшебницы обречены на поражение перед дементором. В основном это те люди, что пережили много потерь и лишений. Им очень сложно не только создать Патронуса, но и просто не лишиться чувств при виде дементора. Всё дело в том, что люди, пережившие боль и страдания, и имеющие очень мало счастливых воспоминаний, просто не выдерживают вдобавок к своим проблемам влияние дементора. Даже при крепком здоровье и стойкой психике человек с такой проблемой, скорее всего, потеряет сознание при дементоре.
- Волшебник должен иметь быстрый разум и уметь быстро сосредоточиться на светлом воспоминании. Дементоры страшны тем, что высасывают счастье и радость из всего живого, эмоции — это своеобразная пища дементоров. При приближении этого создания человек испытывает необъяснимые приступы страха и отчаяния, а окружающий мир покрывается льдом и мраком: даже летом может налететь холодный ветер со снегом, а любой свет, особенно искусственный, померкнуть, а то и вовсе погаснуть. – Лавгуд тяжело вздохнула, - можно заранее подобрать что-нибудь счастливое; имея «заготовку» хорошего воспоминания, в критической ситуации будет легче его вспомнить. Но найти то самое воспоминание не просто. Оно должно быть не просто светлым…Особенным.
- Какую форму принимает твой телесный патронус? – спросила Аннабет. По её виду нельзя было сказать, что она испугана или слишком встревожена. Лавгуд чувствовала, что в жизни этих подростков было слишком много страшного, чтобы сильно робеть перед дементорами.
- Заяц, - улыбнулась и качнула головой когтевранка, отгоняя плохие мысли.
- Это было очевидно, - рассмеялись полубоги. И Перси пояснил, - не представляю, что может больше соответствовать твоему характеру?
- Разве что в отличие от обычного кролика ты очень храбрая, - добавила Чейз.
- Воинственный кролик? – вскинул брови брюнет, ухмыляясь.
- За-айчик, - поправила Полумна, сев на край кровати и качая ногами.
- Воинственный за-а-айчик! – скопировал её интонации Джексон, поддразнивая; и девушки рассмеялись, чувствуя, что в их комнате, наконец, стало легко и светло…
***
- Согласно утверждениям Спэнгла, патронус представляет собой то, что скрыто, неизвестно, но является неотъемлемой частью каждой личности, - цитировала профессор Джонс, расхаживая между рядами. Директриса проинструктировала её повторить эту тему со всеми курсами и подробнейшим образом изучить, так что теперь на всех парах по защите от тёмных искусств шло обсуждение дементоров и патронуса, и не было ничего удивительного в том, что преподавательница уже выучила наизусть всю литературу, посвящённую этому вопросу. Большая часть из которой уже была известна Луне, так что чародейка развлекала себя мыслями о том, какие бы формы могли принять патронусы полубогов, если им всё же удастся их вызвать.
Пока у них не очень получалось, хотя судя по переглядываниям Перси и Аннабет, они, не сговариваясь, использовали одно и то же воспоминание. Наверняка, общее. И особенно счастливое, что им постоянно приходилось бороться с улыбками. Гарри выступал в роли главного учителя-практика, упорно помогающего ребятам советами, даже не смотря на то, что результата не было видно. Но фантазировать о формах полубогов Лавгуд не запрещали.
Фрэнку бы очень подошёл дракон, а Хейзел наоборот – что-нибудь маленькое, нежное, но отважное. С Пайпер было сложнее – ни один вариант не казался достаточно подходящим красавице-чероки. Будь то один из символов её божественной матери – голубка – или дикая кошка, с которой хотелось сравнить девушку; или что-то, что отразит любовь Маклин к сыну Юпитера; ни одна идея не задерживалась в голове Полумны. Для дочери Афины самым очевидным вариантов выступала сова; но почему-то когтевранке казалось, что образу её подруги больше бы подошёл рогатый змей, являющийся символом воплощения ума в Ильверморни. И, конечно, сын Посейдона – это морской…
- Мисс Лавгуд! – ворвался в её размышления голос преподавательницы, - не сомневаюсь, что вы проявили некоторую небрежность по отношению к теме урока по исключительно уважительной причине…
- Мой патронус – заяц, - всё ещё витая на просторах своей фантазии, среагировала рассеянная волшебница, не сразу поняв, что у неё ничего не спрашивали, - и я читала «Заклинания защиты и запугивания» Спэнгла, поэтому и отвлеклась немного. Приношу свои извинения. – Блондинке очень хотелось просветить профессора на счёт множества мозгошмыгов у неё в голове, но ученица Равенкло сдержалась. Она с нетерпением ждала окончания пары, чтобы присоединиться к прогулке полубогов, которых освободили от дополнительных занятий, так что уже после этого урока Пайпер, Аннабет и Перси собирались немного потренироваться у озера.
Конечно, пара полубогов продолжала посещать нумерологию и древние руны, которые так нравились дочери Афины, но сегодня их не было. А вот Хейзел должна была задержаться на магловедении и придти после вместе с Фрэнком, у которого ещё стояли обязательные уроки. У всех гриффиндорцев учебный день оказался длиннее, чем у остальных факультетов, так что помимо Луны от волшебников могла присутствовать только младшая Гринграсс.
