Сквозь судьбы 45

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Пулман Филип «Тёмные начала», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Гарри Поттер, Как приручить дракона, Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Персабет. Полумна|Рольф, Тайсон|Элла, Нико, Кларисса|Крис, Калео, Талия, Рейна…где реально, где нет: Ромиона, Джейсон|Пайпер\Гарри|Джинни/Фрэнк|Хейзел, Лаванда/Перси\Астория\Драко/Аннабет\Невилл\Ханна, Персей Джексон, Аннабет Чейз
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Underage, Беременность
Размер:
планируется Макси, написано 444 страницы, 32 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Превратности судьбы не заставили полукровок озлобиться против мира и богов, что возлагают на плечи своих детей тяжелейшие испытания. С весёлым спокойствием и надеждой вчерашние герои Олимпа смотрят в будущее и продолжают смеяться, дружить, любить… Какой же станет их дальнейшая жизнь, если в их реальность ворвётся Хогвартс, Пыль и прочая магия…
(Персабет. Отношения Персабет, развитие их в смеси с другими мирами)

Посвящение:
Особое посвящение тем персоманам, кто тоже 18-го августа отметил день рождения книжного героя ярче и веселее, чем своё собственное в этом году…
Рыбьим мозгам и Воображале, чьи отношения не перестают меня вдохновлять с Лабиринта Смерти)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Море Персабет. Море романтики. Автор предупредил.
Фэндомы будут добавляться по мере повествования. Для понимания происходящего не обязательно быть хорошо знакомым со всеми из них, основной упор на Персабет... ну и других полукровок. Всех упоминаемых персонажей других фэндомов не перечисляю, так как их и правда немало, в основном, это будут главные герои разных произведений.
Начинаю завязку с Хогвартса (почти классика этот кроссовер), смешанного из книг, фильмов и информации с сайта pottermore, курируемого Роулинг. Не люблю Ромиону, поэтому просто не буду трогать эту парочку.

Главы буду выкладывать по субботам. Всегда открыта замечаниям и предложениям.

Глава 31 Хейзел

22 сентября 2018, 22:05
Её разбудил звук разбивающихся о камни капель.
Это было странно. Ведь как только она пришла в сознание, этот незаметный звон растворился в шуме разносящихся эхом шагов множества людей, шорохе одежды и чужих голосах. Она была окружена всевозможными звуками, но разбудил именно ритмичный хрустальный стук, пробившийся сквозь туман в голове и вырвавший её из неуютного полусна.
Потребовалось некоторое время, чтобы она перебрала все поступающие извне сигналы, узнала источник каждого шума и, наконец, с удивительным безразличием поняла, что находится, почему-то, вниз головой. Медленно изучив ощущения собственного тела, она пришла к потрясающему выводу.
Её, дочь Плутона, бога подземных царств, тащили связанную на плече по каким-то туннелям.
Открывать глаза Хейзел тут же передумала – ни к чему раньше времени дать неизвестному врагу знать, что она пришла в себя и скоро сможет оказать сопротивление. Для начала следовало оценить окружающую обстановку и подавить сжавший тисками горло страх. Но сознание по-прежнему оставалось мутным, что наталкивало на один единственный вывод - её вырубили каким-то заклинанием или зельем, что объясняло, почему она не могла ничего вспомнить о том, как оказалась в подобном положении.
Левеск снова пробежалась вниманием по всему своему затёкшему телу, уже просчитывая, в каком порядке будет избавляться от пут. Дальше она сосредоточилась на своих способностях, чтобы посмотреть, куда они направлялись и где вообще находились. Попутно изучению тайных Хогвартских подземелий, находившихся даже ниже уровня озера, девушка выяснила, что врагов вокруг было не меньше дюжины, и ещё один из них был обременён похожей ношей.
- Проверь, кажется, очнулась! – неожиданно прозвучало совсем рядом. Хейзел напряглась, испуганная и даже несколько разочарованная, что чем-то смогла выдать себя, но в следующий миг поняла, что высказывание относилось вовсе не к ней.
- Не дёргайся, блондиночка! – мерзко расхохотался другой похититель. – Чёрт, какая бойкая! Даже связанные за спиной руки не мешают! - В ответ ему неразборчиво огрызнулись, словно у человека также была повязка на губах, а затем Левеск услышала шорох, пораженный вдох и знакомый голос:
- Хейзел! – на миг римлянке очень захотелось ответить на порывистый окрик Аннабет, но всё же она не шевельнулась, молясь всем богам, чтобы её молчание всё же принесло им какие-то преимущества, - что вы с ней сделали? – Чейз снова заговорила, но теперь её тон был совершенно спокойным. Дочь Афины явно уже взяла себя в руки и также, как недавно делала Левеск, просчитывала всевозможные планы побега. А может, возлюбленная Перси владела собой с самого начала, но действовала из каких-либо своих тактических соображений.
- Тебе стоит побеспокоиться о себе, полукровка, - вкрадчивый голос пришёл со стороны начала шествия, - раз она способна идти сама, пусть идёт! Нечего тратить силы на таскание пленных!
- Давай, шагай!
Хейзел легко могла себе представить, каким уничтожающим взглядом одарила последнего высказавшегося умника разъярённая блондинка, если только тот рискнул подтолкнуть её в плечо. А звуковое сопровождение рисовало именно такую картинку.
- Верните кляп на место, заткните ей рот, - добавил снова вкрадчивый голос.
- Гореть тебе в Тартаре. – Чейз сказала фразу настолько легко и одновременно с низкими дрожащими нотками, что даже дочь Плутона на краткий миг почувствовала леденящий ужас. И в тоже время это заставило её сознание окончательно избавиться от тумана, и резко привело в полную боеготовность. Мысли лихорадочно перескакивали с одной идеи на другую, пока девушка не ощутила, что в скором времени их группа должна выйти в огромный зал. Большое пространство не играло на руку полубогиням, если они захотели бы скрыться от преследователей, а вот ответвления туннеля были крайне необходимы. Так что следовало срочно начинать спасательную операцию.
Хейзел снова сосредоточилась на способностях, подаренных Гекатой; она уже очень хорошо наловчилась контролировать Туман, но сейчас от неё требовалось гораздо больше, чем небольшой трюк с прикрытием. Все её чувства обострились так же, как во время битвы с Пасифаей в Доме Аида. Ей снова нужно было воплотить в жизнь иллюзию, показывающую то, что противники хотели видеть. Она сконцентрировалась на окружающих людях, надеясь, что никого не упустила, и медленно, словно вплетала нить в сложный узор полотна, создала образ, в котором удерживавший её похититель вынужден был сделать шаг в сторону. В следующий миг мужчина царапнул плечом стену туннеля и чуть не уронил свою ношу, покачнувшись, после чего продолжил свой путь, как ни в чём не бывало, удерживая на плече безвольное тело. Дочь Плутона собственной персоной осталась лежать, прижавшись к самому основанию стены, боясь сделать лишний вздох и выдать себя.
Распахнув глаза, она жадно изучала открывшийся её взгляду узкий туннель. Стало ясно, отчего его форма была столь не типичной - они находились в самом что ни на есть натуральном лабиринте из гигантских ТРУБ. У Хейзел были особые отношения с лабиринтами, но с подобным она до сих пор не сталкивалась.
Изогнутые стены местами были покрыты плесенью, разводами от воды и слизью, скрытый под несколькими сантиметрами жидкости пол не стоил упоминания; в общем, сдержать брезгливое фыркание удалось с трудом. Ко всему прочему туннель ещё и был усеян костями.
Похитители имели ещё менее презентабельный вид. Большинство носили длинные чёрные плащи, подолы которых волочились по грязному влажному полу, но, видимо, им это никакого дискомфорта не доставляло. Остальные были одеты в более привычного кроя одежду, также тёмной цветовой гаммы; тусклый свет от волшебных палочек бросал зеленоватые блики на мрачные лица врагов, делая их ещё более угрожающими и потусторонними. Самое невероятное заключалось в том, что среди очевидных тёмных магов Левеск не обнаружила ни одной твари их мифологического мира.
