Сквозь судьбы 61

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Пулман Филип «Тёмные начала», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Гарри Поттер, Как приручить дракона, Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Персабет. Полумна|Рольф, Тайсон|Элла, Нико, Кларисса|Крис, Калео, Талия, Рейна…где реально, где нет: Ромиона, Джейсон|Пайпер\Гарри|Джинни/Фрэнк|Хейзел, Лаванда/Перси\Астория\Драко/Аннабет\Невилл\Ханна, Персей Джексон, Аннабет Чейз
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Underage, Беременность
Размер:
планируется Макси, написано 533 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Превратности судьбы не заставили полукровок озлобиться против мира и богов, что возлагают на плечи своих детей тяжелейшие испытания. С весёлым спокойствием и надеждой вчерашние герои Олимпа смотрят в будущее и продолжают смеяться, дружить, любить… Какой же станет их дальнейшая жизнь, если в их реальность ворвётся Хогвартс, Пыль и прочая магия…
(Персабет. Отношения Персабет, развитие их в смеси с другими мирами)

Посвящение:
Особое посвящение тем персоманам, кто тоже 18-го августа отметил день рождения книжного героя ярче и веселее, чем своё собственное в этом году…
Рыбьим мозгам и Воображале, чьи отношения не перестают меня вдохновлять с Лабиринта Смерти)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Море Персабет. Море романтики. Автор предупредил.
Фэндомы будут добавляться по мере повествования. Для понимания происходящего не обязательно быть хорошо знакомым со всеми из них, основной упор на Персабет... ну и других полукровок. Всех упоминаемых персонажей других фэндомов не перечисляю, так как их и правда немало, в основном, это будут главные герои разных произведений.
Начинаю завязку с Хогвартса (почти классика этот кроссовер), смешанного из книг, фильмов и информации с сайта pottermore, курируемого Роулинг. Не люблю Ромиону, поэтому просто не буду трогать эту парочку.

Главы буду выкладывать по субботам. Всегда открыта замечаниям и предложениям.

Глава 32 Хейзел

24 ноября 2018, 18:42
Первым сигналом к появлению гостей стало громкое, полное неподдельного восторга «УХУ!» в исполнении сорвавшейся откуда-то сверху Силены, о присутствии которой до этого момента никто и не подозревал. - Учитывая, сколько сейчас времени, вам стоило перемещаться прямиком в свои спальни, - шутливо отдал честь Лео, когда, наконец, из тени вышел Нико в компании двух полубогов. - Сказали бы сразу, что не планируете вернуться к обеду, чтобы мы вас не ждали! - Мы задержались, так как ввязались в битву, - вздохнул Перси, поведя плечами, словно хотел сбросить с них тяжёлый груз. Брюнет с умилением смотрел, как его девушка воркует с дымчато-серой совой, всем тельцем прижавшейся к хозяйке, а затем снова развернулся к друзьям. – И почему вы просто не пошли в большой зал? - Нико сказал, что вернётся ровно в это же место и перенесёт вас на порог Хогвартса, - Хейзел робко отошла от безопасной стены, приблизившись к друзьям и попав поочередно в крепкие объятья сына Посейдона и дочери Афины, ненадолго выпустившей недовольную этим фактом птицу. - Мы всё ждали, что ещё секундочка, и вы будете здесь. А в итоге прошло несколько часов, - также поприветствовав парочку полубогов, Пайпер поспешила поправить сбившийся шарф в серебристо-зелёную широкую полоску, чтобы защититься от холодного ветра. Левеск зябко поёжилась и, привлечённая действиями дочери богини любви к тёплому предмету гардероба, рассеяно разглядывала одежду остальных полукровок. - Надеюсь, ничего серьёзного? – напряженно уточнил Фрэнк, - вы всё же столкнулись с паучихой? - К счастью, нет. Мы ввязались в чужую битву. Забудьте об этом. Силена, ты была хорошей девочкой? – тут же переключил внимание сын бога морей, давая понять, что считает тему их опоздания закрытой. - Надеюсь, ты не сбежала от любезно согласившейся присматривать за тобой волшебницы и хотя бы дала понять Луне, что полетела ко мне? Я тоже скучала, Силена, но рассчитываю на твоё благоразумие в отношении Полумны. Ей ведь не приходиться сейчас в тревоге обыскивать весь поезд? Сова, снова распушившая от счастья перья и радостно жмурившаяся от ласк владелицы, пристыженно спрятала голову в районе шеи Аннабет и даже попыталась втиснуть свой клюв под куртку. Под смеющимися взглядами остальных полубогов брюнет с недовольным ворчанием попытался оторвать питомца от возлюбленной и пожурить, но Силена в ответ лишь яростно замахала крыльями, так что кончик вязаного предмета гардероба Перси впечатался в его лицо. Неожиданно взгляд ученицы Гекаты остановился на сияющей вьющейся линии, украсившей шарф Джексона, которой не видела ранее и складывавшейся в легко читаемые буквы. Вытянув шею от любопытства и позабыв о стуже, девушка с золотыми глазами пыталась прочитать надпись, пока её друзья обменивались приветствиями и шутками. - Вам не стоило всё утро мёрзнуть на таком холоде, - укоризненно посмотрела на ребят Чейз, скрестив руки на груди, как только Силена перебралась к ней на плечо. Дочь Плутона почти не заметила этих слов, пытаясь удержать рвущийся наружу смех. Ей был виден лишь кусочек серебристой надписи: «Собственность Анна…», но окончание было для неё очевидным, а суть фразы – презабавной, хоть и несколько неприличной. И всё же она постаралась придать себе серьёзный вид и вслушаться в слова блондинки, - идите на ужин, остальные студенты Хогвартса уже подъезжают, и пир вот-вот начнётся. Встретимся все вместе снова после трапезы. - Некрасиво начинать учёбу с прогулов и опозданий на приёмы пищи, - поддержал свою возлюбленную сын бога морей, поправляя сумки с их вещами. Подростки согласно закивали и с удовольствием поспешили зайти в тёплое помещение. - И ещё профессор Макгонагалл настоятельно просила нас всех подойти к ней до ужина, - вздохнул Чжан. - Но ребятам в первую очередь надо закинуть чемоданы, - вставила Пайпер, торопливо прошмыгнув под своды школы. - Аннабет! – Хейзел окликнула девушку, сделала глубокий вдох и подняла два больших пальца, кивая головой в сторону зеленоглазого брюнета и чувствуя, что и сама неудержимо краснеет. А затем ученица Гекаты одними губами прошептала, - классный шарфик! Чейз мгновенно поняла, что подразумевали эти слова, её щёки тронул еле заметный румянец, но довольная собой она подмигнула хозяйке Ориона, продемонстрировав их с Перси переплетённые ладони. Зима была в самом разгаре. *** Небольшая встреча с профессором Макгонагалл забрала последние оставшиеся минуты до пира. В некотором смысле Хейзел и остальные полубоги получили отсрочку перед неизбежным – скрыть от Аннабет и Перси множество нападений им не удастся, лишь откладывалось признание до окончания ужина. А после им нужно было подумать над просьбой директрисы, напомнившей об обещанной экскурсии по Лондону. Во всей этой круговерти найти несколько часов на разработку новых стратегий по защите замка и на подготовку к учебной неделе казалось невозможным. А ведь ещё Уилл хотел им что-то рассказать… Как же всё не вовремя! Эти несколько слов Хейзел услышала из уст остальных своих друзей ещё очень много раз. Из-за вопросов по экскурсии на внеплановом собрании после ужина присутствовали старосты факультетов, некоторые ученики по обмену, а также Лира с Паном, Луна, золотое трио. И все эти люди воспринимались Хейзел почти как родные, ведь они разделили друг с другом радости и печали последних нескольких месяцев, рядом были друзья, которым можно было доверять. - Давайте поднимем вопросы в порядке значимости, - предложила Пайпер, - сколько успеем. - Будет здорово, если успеем хотя бы половину намеченного, - неохотно признала Хейзел, чуть придвинувшись к сидящему рядом Фрэнку, который ободряюще сжал её ладонь в своей. - Вечно что-то не получается. Мы снова и снова откладываем откровения на потом, - немного грустно улыбнулся Уилл, - наверное, мне просто не стоит ничего рассказывать. - Только без шуток, - Перси закинул руку на плечо целителю, - тебе не удастся избежать объяснений! - Ничего другого нам не остаётся, - Аннабет перебирала очередную стопку книг, и дочери Плутона вовсе не хотелось знать, относится ли вся эта литература к их разговору, - Уилл, тебе придётся задержаться ещё на несколько дней. С тобой мы всё решим позже, хорошо? Впрочем, даже так нам нужно обсудить слишком многое. Думаю, мы сможем пережить, если эту ночь нам предстоит провести без сна. Начнём с главного, во время пира до меня дошли крайне удивительные слухи… - дочь Афины окинула каждого выразительным взглядом, словно пронзившим насквозь. - Ну-у, - протянула Маклин, сжав ладонь златоглазой слизеринки в поисках поддержки, - Хогвартс подвергся нескольким нападениям со стороны мифологических монстров и пожирателей смерти. Точный список чудовищ и время каждой битвы у Клариссы. - Лови, принцесска, - Ла Ру порылась в карманах и бросила немного помятый свиток блондинке. Стальной взгляд последней всё также прожигал дочь Афродиты, она даже не повернула голову, легко поймав бумагу и никак не отреагировав на то, как её назвала бывшая староста воинственного домика. - Несколько. Ужасных. Нападений. – Мягкий голос Аннабет слабо сочетался с отрывистыми словами, и Хейзел поёрзала на стуле, вцепившись свободной рукой в мантию Фрэнка. – Наверное, связь перестала работать, и лишь поэтому вы не