К тому же мистер Саламандер был пойман мадам Помфри во время нарушения режима и отправлен в целительский корпус под строгий надзор до поправки. Несчастный всё ещё страдал от розового дыма Лаванды и видел периодические галлюцинации, так что не должен был вмешаться во время их прогулки.
Конечно, ему уже не раз удавалось поговорить с дочерью Афины за те несколько дней, что он провёл в Хогвартсе, но в основном Аннабет его отваживала, прося дать время разобраться самой – если у полубогов станут получаться заклинания также как у магов после новых тренировок, тогда их версия подтвердится. И они всё подробно объяснят представителю министерства, а заодно изыщут для него мифического монстра.
С окончанием занятия Полумна почти мгновенно собралась и вылетела из класса, стремясь к месту встречи с друзьями. Конечно, она пришла первой и ожидала остальных, покачиваясь на носочках и наблюдая за проплывающими облаками. Но главное, что они пришли, и Луна могла провести с ними время…

Астория с Пайпер лениво перебрасывались простыми заклинаниями, отрабатывая защиту. Если судить по телескопу, всё у них шло неплохо.
Погода благоприятствовала прогулкам, сын Посейдона наслаждался свежим воздухом, лёжа на коленях своей девушки, и участвовать в тренировках очевидно не планировал. Вымотался. Но Аннабет его и не тревожила, иногда ласково перебирая его волосы и сосредоточившись на непринужденной беседе с Полумной. Лавгуд даже немного завидовала нежности, которой были пронизаны их отношения. Но гораздо больше радовалась за своих друзей и тому, что сейчас она могла быть с ними, и никто не мешал их общению. Но время снова бежало неумолимо. Осталось совсем немного, закончатся последние пары, и на берегу станет гораздо оживленнее.
Лёгкий ветер покрыл рябью гладь озера, ерошил оставшуюся желтоватую листву деревьев и заставлял колебаться редкую траву.
Жаль, что уже чувствовалось дыхание зимы, и день выдался не самым тёплым.

Полумна резко подорвалась, внимательно вглядываясь в воду, чувствуя, как тревожно начинает биться сердце. Волшебница нахмурилась, осмотрев ближайшие деревья, лес, пасмурное небо и его разрезанное тенями отражение в озере…
Возможно, она просто не заметила, что зима уже так близко?
Неожиданно из дальних зарослей вылетела дымчато-серая сова, громко возвещающая о своём прибытия. Аннабет поднялась с земли, проигнорировав недовольное бурчание брюнета, вынужденного сесть, и вскинула руку, чтобы Силене было удобно приземлиться. Питомица блондинки на миг замолчала, словно собираясь с силами, а затем разразилась целой тирадой уханий, дополненных взмахами крыльев.
Лицо Чейз с каждой секундой стремительно белело.
- Что-то случилось? – первой спросила Пайпер, прервав тренировку и устало вытирая лоб.
- Нам пора, - неожиданно резко отозвалась дочь Афины.
- Уже? Скоро закончатся пары и остальные только придут сюда, - удивилась Астория.
- Силена увидела что-то плохое! – уверенно пояснила Луна, поднимая с земли свою сумку и любимые очки, позволяющие видеть мозгошмыгов.
- Очень плохое, - Джексон указал рукой куда-то в сторону озера. Отчего-то поворачиваться никому не хотелось.
Серые тучи неожиданно стали ниже и темнее, налетевший ветер – более пронизывающим, беспощадно срывая листья и дергая мантии ребят. Холод сковал сердце Полумны, когда она увидела десяток туманных сущностей, облетающих озеро и медленно двигающихся в их направлении.
Лавгуд знала, что если станет совсем плохо, ей хватит сил вызвать своего патронуса; она должна будет это сделать и сейчас могла только верить в это. Но не рисковать жизнями остальных, ведь у них был реальный шанс добраться до Хогвартса.
- К замку, - отрывисто крикнула Аннабет, взмахивая кистью и отправляя Силену вперёд, за помощью. Все устремились к школе, стараясь избежать опасного знакомства. Чейз часто оборачивалась, чтобы оценить расстояние и скорость и определить, успеют ли они оказаться в безопасном месте. Но как будто десятка огромных монстров было мало, в лесу Лавгуд заметила ещё несколько теней.
- Дементоры! – успела она крикнуть предупреждение, когда чудовища рванули к ним. Астория и Пайпер, бегущие впереди, тут же отпрыгнули в сторону, рефлекторно выставив мечи. Но существа не пытались их атаковать. Они окружали, чтобы отрезать всем путь к отступлению. Луна замерла, тяжело дыша и пораженно оглядывая множество парящих мертвых тел в чёрных балахонах. И чувствовала, что одно их присутствие подавило всё хорошее, что было в жизни полубогов. Они готовились к битве. И эти эмоции никак не могли им помочь в борьбе с дементорами. Основная группа, летевшая с озера уже почти настигла их, когда нетерпеливые чудища на пути девушек бросились к дочери Афродиты и сестре Дафны. К таким милым и добрым; дружелюбным и заботливым… Палочка легко оказалась в руке Лавгуд и взметнулась вверх, рассекая воздух: «Экспекто патронум!»