Неожиданно взгляды двух полубогинь встретились. Аннабет медленно моргнула, словно хотела похвалить дочь Плутона, а затем отвернулась и уставилась на спину впереди идущего мага, чтобы случайно не привлечь внимание к скрывающейся в тумане девушке. Ученица Гекаты сделала несколько сосредоточенных вздохов и направила все свои силы на блондинку, молясь, чтобы та смогла среагировать достаточно быстро. Впрочем, Чейз, обнаружив свою копию, плавно отделившуюся и шагнувшую вперёд, не медлила, тут же сгруппировавшись и перекатившись по земле к стене. Некоторый шум от её движений и плеск заглушили возмущённые ругательства удерживавшего её похитителя, который недовольно перехватил туманную иллюзию, крича ей, чтобы не спешила.
Естественно, что ему никто не ответил.
Обе девушки вжались в изогнутые боковые поверхности туннеля, как настоящие охотницы выжидая благоприятного момента. Наконец, ни о чём не подозревающие враги ушли достаточно далеко, и вокруг сгустился мрак, обменявшись несколькими взглядами, полубогини неловко поднялись и осторожно шагнули к ближайшему ответвлению. В кромешной темноте было очень сложно ориентироваться, и всё же им удалось справиться с этой небольшой задачей.

- Ты умница! – стянув плечом повязку с губ, сдержанно улыбнулась дочь Афины хозяйке Ориона, но её полный восхищения и гордости взгляд был гораздо значимее для Хейзел, чем любые слова, - твой туман – нечто. Просто непередаваемо!
- Да нет, - и всё же от похвалы Левеск сильно смутилась, - он даже на тебя не подействовал, мелочи.
- Подействовал, ещё как! – Аннабет осторожно выглянула в основной туннель, продолжая полушёпотом, - я не заметила, когда ты вывернулась из лап этого увальня.
- Да? Но взглядом ты нашла меня без промедления.
- Просто мне хотелось верить, что если не ты сама, то мой крик привёл тебя в чувства, и ты совершишь нечто подобное. Инстинкты подсказали мне, где тебя искать. К тому же, разве ты пыталась скрыться от меня?
- Ладно, хорошо, от тебя я не пряталась, - пожала плечами дочь Плутона, - и советую прекратить теребить верёвки и воспользоваться этим, - римлянка указала подбородком на вылезший из стены острый кусок металла. Сплавы она по-прежнему чувствовала и притягивала безупречно. Лишь далёкое сияние разбавляло абсолютный мрак, но их глаза начали привыкать к темноте.
- Гениально, - вырвался смешок у Чейз. Она повернулась спиной к находящемуся на оптимальной высоте «лезвию», приноровилась и уже через несколько секунд оказалась на свободе, растирая затёкшие запястья. Хейзел повезло ещё больше – ей руки связали спереди; затем девушка вытащила металлический кусок из стены и избавилась от всех пут окончательно. Связывать эти умники явно не умели; их верёвки даже не препятствовали передвижениям полубогинь; теперь же будучи на свободе обе колебались в том, что следовало делать дальше. С одной стороны, обе хотели вернуться к друзьям, которые уже могли обнаружить пропажу и сильно обеспокоиться, а с другой можно было узнать много новой информации. К последнему девушек склоняла и жажда мести. С ними обращались крайне непочтительно! Как с двумя сопливыми девчонками, а не опасными воительницами, подтверждением чему служил и их лёгкий побег.
- Фрэнк, наверное, места себе не находит, - Хейзел стала неуверенно накручивать кудрявую прядь на палец, - да и остальные от него не отстают. В особенности некоторые дети Посейдона, - чуть улыбнулась девушка.
- И Макгонагалл на грани сердечного приступа, что под её крышей пропали две полубогини и теперь ей придётся иметь дело с олимпийцами… - обе смотрели в направлении, откуда группа чёрных магов их принесла, и куда следовало вернуться. Обе украдкой бросали взгляды в ту сторону, где пожиратели смерти скрылись с навеянными туманом «пленницами». Обе терзались сомнениями. В очередной раз её жизнь предлагала ей перекрёсток.
- У тебя всё оружие забрали? – поинтересовалась Левеск, надеясь потянуть время и придумать хороший аргумент, чтобы отправиться за неудавшимися похитителями.
- Хоть обыскать догадались, - подтвердила кивком блондинка, скорбно вздохнув. - Да, без оружия будет трудно, если с кем-нибудь столкнёмся по пути обратно.
- Твой меч, Аннабет… - внезапно у девушки Фрэнка пропали все слова. Она неожиданно вспомнила, что этот необычный клинок дочь Афины принесла из Тартара. Собственную спату златоглазая полубогиня могла легко притянуть; ей достаточно было подобраться чуть-чуть ближе к врагам и имперское золото само прыгнет к ней в руки. Но с оружием из кости змия такой фокус повторить было невозможно, - там есть хоть какое-то украшение? Хоть кусочек драгоценностей, металла…
- Нет. Забудь. – Ответ Чейз был краток и лаконичен, а взгляд совершенно пуст. Только дочь Плутона кое-что знала об этом мече – он был очень дорог блондинке и, наверняка, значил не меньше, чем тот же ноутбук Дедала. Клинок воплощал в себе память о друге. И Аннабет могла молчать, но римлянка чувствовала, что та страдала по своему оружию.
- Давай вернём его. – Хейзел ласково взяла ладони дочери богини мудрости в свои и робко улыбнулась. – Да, опасно, - она не дала блондинке вставить ни слова, - но не опаснее, чем сражение с Геей и её гигантами. Давай вернём. Мы можем.
Аннабет не хотела сопротивляться, она мечтала вернуть свой меч; и Левеск не могла скрыть улыбку, видя, с каким нетерпением её подруга отправилась в погоню.
Им не пришлось идти долго – дочь бога подземного царства просто проложила им самый прямой путь прямо сквозь стены. Они остановились у самого входа в длинный зал, где их незадачливые похитители уже обнаружили обман и теперь яростно переругивались друг с другом. Ввысь уходили каменные колонны в форме переплетенных змей, они поддерживали терявшийся во мраке потолок и, в странном зеленоватом сумраке, наполнявшем это зловещее место, бросали на пол длинные, черные тени. Под аккомпанемент из вражеских криков и хлопков заклинаний самых несдержанных магов златоглазая ученица Слизерина сконцентрировалась на своих способностях, подцепила собственной спатой и ещё парочкой попавшихся под чары украшений меч из кости мэонийского змия и аккуратно потянула к себе через весь зал, снова прикрывая свои манипуляции туманом. Несколько раз клинок Аннабет выпадал, приходилось выжидать, чтобы удостовериться, что никто ничего не заметил. После чего хозяйка Ориона ещё раз перемещала повинующиеся ей металлы и камни так, чтобы они тащили к ней чужое оружие дюйм за дюймом.
Всё заняло гораздо больше времени, чем девушкам хотелось бы. Они успели изрядно пополнить свой словарик ругательств, что весьма огорчило бы монахинь из школы святой Агнессы, услышать много нового о себе и, к сожалению, почти ничего о врагах. Закончив, ученица Гекаты даже почувствовала небольшое напряжение и боль в руках и спине, сопряжённые с неуместной усталостью. К счастью их палочки пожиратели смерти скинули вместе со всем остальным изъятым у полубогинь снаряжением, так что инструменты для волшебников тоже вернулись к ним.
Ощутив в ладони приятную тяжесть спаты, дочь Плутона почувствовала прилив сил и уверенности.
- Самое время сматываться, - шепнула Левеск на грани слышимости. Аннабет лишь кратко отрицательно качнула головой, прикрыв веки, - что..?
- Тш! – Чейз положила ладонь на её плечо, обрывая все вопросы и склонилась, почти высунувшись из-за угла.