стали сообщать ни о чём раньше..? - Хирон направил сюда на помощь Клариссу, - вырвалось у Левеск, - и ребят; ещё приехала Рейна. Она руководила в сложные моменты, так что мы решили не беспокоить вас! - Прямо Рейна Авила Рамирес-Арельяно лично? - Да! Она самая! - Тогда хорошо, - расслабилась дочь Афины. Мельком пробежавшись по предоставленным ей бумагам, блондинка довольно кивнула, - отчёты составлены блестяще, так что не будем сейчас сильно останавливаться… - Да ладно, принцесска, серьёзно?! Моё присутствие тебя никак не впечатлило, а вот наличие римской президентши сразу успокоило и настроило на благодушный лад? – в свойственной лишь ей манере возмутилась дочь Ареса. - Рейна – претор, Ла Ру, - усмехнулся Перси, - что, слишком сложное слово для твоего умишка? - Нарываешься, салага?! – вспыхнула воительница. Вспышкой света промелькнуло в воздухе лезвие копья. - Обсудим лишь самое главное. Сколько пострадавших? С каких сторон были атаки, все ли бреши в обороне были закрыты? – проигнорировав начавшуюся схватку, Аннабет полностью расправила свиток и закидала остальных вопросами, иногда ловко уклоняясь от летящих в её сторону предметов. Ребята, несколько секунд понаблюдав за стычкой двух полубогов, спокойно сосредоточились на пересказе о минувших событиях, ничуть не переживая о друзьях. А вот присутствовавшие волшебники, мало успевшие узнать о вспыльчивом характере Клариссы, пораженно наблюдали за развернувшимися боевыми действиями и полным безразличием со стороны других полукровок. И даже попытались остановить разбушевавшихся подростков. - Сядьте и не дёргайтесь, - не выдержав, подняла голову Хейзел, - они сами быстрее разберутся. Так что не вмешивайтесь и смотрите сюда. Второй раз никто повторять не будет. – Левеск вновь склонилась над огромным развёрнутым чертёжом, - мы несколько дней изучали подземелья и дополнили карту. Вот здесь и здесь. Так что маршруты дежурств призраков пришлось немного отредактировать, и всё же я не нашла того самого хода, которым воспользовались враги, чтобы попасть в замок. Ощущение, словно у них не менее подробная карта и перемещаются они как заблагорассудится. - Но у Хейзел есть несколько идей, в каких направлениях продолжать поиски! – тут же дополнил Фрэнк, - к тому же она даже поменяла некоторые туннели, чтобы изменить лабиринт подземелья. Вряд ли чужаки смогут каким-либо образом раздобыть новую карту. Дочь Плутона сильно напряглась после этих слов. Ведь если среди них есть предатель, любые защитные меры – пустая трата времени. На данный момент о новой структуре подземелья знал очень ограниченный круг лиц, и ученица Гекаты не допускала ни малейшей мысли, что кто-то из них мог сливать информацию. Полубоги знали, что был волшебник, который совершил ошибку, помогая пожирателям смерти, обманщикам, выдававшим себя за других. Но специально никто не стал бы подвергать школу настоящей опасности, в этом хозяйка Ориона была уверена – даже слизеринцы не совершили бы ничего подобного. Змейки слишком уважали традиции. - Ура! – неожиданно потянувшаяся Пайпер вывела младшую полубогиню из её размышлений. - Дальнейший план мы наметили, - устало улыбнулась Аннабет, - больше возражений или замечаний ни у кого нет? Значит, с этим закончили, - блондинка потерла виски, прикрыв глаза. А Хейзел недоверчиво смотрела на часы. Время перевалило глубоко за полночь, а значит, она пропустила всё обсуждение, длившееся несколько часов, даже не узнала, чем разрешилась битва между Клариссой и Перси. Удивительно, что никто не заметил её молчаливость и отрешенность; неожиданно она наткнулась на насмешливый взгляд Джексона, который хитро ей подмигнул, заставив смутиться. Видимо, кто-то всё же понял, что она не слышала ни слова. - Теперь давайте быстро разберёмся с экскурсией, - предложила Пайпер. - Нам очень настоятельно рекомендовали ознакомиться с предполагаемым маршрутом, - уточнила Хейзел, спеша включиться в беседу, - и начать список желающих. - Я пока провожу ребят, - встал Перси, но тут же наклонился, чтобы на миг обнять свою возлюбленную, - нечего и дальше их задерживать, верно? Хозяйка Ориона ощутила, как у неё в душе заворочалась тоска. Кларисса и Крис с остальными детьми Ареса возвращались к Дурмстранг; Лео и Калипсо – продолжали своё путешествие. - Мы ведь даже не попрощались! – расстроенно выпалила Маклин. - Не печалься, королева красоты! – подмигнул Вальдес, - мы очень скоро встретимся снова! Вот увидишь. Левеск вслед за дочерью Афродиты натянула на лицо улыбку и помахала ушедшим друзьям. Вместе с ними уходили осколки её сердца. *** Она совершенно не обратила внимания на начавшиеся уроки, и если бы не подсказки одноклассников и постоянные оклики Лиры могла бы по невнимательности испортить каждый кабинет, в котором у них прошли занятия. Отрабатывая защитные чары на ЗОТИ, девушка умудрилась взорвать несколько парт, оставив от них лишь горстку пепла, а жизни учеников были спасены лишь благодаря своевременному вмешательству Гестии Джонс. Во время трансфигурации превратила одногруппника в бобра, и отчаявшаяся директриса, не сумев расколдовать его, была вынуждена отнести пострадавшего в целительский корпус к мадам Помфри. А на травологии полубогиня чуть не полила целую клумбу редчайших растений смертельным для них ядом, и лишь в последний момент её остановили. Однако, как бы бесконечно долго не тянулись уроки, в конце концов, наступил долгожданный вечер. Левеск с трудом могла усидеть на месте, так ей хотелось поскорее увидеть Фрэнка. И, конечно, Аннабет и Перси. Ей хотелось расспросить их о том, как прошло вводное занятие, посвященное трансгрессии, но по правде, сколько бы любопытства не вызывала магия, гораздо больше она соскучилась по своему парню. Хотя они не виделись лишь полдня, только проведя почти все каникулы рядом, она поняла, как ей не хватало общения с ним за те месяцы учёбы в Хогвартсе, что они провели на разных факультетах. Двери главного зала, где проходил урок пространственного перемещения, распахнулись, но только лишь для того, чтобы впустить всех остальных учеников на ужин, и расспросы пришлось отложить. - Первый день учёбы и уже столько задано! – застонала Пайпер, опустив голову на стол и подложив под щёку руку. В пальцах свободной ладони она лениво крутила вилку, почти не притрагиваясь к еде. - Ты просто отвыкла, - улыбнулась Астория, сидевшая за обеденным столом напротив полубогинь, - там ничего сложного. Несколько упражнений для практики и эссе по пройденному в прошлом месяце материалу. - Ещё и эссе?! Хейзел, а давай ты окутаешь меня туманом так, чтобы преподаватели не замечали и не спрашивали меня всю неделю? – Маклин с надеждой посмотрела на младшую подругу. - Это ведь шутка, правда? – не повелась ученица Гекаты. - К сожалению, да, - печально вздохнула дочь богини любви, - ладно, у меня всё равно нет аппетита, так что если ты закончила, Астория, мы можем пойти в комнату и готовить уроки. - Подожди, Пайпер, - Левеск схватила за рукав мантии уже вставшую девушку с вплетёнными в волосы перьями, - ты забыла, что мы сейчас собираемся все вместе? У нас итак не получилось обсудить всё прошлой ночью и сегодня после обеда; Уилл ждёт уже целый день. - Точно! – глаза дочери Афродиты потемнели, став густого синего цвета, - всем пора по своим делам. Как же всё не вовремя! Неожиданно в помещении, в котором полубоги назначили очередной сбор, снова собралась целая толпа, и американки со знаками отличия Слизерина еле протиснулись к центру маленького помещения, чтобы узнать из первых рук о происходящем. Как оказалось, дело снова было в экскурсии – желающие быть включенными в список выбрали именно этот момент, чтобы отметиться. Аннабет и Гермиона в два голоса ворчали, что их не назначали ответственными за это мероприятие, так что обращаться следует к другим, но добросовестно вносили данные каждого волшебника в свитки, пока Джексон и Чжан регулировали потоки учеников. Хейзел и Пайпер переглянулись и забрались на подоконник, потеснившись, когда к ним присоединилась Астория, и пережидая внеплановое «паломничество». - Уилл, прости за ожидание, - Перси поспешил позвать целителя и закрыть дверь за последним ушедшим магом. - Давайте не тратить драгоценное время, - привлекла всеобщее внимание Чейз, - Думаю, всех нас интересует, как так получилось, что Уилл и Лира оказались знакомы, хотя и жили в разных мирах. Или, возможно, мы что-то не так понимаем, но наш дорогой друг должен расставить всё по своим местам. - Что ж, - Солас неловко потёр шею, когда на нём скрестились взгляды всех присутствующих, - раньше я жил с мамой. И… боги, я даже не знаю с чего начать, хотя столько думал об этом! - Ты уже начал, продолжай! – поторопили его со всех сторон. - Что ж… - повторил целитель, - я попробую всё передать в том порядке, в котором узнавал правду сам, хорошо? Так. Моя мама*1, Элейн Парри, в девичестве Солас, была певицей в стиле альт-кантри, и выступала под псевдонимом Наоми Солас. Её дом был в Остине, но ей доводилось бывать на гастролях в разных странах. И однажды в Англии она встретила Джона Парри, по официальным данным полярного исследователя и будущего мужа, моего папу. В течение первых месяцев моей жизни, отец отправился в экспедицию в Арктику на Нуньятакские раскопки, после чего так и не вернулся. Я жил в Винчестере с матерью, которая