На конце волшебной палочки вспыхнул — не бесформенный клок тумана, а ослепительный серебряный зверь. Небольшой шустрый заяц стремительно бросился вперёд, за доли секунды пронёсся между деревьев и налетел на дементора, уже склонившегося к Маклин. Он кружил возле слизеринок, защищая их, словно был не маленьким длинноухим зверьком, а как минимум огромным львом, покрытым к тому же бронёй и опасными шипами, и дементоры отступали во мрак, открывая им путь…
Луна так сосредоточилась на своём бесстрашном зайце, мечущемся далеко впереди, что не заметила, как рядом с ней выросла огромная тень. Она почувствовала на себе пронизывающий взгляд, гнилостное дыхание, подобное злобному ветру, и медленно подняла глаза.
Когтевранка знала, что увидит: вместо глаз - пустые впадины, которые затягивала тонкая, серая, мертвенная кожа. И рот - зияющая бесформенная дыра, с предсмертным хрипом всасывающая воздух. Она знала, но её кровь всё равно словно заледенела. Ей не было страшно, и даже наоборот, неожиданно промелькнула мысль, наполненная любопытством: «какой он, поцелуй дементора
Но пошевелиться она не могла; всё тело словно покрылось ледяной коркой, не дающей двинуть даже рукой. В её скованном сознании ярким огнём горела мысль, что её маленький серебристый зайчик сейчас единственная преграда между дорогими ей людьми и гибелью. И также ясно в её сознание ворвалось понимание, что этого времени должно было хватить, чтобы преследующие их дементоры догнали Аннабет и Перси.
Надвигающегося к ней самой монстра Лавгуд встретила метким броском сумки прямо в лицо; целилась она, конечно, в бездонную дыру-рот; перекатилась в сторону и обернулась назад, мечтая о том, чтобы можно было в ту же секунду вызвать ещё одного защитника.
Чейз была гораздо ближе к ней, чем две слизеринки. Она всё ещё крепко сжимала ладонь Перси и сохраняла безэмоциональное выражение лица, осматриваясь и хладнокровно оценивая обстановку. Они стремительно нагоняли Лавгуд, так же, как их нагоняли чёрные тени; но в один момент дочь Афины оступилась. И упала, нелепо раздирая колени о ветки.
И словно это было какой-то магией, знаком, дементоры ускорились, готовые ухватить своих жертв за шею холодными, липкими руками. В голове Полумны стоял шум; её патронус уже рванул к ней, чтобы защитить хозяйку; но он бы не успел - ни за что не успел - ещё и на помощь к Аннабет!
К горлу волшебницы подступили рыдания, ей даже показалось, что она услышала жалобный писк своего зайца, когда увидела, как быстро оценивший ситуацию Перси посмотрел на свою блондинку. Его морские глаза ещё никогда не казались Лавгуд такими страшными и одновременно отражающими глубокую любовь.
Всё расплывалось перед её взором; когда она оседала на землю, ощущая гнилостное дыхание нависшего над ней самой дементора; затем светлый туман окутал её, когда её ушастый зверь атаковал обидчика заклинательницы. С трудом смаргивая слёзы, Луна увидела, как Джексон поднимает левую руку, сжимающую его палочку прямо перед высокими чёрными телами в плащах.
Сквозь звон в ушах она не могла слышать его слов, но это и не требовалось.
Ослепительный серебряный свет вырвался из палочки Перси, мощной волной словно отбрасывая дементоров; затем сияние соткалось в небольшой силуэт, внезапно распахнувший огромные крылья.
Тени отступали. Опираясь на дрожащую руку и сжимая словно разодранное горло другой ладонью, когтевранка пыталась рассмотреть выпущенного брюнетом патронуса.
Птица набрасывалась на создания и, казалось, даже разрывала острыми когтями их плащи. С немалой долей удивления Луна поняла, что перед ней предстала сова.
Но она точно была патронусом Перси.
Лавгуд слышала о случаях, когда патронус принимал образ любимого человека, например, оборотня, или копировал форму его патронуса. Но у Аннабет ни разу не получилось сотворить это заклинание, так что они могли лишь гадать, какое у неё могло быть животное-защитник. И всё же у Джексона вылетела серебристая сова, отражающая его чувства к возлюбленной.
Разве что-то могло сказать больше о привязанности этих двоих?
Два телесных патронуса разогнали всех дементоров; и хотя от школы к ним уже приближалась помощь, в ней не было острой необходимости.
У Полумны не было сил подняться с земли, дрогнувшей ладонью она провела по загривку своего серебряного зайца, желая его погладить, но в следующий миг её рука непослушно опала. Её патронус растворился, равно как и сова Перси. Но брюнет явно ничего не заметил. Он сидел в нескольких метрах от когтевранки и сжимал в объятьях свою блондинку, беспорядочно перебирая её светлые пряди и бормоча: «Воображала…Воображала…»
И этот шёпот Лавгуд слышала гораздо лучше, чем крики бегущих к ним волшебников.
- Ты справился, Рыбьи Мозги, всё хорошо, тише, - хрипло уговаривала его Чейз, не позволяя брюнету отстраниться.
- Воображала, я так испугался за тебя, - вдруг признался Джексон, всё же отодвинувшийся на десяток сантиметров, чтобы взять её лицо в свои ладони, - и разозлился.
- Вряд ли это можно назвать светлыми эмоциями, - из груди девушки вырвался дрожащий, немного нервный смех.