- …еди будет в ярости! – донесся до полубогинь обрывок разговора немного поутихших магов, - как мы могли их упустить..?
- А вы вообще точно их похитили? – недовольно спросил мужчина в типичном чёрном балахоне и маске, недавно появившийся в зале и обладавший очевидно большей властью, чем остальные исполнители. – Кажется, две маленькие девочки способны на удивительно реалистичный обман…
- Вы полагаете, они даже не попались в наши ловушки? Избежали плена и теперь посмеиваются над нами где-то там..? – обладатель вкрадчивого льстивого голоса истерично взмахнул палочкой, выплёскивая своё недовольство.
- Хорошо, если где-то там, идиоты, - снова заговорил главенствующий пожиратель смерти, - Миледи будет о-очень недовольна. Но это не сравниться с её настроением, если потенциальные пленницы смогли обвести вас вокруг пальца и незамеченными последовали сюда, раскрыв наше тайное убежище.
- Но они же даже говорили по дороге! Конечно, когда пришли в себя, - испуганно отступил один из незадачливых похитителей.
- Я полагаю, что они всё же сбежали уже внизу. Вряд ли эти лживые болванки могли существовать очень долго и так далеко от создательницы, - Хейзел очень не понравилось, как отозвался о её туманном искусстве ещё один пожиратель смерти.
- Может, они ещё где-то в подземельях бродят и их можно снова поймать?
- Надо пообщаться с нашим маленьким другом... Начните пока перерывать туннели, а я позову шпиона, спросим, не объявлялась ли наша пропажа в замке, - встал главарь, а затем вскинул руку и издал ряд странных шипящих звуков.
- Вот теперь точно пора бежать, - шепнула Хейзел.
- Мы услышали достаточно, - согласилась Чейз. Дочь Плутона без подсказок развернулась и проложила очередной прямой туннель, сомкнувшийся за спинами двух девушек. Уже через несколько секунд они оказались в недосягаемости для магов. Их путь проходил в тишине, лишь глухой треск рассыпающихся камней, когда Левеск раздвигала в стене временный проход, и редкие печальные вздохи блондинки могли нарушить безмолвие.
- Только не говори, что хочешь вернуться. – Ученица Гекаты даже не стала поворачиваться.
- Было бы неплохо, если бы мы смогли узнать какую-нибудь важную информацию. Таинственно названной леди мало, мы ничего о ней не знаем, это вообще могло быть прозвище или какой-нибудь трюк. Вдруг они хотели отвести подозрения и придумали вымышленного босса «Леди», мы не можем сказать наверняка. А вот если бы вычислить, кто им помогает…
- Думаешь, это стоило того, чтобы задержаться? Ну, они же собирались пригласить, - студентка Слизерина колебалась, не смея сказать пугающее слово «предатель», - этого человека для беседы. Надо было дождаться его прихода?
- Уже поздно что-либо менять. Просто наши похитители ведь не такие уж опасные и жуткие, какие-то слабоватые и не вызывающие ненависти, я бы сказала.
- Именно поэтому ты им пожелала Тартара, - приостановилась дочь Плутона. Ей было тяжело произносить вслух это имя и название дома всех чудовищ, она сочувствующе смотрела на Аннабет, которая крепко сжимала меч из кости змия и боролась с собственными кошмарными воспоминаниями, - хуже этой бездны ничего не может быть.
- Вообще-то может, - Чейз хитро улыбнулась, - если они столкнуться с Перси, когда он обнаружит мою пропажу.
Хейзел не могла сдержаться и приглушённо рассмеялась:
- У тебя ещё есть силы шутить!
- Конечно, - пожала плечами блондинка, - всё ведь совсем неплохо. Вообще-то нам весьма повезло, это даже удивительно, что с нашей-то удачей нет серьёзной опасности.
Коротко дрогнули стены, посыпалась пыль.
Хейзел подняла выше свою спату, надеясь осветить имперским золотом чуть большую область. Дочь Афины сделала несколько шагов вперёд и осторожно заглянула в боковое ответвление туннеля.
- Беру свои слова назад, - тут же отпрыгнула обратно девушка, - проделай путь туда! – Чейз махнула рукой на противоположную стену, - эта гигантская труба соединяет нас с параллельным тоннелем. И я бы очень не хотела встречаться с тем, что только что проползло по нему.
- Аннабет? – настороженно шепнула Левеск, уже шагая в проложенный коридор.
- Думаю, я видела хвост. Очень длинный хвост.
- Дай угадаю, какой-то легендарный дракон или мифический змий? – дочь Плутона не удержалась и бросила взгляд на костяной меч подруги.
- Есть у меня смутные подозрения, что у волшебников и своих чудовищ хватает.
- Думаешь, Василиск? – Хейзел даже качнулась, когда блондинка с пронзительными суровыми глазами резко схватила её за руку, останавливая. Хозяйка Ориона поспешила объяснить, откуда взялось именно это предположение, - у нас на факультете часто припоминают разные случаи о Гарри Поттере. Как бы: «выскочка одолела питомца Салазара Слизерина на втором курсе, какое оскорбление!» и в этом духе. Я подумала о нём, ведь Василиск обитал в тайной комнате, а она как раз находится в подземельях и связана со всем замком трубами, так? – молчание дочери Афины действовало на Левеск несколько угнетающе. Она нервно сглотнула, - но Василиск мёртв. Значит, кто-то открыл комнату и впустил туда нового монстра? Аннабет! Не молчи!
- У меня очень плохие предчувствия. – Чейз опёрлась спиной о покатую стену, что выглядело не слишком удобно, но блондинка вряд ли обратила внимание на подобные мелочи, полностью уйдя в себя. – Некоторое время назад я натолкнулась на упоминания некоторых монстров в магических учебниках. Меня зацепил сам факт того, что в истории было много столкновений и сражений с единственной особью, и всегда её называли лишь по имени, и никогда не упоминали целый вид. Если враг уже побеждён, а подобных нет, вряд ли способ защиты был востребован. Но почему-то информация об этом конкретном чудовище всплывала снова; удивительно, что чародеи не придавали подобным фактам должного значения. Теперь Василиск. Я не слишком сведуща в животных волшебного мира, но вряд ли гигантский змей мог оставаться незамеченным на протяжении долгих столетий, и при этом выжить, сидя запертым в подземельях, полностью лишённым пищи. Сомневаюсь, что он довольствовался парой крыс в год, - девушка пнула несколько костей. - Подводя итоги вышесказанного: напрашивается лишь один не слишком утешительный вывод, - дочь богини мудрости подняла совершенно непроницаемые глаза на слизеринку, - все монстры возрождаются.
- Как прекрасно, - Хейзел обхватила себя руками, - значит, любое чудовище способно воскреснуть? Не зависимо от его греческого или магического происхождения. В этом есть некоторый смысл. Все враги, с которыми мы столкнулись в прошлых битвах, так или иначе упоминались в наших мифах; а если все теории, полученные с помощью телескопа Лиры верны, то монстры состоят из пыли и идеи, которая их скрепляет, почти как боги, - после мгновения колебаний Левеск всё же довела свою мысль до конца. - Честно признаться, мы с ней также смотрели через янтарный телескоп на фестралов, лукотрусов и других обитателей запретного леса и особой разницы не заметили. Та же пыль. И также легенды. Легенда, миф, история – всё синонимичные понятия с близкой сутью. А если чудовища магического мира устроены так же, как нашего, то и свойства к перерождению у них сходны… Шансы, что наш противник могучий змей, способный убивать одним взглядом стремительно выросли, верно?
- Я видела лишь хвост, так что давай не будем спешить с выво…
- Вот они! Империус! – резко перебили Аннабет. Через мгновение вокруг полубогинь выросли несколько щитов, наслоившихся один на другой.
- Отличная реакция! – когтевранка похвалила выбор заклинания подруги, видимо, не собираясь хоть как-то возмутиться из-за этого неожиданного нападения.