страдала от проблем с психическим здоровьем. И свое детство я провёл, ухаживая за ней. Во время приключений у меня появилась версия на счёт её болезни. – Парень несколько раз вздохнул, взъерошил светлые волосы, – мама, правда, была не совсем обычным человеком. Думаю, её способности близки к дару видеть сквозь туман. Кажется, она могла видеть призраков – чудовищ из другого мира, единственная из всех моих знакомых; мне приходилось скрывать эту… её особенность. И ещё мне кажется, она искренне считала моего отца Джона Парри, всего лишь полярным исследователем, хотя и могла видеть, что простым смертным он не был, а Аполлон не думал, что подобная интрижка может привести к моему появлению на свет… - Ну, мы слышали о многих легендах, когда боги принимали всевозможные формы, чтобы сблизиться со смертными. - Давайте опустим эту тему. – Солас смущенно отвернулся, - мне бы не хотелось думать об Аполлоне хуже, чем сейчас. - Прости, Уилл, что вмешиваюсь, но что это за Нуньякские раскопки? С чем они были связаны? – спросила Чейз, поняв, что растерявшийся парень не знал, как вернуть разговор в изначальное русло. - Нуньятакские, - поправил целитель, бросив блондинке благодарный взгляд. – Согласно официальной легенде Джон Парри искал пыль, проходы в другие миры. И я, кажется, забыл уточнить небольшую деталь, что и раскопки, и мой Винчестер находятся в другом мире. – Юноша сглотнул, выждал несколько мгновений, не решаясь посмотреть на друзей, - вы не собираетесь отчитать меня, что это вовсе немаленькая деталь..? - Мы не будем вмешиваться в твой рассказ, только продолжай, - улыбнулась Пайпер, а Перси похлопал целителя по плечу. - Хорошо, - с облегчением выдохнул блондин. – В той вселенной, где я родился, Джон Парри был тесно связан с поисками других миров, но он пропал, оставив после себя лишь письма, которые он отправлял моей маме. Так что однажды, когда мне было двенадцать лет, заинтересованные деятельностью человека, считавшегося моим отцом, агенты попытались заполучить эту информацию, и я случайно убил одного из них. Мне пришлось спрятать маму, поручив оберегать её своему бывшему учителю фортепиано, а самому бежать в Оксфорд, где я нашел окно в другой мир, который, как я узнал позже, назывался Читтагацце. Именно там я впервые встретил Лиру Белакву, также попавшую туда из ещё одного мира. А дальше… дальше были приключения. Думаю, их пересказ займёт слишком много времени. И я ни на одну секунду не задумывался, что мой отец не просто пропавший без вести исследователь. Кстати, помимо алетиометра у нас был ещё один волшебный предмет – Эзахеттр – чудесный нож, способный разрезать всё, что угодно. Например, смертоносных призраков, обитавших в мире Читтагацце, или грани между мирами. Мы путешествовали именно благодаря этому оружию, способному прорезать окна между вселенными. - Мне кажется, что по некоторым свойствам, Эзахеттр напоминает ваши небесную бронзу или имперское золото, но я могу ошибаться, - добавила Лира, - думаю, во всех этих сплавах заложена одна идея – разрезать связи между частицами пыли. Насколько нам известно, все окна между мирами были открыты либо с помощью Эзахеттра, либо огромным выбросом энергии, например, мой… - Лира на миг замялась, - папа устроил особый взрыв, чтобы попасть в другое измерение. - А где сейчас клинок? – поинтересовался Фрэнк. – Почему вы не открыли с его помощью новое окно? - Окончательно уничтожен. На этот раз без возможности восстановления. - И поверьте, это к лучшему, - добавила Лира. - Тогда с устройством ножа мы разберёмся позже, - Аннабет переводила пытливый взгляд с парня на девушку, - почему вы оказались в разных мирах? Вряд ли вы расстались по собственной воле… Но если не хотите, можете ничего не объяснять. Хейзел, знавшая о глубоких чувствах Белаквы к парню, испытывала некоторое смущение, что они выспрашивали подробности, которые могли касаться только этих двоих. Так что она с удовольствием ухватилась за последнее предложение Чейз и развила мысль: - Да, например, можешь рассказать сталкивались ли вы с другими путешественниками по мирам? - Однажды ночью в мире Лиры я отошёл далеко от лагеря и встретил таинственного человека, который как я понял, был шаманом, также пришедшим из моей родной вселенной. Правда, спросить я ничего не успел. Спустя несколько мгновений он был убит отвергнутой им ведьмой. - Ой. – Левеск почувствовала, как запылали её щёки. - В частности именно благодаря этому человеку, мы узнали, что никто не может находиться вдали от родного мира слишком долго, и оставаться живым и здоровым. Тот шаман был болен и фактически при смерти, так как провёл в чужом мире долгие двенадцать лет. - То есть, если человек хочет жить в иной вселенной, ему всё равно придётся возвращаться на родину раз в несколько лет? – уточнила Пайпер. - Приблизительно так. - Но если ты родом из другого мира, как же оказался здесь? – полюбопытствовал Перси. Этот вопрос занимал и всех остальных, гораздо больше, чем свойства ножа, так что ребята сразу притихли. - Когда я вернулся в родной мир, к своей маме, мне во многом стала помогать Мэри. Это наш учёный друг. Главное, что, несмотря на возвращение домой, мне отчего-то становилось плохо. Мэри первой отметила моё незначительное ухудшение самочувствия, но я списал всё на… на то, что моя тоска по Лире и Пану притупляла все остальные позитивные чувства; что я всего лишь слишком скучаю по самым близким. И я не сразу по-настоящему задумался о природе своих ощущений. А затем однажды передо мной буквально появился странный мужчина. Ещё более странный, нежели шаман, ангел, крошечный кавалер, седлавший стрекозу, или все остальные, кого мне довелось встретить за время странствий. Уилл настолько красочно передал дальнейшие событрия, что Хейзел показалось, что она всё это видела собственными глазами. «- Ты где был, Уилл?!?! Я тебя обыскался!!! - Простите, мы знакомы? - парень напрягся, готовый бежать. - В некоторой степени. Тебе пора срочно отправляться домой, все сроки итак уже вышли! – и он схватил Уилла за руку. Резко стало невыносимо жарко, возможность двигаться пропала, Кирджава, прятавшаяся в кустах, рухнула на землю с болезненным воплем. А через мгновение всё вокруг сжалось с головокружительной скоростью, словно он оказался в центре пылающего ядра. Сквозь гул огненного света слышались смазанные звуки скрипа, стокота копыт, рёва ветра. И неожиданно пейзаж вокруг разительно изменился. Тогда парень даже не мог представить, что это его перенесли в другой мир. Он резко стал задыхаться от того, что его деймон снова оказался невероятно далеко от него. Но он уже однажды пережил подобное, хотя даже посещение мира мёртвых не ощущалось так же, как это место. - Эй!? А где… сейчас! – мужчина в ослепительной вспышке света пропал, а вновь появился вместе с обессиленной Кирджавой, счастливо прижавшейся к груди парня. – Когда она стала такой? Что вообще произошло?! Уилл не торопился отвечать, он восстанавливал дыхание и осматривался по сторонам, отмечая странное узнавание удивительного пейзажа. Юноша с деймоном-кошкой находился в здании с множеством изящных колонн и заполненном музыкальными инструментами самого причудливого вида. Он приподнялся и вытянул шею, чтобы рассмотреть пейзаж, видневшийся между колоннами, и тут же почувствовал, как у него перехватило дух. Определенно ему открылось одно из самых удивительных зрелищ: ниже склон горы был усыпан множеством дворцов, перед входом в них высились портики с такими же белыми колоннами, золоченные террасы и бронзовые жаровни, горевшие тысячами огней. Призрачные висячие сады изобиловали оливами и розами, всюду буйствовало красочное разноцветье, но ещё ниже, за толщей облаков, расстилался ещё более удивительный город, не похожий не на что из виденного им раннее. Сотни огромных каменных столпов, словно подпиравших небо, в которых смутно угадывались людские дома, а между ними текли живые реки. С высоты птичьего полёта невозможно было рассмотреть далёкую землю, но чутьё подсказывало Уиллу, что там, внизу, сотни людей двигались во всевозможных направлениях, создавая видимость потоков текущего песка. Он не встречал ничего подобного в сознательной жизни, но отчего-то всё это казалось странно знакомым, а не чуждым. - Я уже был здесь? – предположил он, ни к кому конкретно не обращаясь. - Несколько раз. Человек не может жить долго вдали от родного мира без тяжёлых последствий для себя, не больше нескольких лет. А дитя сразу двух миров нуждается в контакте с обоими домами даже чаще, так что я помогал тебе переправиться сюда, когда приходило время. Подыши ещё полчасика и можно обратно. - Как называется этот мир, и кто ты? – Уилл поглаживал своего деймона, с любопытством озиравшегося по сторонам, но крепко вцепившегося когтями в одежду парня. - То есть больше ничего удивления не вызывает? Раньше ты сначала всегда отрицал подобную возможность, – взгляд незнакомца стал оценивающим, - где ты всё же пропадал так долго? - Ввязался в небольшую войну и путешествовал по вселенной, - Уилл в ответ окинул собеседника изучающим взглядом. - Видимо, твоя сложная природа доставит тебе ещё массу неприятностей, - также пристально смотрел на него мужчина, - конкретно в данный момент ты находишься на Олимпе. А я – бог Аполлон, покровитель искусств и твой настоящий отец». - Он прямо