- Это уж точно! – Перси снова притянул её в свои объятья. Лавгуд подползла к ним немного ближе:
- И как ты только справился с чувствами, чтобы вызвать патронуса! – Луна не узнала даже собственный голос, так сипло он звучал. – Дементоры излучают страдание и навязывают своим жертвам отчаяние. Мне кажется, они высосали всё светлое, что было в этом лесу.
- Ну, бывало и хуже, - пожал плечами сын Посейдона. - И советов о бессмысленности бренного существования тоже уже наслушался.
На этих его словах Аннабет беспомощно задрожала и вскинула голову:
- Тебе тоже…тоже показалось… напомнило… - тяжело сглотнув, блондинка договорила, - Кокитос?
Перси медленно кивнул, а заметив непонимающий взгляд Лавгуд, осторожно пояснил, поглаживая свою возлюбленную по плечу:
- Река Скорби. Нам довелось там побывать… В общем, даже сын Посейдона может в ней утонуть, - брюнет явно хотел поскорее свернуть тему, которая вызывала у пары мурашки. Лавгуд соотнесла известные ей обрывки информации и решила, что побывать там им пришлось во время падения в саму бездну мира – Тартар, говорить о котором у полукровок особого желания не было.
- Какое… - вдруг прошептала Аннабет, - воспоминание могло дать тебе силы в такой момент? – она медленно посмотрела в сине-зелёные глаза напротив. Полубог неуверенно повёл плечами, подбирая слова, но произнёс лишь:
- «Расскажи мне о Новом Риме». – Полумне не был понятен подтекст этой фразы, но спрашивать она не решилась; смущенно отвернувшись от пары, но всё ещё слыша, как Перси добавил, - главное требовательно так! Как только ты умеешь: «подавайте мне планы!» - по звуку Лавгуд показалось, что Чейз в этот момент заплакала, а затем сквозь слёзы рассмеялась:
- Рыбьи Мозги! Вот рыбьи и есть!

Через мгновение перед глазами Лавгуд оказалась чья-то ладонь.
- Ты в порядке, Полумна? Сможешь встать? – Невилл крепко подхватил её под руку, помогая подняться и удерживать равновесие на дрожащих ногах.
- Всё отлично, - растянула губы в улыбке когтевранка, опираясь на друга.
- О чём они? – кивнул на смеющуюся парочку подошедший Гарри. Скорее всего, он уловил обрывки предыдущего разговора двух полубогов.
- Ты не видел, как мы спаслись? – вопросом на вопрос ответила Лавгуд.
- Патронус, - тут же произнёс Поттер. Затем моргнул, словно к нему пришло осознание, и он медленно пытался освоиться с этой мыслью, - это ты сотворил эти чары?!- вдруг воскликнул он, глядя на Перси.
- Так уж получилось, - признался Джексон, не спеша покидать гостеприимную землю и выпускать из объятий Аннабет.
- Ты – молодец! – с гордостью похвалил его гриффиндорец, - подобрал, наконец, нужное воспоминание?
- Оно само ко мне пришло, - улыбнулся сын Посейдона, снова переведя взгляд на жмущуюся к нему блондинку, - просто угнетающая обстановка напомнила мне другое место. И слова, которыми Воображала тогда придала мне сил, сами всплыли в моей голове.
- Это что за волшебная фраза? – по инерции спросил поражённый Гарри, подходя ближе и желая помочь полубогам подняться.
- Которая даёт смысл жить. – Просто ответил Джексон.

Волшебники и полубоги медленно возвращались к школе, где их дожидалась бледная профессор Макгонагалл.
- Все целы?
- Отделались лёгким испугом, - отчиталась уже полностью собранная дочь Афины.
- Дементоров прогнали, - добавил Гарри, - я не заметил ни одного в окрестностях. Думаю, о них можно больше не беспокоиться; главное не ходить пока в одиночестве.
- Совершенно точно! – поправила очки Минерва. - Подобное скопление столь ужасающих созданий рядом с Хогвартсом явно неспроста! Особенно в свете поступившей к нам информации об активизировавшихся тёмных волшебниках.
- Вы думаете, это может быть как-нибудь связано между собой? – уточнила Аннабет сразу у всех присутствующих.
- Полагаю, что да, - осторожно согласилась директриса.
- Это было бы логично, - задумалась Гермиона.
- Я почему-то в этом уверена, - призналась Полумна, открыто глядя на напряженных людей, которых явно не радовало подтверждение собственных мыслей. Чейз вздохнула, нарушая возникшую тишину.
- День выдался тяжёлым. Мы можем пойти отдохнуть и отложить все обсуждения на потом? – спросила Аннабет, обводя всех откровенно усталым взглядом. Лавгуд сразу же почувствовала себя ещё более истощённой, но Невилл удержал её в вертикальном положении. Ни у кого не нашлось никаких слов, и подростки тихо разошлись по своим комнатам.
Аннабет с Перси, не скрываясь, отправились в спальню двух блондинок. И в эту ночь их не тревожила вездесущая староста Равенкло.
***
Оставшаяся неделя прошла как в тумане. Полумна не замечала, о чём шла речь на парах, как проходили тренировки полубогов и магов, обучающихся владению оружием, даже не смогла бы сказать, питалась ли она вообще?