- Двое пожирателей смерти, - также спокойно оценила обстановку Хейзел, одновременно отступая в сторону, где уже открывался новый проход, - скоро их будет больше.
- Но нас здесь уже не будет, - заметила Чейз, влетая следом за дочерью Плутона, стены за их спинами сомкнулись, но обе ни на секунду не остановились. Вскоре они снова выскочили в огромную, наполненную водой по щиколотку трубу.
- Здесь опасно находиться, - прошептала Левеск, прислушиваясь.
- А ты уже начала уставать, - возразила блондинка, - нам нужно найти хорошее укрытие и переждать. Но сначала пустить врагов в ложном направлении.
- Сейчас самое время, враги уже здесь, - дочь Плутона увернулась от очередной порции опасных заклинаний и оказалась около ещё одного ответвления туннеля, изрядно вымокнув, пока перекатывалась. – Мерзость какая.
- Высохнешь, - вокруг полубогинь снова соткался щит. Аннабет уже успела разъединить свою палочку на две одинаковых, прицепив меч к поясу. В подобном противостоянии на расстоянии он был также бесполезен, как и спата римлянки. Хейзел ничего не могла поделать, завороженно уставившись на интересный волшебный атрибут подруги, ей было крайне любопытно изучить его устройство. Светящаяся полусфера мигнула, Чейз пришлось экстренно уклониться, после чего щитовые чары вспыхнули с новой силой, напомнив слизеринке, что дочь Афины испытывала некоторые затруднения в колдовстве.
Опомнившись, Левеск подняла собственную палочку, повторив заклинание. Но ей казалось крайне подозрительно, что пожиратели смерти оставались на своих местах и не предпринимали ни малейших попыток к сближению, словно чего-то выжидали. Вряд ли они рассчитывали, что полубогини быстро выдохнуться, значит, был какой-то запасной план.
- Аннабет… сзади…
- Слышу! Продолжай, - блондинка развернулась, а через секунду толкнула дочь Плутона в ответвление, около которого они оказались, - быстрее!
Они прижались к стене, всё ещё видя атаковавших их тёмных магов и продолжая с ними схватку; что такого могло быть за их спинами, было Хейзел всё также неизвестно, а от того тревожило. В этот момент она заметила как один из врагов замер и рухнул на пол, подняв волны брызг.
- Аннабет! – в ужасе вцепилась в руку блондинки девушка, - он мёртв!
- Поняла, уходим, - Чейз пришлось буквально тащить за собой дрожащую хозяйку Ориона. А римлянка чувствовала, как ещё один колдун погиб – в ней словно оборвалась струна, ознаменовавшая ещё одну смерть. Они могли быть сколь угодно плохими, но оставались людьми, и сейчас Левеск почти видела, как их души отделились от тел. Они умирали, и это отзывалось внутри её сердца, так что ноги почти переставали слушаться. Её вела лишь рука Аннабет. Но у очередной развилки, дочь Плутона притормозила, прохрипев: «влево». И дальше она начала комментировать каждый видимый коридор, выбирая наилучший путь, и всё ещё чувствуя отголоски чужой смерти.
Наконец, они остановились.
- Ты как? – шёпотом поинтересовалась блондинка, заглянув Хейзел в глаза.
- Уже лучше. Это произошло так неожиданно. Меньше доли секунды.
- Значит, всё же василиск.
- Они направили змея отрезать нам путь и сами же попались? – римлянка зябко поёжилась, взывая к своей храбрости. – Мы достаточно запутали следы, думаю, здесь можно спрятаться. Сделать пещерку, закрыть, оставив лишь щели для дыхания, и подождать.
Дочь Афины кивнула головой, отошла на полшага, чтобы не мешать слизеринке, и направила обе свои палочки на крошащиеся камни, укрепляя помещение заклинаниями.
Хейзел, как могла, скрывала туманом, их местонахождение, создавая укромную полость в стене, в которой они должны были затаиться, пока не придёт помощь. В конце концов, они были достаточно здравы, чтобы выступать против группы недружелюбно настроенных заточенных на убийство пожирателей смерти, поддержку которым оказывал гигантский василиск. Конечно, если бы можно было убрать одну из этих переменных, девушки бы не испытывали ни малейших трудностей. Но сражаться вслепую с ужасным монстром и дюжиной немного расстроенных их побегом чёрных магов...удовольствие то ещё.
Чуткий слух легко уловил новый звук, в глубине туннеля Хейзел заметила рябь на воде, покрывавшую пол. А затем и силуэт длинного гибкого тела, извивающийся хвост.
- Кажется, у нас гости, - шёпот Чейз был почти беззвучен, она медленно двинула головой. И в этот короткий миг римлянка совершенно ясно поняла, что сейчас блондинка столкнётся взглядом с чудовищем. И погибнет. Она бросилась вперёд, хватая дочь Афины за плечо.
- Стой! - её крик был совершенно инстинктивным. А в следующее мгновение она увидела два огромных жёлтых глаза.
Вопреки её представлениям, ещё несколько секунд она прекрасно осознавала происходящее. Даже, кажется, напустила ещё больше тумана, чтобы избавиться от опасного существа. Но шевелиться больше не могла.
- Хейзел, нет! Нет-нет! Пожалуйста! – Левеск впервые видела сероглазую воительницу такой испуганной и расстроенной. Силуэт Аннабет медленно таял, сгущалась темнота, смазанными пятнами хозяйка Ориона видела, как Чейз приподняла её застывшее тело и переместила в укрытие, но прикосновений она не чувствовала. Она не чувствовала ничего, не слышала, не видела, лишь тьма повсюду. А вскоре исчезла и она.
Последним, о чем Хейзел подумала, была странная и очень грустная мысль, что она снова умерла слишком рано.
***
Она резко проснулась в холодном поту, вскочив с постели. Стояла глубокая ночь. За окном в толще воды невозможно было заметить ни малейшего движения; озеро погрузилось в зимний сон. Их спальню украшали венки из еловых веток и несколько ярких носков для подарков. Уже наступало Рождество.
А Хейзел всё ещё не могла избавиться от кошмара, который снился ей почти каждую ночь с момента её пробуждения после тех самых событий в подземелье.
Она прекрасно помнила тот самый миг.

Когда Хейзел впервые открыла глаза, над ней склонился Уилл.

Это было крайне странно, но он неожиданно поздравил её с рождением. Впрочем, учитывая её очередную (не полноценную) смерть, наверное, это было уместно.
Удивительно, что её вообще спасли. И удивительно, сколько людей пришли ради этого.
Потребовалось некоторое время, прежде чем она поняла, что тогда и в самом деле уже наступил её день рождения.
Она провела в состоянии глубокого сна долгие 14 дней.
***
Очень быстро она догадалась, что увидела в успокоившейся глади воды лишь отражение головы василиска, потому и выжила. Когда она окаменела, Аннабет спрятала её в почти законченном укрытии, а сама увела преследователей за собой.
Блондинку нашёл Перси (вот уж не удивительно), после чего смертоносный змей был стёрт в порошок, а Левеск вызволена из ловушки.
Но по глазам Чейз дочь Плутона видела, что в ловушке в тот миг оказалась не она одна.
И если слизеринке помогли выбраться в рекордные сроки по меркам волшебного мира, об оковах и тревогах блондинки мало кто мог догадаться. Римлянка медленно приходила в себя и заново открывала для себя мир, но она восстанавливалась. Девушка дышала вместе со студеным ветром, задерживалась по вечерам перед сном, чтобы прочитать пропущенные главы, и упивалась видом кружащихся снежинок, воплощавших в себе торжество жизни. Похожие эмоции она испытала, когда они покинули дом Аида – обычный солнечный свет показался ей тогда самым прекрасным из всего увиденного. Теперь она восхищалась искрящимися серебристыми резными кристалликами, укрывавшими спящую природу.
