Или Цезарь, или ничто 1215

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Исторические личности, Игра Престолов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Робб Старк, Теон Грейджой, Бринден Талли, Кейтилин Старк, Чезаре Борджиа
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, AU, Попаданцы, Дружба
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 98 страниц, 20 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Интересная работа!» от agfn
«Весьма достойно!» от cat-without-smile
Описание:
Что, если в тело Робба Старка, способного храбро вести солдат в бой, но не умеющего разбираться в людях, попадет человек, ставший в свое время символом идеального государя, но при жизни не сумевший достигнуть своих целей.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Чезаре Борджиа попадает в Робба Старка. Да, знаю, это не совсем по заявке. Собственно, понятно, что материала для прогрессорства у героя будет минимум. Вдохновением послужила работа про попаданца Октавиана, потрясающая, но недописанная.
П.с. Чезаре Борджиа – личность спорная. Моралофагов просим сразу же отправляться в Тартар.

31.08.2017
№2 в топе «Джен по жанру Дружба»
№4 в топе «Джен по жанру Попаданцы»
№5 в топе «Джен по жанру Фэнтези»
№6 в топе «Джен по жанру Драма»
№9 в топе «Джен по жанру AU»
№10 в топе «Джен по всем жанрам»

Работа написана по заявке:

Глава 13

4 марта 2018, 22:21

Север боль не изжил и долги не простил.
Лики Старых Богов смотрят вдаль!
Север силы копил, всем врагам отомстил.
И лишь родичей павших им жаль!
Алесандер Фрей "Песнь о Старках и Фреях".



      Ответное письмо прилетело со скоростью молнии. В нем лорд Уолдер всецело одобрял выбор сына и благословлял молодых, но также прямо говорил, что настало время и для другой свадьбы. Военные действия на данный момент велись вяло, отсутствие большинства командиров не должно было сказаться плачевно на стратегическом положении. Самое время для свадьбы грандлорда Севера с дочерью одного из речных лордов.

      Медлить смысла не было. Чезаре с соответствующей его положению свитой двинулся в путь. Царившее среди его спутников оживление невольно передалось и ему. Если же на него накатывали тревожные мысли, стоило повернуть голову и посмотреть на Оливера, чтобы успокоиться – не все потомство лорда Уолдера похоже на него!

      Задержавшись ненадолго в Золотом Зубе, чтобы дождаться тех лордов, которым дольше добираться, Чезаре решил заняться делами, но сметы буквально валились из рук. Как бы ни пытался отрицать, но он был взволнован, как мальчишка.

      Оставив попытки занять себя чем-то полезным, Чезаре отправился в подвалы, где хранились многочисленные трофеи. Ему захотелось выбрать подарок для своей невесты.
Добыча, которую и не пытались описать, хранилась в десятке сундуков, небрежно перемешанная. Драгоценные булавки соседствовали с затупившимися охотничьими ножами и вилками со стершимися клеймами. В одном из сундуков Чезаре даже наткнулся на пожелтевший от времени носовой платок. Большинство из увиденных вещей если не годились только в переплавку, то требовали чистки и серьезного внимания ювелира. Уже было отчаявшись, Чезаре собирался захлопнуть крышку, как вдруг глаза зацепились за что-то изящное и крылатое. Это оказался обруч для волос, украшенный миниатюрной стрекозой с хрустальными крыльями и сапфировым тельцем. Как это чудо выдержало грубость обращения и долгую дорогу, оставалось загадкой, но это была первая вещь, встреченная в этом мире, которую Чезаре без стеснения мог бы преподнести несравненной Лукреции.

      Следующей долгой остановкой был Риверран, в котором его уже поджидали портные. После долгих выборов материи, фасона, формы рукава и стиля вышивки будущего парадного дублета, Чезаре отправился на конюшню, где подобрал себе прекрасную вороную кобылу с ослепительно-белой гривой.

      Узнав о его скорой женитьбе, Эстрель было всплакнула, но после решила, что никакая жена не приласкает его так страстно, как она. Чезаре был ею доволен.

      И вот, когда все собрались, свадебная процессия двинулась к Близнецам. Чезаре все время кто-нибудь окликал и поздравлял. Словом, сами обстоятельства были против того, чтобы он размышлял на серьезные темы.