Каждый вечер она прогуливалась около замка, чувствуя на себе чужой взгляд. Но определив, что это был мистер Саламандер, всё время остающийся на расстоянии, блондинка перестала его замечать. Затем она дожидалась в спальне двоих полубогов, снова просила их рассказать ей что-нибудь и засыпала под их убаюкивающие голоса.
День за днём.
Не цепляясь за происходящее и не понимая, в каком направление она движется.
- С этим надо что-то делать! – неожиданно резко захлопнула учебник Аннабет, небрежно откинув его к остальной литературе, когда под конец вновь наступивших выходных они сидели в библиотеке. Учитывая бережное отношение дочери Афины к книгам, можно было понять шокированное состояние свидетелей этой сцены, - мы как амёбы, застрявшие в желе. Поднимайтесь. Надо найти способ преодолеть уныние и тоску!
- Как на счёт найти этих дементоров и наказать за принесённую печаль? – со смешком предложил Перси.
- Месть? – явно задумалась над вариантом Чейз.
- Ни в коем случае! – выпалила Хейзел, скрестив на груди руки.
- Не переживай, мы шутим, - успокоил всех Джексон, - но сбросить пар в битве неплохая идея, согласись?
- Давайте выбирать для битвы кого-нибудь менее проблематичного! – здраво заметила Левеск, продолжая сверлить парочку укоряющим взглядом.
- Если будет слишком легко, разве мы придём в себя?
- Если кто-то отправиться в вечные гости к моему папочке, остальные когда-нибудь придут в себя?
- Один-ноль в твою пользу! – поднял руки Перси, показывая, что сдаётся.
- Давайте просто прогуляемся к озеру, чтобы почувствовать, что лес снова стал для нас безопасной зоной, - подвела итог Чейз. А затем вспомнила, что территория называется запретной и добавила, - относительно безопасной.
Ничто не указывало на случившуюся битву.
Лес был полон покоя, хрустящих под ногами листьев и готовящихся к зимовке животных. На берегу озера чувствовался лёгкий ветерок, ничем не напоминающий холодный обжигающий вихрь, сопутствующий дементорам.
Редкие трели птиц и шорохи насекомых лишь дополняли красоту тишины, окутывающей природу.
И Лавгуд понимала, что это была прекрасная идея.
Им всем сразу стало легче дышать; исчез привкус страха и тяжёлой битвы, сменившись радостью и умиротворением. И засыпая ночью, Луна больше не видела жуткой щели вместо рта, с предсмертным хрипом всасывающая воздух. Лишь бесконечный тёплый океан, баюкающий её на своих волнах.
***
Новый день пришёл вместе с золотистыми лучами солнца, пробивающими себе путь через сквозные облака и придавшими осенней природе нотку благородного богатства. У Полумны сразу зачесались руки, так ей хотелось зарисовать окружающие пейзажи.
Полубоги после занятий снова сосредоточились на изучении магии, и Лавгуд не стала уходить в лес в одиночестве, расположившись на балкончике, с которого открывался живописный вид, более чем устраивающий творческую натуру когтевранки.
Она рисовала не меньше пары часов, когда почувствовала, что её уединение было нарушено. Рядом замер мистер Саламандер, недоверчиво уставившись на чародейку.
- Опять ты?! – уже в следующую секунду магозоолог кашлянул и поправился, - снова мы встретились с вами, мисс Лавгуд. Уже перестаю удивляться.
- Но вы удивились, - склонила голову Луна, - зачем тогда лгать? – и всё же в её серебристых глазах не отразилось вопроса.
- Это была фигура речи, - перестал улыбаться колдун.
- Но она была не обязательна. – Лавгуд вернулась к своим рисункам, не испытывая никакого дискомфорта от присутствия посланника Министерства магии.
- Желать здоровья при встрече – тоже своего рода фигура; но приветствие – это обязательно, - мужчина встал рядом, оперевшись локтями на бортик балкона, - это называется вежливость.
- Когда на самом деле хорошего не желаешь, это называется лицемерие, - улыбнулась блондинка, не прерывая своего основного занятия, но одновременно продолжая отстаивать свою точку зрения. Хотя, возможно, её тон был слишком укоряющим, неприемлимым.
- Вы слишком прямолинейны.
- Честна.
- И рубите с плеча, без малейшего промедления.
- Откровенна, - пожала одним плечом Полумна, делая новые штрихи.
- Зато рисуете отлично, - скорее себе под нос пробурчал маг, но когтевранка не стала, молча, принимать услышанное:
- Спасибо. – Не ожидавший её ответа колдун секунду разглядывал её, а затем легко рассмеялся:
- И явно необидчивая!
Рука Лавгуд замерла.
И сердце как-то странно пропустило удар.
Она отложила письменные принадлежности, и окинула волшебника пристальным взглядом. Весь его вид выражал собой одну фразу: «во что я ввязался?», и это заставило девушку улыбнуться.
- Вас, наконец, выпустили из больничного крыла?
- Мадам Помфри залечила меня до посинения! – выпалил представитель Министерства, осторожно оглядываясь, - мне кажется, она стала специально поить меня псевдо-целебными отварами, чтобы подольше удержать под своим надзором, - мужчина явно считал это хорошей шуткой, но закушенная губа случайной собеседницы и блеск серебристых глазах подсказали ему, что он был очень прав в своих заключениях. И об этом знали все вокруг, кроме него самого, - серьёзно?! За что?!