Но каждый раз видя в коридорах или в обеденном зале девушку Перси, дочь Плутона не могла отогнать тревожащие её мысли. Потребовался не один день, чтобы найти возможность побеседовать с блондинкой наедине, и этот шанс Хейзел не упустила. Пара полубогов собиралась отправиться на ночь в Шармбатон для празднования дня рождения Талии, и пока Джексон бросился за своими вещами, Хейзел тронула когтевранку за плечо:
- Все эти дни ты смотришь на меня так, словно испытываешь чувство вины. – Видимо не ожидавшая этих слов дочь Афины медленно моргнула:
- По моему, это естественно.
- А по моему, это глупости.
- Ты оказалась в таком состоянии на целых две недели из-за меня. Если бы я была внимательнее, тебе бы не пришлось меня спасать, - такая реакция вечно всё планирующей Аннабет на произошедшее вызвала у Левеск усталый вздох.
- Ерунда. Если бы я была лучше подготовлена, я бы не попалась так легко. И тысячи других слов, которые совершенно неуместны. Виноватых не было. Мы обе сделали то, что считали правильным, верно? Так что стирай это печальное выражение, напоминающее мне о том, сколько я снова потеряла.
- О! – отвернулась Чейз, - как скажешь. Но я твоя должница.
- Если там и имело место подобное, то ты сполна вернула мне долг, когда отвлекала врагов от места, где я была спрятана, не покидая подземелий даже тогда, когда была возможность. И не пытайся меня обмануть, что не могла найти выхода!
- Но я, правда, заблудилась! - в глазах блондинки появились насмешливые искры.
- Ни за что не поверю! Я обрисовала тебе карту туннелей, и ты сполна воспользовалась своими знаниями местности, когда водила за собой хвост!
- Только ты забыла упомянуть, что таинственный выход – это много-много метров вертикально вверх без малейшего намёка на ступени. Ладно, я поняла тебя. Мы обе лучшим образом проявили себя там, внизу. И ещё, - когтевранка сжала ладонь Левеск в своей и ободряюще улыбнулась, - я рада, что со мной в подземельях оказалась ты, Хейзел, как бы эгоистично это не прозвучало. Но мы спаслись и выбрались лишь благодаря совместным усилиям и твоим способностям. Спасибо, что поддерживала меня и оставалась сильной до самого конца.
- И я. Тоже рада. Тоже, в смысле, - римлянка несколько раз шмыгнула носом, а затем крепко обняла собеседницу за талию, зажмурившись и спрятав лицо на её плече, - я хочу сказать, взаимно. Хорошо, что ты была со мной.
Ей ведь и правда было очень страшно. В то короткое мгновение, когда вокруг сгущалась тьма, она только и успела подумать, что умерла снова. И опять это случилось так рано…
Но по-настоящему она испугалась уже после того, как проснулась. Когда ей впервые приснился кошмар, в котором она подняла голову чуть-чуть выше и увидела не отражение, а настоящие жёлтые глаза.
Проходил очередной насыщенный день в школе магии, а ночью снова сгущался мрак, когда ей снились битвы с гигантами и блуждания почти в полной темноте в подземельях Хогвартса, преследуемые Василиском.
Уже наступило Рождество, наполнив коридоры ароматами праздника, и даже высокомерные снобы из змеиного дома оттаяли, заразившись всеобщим настроением. А Хейзел ещё один «рассвет» встречала, стоя у открытого окна в каком-то кабинете. Зимнее небо с наступлением утра лишь слегка подёрнуло белесой дымкой, разбавив чёрный насыщенный цвет. Заискрился снег. Она просто не могла отбросить тот факт, что очередной кусок был вырван из её жизни.
Левеск переступила с ноги на ногу, плотнее запахнула плед, который предусмотрительно захватила с собой, и неожиданно обнаружила на подоконнике лесную куницу, уставившуюся на неё своими чёрными бусинками-глазами.
- Пан? Что ты здесь делаешь?
- Мы с Лирой волнуемся о тебе, - деймон Белаквы ещё сильнее потянулся к полубогине, а затем хитро склонил голову набок, - а ещё Злат возмущается, что ты ушла, не покормив его.
- Ах вот оно что! – рассмеялась дочь Плутона, - тогда мне надо вернуться! Составишь компанию?
- Конечно! – Пантелеймон ловко спрыгнул на пол и пошёл рядом с Хейзел обратно в спальню девушек.

Она хотела двигаться дальше.
Продолжать идти. Жить и наслаждаться жизнью, ведь она видела так много смерти, и совсем не была готова снова с ней смириться.
Мир сильно изменился за то время, что она провела в царстве собственного отца в форме бесплотного духа; она многого не понимала и не знала самых простых основ этой новой реальности, но очень хотела узнать. Когда Нико вытащил её из пасти Аида, дав ей второй шанс на жизнь, о большем мечтать не приходилось.
Но даже в лагере Юпитера она отличалась от других, слишком сильно отличалась.
Она хорошо помнила дни, когда воскресла и только оказалась в пятой когорте. Порой ей приходилось обманывать саму себя, повторяя, что все её сомнения не значительны, что она привыкнет, а покой никак не приходил. Хейзел никак не удавалось почувствовать себя полностью своей среди легионеров.
И дело было даже не в том, что её стиль – кавалерийский меч, верхом на верном скакуне – не сочетался с исконно римским ведением боя. Не в том, что распорядок в военном лагере отличался от той жизни, которую она вела на Аляске вместе с одарённой мамой. И не в том, что её не принимали полубоги и их потомки; напротив, она заслужила уважение пятой когорты, её ценили, и Хейзел отвечала всем взаимностью. Просто она всё равно чувствовала себя не на своём месте.
Это ощущение изменилось, лишь когда она отправилась в первый поиск. Было просто не до размышлений и самоанализа. А затем все кусочки мозайки сложились вместе, когда началось долгое изнурительное путешествие в Грецию и Рим, Левеск обнаружила, что она, даже не смотря на страшную войну, находилась в полной гармонии со всем миром и окружающими её людьми. И когда они снова вернулись в родной лагерь, в котором многое изменилось, но также многое осталось прежним, она, конечно, была счастлива. И всё же испытала некоторое облегчение от того, что на их головы свалился очередной поиск; что у неё появилось время, чтобы обдумать ситуацию, чтобы понять, какого будущего она хочет для себя. И для Фрэнка.
Без него ничего не могло существовать.
Фрэнк – лидер, и Хейзел верила, что из него выйдет отличный претор. С её мнением были согласны и остальные члены семёрки из пророчества, и даже Рейна одобрила кандидатуру сына Марса. Как сказала Арельяно, оставалось убедить в этом Двенадцатый Легион Фульмината. Это был лишь вопрос времени, когда герой окончательно будет признан всеми претором, ведь он менялся, и уже не был прежним милым немного пухлым и неуклюжим парнем. Настоящий воин, и Левеск очень гордилась им. Но действительно ли её место в лагере Юпитера? Она размышляла об этом снова и снова, с самого первого дня, когда оказалась среди легионеров.

А теперь ей довелось пережить очередное подобие смерти. Ещё две недели её жизни растворились в пустоте. Страшно было подумать, как себя чувствовал Перси, поняв, что у него забрали целых полгода; её охватывало страшное негодование при мыслях о судьбах её друзей и своей собственной.
И было кое-что ещё более тревожащее.
Дочери Плутона было очень уютно в несколько вычурной комнате, стены которой покрывали средневековые гобелены, изображающие приключения известных слизеринцев, и серебряные светильники свисали с потолка. Они с Лирой спали в древних кроватях под балдахином с зеленой шёлковой драпировкой и под покрывалами, вышитыми серебряной нитью. И плеск воды, доносящейся из окна, до недавних пор прекрасно успокаивал Хейзел и погружал в сладкие сны.