      По берегам реки вокруг уродливых приземистых башен раскинулись шатры и палатки для большинства гостей. Самый роскошный шатер предназначался для жениха – лорд Уолдер предвидел, что перед торжественным въездом каждый захочет смыть с себя дорожную пыль. Сноровистые слуги помогли Чезаре подготовиться к спектаклю, что вот-вот должен был начаться.

      Когда с туалетом было покончено, один из слуг доложил о приходе леди Кейтилин. Увидев его, матушка не сдержала восхищенный возглас:

- О, Робб, какой же ты красивый!

      О да, именно такого эффекта Чезаре и добивался. После ванны его волосы завили, а пробившуюся бородку подравняли. Сейчас, стоя в белоснежном дублете из лучшего мирийского атласа и в плаще насыщенно-синего тирошийского шелка, он напоминал принца крови какого-нибудь влиятельного европейского дома.

- Во многом это ваша заслуга, матушка – свою красоту я унаследовал от вас, - Чезаре изобразил поклон.

      Ответ не пришелся леди Кейтилин по вкусу, но она промолчала, лишь неодобрительно поджала губы. Взяв ее под руку, Чезаре направился к лошадям, которых успели напоить, почистить и на которых красовалась сбруя, отделанная серебром.

      Отряд, выехавший из Близнецов навстречу, возглавлял Лотар Фрей. Он заливался соловьем, расписывая важность достижений Чезаре. Видимо, рассчитывал получить Золотой Зуб – его жена была из Леффордов.

      Лорд Уолдер даже встал со своего «трона», чтобы поприветствовать дорогого гостя.

- Все уже готово. Можем начинать прямо сейчас.

      По его хлопку девушки, стайками теснящиеся у стен, вышли вперед и выстроились в длинную шеренгу. Обескураженный таким быстрым ходом событий, Чезаре застыл на месте. Взгляд блуждал по похожим лицам, некоторым – так совсем еще детским.

      Лорд Уолдер прохаживался вокруг шеренги, как бравый кондотьер. Около некоторых девиц он останавливался, называл их имена и кем именно они ему приходятся.

- Вот Ция, дочь Титоса, моя правнучка. Не смотрите, что она костлява. Здорова, как бык. А вот Арвин, она на год помладше вас. У нее золотые руки. Так вышивает, что надивиться не можешь. А вот Рослин. Не правда ли она мила?

      Рослин Фрей действительно была мила и выгодно отличалась от большинства своих сестер и племянниц. Чезаре уже собирался назвать ее, как заметил чуть дальше знакомые светло-русые кудри и огромные карие глаза. Это была та самая незнакомка с праздничного ужина! За прошедшее время Чезаре и думать забыл о ней, но сейчас вспомнил, узнал. Он решительно шагнул к ней и протянул руку, в которую тут же легла маленькая ладонь.

- О, отличный выбор, лорд Старк, - похвалил его старик. – Это моя правнучка Уолда, дочь Уолтона, также известная, как Уолда Светлая.

      Леди Уолда несмело улыбнулась ему. Чезаре поцеловал ее запястье.

- У меня для вас подарок, леди Уолда.

      Обруч оказался сделан, словно специально для нее. Невеста получила несколько восхищенных мужских и завистливых женских взглядов.

      Ее увели, чтобы облачить соответственно случаю. Только тогда Чезаре заметил, что на всех девушках похожие серые платья. Лорд Уолдер поскупился на наряды для своих дочерей, но был удивительно щедр на плащ невесты. На плечах Уолды он казался невесомым, как кисея, и переливался из-за вкрапления серебряных нитей.

      Их повели в септу – небольшую, но богато украшенную. Принципиально церемония и клятвы не слишком отличались от тех, что были в прошлой жизни, разве что вместо обручального кольца он укрыл Уолду своим плащом.

      Им отвели почетное место, к которому тут же потянулись гости с поздравлениями и подарками. Возможности съесть что-нибудь или перемолвиться с женой парой слов не было. Когда же наконец первые здравницы сменились незамысловатой мелодией, Чезаре испустил вздох облегчения.

- Моя леди, - он поднялся и подал жене руку.

       Танцевать с Уолдой было приятно, хоть местный аналог бассданса был Чезаре непривычен.

- О чем вы размышляете? – спросил он по завершении очередной фигуры.

- А о чем может думать девушка на своей свадьбе? – Уолда игриво улыбнулась. – Разумеется, о будущем.

- Какая практичность, - поддел ее Чезаре. – Почему бы не наслаждаться моментом?