так и сказал? – рассмеялся Перси, уничтожая созданную целителем атмосферу загадочности и торжественности. - И ты всё это скрыл от всего лагеря?!? – в свою очередь возмутился Фрэнк, наигранно строго скрестив руки. - Тайны такими и должны быть. – Внезапно ответила Аннабет. - Как будто ты скрываешь крайне важную информацию от друзей, - вступила Пайпер, миролюбиво улыбнувшись нервничающему Соласу. - Всё должно случиться в свой срок, если в этом будет необходимость, даже если это значит, что нужно будет удержать дорогих людей в стороне от правды, - спокойно возразила Чейз. - Например, разве Хейзел, попав в лагерь Юпитера, стала направо и налево кричать о своём прошлом и в том числе возвращении из царства отца? Надеюсь, я тебя не задела этими словами..? - Всё отлично. - Или Лео разве не сохранил в секрете своё пребывание на острове Калипсо? Пусть мы и догадывались обо всём. Сам факт того, что греческий и римский лагерь столько времени держали порознь. – Чейз сделала многозначительную паузу, - есть вещи, которые мы оставляем в секрете даже от самых близких, потому что этот секрет нам не принадлежит, так что мы и не вправе его разглашать. Им нечего было сказать на этот счёт. Хейзел отчего-то показалось, что Аннабет также имела в виду себя саму, что таким своеобразным образом она оправдывается за какие-то тайны перед ними. Прежде чем дочь Плутона всерьёз обдумала эту мысль, Перси решил разбавить обстановку: - А где Кот? - Вообще-то кошка, - поправил Уилл. Окинув парней недоуменным взглядом, Хейзел посмотрела на сидящего на её коленях Злата. - Кирджава!!! – закричал Пантелеймон, даже подпрыгнув и чуть не свалившись со шкафа. - Да, да! Кирджава! Она будет здесь только к утру. - А кто это? – нахмурился Фрэнк, - ты упоминал это животное во время рассказа, но я не совсем понял... - Мой деймон, - неожиданно Уилл расхохотался и долго не мог взять себя в руки, - простите! Просто… я открыл столько всего, но забыл рассказать вам о своём деймоне! Что у меня, как и у Лиры часть души воплотилась в животное! Оказывается, мне ещё столько нужно объяснить! - Давайте отложим всё на потом, нам скоро уже идти на зарядку, а потом на занятия. А ведь за домашнее задание никто не садился, - Аннабет определенно высказала здравую мысль. На горизонте действительно забрезжил солнечный свет. - Подожди, ещё секунду, ты ведь по-настоящему навещаешь свою маму, верно? - поспешила задать свой вопрос Хейзел. - Да, хоть и нечасто. - Значит… ты всё ещё перемещаешься между мирами..? – тут же уловила мысль Маклин. - Не совсем. Меня буквально притягивает в мир, где я вырос, а потом выбрасывает обратно сюда. Иногда отец помогает пережить эти никак не планируемые путешествия. - Но если ты сейчас здесь самый что ни на есть настоящий, значит, боги могут перемещаться между мирами? – Лира прижала сцепленные в замок ладони к вздымающейся груди, - Аполлон может перемещать и других людей тоже? – в её взгляде сияла неугасимая надежда. - Сложно сказать, - из голоса Соласа исчезли почти все эмоции, и дальше он говорил, словно заученные роботом слова. - Отчасти, мой родной мир – этот. Я сам – полубог, так что меня притянуло сюда, и выбрасывает постоянно на сам Олимп. И я не уверен, что боги снизойдут до того, чтобы переместить кого-то другого. Разве что… - по нечитаемому взгляду Уилла Хейзел поняла, как много он об этом размышлял и сколько искал в этом наборе слов какую-то лазейку, - разве что полубогов из других реальностей, которые также оказываются на грани. - Но я – не ты. Во мне нет божественной крови, - сникла Сирин, её голос снова стал совершенно обреченным. Левеск отчаянно переводила взгляд со своей подруги на целителя и обратно. Она всё ждала, что сейчас один из них радостно подскочит, придумав блестящую идею, как им вновь оказаться по-настоящему рядом, ведь они уже были опытными путешественниками по мирам, и не могли смириться с подобным положением дел. Не теперь, когда они способны увидеть друг друга. Разве можно довольствоваться такой малостью? Быть лишь полупризраком, наблюдающим за жизнью близких со стороны, но не имеющим шанса стать частью действа. Дочь Плутона так хотела им помочь! Белаква смотрела прямо в глаза своему возлюбленному, и всё её тело выражало страшную муку и тоску. Она была так близко, но так же далеко. И не было ни малейшей возможности, что когда-нибудь она сможет хотя бы просто коснуться парня, которого безнадежно любила. Ученица Гекаты еле сдерживала слёзы бессилия, но в мире Лиры не было иного способа перемещения, кроме того неполноценного, которым она пользовалась сейчас. А способ Уилла не годился для не-полубога, даже если бы удалось привлечь на их сторону олимпийцев. - Трансгрессия. – С губ Хейзел это слово слетело совершенно случайно. - Что? – тут же повернулись к ней остальные. - Нет… ничего… я подумала, - дочь Плутона начала волноваться из-за пристального внимания, и почувствовала, как к ней потянулись все близлежащие драгоценности, назойливым шёпотом мелькая на границах её восприятия. - Боги могут как-то перемещаться между мирами, они состоят из пыли на треть и вообще способны находиться в нескольких местах одновременно, так что их таланты не подлежат обсуждению. Но волшебники, даже родившиеся в семье смертных маглов, способны освоить перемещения по миру. И делать это мгновенно. Так как же вообще устроена трансгрессия? Этот вопрос мог бы стать риторическим и породить очередную гулкую тишину; если бы Аннабет неожиданно не начала барабанить пальцами по столу и невнятно не забормотала, словно в продолжение мыслям Левеск: - Есть шанс, что её свойства завязаны на пыли, но если любой маг может после долгого и кропотливого обучения перемещаться в доли секунды на огромные расстояния и при этом переносить с собой других, возможно, этот процесс по структуре гораздо сложнее. - И если только мы сможем в этом разобраться и освоить, то трансгрессия может существенно расширить наши возможности. Конечно, всё это было лишь домыслами. Пока. Но у них также было время и возможности разобраться в устройстве этих перемещений. Сейчас они только начали знакомиться с этим новым видом колдовства, и возможно, пусть это крошечный шанс, но вдруг благодаря трансгрессии они смогут преодолеть границы миров? *** В спальню они пришли незадолго до рассвета. И хотя Хейзел сильно вымоталась, и всё её тело сковала усталость, она понимала, что уснуть не сможет. Слишком много мыслей в голове и тревог на сердце. Но она всё равно легла и долго ворочалась, надеясь, что измученный организм возьмёт своё, что изнеможение перевесит, дав ей несколько часов забытья. Прижавшись к своей хозяйке, Злат щедро дарил ей своё тепло и дробно мурчал, словно стараясь убаюкать. Но Морфей не желал раскрыть для неё своё царство. Когда дочь Плутона уже собиралась встать, она услышала обреченный вздох и шелест с соседней кровати. Видимо, Лира испытывала тоже самое и не выдержала весь этот водоворот чувств. Пантелеймон бесшумно спрыгнул на пол, и его коготки лёгким царапаньем обозначили его перемещение; куница запрыгнула на подоконник и замерла рядом с Сирин. Ученица Гекаты села, отбросила одеяло и спустила ноги, тут же зябко поджав их. Идти по холодной поверхности не хотелось, неторопливо в полном молчании Левеск натянула тёплые гольфы, зная, что за ней наблюдали две пары глаз. Укутанная в огромное одеяло, которое превращало её силуэт в округлое облако и волочилось за ней следом, Хейзел приблизилась к подруге. - Только лохматая голова и видна, - коротко рассмеялась Белаква, протянув руку и ещё больше растрепав взъерошенные кудрявые пряди. - Зато тепло. И уютно. – Лениво зевнула златоглазая. - Нахохлившийся воробей, - Лира смотрела на неподвижную тёмную толщу воды за стеклом, навевавшую сотни образов и мыслей, вздрогнула и поспешно отвернулась от окна. Но на что ещё можно было смотреть в их спальне? На портреты великих магов прошлого, чьи кости давно гнили в могилах? Левеск потерянно огляделась и глубже зарылась в пуховое одеяло, желая спрятаться от реальности на несколько мгновений. Но она не могла оставить Лиру наедине лишь с собственным сердцем, напоминавшим переполненную чашу, в которую кто-то продолжал выливать все попадающиеся под руку жидкости, не замечая, насколько взрывоопасный коктейль получился. - Мы можем прогуляться, - предложила хозяйка Ориона, - свежий воздух пойдёт на пользу, - поколебавшись, она тише добавила, - нам обеим. - Уилл – сын Аполлона? – вдруг с надрывом спросила Сирин, резко обернувшись. Её деймон с вздыбленной шерстью замер около её ног. - Да. – Левеск чувствовала, что не может сглотнуть, но заставила себя продолжить, - он – дитя двух миров, и его отец – это греческий бог всех искусств и покровитель творческих людей и муз; целитель и оракул; олицетворяющий солнце. - Прекрасно, - иномирянка сползла прямо на пол, обняв руками Пана, - и что мне теперь делать? – Белаква несколько раз шмыгнула носом, сдерживая порыв расплакаться и дожидаясь, пока дочь Плутона в пуховом облаке сядет напротив неё. – Хейзел, расскажи мне, пожалуйста, что значит – быть полубогом? - Я не могу ответить однозначно, - после долгой паузы вздохнула младшая девушка, - бывает, дети каких-нибудь младших богов проживают всю жизнь, так и не узнав о своей природе. - Это явно не наш случай, - губы её собеседницы дрогнули