Конечно, та часть подземелий, что была отведена под факультет Слизерина, была пропитана излишней помпезностью с налётом аристократичности. А живущие там ученики верили, что в них были заложены зерна величия, и все они очень гордились, что учились на том же факультете, который когда-то закончил прославленный Мерлин. И всё же в них было немало и хорошего, в особенности их положительные грани характера раскрывались, когда змейки оставались лишь со змейками. Без необходимости поддерживать свою репутацию перед другими домами, волшебники с зелёными галстуками могли раскрыться с неожиданной стороны – дерзкие и честолюбивые, они также свято чтили традиции, присматривали друг за другом; и могли оказаться мечтательными или даже ранимыми, как Астория, не желающая этого признавать.
Левеск нравились преподаватели и одноклассники, и за прошедшие четыре месяца она сумела хорошо освоиться в школе. А главное, ученица Гекаты стала разбираться в магических науках. С каждым днём всё чаще к ней приходили образы, что она двигалась, словно рыба в воде. Ей был понятен уклад жизни магов, она даже умела управляться с перьями для письма, в отличие от других полубогов, хоть и также не любила подобные приспособления, она разделяла удивление большинства волшебников на магловедении, и хотя по большей части интересы её ровесников-одногруппников казались ей немного детскими, ей всегда было с ними весело.
Хейзел нравилось в школе чародейства.
Возможно, Пасифая была права, назвав их обеих волшебницами, и в Хейзел было гораздо больше от ведьмы, чем она сама считала.
Полубоги стали её бесценной семьёй, так будет и впредь. Пайпер и Аннабет были для неё гораздо больше, чем подругами – сёстрами. Парни – братьями; о Нико не стоило и упоминать, Перси и Джейсон относились к категории старших, Лео – младших братьев. А сын бога войны был просто её Фрэнком. Другой семьи она не знала. И о другой не мечтала.
Но сейчас прямо перед ней был мир, в котором для неё открывались удивительные возможности; где она чувствовала себя своей. Ей не было места в современной реальности, по крайней мере, пока. Она ещё не была готова. На адреналине битв она могла исколесить огромный мегаполис, но оказаться в центре города в час-пик ради развлечений, для неё было сродни собственному мини-Тартару. Зато среди чародеев всё было просто и понятно; всё можно было описать одним словом «Магия» и никаких дополнительных пояснений не требовалось. Разобраться в заклинаниях было проще, чем в паутине интернета (счастье, что из-за концентрации волшебства, в Хогвартсе не работали никакие электронные устройства).
Вот только дочери Плутона было очень страшно. У всех полубогов понятие «дом» было связано, прежде всего, с лагерем и другим полубогами. Не сочтут ли остальные её желание учиться в школе колдовства сродни предательству? И тут же девушка отвечала сама себе, что, конечно, нет. Они все поймут и поддержат её выбор. Но она сама не могла этот выбор сделать.
Хейзел знала, что Аннабет и Перси пропустили большую часть декабрьских занятий и фактически забросили учёбу, так как не собирались всерьёз заканчивать Хогвартс. А теперь рядом с ней стоял Фрэнк, и девушке с трудом верилось, что они наблюдали за отъездом задержавшихся из-за поступившей об Арахне информации волшебников на новогодние каникулы, и Чжан с облегчением вздыхал, заметив среди магов рыжие макушки.
- При всём моём уважении, я очень рад, что всё семейство Уизли традиционно собирается вместе на праздники! – признался сын бога войны.
- Фрэнк, ты же не можешь говорить это всерьёз? – недоверчиво вскинула голову слизеринка с золотыми глазами, - ты радуешься, что чародеи покидают школу?
- Я счастлив, что могу немного отдохнуть от некоторых из них, - смутился парень, - только не думай ничего плохого, ладно? Они все – замечательные, я очень благодарен за их гостеприимство и дружелюбие, просто…
- Устал? – подсказала Левеск.
- Очень точно подмечено, - улыбнулся брюнет.
- Что ж, впереди каникулы, - поддержала его девушка, - и только мы – полубоги. Ну… и ещё Лира с Паном, - уточнила хозяйка Ориона, вспомнив о своей подруге-иномирянке и Калипсо, - дочь титана. И целая толпа домашних эльфов. И…
- Ясно! Только мы – полубоги и наши близкие друзья.
***
И всё же Хейзел понимала, что они оставили эту важную тему открытой. Им ещё было о чём поговорить, но пока оба боялись поднимать тему их будущего.
Вся компания с головой погрузилась в веселье, ведь не так уж часто им доводилось проводить время так же беззаботно. Конечно, всё могло продолжаться лишь до поры до времени. Кто-то случайно заметил вползающих в щель между рамой пауков, упорядоченным строем бегущих в подземелья Хогвартса. Совет организовали уже через час, выбрав в качестве места проведения – библиотеку; что оказалось очень удачным, так как они довольно быстро узнали из книг, что эти восьмилапые животные страшно боятся василиска.
Первым здравым выдвинутым предположением стала мысль, что после смерти змея пауки осмелились вернуться в привычную среду обитания. Но всё же оставался шанс, что это были шпионы Арахны, представлявшие реальную угрозу, которую нельзя было проигнорировать.
В конце концов, им пришлось отправиться в негостеприимный запретный лес.
Это было царство зимы и тьмы. Холодный ветер пробирал до костей, а если он не справлялся с этой задачей, ему на помощь приходил страх, пропитавший каждый сантиметр воздуха в этом жутком уголке природы. Хейзел и Пайпер зажгли на концах своих палочек волшебные огоньки, к ним присоединился Лео, чьи руки объяло ярким огнём, и всё же разогнать мрак не удалось.
Сначала они шли по протоптанной на снегу тропинке, периодически пробираясь сквозь заросли и сугробы. Затем, когда лес сделался почти непроходимым, что ни кусочка неба невозможно было разглядеть над головой, Фрэнк превратился в медведя и стал прокладывать им тропу; иногда ему на помощь приходил Лео, протапливая в снежных заносах траншеи. Идти быстро стало невозможно; кругом торчали древесные корни и пни, практически незаметные в черноте леса и неожиданно появляющиеся из холодного белого покрывала.
Они примерно знали направление после того, как осенью обошли весь запретный лес в поисках монстров из греческих мифов, но зима совершенно преобразила всю территорию, так что никто не был уверен в правильности их маршрута. Полубоги шли уже с полчаса, медленно замерзая и от холода начиная нервничать, когда, наконец, почувствовали что начали спуск в овраг.
Они приближались к месту назначения, но пока не встретили ни единого паука, хотя последние вообще могли находиться в спячке. Но они уже видели целые цепочки этих восьмилапых существ в школе, так что надеялись на лучшее. В данном случае – на столкновение с целым племенем злобных плотоядных гигантских акромантулов.
А затем, наконец, Левеск услышала характерный щелчок, заставивший группу подростков замереть:
- Пригнись! – крикнула она сразу всем, тут же прыгнув ближе к медведю-Фрэнку.
- Нашли! – радость в голосе Пайпер, укрывшейся под выкорчеванным с корнем деревом, показалась дочери Плутона забавной насмешкой судьбы.
- Кажется, эти волосатые подушки считают, что это они нашли нас! – Лео с головы до ног разом объял огонь, опаливший несколько лап.
- Туда! – Маклин указала катоптрисом направление, ловким движением откидывая пытавшегося схватить её восьминогого гиганта. Полубоги сосредоточили свои усилия и начали продвигаться в нужную сторону, теперь им приходилось обороняться по всем направлениями, и при этом они старались не убивать опасных существ, чьи колонии и так были изрядно прочищены во время войны между Хогвартсом и армией Волан-де-Морта.*
Тьма неожиданно рассеялась настолько, что Хейзел разглядела огромную лощину, где не росли деревья, вследствие чего холодный свет зимнего неба ярко, в отвратительных подробностях, освещал крайне ужасную сцену. Поляна кишела пауками.
Их было столь много, что они складывались в гигантский живой шевелящийся ковёр, к тому же издававший отвратительные звуки. Множество двигающихся длинных ног, сверкающих в полутьме глаз.