- Чтобы вы не доставляли хлопот полубогам, - в очередной раз искренне ответила блондинка.
- Так я и не пытался! Я лишь, - он встревожено взъерошил волосы, рассеянно осматривая окрестности, - хотел понять, с чем имею дело.
- Это ваша работа, - согласилась Луна, собираясь вернуться к рисованию.
- При чём здесь это. Работа моя висит не законченной уже больше недели. Я приехал сюда, чтобы узнать хоть что-то о полубогах. Ведь как возможно, чтобы был целый мир, о котором мы ничего не знали; и тут вдруг появляются мифические монстры, нападающие на магов, но при этом магами не убиваемые. И этих непобедимых тварей с детства учатся убивать странные полукровки! Вы можете себе представить такое..? – колдун осекся, когда понял, с кем говорит.
- Да, могу. Я их видела. Наши американские гости сражались с чудовищами на моих глазах, защищая школу. И мы даже участвовали в небольшой учебной битве. И я видела, как сильны полубоги. Потому что этого требует их жизнь. И всё. Они сами не монстры, не сверхъестественные создания; обычные дети с тяжёлой судьбой. Не пытайтесь их изучить. Просто доверьтесь своим чувствам, откройте им своё сердце; и вы всё поймёте. Вы увидите их израненные души, сохранившие веру в добро; и не сможете не проникнуться..!
- Я – не вы. – Вдруг произнёс магозоолог, обрубая её речь.
- Верно, - тут же опали плечи девушки, склонившейся над альбомом, даже её глаза немного потухли, - это вы.
Мужчина расстроено выдохнул, растер рукой шею, неловко переминаясь, пока Лавгуд собирала свои принадлежности:
- Простите за резкость. Я..не хотел вас обидеть.
- Знаю. – Блондинка снова светло улыбнулась, прямо глядя на собеседника, - вы слишком вежливы, чтобы обидеть хоть кого-то.

Она кивнула, прощаясь и оставляя задумчивого чародея на некогда уютном балкончике.

Время снова убегало песчинками сквозь пальцы. Но с удивлением Луна заметила, что мистер Саламандер приветствует полубогов сухим кивком головы и больше не навязывается со своими вопросами. Очевидно, его отношение к необычным подросткам претерпело существенные изменения. Встречаясь взглядом с Лавгуд, его губы могли дрогнуть и искривиться в неровной, немного грустной улыбке, но он не заводил с ней новых разговоров, отступив. Дочь Афины погрузилась с головой в изучение магии и пыли; её с Гермионой и Лирой от телескопов оттаскивали всегда целой толпой. Иногда приходилось применять тяжёлую артиллерию – парней – которые просто брали в охапку двух первых девушек, передавая Сирин на попечение дочери Плутона и Пана; которые сверлили Белакву недовольными взглядами до того момента, как Лира признавала свою вину. Даже если таковой не было. И отправлялась в большой зал, так как чаще всего их отрывали от исследований, когда девушки банально забывали о приёмах пищи. Чейз всегда ухитрялась схватить какой-нибудь свиток с собой, так что особо не сопротивлялась, когда Джексон относил её в столовую и организовывал трапезу. А вот Грейнджер всегда сетовала, что ей не хватало такой ловкости, и ей приходилось быстрее есть, чтобы вернуться к изучению пыли.
Волшебники всё ещё пытались понять, кто такие полубоги и чем отличаются от обычных колдунов, но заклинаний на подростках тестировали гораздо меньше. Пайпер взяла на себя миссию по ведению переговоров со всеми учениками, всецело отдаваясь этим беседам и квиддичу; что немало тревожило дочь богини мудрости. И две блондинки-когтевранки не раз тихо обсуждали сложившуюся ситуацию и душевное состояние Маклин; пока к ним не прокрадывался Перси, уводя возлюбленную в собственную комнату, подальше от зоркого ока настойчивой старосты, снова начавшей дежурить по ночам.
И однажды, в одиночестве отправившись покормить волшебных зверей, Полумна увидела магозоолога, возившегося с опять поранившимся жеребёнком. Единороги не убегали от него, совсем не боясь. И это не выглядело странным, наоборот, очень естественным. Лавгуд смотрела, как он с ворчанием заботиться о неосторожном маленьком сказочном коне, и не могла не чувствовать благодарности за то, что он не трогал полубогов. Она тихо приблизилась.
- Мистер Саламандер…
Он поднял голову, но выражение его лица ничуть не изменилось – он узнавал эту девушку по голосу; по мурлыкающим песенкам, сопровождающим её скачущую походку. И застать его врасплох было не так уж легко:
- Да?
- Спасибо, что не беспокоите Аннабет, она итак сейчас очень занята. – Представитель Министерства пристально смотрел на девушку, словно ожидая продолжения. И когда его не последовало, с расстановкой сказал:
- Мне хватает навыков лицемерия, чтобы написать отчёт, удовлетворяющий требованиям моего начальства.