в еле заметной кривой улыбке. - Такие случаи единичны, это скорее исключение из правил. Обычно… обычно мифы не отпускают тебя. Бывает, полубоги становились видными политическими деятелями, музыкантами, знаменитыми и удивительными, но чаще не доживали даже до совершеннолетия. Знаешь, наверное, есть вещи, которые для всех одинаковы, независимо от того, поэт ты, воин, садовод или проклятое дитя, если ты полубог – тебя ждёт тяжёлая судьба и вечные кошмары. Даже бывает дочери Афродиты, интересующейся только нарядами и макияжем, не избежать внимания чудовищ и пугающих изматывающих сновидений. Часто по ночам мы узнаём гораздо больше, чем хотелось бы, а затем сталкиваемся с этими ужасами наяву. Наше происхождение как тиски, которые сжимают, проверяя на прочность, и не выпустят до самого конца. Даже в мирное время полубогу тяжело выжить без поддержки; быть вечно непонятым, гонимым и преследуемым жаждущими его крови монстрами; а за последние несколько лет мы столкнулись с масштабными войнами, угрожавшими всему миру. И после стольких битв даже самый слабый полукровка способен защищаться, так что, наверное, все мы воины, которым всю жизнь предначертано за эту жизнь сражаться. Только не подумай, что я жалуюсь; пессимистичные размышления получились. – Левеск провела несколько раз ногтями по полу, а затем улыбнулась, - было тяжело. Это правда. Только всё случившееся ещё больше сблизило нас, открыло самые тайные стороны и подчеркнуло красоту жизни. Хотя твой вопрос больше относился именно к Уиллу, верно? Он – целитель, и насколько мне известно, возглавил домик Аполлона после того… после того, как поочередно погибли предыдущие старосты. Я не знаю, что для него значили пережитые битвы, но могу сказать точно, он – важная часть лагеря, солнечный мальчик, который лечит раны. Как физические, так и душевные. А что значит быть полубогом для него, и как это влияет на его выбор будущего, тебе нужно спросить у него. - Думаешь? Я не знаю, что мне делать дальше. Мы нашли их с Кирджавой… но он уже не тот Уилл, которого мы знали, - Белаква крепче прижала к себе своего деймона. - Не тот? Разве ты стала меньше его любить? – осторожно спросила дочь Плутона, понимающе глядя на подругу, тут же вскинувшую на неё почти светящиеся в темноте бледно-голубые глаза. Конечно, они обе понимали, что если бы чувства иномирянки изменились, она бы не переживала так сильно. - Кажется, лишь ещё больше полюбила его. Если только такое возможно. Не знаю, чего я начала нести всякие глупости. - Ты просто испугалась… - Конечно! – неожиданно взвилась Лира. Спящие соседки девушек беспокойно поворочались, но не проснулись, и плечи застывших подруг расслабленно опустились. Чуть тише Белаква продолжила, - а тебе не стало бы страшно, если бы ты выяснила, что парень, которого ты любишь, принадлежит другому миру? Я даже не представляю, с чего начинать разговор с ним. Я пришла к нему, но нужна ли я? Ему итак сложно балансировать на грани нескольких миров, своим появлением я лишь добавила ему тревог и забот. Лучше бы он не видел меня! – Сирин окончательно сжалась в комочек, обхватив колени руками, так что даже Пан мог лишь заползти ей на плечи, чтобы быть достаточно близко. - Но ведь возможно мы освоим трансгрессию, и тогда ты сможешь быть рядом с ним по-настоящему! - А если это пустые надежды, Хейзел? Если не получится? Мы даже не знаем, как переместиться в соседнюю комнату, а размышляем о скачках между мирами! Вряд ли всё так просто. И сколько боли тогда выпадет на нашу долю… - Надежда даёт силы. И даже если все вокруг будут говорить, что вы исчерпали все возможности, и никогда не сможете преодолеть разделившие вас границы вселенных, ты должна продолжать верить, слышишь? Если ты сдашься – ты ничего не достигнешь. И не забывай, мы знаем точно, что боги как-то умеют достигать любой точки любого мира, так что они могут подсказать нам что-нибудь, если у нас ничего не получится. - Если бы нужно было лишь один раз попасть в чужой мир! Но нет, мы не можем навсегда покидать родной дом. И если я окажусь рядом с Уиллом, мне нужно будет найти также способ, чтобы периодически жить в своём мире. - Сложно, - согласно вздохнула Левеск, - и всё же ты справишься. Хейзел поморщилась, когда на её лицо упал щекочущий солнечный луч. Свет был приглушенным и еле заметным, пробиваясь сквозь бесконечную толщу воды замёрзшего озера, и всё же на мгновение это сияние пронзило льдистую жидкость, врываясь в полумрак, охвативший слизеринскую спальню. Темнее всего перед рассветом. И какими бы жуткими не были демоны ночных дум и кошмаров, они отступали, превращаясь в пепельную дымку и оставляя после себя тревожный туман в сердце, который с шипением прожигали очищающие лучи яркого светила. - Знаешь, когда мы с Уиллом встретились и потом пережили все те приключения, я не заметила в нём проявлений божественного ихора. Конечно, он был потрясающим… но не как полубог. Ты понимаешь, что я имею в виду. - Вообще, наша кровь обычно проявляет себя как раз к двенадцати годам. Некоторые всю жизнь знают, что они не такие, как окружающие дети, а кто-то даже позднее попадает в лагеря к другим полубогам. Перси, например, даже не подозревал, что его отец – Посейдон, в то время как Джейсон вырос в лагере Юпитера среди легионеров. У всех разные судьбы. Так что Уилл мог быть почти обычным, когда вы встретились впервые. - Героями не рождаются, - процитировала Сирин, - что-то вроде этого? - Да! – сбрасывая напряжение, рассмеялась дочь Плутона. Что ж, пришло время и ей гнать прочь своих демонов. *** Как нельзя кстати, в одну из следующих ночей призраки обнаружили следы монстров, сбежавших во время битв за Хогвартс, и полубоги с первыми лучами солнца отправились выслеживать чудовищ. Битва среди заснеженной чащи никого из них не прельщала, но они считали своим долгом обезопасить школу и учеников, так что никто не сказал ни слова, когда им пришлось продираться сквозь заросли и прокладывать путь среди сугробов. Присоединившаяся к ним Астория хмурилась, стиснула зубы, нервно сжимая рукоять меча, но также целеустремлённо продвигалась следом за полубогами. Из под тёплой шапки торчали короткие тёмные пряди, а в тёмно-синих глазах можно было различить огонь почти торжества. Она была очень горда тем, что ей позволили присоединиться к реальному сражению. Левеск очень хотела бы разделить её чувства, и с таким же нетерпением ожидать битвы, но сковывающая движения верхняя одежда и мешающий даже просто ровно стоять снег давали понять, что бой будет не из лёгких. И в самом деле, стремительно уклоняясь от вражеских атак, полубоги не раз оказывались на крайне скользких участках и чудом избегали смерти, когда падали на ледяной настил. Всё же сражение было выиграно, хотя и никакой новой информации им раздобыть не удалось. А через несколько часов дочь Плутона обнаружила пропажу нескольких учеников змеиного дома. К счастью, когда она, близкая к панике, мчалась по коридорам, настороженно ожидая нападения, ей встретилась Пайпер. - Не стоит переживать и поднимать шум! – Маклин быстро огляделась по сторонам, - идём! – она потянула подругу за руку в сторону тихого уголка. - Ты знаешь, что с ними случилось? - Всё в порядке, нападения на школу никак не связаны с отъездом и временным отстранением этих провинившихся глупцов, - глаза дочери Афродиты снова отливали яростным красным цветом. - Они провинились..? Я надеюсь… - от страшной мысли у ученицы Гекаты заледенела кровь в жилах, - они ведь не были предателями, правда?! - Нет-нет! Несколько слизеринцев совершили ужасный поступок по отношению к одной девушке, так что их отправили на перевоспитание. Младшая полубогиня нахмурилась. Эти фразы почти ничего не объясняли, лишь порождали ещё больше мыслей и вопросов. Только что-то подсказывало ей, что не стоит и дальше углубляться в чужие личные дела, главное, что с монстрами они разобрались, и на время воцарился мир. *** Дни пролетали незаметно. Из Министерства Магии снова прибыл специальный инструктор, и вечером для старшекурссников, записавшихся на курс трансгрессии состоялось очередное занятие. Хейзел вся изнывала от любопытства, но в силу возрастных ограничений не имела возможности посетить столь интригующий урок, на котором могла решиться судьба нескольких людей. Они с Лирой ходили по спальне, как два неприкаянных призрака, изрядно раздражая своих соседок, которые готовили домашнее задание, но не могли остановиться, ужасно нервничая. Левеск несколько раз глубоко вздыхала, старалась взять себя в руки и даже заговорить с подругой, чтобы поддержать и успокоить дрожащую Сирин, но не находила в себе сил, чтобы произнести хотя бы звук. Она смотрела на притихшего Пана, хвост которого беспокойно подрагивал и метался из стороны в сторону, но его глаза были закрыты, и он молчаливо прятал мордочку в сгибе шеи своей хозяйки. И видя, что обычно более смелый и разговорчивый деймон Лиры притих, Хейзел не могла вторгаться в личное пространство иномирянки. Осколок её души в виде лесной куницы очень чётко отображал её внутреннее состояние и душевные терзания, а у дочери Плутона не было таких слов, которые могли вывести её из тревог, не внушая ложных надежд выше тех, которые уже тлели в сердце Белаквы. В конце концов, полубогиня почувствовала, что у неё уже тоже сдают нервы, и снедаемая в равной