Они с трудом пробились к лощине, к призрачно-серебристому куполу, сплетённому из паутины в самом центре. Но здесь натиск акромантулов усилился, пауки защищали свой дом и к тому же крайне оголодали, так что даже чарующий голос Пайпер не мог остановить сразу всех чудовищ, как полубоги изначально планировали.
Им несказанно повезло, что с ними был Фрэнк.
Как бы жутко это не звучало, но Чжан принял форму василиска, после чего никто из присутствующих не решился посмотреть ему в глаза или оспорить любое его предложение. И, конечно, пауки отступили на приличное расстояние, нервно клацая клешнями и щёлкая жвалами.
И вот из-под мерцающего паутинного купола с леденящей душу медлительностью явился паук размером со слона. Черная шерсть, покрывавшая его тело, местами поседела, а глаза на уродливой, снабженной страшнейшими жвалами, голове были подернуты молочно-белой плёнкой. Паук был слеп, но это уже не было для них новостью.
Арагог также уже был знаком с полубогами, но не с василиском, неожиданно появившемся прямо в середине лощины. И даже то, что ни один паук не умер мгновенно, не уменьшило священный трепет акромантулов перед древним змеем. Это было самое подходящее время для Пайпер начать задавать вопросы. Арагог юлил и пытался выкрутиться, поджимая лапы, в попытках избежать давления от чарующего голоса дочери Афродиты и змееподобного вида сына бога войны. Претору это быстро надоело: они все были изранены и нуждались в лечении и банальном тепле, так что изворотливая манера речи гигантского паука изрядно раздражала не только Чжана, но и всех остальных; Лео уже не переставал гореть.
- Хвсатит-с з-заговаривась мне с-зубы! – прошипел Фрэнк, придавив престарелого слепого акромантула кольцами собственного чешуйчатого тела и нависнув над трепыхающимся созданием. Хейзел инстинктивно отводила лицо в сторону, чтобы не видеть, как сверкали его жёлтые глаза.
- Прос-стите! – униженно прошелестел Арагог, борясь с врождённым паучим страхом перед василисками. Его чудовищный голос наводил не меньший ужас на полукровок, что они предпочитали умалчивать, – в моём племени давно не было пополнения, клянусь. В холода не откладываются яйца.
- А теперь живо выложи всё, что знаешь об Арахне! – Вмешалась дочь Афродиты.
- Ар…ар…Арахне?! – в голосе гиганта вновь проскользнул священный трепет, тут же сменившийся яростью, - эта мерзкая дамочка не держит слова! Её счастье, что она покинула эти земли, а мы не можем последовать всей стаей за ней на континент, чтобы наказать по заслугам!
- Значит, континент, - задумчиво прикоснулась рукоятью Катоптриса к губам Пайпер.
- Каковы её цели? Она с-сбежала? Лишь собраться с-с-с силами и затем вернуться или как? Ну, отвечай! – речь Василиска-Фрэнка стала намного разборчивей, хотя и по-прежнему переполненной растянутыми шипящими.
- Мне неведомо. У неё были планы, возможно, она кого-то преследовала, - намёк Арагога был более чем прозрачен. В Европе сейчас находились два полубога – Перси и Аннабет, дитя злейшего врага чудовищной ткачихи. – Но вот что я могу вам сказать с абсолютной уверенностью, она не так сильна, как пытается показать. И уничтоженные настоящим ИМ, - одна лапа чуть дрогнула, хотя незрячий монстр не отличался точностью движений, в сторону сына бога войны, намекая на подлинного Василиска, чьего названия пауки суеверно не произносили вслух, - гибель моих деток – вовсе не угроза мне. Ей просто не удавалось полностью контролировать ЕГО. И ОН погубил моих потомков, и погубил бы ещё многих, если бы не нашёл более лакомую жертву. А Арахна вовсе не так могущественна! И не знает, как вернуть свои силы!
- Прекрасные новости! – с воодушевлением воскликнул Лео, подпалив близстоящее дерево, - только это известие не поможет нам победить противника, местонахождение которого остаётся неизвестным!
- Вообще-то, - Хейзел прикусила губу, боясь, произнести вслух крутившиеся в голове мысли, - мы знаем где она. Арахна следует за Аннабет. И рано или поздно нагонит её, верно? – Даже акромантулы оставались неподвижными, чтобы не нарушить оглушающей тишины и не привлечь к себе ненужного внимания.
- Лучше бы поздно, - заключила Маклин, - чтобы мы все были готовы ко встрече с ней.
Они оставили пауков в покое – были более важные вещи. По дороге в замок разговаривать никому не хотелось, хотя необходимость обсуждения тягучим облаком повисла в воздухе; Левеск схватила ладонь принявшего естественную форму Фрэнка, бредущего рядом с ней, и ни за что не хотела отпускать.
- Надо привести себя в порядок, чтобы Чейз не увидела нас в таком виде, - неожиданно заговорила староста домика Афродиты, - она начнёт переживать. Или вообще прилетит к нам.
- И в то же время нельзя задерживать предупреждение об опасности! – вздохнула дочь Плутона.
- Давайте скроем самые страшные раны, переоденемся хотя бы немного, сообщим все новости остальным, а уже после займёмся настоящим лечением, - предложил Чжан.
- А может, мы вообще сначала пообщаемся только с Перси? – вдруг остановилась Пайпер, - посоветуемся с ним, как лучше рассказать Аннабет о том, что проклятая ткачиха снова её преследует.
- Так и поступим, - согласно кивнула головой полубогиня с золотыми глазами, заметив, что около школы в воздухе кружит огромный дракон, на котором восседала Калипсо. Этой паре было поручено присматривать за школой, а теперь они встречали остальных.

Разговор пошёл совсем не так, как планировалось.
Они не сразу поняли, что Чейз вернулась в комнату и слышала каждое слово, и теперь им оставалось надеяться, что Перси сможет о ней позаботиться.
А компания занялась зализыванием многочисленных ран.
***
Ситуация не желала улучшаться. Призраки стали регулярно докладывать о новых монстрах. Многие из них бродили в окрестностях и не находили здание Хогвартса, но и не уходили. Чудовища из древних мифов скапливались вокруг школы, и это было очень тревожным обстоятельством, в особенности накануне нового года. Длительные беседы с Макгонагалл, Хироном и целым рядом других заинтересованных лиц привёл к тому, что Лео стал называть Хогвартс «домом отдыха для полукровок», столько ребят собралось в замке. Из римского лагеря на время каникул вместе с парой легионеров приехала Рейна собственной персоной, заявив, что желает расслабиться и забыть об управлении хотя бы на недельку. Какую панику могли посеять её слова среди жителей лагеря Юпитера, дочери Плутона было страшно представить.
Габриэль Делакур, покинувшая школу лишь на два дня и прилетевшая обратно на карете, запряжённой крылатыми лошадьми, с неподдельным восторгом взирала на Арельяно. Претор лагеря старалась игнорировать ходившую за ней по пятам безмолвную волшебницу.
Кларисса не была в восторге от предложения перебраться на время из Дурмстранга в более тёплый климат, зато все ученики этого военизированного заведения, коим не посчастливилось остаться на время каникул в школе, мечтали избавиться от неё хотя бы ненадолго. Или самим покинуть захваченные Ла Ру территории. В итоге общими усилиями полубогиню всё же доставили в Англию, а вместе с ней были вынуждены остаться и сопровождавшие её колдуны. Присоединились и несколько детей Аполлона, чтобы обеспечить полноценное лечение. Постепенно в Хогвартсе собралась целая толпа.