      Она улыбалась, красивая и воздушная, а стрекоза поблескивала в ее пышных волосах.
Завершив танец, они вернулись на свои места и с аппетитом съели по куску пирога с патокой, запивая его превосходным грушевым сидром. Чезаре представили родителей Уолды - Уолтона Фрея и Диану Фрей, урожденную Хардинг. На счастье, ее братьев в Близнецах не оказалось, но Уолтон лебезил за всех троих. За время разговора, тесть толсто намекал, что он шестой в наследовании Близнецов, а на войне всякое случается. Кое-как отвязавшись от него, Чезаре направился к столу своих знаменосцев, где застал весьма интересную картину: все дружно внимали Марку Пайперу, пока он что-то увлеченно вещал, то и дело начиная жестикулировать.

- …и тогда он схватил меч, даже не вынимая из ножен, и стал гоняться за ним по всему лагерю!

- Это Розанчик может! Король Ренли, помнится, был в восторге от совместного фехтования! – остроту встретили громким пьяным смехом.

- О чем это вы?

      Только тут знаменосцы заметили Чезаре и сразу же освободили ему место на лавке. Маленький Джон поставил перед ним полный кубок эля, к которому Чезаре с благодарностью приложился.

- Мой кузен, как и все рыцари Простора, был в армии Ренли Баратеона, - пустился в пояснения Пайпер. – На днях от него пришло письмо, в котором он поведал мне о презабавнейшем случае. Ланнистеры отправили лорда Бейлиша, чтобы договориться с Тиреллами. В своих славословиях он не слишком удачно отозвался о покойном Ренли. Лорас долго терпел, а потом не выдержал и стал гоняться за Мизинцем по всему лагерю, то и дела ударяя его плашмя мечом. Продолжалось это действо довольно долго, пока горка лошадиных каштанов предательски не оказалась на пути Мизинца. Он поскользнулся и упал в самую что ни на есть кучу. Таким его и отправили обратно к Ланнистерам.

      Под конец благодарная публика, сдерживающаяся из последних сил, не выдержала и грянула дружным хохотом, заглушая даже музыкантов. Многие слушали эту историю не по одному разу, но мастерство Пайпера как рассказчика было неоспоримо. К всеобщему веселью присоединился и Чезаре. Он был несказанно рад, что небрежная попытка спасти рушащиеся планы возымела такой успех. Да, Лорас – лишь третий сын и не имеет решающего голоса, но его выходка может выиграть время.

      Помимо удовольствия от удачного стечения обстоятельств на грани сознания билась еще не оформившаяся до конца мысль, волнующая и завораживающая.

- И много у тебя родни? – тихо уточнил Чезаре, положив Марку руку на плечо.

- Изрядно. У моего отца было пять сестер, что вошли во многие дома Королевских земель и Простора.

      Взгляд скользил по лицам вассалов.

      А ведь он не один такой. У многих из этих людей есть родственники, знакомые и друзья во всех концах Вестероса и даже за его пределами. Порой в личной переписке может мелькнуть слово или фраза, что способны перевернуть все известные расклады. Но как это использовать?

      Вернувшись на свое место, Чезаре отщипнул каплуна, начиненного яблоками. Чашник подлил ему фруктовой воды – на этот вечер было слишком много планов, чтобы разменивать их на хмель.

      Неожиданно лорд Уолдер поднялся, опираясь на руку жены.

- Порой, лорд Старк, в моем роду рождаются настоящие таланты.

      По его хлопку с самого конца стола поднялся юноша лет двадцати с характерными фреевскими чертами.

- Это Алесандер, мой внук, и он сочинил песню в вашу честь.

      Чезаре важно кивнул, продолжая пребывать в недоумении.

      Алесандру подали арфу, и он, пробежавшись пальцами по струнам, запел красивым бархатистым голосом:

Север спит до поры, север ты не буди!
Говорили уж многим не раз.
Но настал новый день, и теперь рассуди,
Позабыли уж старый наказ!

Король Джофф приказал и палач меч достал.
В окруженье львиных оскалов.
Был казнен Эддард Старк. И наследник призвал,
Знаменосцев и верных вассалов.

Север боль не изжил и долги не простил.
Лики Старых Богов смотрят вдаль!
Север силы копил, всем врагам отомстил.
И лишь родичей павших им жаль!

Не настала Зима, еще не было вьюг.
Когда лорды собрали совет.
Так он стал королем и повел их на юг.
И врагам дать пришлось ответ.