- Не сомневаюсь, - пальцы девушки крепче сжали сумку, но сама она не дрогнула, хотя понимала, что в прошлый раз задела колдуна своими словами, когда посчитала его воспитанность за лицемерное поведение, фальш. И всё же она почувствовала укол обиды от его фразы и развернулась, собираясь уйти. Но не удержалась, - и знаете, у вас в голове целая туча мозгошмыгов! – и она бросила ему свои любимые разноцветные очки, крепче сжав сумку, и уже сделала несколько шагов прочь, когда услышала тихий низкий растерянный смех.
- Извини! Мисс Лавгуд! Вернись! – сквозь продолжающие вырываться смешки позвал её магозоолог. – День выдался не лучший, но я клятвенно обещаю, больше не срывать своё плохое настроение на тебе! – он сделал приглашающий жест, предлагая сесть рядом и помочь с единорогом.
- Вы разве ещё не закончили? – удивилась блондинка, сразу же приближаясь.
- Признаться, особо и не старался. Смотри, малыш на этот раз оцарапал бок. Заживёт быстро, но надо всё же обвязать рану…

Когда речь шла о животных, они оба забывали об обидах и тревогах.
Но закончив с оказанием первой помощи, оба обнаружили, что хотя сидят они близко, их мысли находятся далёко; и не ясно, с чего начинать разговор и стоит ли вообще? Полумна наблюдала за единорогами, за колышущимися на ветру ветками, проплывающими облаками с их причудливыми формами.
- Скажи, на этих выходных твои друзья смогут уделить мне немного времени? – в конце концов, спросил мистер Саламандер.
- В субботу матч между Хаффлпаффом и Равенкло.
- О! Квиддич – это святое, - согласно кивнул головой колдун. – Это хорошо, что полубоги играют в квиддич, так они кажутся магам ближе и понятнее.
Лавгуд нечего было ответить. Да чародей и не ждал от неё ничего. Просто, молча, встал и подал ей руку, помогая подняться. И Луна обнаружила, что уже вечерело.
- Скажи, а кем был тот юноша? – вдруг спросил представитель Министерства, - гриффиндорец. Вы с ним болтали всё время после обеда.
- Невилл? – догадалась блондинка и тут же расплылась в улыбке, - он мой очень-очень близкий друг.
- Как-то…не весело мне, - так же неожиданно и очень тихо произнёс мистер Саламандер. - Не важно. Я о своём.
- Мой друг тоже потерян. У Невилла возникли сложности в отношениях с девушками. А я не могла оставить друга разбираться со всем одного.
- О! Он влюблён?
- На вроде того, - задумалась волшебница, - но это его личное. А почему вы спрашиваете?
- Он выглядел таким обеспокоенным, - взвешивая каждое слово, пояснил колдун, - а ты известна, прежде всего, как подруга полубогов, а вокруг них столько напряжения витает. И я подумал, не случилось ли чего….
- Случилось многое, - печально улыбнулась девушка, идя вместе с магозоологом к Хогвартсу и всей своей душой чувствуя, что он снова не договаривал, - но теперь уже это всё не важно.
- А что важно? – поднял брови чародей.
- Мозгошмыги в вашей голове, - без раздумий ответила Полумна.
***
До этого года самыми близкими друзьями Луны были Невилл и Джинни. Она даже нарисовала их портреты на потолке в спальне дома, много раз подписав «друзья». Но в итоге получилось, что общались они не так уж часто – разные факультеты, а с Долгопупсом ещё и разные года обучения. Они немного пересекались, но Лавгуд их по-прежнему очень ценила и готова была выслушать и поддержать. Только так уж сложилось, что парню понравилась новая подруга когтевранки, чьё сердце было прочно занято.
И когда он решился поговорить с Полумной об изменениях в его жизни, он не знал, как и о чём рассказывать, ведь уже было известно, что заинтересовавшая его блондинка ещё и приходилась дочерью древнегреческой богини мудрости. А Луна не понимала всей этой шумихи вокруг полубогов – они хорошие, нет даже прекрасные люди, верные друзья, что ещё надо?
Они спокойно относились к любым уникальным чертам других, и воспринимали их только как особенности, а не странности. И никак иначе. А то, что в их жилах частично течёт ихор – как справедливо было отмечено, встречаются же полукровки, чьи предки – великаны, гоблины и вейлы. И никто никогда не считал их чудовищами, так почему по поводу полубогов столько волнений? Просто другой мир. Просто вечная борьба за выживание. И вереница монстров, с которыми приходиться сражаться, полагаясь лишь на свою силу.
***
Закончился очередной матч между пуффендуйцами и когтевранцами; хотя сама игра прошла достаточно ровно и без каких-либо происшествий, все ученики пребывали в приподнятом настроении после её окончания, наполненные энтузиазмом.
И эта вспышка никак не теряла своего импульса, словно волшебники заряжались друг от друга позитивными эмоциями, и даже слухи о дементорах не могли заставить их грустить.
Приближался декабрь.
И, наконец, выпал первый снег. Он был мокрый; лишь немного припорошил замок и лес и тут же растаял. Но он означал, что зима уже на пороге и всё ближе подбиралась к Хогвартсу.

Полумна снова пришла покормить фестралов, в очередной раз обнаружив мистера Салмандера среди животных.
- Мисс Лавгуд? – на звуки шагов обернулся он, вглядываясь в деревья и ища взглядом волшебницу. Заметив вышедшую вперёд когтевранку, он удивлённо спросил, - почему вы не на занятиях?