И Хейзел стало гораздо спокойнее. Битвы с монстрами давно стали неумолимой рутиной, теперь просто вместо лагеря приходилось защищать замок. А такой компанией полубоги могли сокрушить небольшую армию и даже не запыхаться; но ни один из них не ожидал, что первая огромная волна нахлынет прямо в разгар празднования нового года. Когда горели свечи, и под зачарованным потолком расцветали огненные букеты фейерверков, столы ломились от изобилия блюд, приготовленных заботливыми домашними эльфами. Когда звучали смех и шутки, насаженные на нить единой мелодии праздничной ночи. Когда Фрэнк немного смущенно обнимал Хейзел за плечи, а девушка повторяла про себя одно единственное желание – мир. Без войны, сражений, обычная спокойная жизнь.

Никто не был готов.
Просто неожиданно зал, где веселились подростки, задрожал. Пол ходил ходуном, тряслись столы, с которых с громким звоном падала посуда, нарастающий рокот перекрыл звуки музыки. А затем с потолка рухнул Почти Безголовый Ник с воплями о нарушении границ. Выставлять защиту уже было поздно. Монстры проникли через подземелья, что очень взволновало Хейзел, ведь она провела не один день в исследованиях, выискивая и закрывая все опасные ходы из замка, за которыми не велось круглосуточного наблюдения. Она была уверена, что нижняя часть замка благодаря её усилиям совершенно непреступна, но теперь именно там школа оказалась больше всего уязвима. Это было крайне неприятным открытием. Но больше того – пугало. Какими силами обладал враг, если был способен попасть в туннели, власть над которыми находилась в руках дочери бога подземных царств? Хейзел собиралась это выяснить. Прямо сейчас.
Её ничто не могло остановить.

За свою жизнь Левеск сражалась с множеством чудовищ, и парочка адских гончих не доставила ей ни малейших хлопот. Они спустились в лабиринт труб вместе с Нико, и монстры просто не могли выстоять против двух детей бога подземного царства. Монстры могли передвигаться через тени, но тоже самое проделывал и Ди Анжело, а ученица Гекаты периодически меняла планировку коридоров и расположение стен.
Но чем ниже и глубже полубоги спускались, тем больше врагов встречалось на их пути, а найти проход, по которому они все попали в замок, у слизеринки не получалось. В конце концов, им с братом удалось выследить всех чудовищ и проверить все закоулки подземелий, но ничего нового они не обнаружили.
Счищая с лезвия своей спаты грязь, в которой случайно испачкала меч, положив его на пол, римлянка думала о том, что наступил новый год. И Хейзел очень хотелось надеяться, что их друзья во Франции проводят время гораздо лучше, чем они, стирая с ладоней кровь. Нико перенёс её прямо в целительский корпус, чьи стены ей уже были почти также знакомы, как и её спальни. Под самый конец боя полубогиня умудрилась вывихнуть ногу, что было крайне обидно.
Уилл вправил ей лодыжку, наложил гипс, сопроводив оптимистичными заверениями, что это – ерунда и через пару дней всё будет в норме.
- Только не забывай о порциях амброзии и нектара, - наставлял он, уже переходя к следующему пациенту.
- Не знала, что ты на подобное способен, - Лира наблюдала за ними с удивлением, до побелевших пальцев сцепив ладони.
- Я тоже не знал, - смутился Солас.
- Ребята, - осторожно позвала Хейзел, - вы ничего не хотите нам рассказать?
- Хотим, - кивнул Уилл, - только я обещал уже об этом Перси, и будет не красиво, если мы начнём без него.
- Только никаких пустых отговорок! – Сирин тяжело дышала, вцепившись в шёрстку такого же взволнованного Пана.
- Ни за что. Соберём всех. И расскажем вместе.
- Вместе, - решительно кивнула Белаква и улыбнулась.
***
Через несколько дней гипс сняли. Но уже спустя пару часов Уилл, удерживая брыкающуюся дочь Плутона, накладывал ей новый, тем самым ограничивая её возможности в новой яростной битве. Нападение врага снова было совершенно неожиданным; как только краешек солнца выглянул из-за горизонта, подсветив снежные долины льдисто-розовым цветом, на стены замка обрушился град разрушительных чар.
Разбуженные полубоги вылетали из собственных спален в том же виде, каком видели сны, но обязательно с обнажённым оружием в руках. На их счастье в битву вмешался Фестус, и исход сражения оказался решён. Против металлического огнедышащего летающего дракона у пожирателей смерти не нашлось приёма. Глядя за несколькими исчезающими вдали чёрными столбами дыма, Хейзел хмуро думала о том, что уже очень давно волшебники говорили, что почти все сбежавшие последователи Тёмного Лорда были схвачены. Но откуда-то появлялись всё новые и новые злые колдуны…
Она повернулась, чтобы посмотреть, чем занят Нико, и ничуть не удивилась, когда он синхронно повернулся к ней. Их мысли сошлись, что совсем не радовало, так как в некоторой степени повышало шансы на то, что их подозрения окажутся правдой. В любом случае, им предстояло отправиться в царство папочки, чтобы удостовериться, все ли пожиратели смерти находились там, где им положено было быть.
А для этого нужен был хотя бы примерный список всех последователей Волан-де-Морта, погибших за последний год.
***
- Что у вас? – резко спросил Ди Анжело, когда по возвращению из Аида, они обнаружили, что главный зал Хогвартса фактически превратился во второй целительский корпус. Повсюду были разложены медикаменты и материалы для перевязок, целая группа целителей из обоих лагерей сновала между столами, на скамьях около которых стонали раненые.
- Очередное нападение. Наши монстры, - отчиталась Рейна, с нарочито величественной осанкой сидевшая с краю гриффиндорского стола, пока её живот забинтовывал один из детей Аполлона.
- Здесь и греки и римляне, - ещё больше нахмурился брат Хейзел, - потребовалась помощь.
- На вроде того. – Арельяно не дрогнула, даже когда из её руки достали небольшой обломок. – Ситуацию спас Фестус, как ни странно. Он неожиданно весь вспыхнул и пронёсся по рядам врагов разъярённым огненным торнадо, снося всё и всех на своём пути. И тут ещё присоединились экстренно вызванные воины, так что всё удалось повернуть в нашу сторону. Отделались испугом.
- Не строй из себя выточенную из камня воительницу, - закатил глаза сын Аида, видя, что девушка по-прежнему стойко переносит все манипуляции доктора. – Жутко тебя, старушка, потрепало.
- Твои раны очень серьёзны, - Левеск была более тактична.
- Пустяки.
- Ну, конечно, - сарказмом в голосе Нико можно было отравить дюжину волшебников. Левеск не удержалась и хихикнула, поспешно скрывшись от сердитых взглядов друзей среди мечущихся повсюду лекарей.
Их встретили далеко не в праздничной обстановке, зато они принесли хорошие новости – кажется, все погибшие пожиратели смерти по-прежнему находились в загробном мире, где им и следовало быть. И всё же дочь Плутона не могла не думать о том, что появлялись новые последователи Тёмного Лорда.
***
Каникулы пролетели стремительно, оставив после себя лишь смесь чарующих ароматов, впитавшихся в стены. Почти все гости Хогвартса покинули замок. Лишь Кларисса, Лео и Калипсо с Фестусом дожидались возвращения пары полубогов из Франции. Вместе с учившейся здесь троицей полукровок им предстояло доложить Аннабет и Перси обо всём происходившем в школе за время их отсутствия. На всякий случай все остальные поспешили скрыться подальше, предчувствуя, что и дочь Афины, и сын Посейдона не обрадуются тому, что им не стали сообщать обо всех тяжёлых битвах сразу же.
Хейзел уповала на то, что у пары полубогов каникулы прошли замечательно, так что они приедут очень счастливыми.
И всё же подготовила туннель для побега, начинавшийся прямо за её спиной и отделённый стеной в один незначительный сантиметр толщиной...
Примечания:
*По книгам Роулинг Арагог умер, после чего акромантулы присоединились к армии Волан-де-Морта. Но мне слишком нравился этот монстрик, к тому же, с ним проще работать, так что будем считать, что его просто пленили, чтобы его дети могли разрушить Хогвартс, после чего он вернулся к своему поредевшему племени.