Север боль не изжил и долги не простил.
Лики Старых Богов смотрят вдаль!
Север силы копил, всем врагам отомстил.
И лишь родичей павших им жаль!

Робб вернулся к друзьям и кольчугу он снял.
В Близнецах, что стоят на Зубце.
Он изранен весь был, но девицу обнял.
С честной радостью на лице.

Наконец, отдохнув, поженились они,
Старки с Фреями ныне родня.
И в Великом Чертоге горели огни.
Все гуляли и пили три дня.

Север боль не изжил и долги не простил.
Лики Старых Богов смотрят вдаль!
Север силы копил, всем врагам отомстил.
И лишь родичей павших им жаль!

Север боль не изжил и долги не простил.
Лики Старых Богов смотрят вдаль!
Север силы копил, всем врагам отомстил.
И лишь родичей павших им жаль!



      Чертог потонул в хлопках и восторженных криках. Чезаре же снял с руки перстень и протянул его раскрасневшемуся барду.

      Да, это были не «Рейны из Кастамере», но уже неплохо. Заметив изучающий взгляд лорда Уолдера, Чезаре кивнул ему – намек был понят. В песне о дружбе и единении двух родов проскользнуло одно слово, меняющее все – король. Рискованно, опасно, но как же тешит самолюбие!

      Заметив угрюмость Оливера, сидящего в некотором отдалении, Чезаре поспешил к нему.

- Что же ты, друг мой, не весел, - почти пропел ему Чезаре на ухо, - чай не на похоронах сидишь?

       Оливер заметно вздрогнул. После некоторой заминки он все же ответил:

- Рослин – моя родная сестра. С детства мы были очень близки. Я надеялся, что вы выберете ее.

- Так что же ты мне раньше не сказал?

- Хотел, пару раз порывался начать разговор, да не смог. Все-таки это ваш выбор, а не мой.

      Проследив за его взглядом, Чезаре заметил Рослин. Девушка едва ли не плакала. Не дело было оставлять леди расстроенной.

      Оглядевшись, Чезаре приметил уже изрядно пьяного Теона. Вот и замечательно! На трезвую голову он вряд ли бы согласился.

- Скоро кое-что произойдет, Оливер. Не удивляйся, что бы не случилось.

      Подойдя к леди Рослин, он пригласил ее на танец. Та удивленно приоткрыла рот, но все же согласилась.

- Не стоит огорчаться. Вы обязательно обретете свое счастье, пусть и не со мной, - заявил Чезаре, выполняя одну из фигур.

- С чего вы взяли, что я огорчена? – парировала леди, исполняя па несколько резче, чем требовалось.

      Следуя течению танца, Чезаре сменил партнершу, оказавшись в паре с Дейзи Мормонт. Это дало время придумать ответ, что еще сильнее не уязвит самолюбие Рослин.

- Показалось, - небрежно пожал плечами Чезаре. - По правде сказать, мой друг очень увлечен вами. Как увидел вас на праздничном пиру, так словно разучился дышать.

      Взглядом он указал на Теона, весьма удачно улыбавшегося шуткам Маллистера и казавшегося вполне удачным кавалером.

      Весь остаток танца леди Рослин не смотрела на Чезаре, лицо ее весьма красноречиво выражало заинтересованность.

      После танца сестра Оливера упорхнула к компании ровесниц, а Чезаре тут же подсел к Грейджою.

- В последние дни я долго думал, как нам стать ближе, Теон, - доверительно сообщил ему Чезаре.

      На его счастье перепивший Джон Амбер принялся горланить «Медведь и прекрасная дева», чем перетянул основное внимание на себя.

- Мы с тобой должны породниться! – заявил Чезаре со всей имевшейся у него уверенностью.

- Ты так думаешь, Робб? – Грейджой смерил его мутным взглядом. – Но Санса в плену. К тому же, в ближайшие лет десять я не собирался жениться.

- А кто говорил о Сансе?

      Чезаре указал ему на Рослин.

- Красива, как фарфоровая статуэтка. Да к тому же влюбилась в тебя, как кошка. Весь танец все выспрашивала меня о тебе.

- Правда? – язык Грейджоя уже заплетался. Отлично. Почти готов.