степени беспокойством и любопытством она под неодобрительными взглядами волшебниц покинула комнату, воздух которой пропитался тёмной дымкой смятения и боли. К сожалению, все полукровки за исключением ушедшей на прогулку Пайпер были заняты, разбираясь в пространственных перемещениях, так что девушке ничего не оставалось, кроме как обойти по кругу школу и в итоге на четвертом этаже остановиться напротив входа в библиотеку. Высокие стеллажи, взымающие к самому потолку, мягкий приглушённый свет, особый запах, присущий старому папирусу и дереву, и единственный звук – шелест множества страниц. Хейзел сразу ощутила, как растворилась нервозность, уступив место безмолвному восхищению перед величием древних книг и хранящихся в них знаниями. Её губы против воли растянулись в спокойной умиротворённой улыбке. В такие моменты она понимала, почему дочь Афины так любила это место, не слишком внешне отличавшееся от любой другой библиотеки. Левеск прошлась между стеллажами, дрожащими пальцами касаясь полок и корешков старых, потрепанных фолиантов и почти сверкавших новых изданий. А затем ей на глаза попался свернувшийся клубочком котёнок, сопевший на одной из верхних полок между книг. Злат приоткрыл один хитрый глаз и снова спрятал мордочку под лапкой. Порой его владелица всерьёз начинала задумываться о том, насколько простым или же волшебным был этот сообразительный зверёк, вечно сонный, по-детски капризный, самовлюбленный и за полгода совершенно не изменившийся. Действительно ли он был всего лишь любопытным котёнком или представителем какой-то необычной породы? Животное отвечать не собиралось, показательно игнорируя хозяйку, и лишь протестующе мяукнув, когда девушка попыталась снять его со шкафа. Как оказалось подушкой для сна ему служило немного потрепанное издание, в которое он чуть не вцепился когтями, привлекая внимание хозяйки к литературе. Хейзел ни капли не верила, что смышлёный Злат, конечно, совершенно случайно сбежал из комнаты и оказался именно рядом с книгой, посвященной трансгрессии. Это был не учебник и даже не учебное пособие, так как подобная литература была доступна только студентам двух последних курсов, и всё же вызывало острый интерес. Золотисто-чёрное животное удовлетворенно устроилось на руках Левеск и всем своим видом продемонстрировало готовность к дальнейшему сну. Фыркнув и покачав головой, дочь бога подземного царства с удовольствием устроилась в мягком кресле, закусила губу и с предвкушением углубилась в найденный экземпляр. - Что, трансгрессией интересуешься? – вторгся в сознание дочери Плутона знакомый мальчишеский голос, - не спеши. У нас всё ещё впереди. – В расположившихся около неё ребятах девушка легко узнала магов из змеиного дома, ведь она училась с ними в одном классе уже несколько месяцев. - Ты – талантливая волшебница, так что когда придёт время, будешь одной из лучших. Ой, то есть, ты же не волшебница… Но… у тебя удивительный потенциал. - Правда? - Конечно, - неожиданно поддержала одногруппника другая колдунья с зелёным галстуком, - очень здорово, что ты учишься с нами. Уверена, на пятом курсе ты окажешь всем нам неоценимую помощь в подготовке к экзаменам. - Эмм, - вдруг смутился слизеринец, - ты же останешься в школе, когда минует угроза нападений? - Конечно! – ответила снова их одногруппница, а затем, нервно собирая книги, вскинула повыше подбородок, - было бы ужасным расточительством, если бы ты отказалась от своих чар! Ясно? Дело в твоих способностях, а вовсе не в том, что ты всем нам нравишься! – взмахнув волосами, колдунья подхватила литературу и поспешно убежала. - И снова менять состав команды по квиддичу не хотелось бы, - со смущённой улыбкой добавил парень, проводив ведьму взглядом. Хейзел не знала, как отреагировать на их слова, опустила глаза и вздрогнула от неожиданности, когда слизеринец положил руку ей на плечо, - я просто хочу, чтобы ты знала – ты теперь тоже змейка. Как и Пайпер, конечно. И вы можете рассчитывать на нашу помощь, даже когда покинете школу. Хейзел робко улыбнулась и благодарно накрыла ладонь парня своей, чувствуя, что у неё подступают слёзы к глазам. С небывалым облегчением она закрыла книгу и отложила её в сторону, расслабленно выдыхая, но в тоже время нервно вцепившись в ткань колдовской мантии. Уже через минуту она покинула библиотеку. После такого разговора в растревоженных чувствах Хейзел торопливо направилась на поиски Аннабет и Перси. Исходя из времени, первое занятие по трансгрессии уже должно было закончиться, и можно было расспросить ребят об их впечатлениях. А ещё девушке очень нужен был совет кого-то старшего, более опытного, кто уже мог столкнуться с теми же проблемами, которые встали сейчас на пути сестры Нико. И первым пунктом в списке мест, где сейчас могла быть интересующая её парочка полубогов, конечно, стояла комната девушки в башне Равенкло. В их спальне только Луна среди множества рисунков на полу расчёсывала волосы, что-то высматривая на одной из собственных картин. Левеск уже хотела бесшумно растворится в собственном туннеле, который создала, чтобы попасть на территорию чужого факультета, когда чудная когтевранка неожиданно подозвала её, хотя не могла видеть: - Хейзел, рада встрече. – Лавгуд подняла голову от рисунков и повернулась к гостье. - Давай я тебя расчешу, – улыбнулась блондинка, забираясь на постель с ногами и подхватывая лежащую среди кисточек и карандашей жёлтую расчёску. Отказать этой светлой волшебнице было просто невозможно. Дочь Плутона села на краешек кровати, вверяя себя колдунье. И отмечая совершенно незначительные глупые детали, например, что среди рисунков очень много цвета и яркости, которые резко контрастировали с чёткими и выверенными эскизами Аннабет, или что расчёску ведьма держала в левой руке, хотя колдовала и писала правой, а в ушах у неё покачивались крупные клубнички, и сложно было поверить, что эти серёжки не настоящие ягоды. На стенах танцевали разноцветные блики. И вся спальня словно стала картинкой на обложке какого-то журнала; пронизанной светом и магией картинкой. А Левеск превратилась в случайного посетителя, перед которой приоткрылась завеса. Еле слышно сопела Силена, и скрипела дверца её клетки, гонимая ветром, вторгавшегося в комнату в крошечную щель приоткрытого окна. Волшебница что-то невнятно напевала, почти неуловимо проводя по пышным кудрям златоглазой девушки. - У вас всё в порядке? – вопрос Полумны оказался очень неожиданным и ученица Гекаты на какое-то время совсем растерялась. - Меня многое беспокоит, но мы все стараемся не унывать. - Я имела в виду тебя, Фрэнка и Джинни. - Что? – Хейзел удивилась и закинула голову, желая заглянуть в глаза собеседницы, чтобы лучше понять, о чём она говорит. – А, ты же учишься тоже на шестом курсе, а значит, видишь их на смежных с гриффиндором парах, верно? – Левеск немного сжалась, обхватила себя руками, но грустить рядом с неземной чародейкой было попросту невозможно. – Ты тоже думаешь, что ей нравится Фрэнк? - Джинни Уизли была и остаётся моей лучшей подругой, - спокойно произнесла Полумна, - они с Невиллом были моими самыми первыми друзьями. И хотя мы стали меньше общаться, мы очень хорошо знаем друг друга и по-прежнему доверяем секреты. Не против косички? Я вплету золотую ленту, думаю, тебе очень пойдёт. - Хорошо, - не шевельнулась полубогиня, боясь того, что может услышать. - Мне всегда казалось, что душа Джинни, как открытая книга, хотя не знаю, многие ли согласились бы со мной. И сейчас её чувства очевидны, только Джинни - замечательный человек и друг, честно! Так что не переживай, ей тоже сейчас очень сложно, но она справится со своими эмоциями и продолжит вам помогать несмотря ни на что. Возможно, это поверхностная оценка, но все волшебники, хоть немного узнавшие вас, верят, что отношения полубогов гораздо крепче, чем самые несокрушимые горы. Что скажешь? Дочь Плутона вздрогнула, и тут же поняла, что вопрос относился к причёске. Она коснулась пышного банта, напомнившего ей почему-то звезду. - Это прекрасно. Спасибо. - Рада стараться. – Мгновение неземная чародейка в тишине разглядывала младшую собеседницу. - Может, спросишь меня? - поинтересовалась Лавгуд, и в её светло-серых и бесконечно глубоких, как бескрайнее небо над заснеженными горными хребтами, глазах Хейзел увидела отражение всех своих невысказанных вопросов. Даже тех, которых она боялась так, что гнала прочь из головы. Однако в этот миг все сложности показались ей надуманными и незначительными, словно на пугавших её в темноте монстров упал солнечный свет. И слизеринка увидела, что её страхи оказались крошечными ночными мотыльками. - А ты ведь понимаешь гораздо больше, чем показываешь, - вдруг вырвалось у дочери Плутона. Конечно, она говорила с представительницей факультета мудрецов, которым не откажешь в уме или проницательности, только от остальных не ожидаешь такой чуткости и понимания чужих душ. - О чём ты? Я – самая обычная среднестатистическая когтевранка. - Обычная? Вряд ли бы тебя тогда называли за спиной полоумной. То есть… извини. - Меня это не обижает. – И в её открытом взгляде читалось, что она говорит совершенно искренне. Серёжки-клубнички качнулись, когда Лавгуд наклонила голову к плечу, и подчеркнули её доброжелательную улыбку. – Ты вряд ли пришла сюда ради того, чтобы я заплела тебе