- Что-то случилось в Министерстве. Кажется, снова кого-то пытали на счёт информации о полубогах. И профессор Макгонагалл собрала всех преподавателей на внеплановый совет. Учителей очень беспокоил тот факт, что около школы было множество дементоров. Директор считает, что они не спроста оказались рядом с Хогвартсом, тем более это нападение на нас… - блондинка гладила похожих на скелеты животных, размышляя о сложившейся ситуации.
- Вы, правда, были среди учеников, подвергнувшихся атаке? – неожиданно мужчина схватил её за руку, но тут же отпустил и отступил, недоверчиво глядя на собственную ладонь.
- Да, - когтевранка качнулась с носочка на пятку, - я и Астория Гринграсс; трое полубогов: Аннабет, Перси и Пайпер. И думаю, главной целью этих чудищ были именно полубоги. Ведь они продолжали атаковать, даже когда появился мой патронус. Мистер Саламандер, у вас всё в порядке? Вы так смотрите на свою руку, повредили кисть? Могу я взглянуть? – блондинка потянулась и взяла ладонь магозоолога в свою. На пальцах было небольшое земляное пятно, но никаких повреждений не наблюдалось.
- Всё…всё в порядке, мисс Лавгуд. Не стоит переживать обо мне. – Посланник Министерства потянул свою конечность на себя, но из-за того, что волшебница её не выпустила, её тоже притянуло ближе к колдуну.
- Мы ведь друзья. А вы бледны, - в непосредственной близости смогла разглядеть Полумна, - и глаза лихорадочно горят. Вы уверены, что не попадались больше под чары Лаванды? – очевидно, волшебницу не могло легко смутить небольшое расстояние между ними.
- А у вас Лаванда – единственный специалист по чарам?
- По любовным - она лучшая, - утвердительно кивнула головой девушка, - а вы опасаетесь, что всё же могли что-то подхватить? Кого-то подозреваете?
- А Полумна на чём специализируется? На лунной магии? – с улыбкой спросил колдун.
- На странностях, - спокойно ответила блондинка. И в её серебристых глазах совсем не отразились сожаления по этому поводу, - а вам стоит показаться целителю, мистер Саламандер. Возможно, чудачество заразно.
- Но ты не против, если я буду называть тебя по имени? – уточнил представитель Министерства, - раз мы – друзья.
- М…нет? – склонила голову когтевранка, снова качнувшись на носочках и чуть не врезавшись носом в грудную клетку мужчины.
- Тогда и ты зови меня просто Рольфом, договорились?
Блондинка неожиданно для самой себя замерла. Затем выпустила ладонь магозоолога и отступила на шаг. Потом ещё на один. Согласно кивнула, затем отрицательно покачала головой и снова кивнула. Наконец, нахмурилась…и убежала.
И ей очень хотелось сейчас поговорить с Аннабет. Хотя она не была толком уверена, о чём именно она собиралась спросить подругу. Но ей нужен был совет. Или помощь.
Ведь у Полумны отчего-то слишком сильно бьётся сердце, разве это не странно?
Конечно, свободное общение с мистером Саламан… то есть, Рольфом. Нет. Мистером Саламандером доставляло ей не мало удовольствия – он понимал всё, что касалось животных, но при этом не переживал об эксцентричности Лавгуд. И улыбка у него добрая, искренняя, совсем не та, что была, когда он только приехал в школу.
Но ведь они только-только подружились, и даже ещё не знали друг друга достаточно хорошо. Ведь времени прошло совсем ничего.
И так много.
Уже пошёл первый снег.
А Полумна, кажется, впервые в жизни влюблялась.

Но найти полубогов было не самой лёгкой задачей. Занятия отменили, а в замке было множество потайных уголков, в которых пара могла бы укрыться от бесконечной суеты. В особенности, когда призраки так беспорядочно носились по коридорам…
- Постойте! – Лавгуд бросилась к ближайшему привидению, поняв, что они оказались здесь не случайно, - что случилось? Почему вы не на посту? У вас же всех есть своё место и время дежурства!
- Там зло! Зло! Напали! – беспорядочно прокричал бестелесный мужчина, улетая дальше по коридору.
- А полубоги? Директор? Им всем уже сообщили?
- Полубоги отправились навстречу, но там не их чудовища! Там зло! – более подробно ответил другой мертвец.
- Не их чудовища? – повторила Луна, - там не мифические монстры? Зло? Дементоры? Тогда почему вы отправили полубогов, а не магов? – блондинка тут же побежала на выход из замка, стараясь по дороге узнать направление, в котором ушли полубоги. Впрочем, вскоре в любом окне можно было увидеть разноцветные вспышки заклинаний, полыхающих над лесом. И когтевранка не сомневалась, что именно там её друзья. Но если они столкнулись с дементорами, им могли помочь лишь одни единственные чары, почему тогда там цвело столько различной магии? Среди всего этого салюта девушка разглядела несколько чёрных туманных сгустков.
Их она тоже уже видела. Так перемещались пожиратели смерти.
Примечания:
* - хранители деревьев не больше восьми дюймов ростом; внешне выглядят так, словно сделаны из прутиков и коры, с крошечными карими глазками. Пугливые создания, которые при малейшей опасности для дерева, на котором обитают, бросаются на дровосека или лесовода, защищая дом.