The Rembrandt Files +18

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Однажды в сказке

Автор оригинала:
lenfaz
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/4452545/chapters/10115744

Основные персонажи:
Динь-Динь (Тинкер Белл), Киллиан Джонс (Капитан Крюк), Лиам Джонс, Реджина Миллс (Злая королева), Эмма Свон
Пэйринг:
Киллиан Джонс/Эмма Свон; Тинк/Лиам
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Флафф, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Миди, 56 страниц, 16 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Киллиан Джонс — уважаемый музейный куратор, который фокусируется главным образом на искусстве 19 века. Эмма Свон — восходящий современный художник, яростно защищающий свою работу. Когда Киллиан начинают курировать первую выставку Эммы, дела идут не очень гладко, но вскоре они понимают, что им есть чему поучиться в искусстве. И в любви.

Посвящение:
Darya Mrosey ♥

Вдохновителем на большинство моих переводов является Алекс Мелроуз. Не знаю, переводила бы я вообще, если бы не её любовь к моим работам.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Встреча с куратором

28 августа 2017, 20:20

Конфиденциальность — это преимущество для закоренелого наблюдателя.


Blur — Parklife



— Чёрт возьми, — Киллиан раздраженно вздохнул, проведя по волосам и расшагивая взад и вперед в своём кабинете. — У меня действительно нет времени на это!

— Это твоя работа, ты понимаешь это? — Тинк — девушка со светлыми забранными в пучок волосами, сидела на диване и стирала лак с ногтей. — В конце концов, ты куратор музея и..

— А ты главный реставратор, разве ты не можешь помочь ей, а меня оставить в тишине и покое? — пробормотал он сквозь стиснутые зубы, сжав руку в кулак.

— Ты любишь спихнуть на меня всё, — усмехнувшись, она наклонила голову.

Он усмехнулся ей, наслаждаясь своим обычным подшучиванием над ней. Они постоянно стебали друг друга: иногда цинично, иногда с презрением, но они всё равно заботились друг о друге.

— Я не курирую современное искусство, Тинк. Я не заинтересован в этом, — сказал он угрюмым голосом, смотря на неё.

— И я знаю, что для этого есть причина, Киллиан, — выразилась она. — Но она — восходящая звезда. И у неё будет проходить её первая выставка. Конечно, они хотят, чтобы ты проверил и оценил её работы. Ты для них авторитет.

— Есть причина, по которой мне нравилось курировать искусство 19 века, Тинк, — без эмоций сказал он, смотря на стену позади Тинк, на которой играл лучик света. — Но художники мертвы.

— Киллиан! Это жутко даже для тебя! — она распахнула глаза от его слов.

— Я не хочу иметь дело с художником-новичком и хипстером, который входит в последние тенденции и, вероятно, имеет своё завышенное мнение. У меня нет времени лелеять самолюбие художника. Или слушать мнение о том, как мне выполнять мою работу.

— Это их искусство. Их выставка.

— Но моё имя тоже будет светиться. Я буду отвечать за эту выставку и мне влетит, если критики не оценят её работы, — он провел рукой по волосам.

— Ты хотя бы видел её работы? — с досадой ответила Тинк. — Иногда ты слишком самоуверен, Киллиан Джонс.

Киллиан попятился к столу, его глаза начали бегать по иллюстрациям, лежащим там. Он поднял одну и посмотрел на неё более подробно.

— Хорошие работы. Я не говорю, что она плохой художник, но.., — он заколебался, прищурив глаза. — Чего-то не хватает. Я не знаю, чего именно, но здесь есть что-то такое, что должно раскрыться, я не понимаю смысл, который она вложила в работу.

Он поднял глаза, чтобы посмотреть на Тинк, та ему ухмыльнулась.

— Что? Ты сама мне сказала посмотреть работы, — сказал он в свою защиту и положил иллюстрации на стол. Он перевёл взгляд на фоторамку женщины и мужчины, которая стояла там же. — Ты звонила ему? — спросил он её.

— Нам не о чем с ним разговаривать, Киллиан, — Тинк поерзала на диване.

— У него не было выбора, Тинк, — защищал брата Киллиан, — пойми ты это.

— Киллиан, не лезь, — умоляла его Тинк, она покачала головой, смахивая слёзы. — И вообще, мы говорили о твоей невыносимой заднице, а не о твоём брате, — ругала она его.

Киллиан глубоко вздохнул, снова взглянув на иллюстрации на столе. Он чувствовал себя в ловушке, в клетке. Он почувствовал, что должен разгадать смысл этих иллюстраций, но сначала ему нужно успокоить своих внутренних демонов.

Покачав головой из стороны в сторону, массируя шею, он схватил свою сумку и надел её на плечо.

— Душно здесь, пойду я, — коротко объявил он, направляясь к двери.

— И куда ты? — спросил Тинк с недоумением.

— Ты точно знаешь, куда я иду, — Киллиан ухмыльнулся, обернулся и помахал рукой. — Позвони Лиаму, Тинк. Он скучает по тебе, — сказал он перед тем, как выйти из кабинета.