неаккуратную косу. Могу я чем-нибудь помочь? - Мне нравится причёска, она вовсе не кривая, - горячо возразила сестра Нико, - и я искала Аннабет и Перси. - Замечательно! Тебя проводить к ним или ты подождёшь ребят здесь? - Луна, я буду счастлива, если ты согласишься проводить меня. - С радостью! – лишь ещё шире улыбнулась чародейка с переливающимся хрустальным голосом. Беспорядочно сменялись коридоры, когда студентка Равенкло неожиданно меняла направление, и у Хейзел даже сложилось впечатление, что блондинка не имела представления, куда идти. Но неожиданно Лавгуд обрадованно подпрыгнула и скользнула в узкую щель между стенами. – Нашла! – их взору предстал симпатичный открытый балкончик, частично заваленный снегом, но местами расчищенный. Перси, полусидя, развалился прямо на припорошенном белым ковром полу, опираясь плечами на стену. В районе его талии покоилась голова спящей Аннабет, уютно устроившейся прямо на парне. И даже на взгляд родившейся в прошлом веке Хейзел это не выглядело интимно, лишь немного чувственно и нежно. Джексон тут же шикнул на подошедших девушек: - Тсс! Она почти не спала последнюю неделю. Сначала… все эти нападения, новые планы и стратегии; происшествие с Асторией, да ещё и трансгрессия, потом она нашла важную информацию, которая как-то может быть связана с Арахной, и потеряла голову, погрузившись в чтение. - Пусть хоть немного отдохнёт, - согласилась Лавгуд, сняв мантию и накинув на блондинку, вместо одеяла. Перси благодарно улыбнулся волшебнице. Хейзел хотелось бы узнать, что случилось с Гринграсс, но она сдержала своё неуместное любопытство. Так же, как не задавала лишних вопросов, когда колдунья с новой причёской и изменившимся взглядом пришла вместе с Пайпер и сражалась с чудовищами из древнегреческих мифов. Сестра Дафны определенно стала сильнее и увереннее, совсем иначе вкладываясь в каждую тренировку или даже настоящую битву. - Спасибо, Луна, – признательно кивнул Джексон. Некоторое время ребята, молча, наблюдали за кружащимися снежинками. - Тебя подождать, чтобы проводить обратно, или ты быстрее сама доберёшься по туннелям? – колдунья встала, отряхиваясь, и обратилась к Хейзел, видимо, собираясь покинуть полукровок, чтобы не мешать их разговорам. - Мне не хотелось бы тебя задерживать и тратить твоё время, - неуверенно произнесла Левеск. - Никаких проблем, как захочешь. Раз так, я пойду…да? Закончу изображение лукотруса верхом на саламандре. Слизеринка вздрогнула, представив себе хранителя дерева на хвостатом земноводном, но постеснялась спросить, почему именно это животное было выбрано в качестве скакуна. - Успехов… - Она имела в виду мистера Саламандера, - заговорщицки склонился к хозяйке Ориона парень, как только Лавгуд, напевая, покинула балкон. – Серьёзно. Она рисует гигантского лукотруса, сидящего на плечах Рольфа. И он до сих пор не считает её странной. Слизеринка прыснула, тут же приглушив смешок шарфом. Рассуждения о творчестве их неземной подруги могли разбавить даже самую тёмную атмосферу яркими вспышками, лёгкими, как брызги шампанского. Дочь Плутона села рядом с парой, притянув колени к груди и обхватив их руками. - Хотела о чём-то поговорить с Аннабет или спросить нас обоих? – шепнул Перси, - могу я чем-нибудь помочь? - Так, поинтересоваться о ваших планах… Что вы будете делать дальше? - Дальше? – Джексон задумался, его взгляд стал рассеянным, он рефлекторно поправил съехавшую на снег ладонь Аннабет, вернув её себе на живот. Легко погладил её кожу, выводя непонятные узоры. Левеск уже посчитала, что не дождётся ответа, когда брюнет с улыбкой посмотрел ей прямо в глаза, - дальше будем неприлично счастливыми. - Я серьёзно! – нахмурилась слизеринка. - Я тоже. Знаешь, сколько для этого нужно приложить усилий? – в его глазах сверкал насмешливый блеск, губы кривились в хитрой ухмылке. Через миг его выражение лица изменилось, – Думаю, я знаю, о чём ты сейчас переживаешь, так что позволь кое-что сказать. Где мы будем не так уж важно. Нас всех раскидало по разным уголкам земли, Джейсон, Талия, Кларисса, Стоуллы… у всех своё место, но когда мы нужны друг другу, мы придём на помощь, в чём бы она ни заключалась. Расстояние ничего не меняет, малышка, те, кто живут в нашем сердце, остаются с нами навсегда. И когда опасность минует школы магии, Охотницы продолжат свою охоту; Ла Ру и Крис отправятся в колледж, ведь Хирон пообещал решить их проблемы; и Джейсон продолжит заботиться о храмах по всему миру. Кати и другие выпустившиеся старосты начали новую жизнь в разных городах, это неизбежно, и всё же это не уничтожило нашу дружбу. Каждый человек ищет свой путь в жизни, также как птенцы покидают родные гнёзда, когда достаточно вырастают для этого. Только люди гораздо трепетнее сохраняют прежние связи. - Не ожидала такой речи от обладателя рыбьих мозгов, - подколола Левеск, благодарно улыбаясь парню, - значит, вы тоже будете искать своё место? - Мы уже нашли. – Смутился Перси. – Вот сейчас я на своём. И Аннабет тоже. А если она сдвинется на несколько метров, я верну её туда, где ей положено быть. – И демонстрируя свои слова, парень снова заботливо поправил ладонь спящей девушки, трепетно провел по запястью. У сестры Нико было так много вопросов и сомнений, которые теснились в её грудной клетке, не находя выхода. Она так беспокоилась о том, что становилась всё ближе к волшебному миру, и что думала о продолжении учёбы в Хогвартсе. О том, что её одноклассники считали её змейкой, и ей самой было очень уютно рядом с ними, что тоскуя по Фрэнку, Нико, друзьям, она всё же радовалась каждому мгновению, проведённому в школе магии. Она чувствовала, что в реальном мире смертных ей не было места, а лагерь Юпитера хоть и был всегда открыт для неё, оставался несколько чужим, и, наверное, она была бы очень рада вернуться туда снова, но уже когда будет готова. Когда станет цельной и перестанет бояться своего наследия. «Ты слишком загоняешься», - шепнул Перси. Он потянул за кудрявую прядь Хейзел, и девушка возмущенно вскрикнула. Аннабет что-то недовольно пробормотала, вздохнула, пошевелив плечом. И неожиданно Перси запел, успокаивающе придержав блондинку. Он безнадежно фальшивил в половине нот мелодии и, очевидно, не знал части слов, заменяя их бессмысленным мычанием, но всё же это подействовало на дочь Афины и невероятно впечатлило Хейзел. Левеск приглушенно хихикнула, сжала ладонями рот, но сдержаться было выше её сил. Перси напевал в качестве колыбельной что-то из популярной современной музыки, и это было более чем мило. Это и стало ответом на все её вопросы. У каждого было своё место. Но не всегда оно было привязано к какой-то конкретной точке в пространстве: помещению, зданию, городу, работе или деятельности. Своё место – это не только люди вокруг. Это гармония в душе. И Левеск нашла осколки этой гармонии во многих вещах – в школе и одноклассниках, магии и Тумане, семье-полубогах и Фрэнке. И всё это воплощало её жизнь. Ей не нужно было выбирать что-то одно. Быть полубогом означало принадлежать сразу нескольким мирам. Вот что главное, свойственное абсолютно всем. Полубог остаётся на распутье между Олимпом и миром смертных, также являясь частью каждого из них, и одновременно уравновешивая обе сущности в себе, балансируя на тонком канате над манящей пропастью. И если бы теперь её спросили, что значит быть полубогом, она бы с лёгкой улыбкой ответила – просто жить и оставаться собой. *** Благополучно завершились выходные и наступила новая неделя. Занятия были в самом разгаре. Хейзел не так уверено себя чувствовала на зельеварении, особенно, если одногруппники не помогали им с Лирой. Она не любила, когда им ставили смежные с другими факультетами пары – тогда змейки становились более закрытыми и неуправляемыми, гораздо неохотнее шли на контакты с кем бы то ни было. Но заклинания у профессора Флитвика были её любимым предметом. Ей легко давались самые разные чары, и почти никогда не бывало срывов, и даже полугоблин отмечал её успехи и уверенный прогресс, что ей немало льстило, но и также смущало. И всё же на очередном уроке она слишком ушла в себя и не внимательно слушала слова преподавателя, из-за чего на практике совершила небольшую ошибку. Вместо простого заклинания Левеск сотворила что-то совершенно неверное. К счастью, катастрофы удалось избежать. Декан Равенкло вовремя заметил проблему и с легкостью развеял чары девушки, молчаливо качая головой. Дочь Плутона вместо того, чтобы поработать над неудавшимся колдовством в очередной раз задумалась. В этот раз её мысли были сконцентрированы на волшебных атрибутах и на том, насколько мало усилий потребовалось учителю, чтобы остановить её заклинание. Ни одна из палочек полубогов в магическом мире не считалась особенно сильной, но все они оказались в нужных руках. У Аннабет и её двойной палочки была одинаково высокая скорость мышления, Пайпер понимала свою, как живое существо. Посох Фрэнка не требовал того же изящества в движениях, которое было необходимо любому другому волшебнику, а палочка Перси прекрасно соответствовала его духу. А у Хейзел? Возможно, у её палочки не было скрытых особенностей, зато сама полубогиня была одарена Гекатой. И ещё у неё была помощь от информации, которую они переводили с помощью ноутбука Дедала, и, наверное, именно поэтому им стало гораздо легче