- Слово Старка. Только она слишком робка, чтобы подойти первой, - перешел Чезаре на шепот. - К тому же, друг мой, свадьба не такая уж плохая идея. Кто знает, что может случиться на войне, а так после тебя может остаться маленький кракен…

      Под тяжестью аргументов Теон сдался и нетвердой поступью направился к леди Рослин. Чезаре же поспешил к главному столу, где его ожидала недовольная Уолда:

- Где вы пропадаете, муж мой? Я успела заскучать.

- Я готовил провокацию, моя леди, - Чезаре коротко поцеловал ее в румяную щеку.

      Поднявшись, Чезаре пару раз ударил кубком по столу. Когда все взгляды обратились к нему, на его губах расцвела милостивая улыбка.

- Я хочу поблагодарить моего верного соратника и с этого дня родственника Уолдера Фрея за оказанное мне и моим людям гостеприимство.

      На лице Покойного Хорька застыло выражение полнейшего довольства.

- Однако не только я нашел свое счастье под этим кровом, - поцелуй в ладонь польщенной Уолды. – Я бы хотел ходатайствовать за своего друга, наследника дома Грейджой, желающего взять в жены прекрасную Рослин Фрей.

      По залу пронесся удивленный ропот. Больше всех недоумевал сам Теон, но продолжал сжимать пальцы Рослин.

      Лорд Уолдер едва ли не подпрыгивал на своем кресле от воодушевления.

- Ну кто я такой, чтобы мешать счастью молодых? – расплылся он в беззубой улыбке.

- А раз мы все уже собрались, одетые в свои лучшие наряды, так почему бы не совершить обряд прямо сейчас?

      Предложение Чезаре встретило горячее одобрение. Гости всей гурьбой последовали в септу, придерживая жениха под локоток. За него не стоило беспокоиться. Если он вдруг от чрезмерных возлияний забудет клятвы, ему обязательно напомнят.

      Уолда наблюдала за всем, посмеиваясь:

- Однако вы коварный человек, муж мой.

- Зато я выиграл для нас минут десять. Если поторопимся, сможем добраться до спальни и избежать провожаний.

      Так они и сделали, торопясь успеть. Уолда вела его, держа за руку, словно слепого. Ее волосы растрепались, дыхание сбилось. Когда спасительная дверь скрыла их от безумства набирающей обороты свадьбы, Чезаре тут же притянул ее к себе и поцеловал. Ее губы хранили вкус вина и малинового пирога.

      Под напором его пальцев неподатливый корсаж быстро сдался, и платье бесформенной кучей осело на пол. Раскрасневшаяся Уолда также ловко помогла ему избавиться от дублета, не забывая страстно отвечать на поцелуи.

      В какой-то момент она неожиданно окаменела и отскочила от Чезаре, как от огня.

- Я должна кое-что сказать, - она выставила руку вперед.

- Ты не девица, - заметил Чезаре, избавляясь от сапогов.

- И вас это не волнует? – от удивления глаза Уолды расширились, став и вовсе огромными.

- Пока ты не раздвинешь ноги перед всеми моими знаменосцами на обеденном столе Большого Чертога, я и слова не скажу, - Чезаре опустился рядом с ней на кровать и огладил небольшую красиво вылепленную грудь. – Только будь добра, не принеси мне в подоле бастарда. Не хочу видеть рядом с собой маленькую копию Черного Уолдера.

      Она ощутимо вздрогнула, но на этот раз не пыталась убежать.

- На самом деле я хочу, чтобы ты была верна мне, - он перевернул ее на спину и огладил крепкие бедра. – Чтобы отстаивала интересы не своего первого любовника, не своего отца, не своей семьи, а мои, только мои.

      Она приняла его, впившись ногтями в плечи и запрокинув голову, подставляя шею под поцелуи.

- Ты теперь волчица, мой союзник, моя опора, - его слова утонули в длинном стоне.
Уолда дернулась в сторону, перевернулась, и вот уже она была сверху, стряхивая с лица волосы.

- Да, так и будет, - она сжалась, из-за чего у Чезаре перехватило дыхание. – Я помогу тебе, когда будет в этом нужда. Я выношу тебе детей. Я буду твоей женой.

- Моя королева, - выдохнул Чезаре.

***



      Все были довольны. Все были счастливы, пока не пришли вороны и не принесли черные вести. Железнорожденные атаковали беззащитный Север. Ров Кайлин пал.
Примечания:
Благодарю Скальда за авторство песни.

А теперь внимание вопрос: "Как Джейн Фрей, урожденная Вестерлинг, повлияла на семейное счастье Теона Грейджоя?".
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.