осваивать магию. - Мисс Левеск! Я попрошу вас немного внимательнее относиться к моим занятиям впредь! – профессор Флитвик стоял напротив девушки и смотрел на неё укоряющим взором, - надеюсь, мы поняли друг друга? - Конечно! – подскочила покрасневшая дочь Плутона, - простите меня, пожалуйста! Мне очень стыдно, что я так задумалась. - О чём же если не секрет? – оттаял преподаватель, в чьих глазах снова появилась благосклонность. - О скрытых свойствах волшебных палочек, - искренне призналась хозяйка Ориона, - мне хочется понять, как они устроены, и как влияет древесина на характер этого небольшого предмета. - Похвальное рвение! Если желаете, я выпишу вам том из запретной секции, посвящённый как раз этому вопросу. А вы, скажем к следующему месяцу или даже к марту, сделаем вам скидку на ваше происхождение и неопытность в этом вопросе, подготовите исследование, которое представите всему классу на одном из занятий. И, надеюсь, вы понимаете, что это ваше личное задание, и чрезмерная помощь, - полугоблин сделал особый акцент на этом слове, - не приветствуется. - Хорошо, профессор Флитвик, - села на своё место Хейзел, опустив голову. - А вы что остановились, мистер Смит? Тоже захотели дополнительное задание? - Нет-нет, профессор! - Тогда продолжаем! Из кабинета полубогиня вышла в несколько расстроенных чувствах, но тут же решила, что нужно смотреть на всё с положительной стороны – ей дадут специальную редкую книгу, которую она сможет изучать в течение долгого времени, а также у неё будет возможность глубже разобраться в интересовавшем её вопросе, так что причин горевать вроде и не было. - Хейзел! – внезапно с радостными криками к ней подскочила Лира, - забудь о случившемся! Лучше угадай, что мне передала Аннабет через Пана! - Не могу представить. - Они выбили мне разрешение присутствовать на занятиях для изучения трансгрессии! *** Конечно, Сирин нельзя было тренироваться и испытывать волшебные перемещения на практике, но как иномирянке, которой жизненно важно было понять, подходит ли ей такой способ, было сделано исключение. И Белаква поспешила воспользоваться новым правом и появиться на таком значимом для неё уроке. В свою очередь Хейзел с помощью своего дара тайно просочилась в главный зал, когда там уже началось занятие, и скромно присела в уголке позади всех студентов. Конечно, от полубогов ей не удалось скрыться; обернувшись, Перси хитро подмигнул ей, а Фрэнк широко улыбнулся и еле сдержал порыв подбежать и заключить слизеринку в медвежьи объятья. Главное, что преподаватель так и не заметил лишней участницы, которая для надежности всё же прикрылась туманом. - Повторяю ещё раз, трансгрессия — сложное магическое действие и для того, чтобы его использовать, требуется сдать экзамен и получить разрешение. – Вещал специальный инструктор из Министерства магии, ходя кругами перед студентами, - это способ перемещения волшебника на достаточно дальнее расстояние за считанные секунды. Для этого ему надо чётко представить место прибытия («нацеленность»), сконцентрироваться на желании туда попасть («настойчивость») и без суеты, спокойно крутануться на месте («неспешность»), мысленно нащупывая путь в ничто и переносясь в запланированную точку. - Профессор Двукрест, а как избежать расщепа? – спросил один из пуффендуйцев. - Наиболее частая ошибка новичков — так называемый «расщеп», когда та или иная часть тела остаётся на точке старта. Это происходит при недостаточной концентрации внимания. Некоторые волшебники предпочитают вообще не связываться с трансгрессией именно из-за таких вот её «сюрпризов». - Я знаю что это, - пробурчал студент из Хаффлпаффа, - как избежать-то расщепа? - Минус балл. Слушайте внимательнее! Ещё раз - расщеп происходит при недостаточной концентрации внимания, что, видимо, вам свойственно. Больше концентрируйтесь и избежите того, что вас так пугает! Итак, насколько мне стало известно некоторые из вас уже пользовалась самостоятельно столь сложным способом перемещения, хотя не то, что не получили разрешение, но даже не посещали толком моих занятий, не так ли? Что скажете, мисс Грейнджер? - Что не буду оправдываться, - вскинула подбородок гриффиндорка. - Вообще-то была война! – заступился за девушку Рон, - и с расщепом мы столкнулись всего разок. - Вас расщепило?! – с ужасом воскликнула волшебница, сидевшая от троицы неподалёку. Мгновенно весь зал оказался переполнен криками подростков, возбуждённо переговаривающихся и выпытывающих у знаменитого трио подробности. И занятие могло превратиться в балаган, если бы профессор Двукрест неожиданно не исчез и не появился прямо перед гриффиндорцами. - Как видите, запрет на перемещения в пределах этого зала уже был снят, так что рекомендую сосредоточиться каждому из вас и не упускать этой возможности. Впрочем, если вы желаете продолжить столь важное обсуждение, я могу уделить внимание исключительно нашим дорогим гостям и почётным ученикам, - специальный инструктор из Министерства Магии медленно кивнул на сидящих в первом ряду полубогов и Лиру, бдительно наблюдавших за магом и скрупулезно конспектируя почти каждое его слово, относящееся к теме урока. Хейзел вжала голову в плечи и ещё больше сосредоточилась на окружающем её тумане, боясь быть рассекреченной и обнаруженной. Но никто из присутствующих не обернулся в её сторону, всё внимание снова оказалось сконцентрировано на мужчине, который собирался продолжить свою лекцию. - Профессор Двукерст, - позвал чей-то робкий тонкий голос, - а вы не крутанулись на месте перед перемещением! Исчезли мгновенно! - Я просто слишком быстр для вас! – высокомерно отрезал преподаватель. *** Новый день стал повторять предыдущий - полубоги сосредоточили почти всё внимание на трансгрессии, изучая и отрабатывая информацию, предоставленную инструктором. И хотя Аннабет никак не удавалось даже приблизиться к тому, чтобы загнать это явление в какие-либо формулы, чтобы лучше понять и рассчитать, полубоги не унывали. И Левеск видела, что они становятся всё ближе. Без долгих прелюдий более опытным семикурссникам было разрешено отрабатывать свои навыки в зале под контролем Двукреста, и заодно, пока их ещё не разделили на два потока, демонстрировать младшему курсу к чему они должны стремиться. - Насколько я понимаю, вы очень желали как можно скорее приступить к практике? – специальный инструктор остановился напротив полубогов, заложив руки за спину, - и вы также крайне способны к покорению даже самых уникальных чар, не так ли? Я получил очень лестные отзывы от преподавателей о ваших инстинктах и способностях. Не желаете продемонстрировать? Например, вы, мисс. - Профессор, это очень плохая идея. – Хмуро отозвалась Чейз, на которую пал выбор сотрудника Министерства Магии. - Вперёд, - приглашённый преподаватель махнул рукой на небольшой пятачок свободного пространства. - Главное держитесь подальше от моего стола. С врождённым чувством собственного достоинства дочь Афины прошла на указанное место, гордо выпрямив спину и столь органично смотрясь со своей витой палочкой, затем хладнокровно повторила всю последовательность необходимых действий и сконцентрировалась, оборачиваясь вокруг себя, но ничего не произошло. Сделав несколько плавных вздохов и без каких-либо указаний, Чейз повторила всё сначала несколько раз, но по-прежнему безуспешно, хотя у Хейзел на каждую попытку отчего-то замирало сердце. Остальные полубоги остановились, словно охваченные плохим предчувствием, и наблюдали за Аннабет. Блондинка упорно продолжала, и вокруг неё казалось начал подрагивать воздух от сгустившегося напряжения. Затем в очередном неспешном повороте вокруг своей оси её внезапно повело, она чуть не рухнула и, в попытке сохранить равновесие, сделала несколько шагов, падая на стол, от которого её настоятельно просили держаться подальше. И она исчезла.
Примечания:
* Персонажи Уилл Солас (вселенная полубогов Риордана) и Уилл Парри (вселенная «Тёмные начала» Пулмана) были объединены в одного Уилла, и, как следствие, тоже случилось с их мамами Наоми Солас и Элейн Парри. По возможности было взято в равной степени от каждого оригинального персонажа, но вероятно, некоторые детали всё же были упущены.
Идея об их объединении пришла случайно, когда я узнала, что двенадцатилетний Уилл Парри после возвращения в родной мир поступил в медицинскую школу: «Необходимость использовать нож Эзахеттр позволила ему с легкостью определять любую болезнь. Во время учебы он часто должен был ставить неправильные диагнозы, когда знал правильные, чтобы не выглядеть сверхъестественным человеком».
Я развила эту идею немного дальше, сделав полубогом-врачевателем.
А вот Джона Парри, как отца Уилла из книг Пулмана, пришлось убрать, заменив безымянным шаманом.
Надеюсь, что у меня получилось, сохраняя хронологический порядок каноничных произведений, изложить свою мысль. Очень жду вашей оценки)))
Простите за долгое ожидание и огромное спасибо всем за поддержку!
***********
Мне мало Фрейзел, мало питомцев, Персабет, дружбы, событий, чувств; главы от Хейзел получаются пресными, путанными, совершенно не такими, какими их видела я, из-за многих моментов и деталей текст разительно меняется, и я получаю совсем не то, что хотела. Но надо уже двигаться дальше, так что мне остаётся лишь принять главы такими, какие они вышли.
Приятного всем чтения)