Осколки стереотипов 238

Mayberry_ автор
Daidai Hato бета
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
У каждой медали две стороны. Так было, так есть, так всегда и будет:
Монархическая власть разделяет могущественное государство на Двенадцать Королевств.
Люди наивно верят, что цель войны - мир.
Наследные принцы из поколения в поколение берут в жены простых девушек, пока другие оказываются помолвлены ещё до рождения.
Алчность, жадность и зависть затмевают людям разум и развязывают войны, пока любовь вдребезги разбивает стереотипы, оставляя после них лишь осколки, а мы глупо отрицаем её силу.

Посвящение:
СССР, истории и всем-всем-всем :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
«Одни сказки пишут, а другие в них живут»
Макс Фрай.

В общем, что я хочу сказать:
• Как вы поняли, идея пришла очень спонтанно, но она меня почему-то очень зацепила.
• Двенадцать Королевств - двенадцать Богов-олимийцев, да-да.
• Это обещает быть довольно-таки длинным потому, что идеи буквально бьются о мою бедную черепную коробку, желая быть перенесеными на бумагу (на её электронный вариант)

P.S. Почему на аннотацию оставили всего пятьсот символов? Я не смогла добавить бо́льшую часть того, что хотела. =(

P.P.S Спасибо тем, кто дочитал этот мой «комментарий», я ценю это терпение. Надеюсь, что не разочаруетесь =)

Начат: 01.11.17

• №50 в «Гет по жанру Философия»

9. Противоположности

30 декабря 2017, 19:04

Аннабет.

Я с ужасом смотрела на разбросанные по полу в холле дворца свёртки, которые ещё утром были моими проектами, что мне надо было сдать мистеру Ди сегодня же. Зная отвратительный характер этого человека и его чрезмерную заносчивость, я очень торопилась, боясь, что если я вдруг опоздаю и ему что-то не понравится, то он может передумать писать мне рекомендацию. Если бы он не был хорошим приятелем отца и не имел большое влияние в сфере образования нашего королевства, я бы никогда в жизни не смогла попасть не то что на десятиминутный прием, но и на еженедельные занятия, на которых я кровью, потом и мозолями училась вот уже полгода. И которые почти дошли до своего логического завершения — то есть письма с рекомендацией лично от мистера Ди. А это, знаете ли, дорогого стоит, особенно для человека, который планирует в ближайшем будущем работать на короля. Эти три чертежа должны были стать решающим шагом и должны быть сданы уже через час. Я слишком много сил и времени потратила на работу над ними, чтобы сейчас так сильно облажаться. Перевожу испепеляющий взгляд на человека, которому обязана не только ушибленным копчиком и порванной работой, но и гневом мистера Ди, что, я уверена, обрушится прямо на меня. Чёрт же меня дёрнул пойти через главный выход, откуда намного проще дойти до ближайшей остановки общественного транспорта, которая, к слову, почти в километре отсюда. А так как в такое раннее время ни семья Ди Анджело, ни журналисты не подпирают высокие кованые ворота дворца, я понадеялась, что смогу выбраться не только незамеченной, но и относительно целой. Я надеялась увидеть перед собой того же садовника, кто никогда не отличался особой расторопностью, или кого-нибудь из охраны, неожиданно решившего покинуть свой пост, и уже приготовилась громко возмутиться по этому поводу, но, лишь взглянув на до тошноты знакомое лицо, широко распахнула глаза и прикусила язык. Причём, в прямом смысле этих слов, потому что, кроме как физической болью, меня было бы не остановить. — Ты! — это вырвалось у меня раньше, чем я успела одуматься. Испепеляя парня взглядом, я делаю попытку встать, но она не увенчалась успехом. Чувствую, как резкая боль в ноге буквально прошибает меня до самых кончиков пальцев, словно холодный ветер. Только даже этот холодный ветер был бы приятнее, а сейчас я ощущаю только болезненное покалывание в правой лодыжке. Я вскрикиваю, но тут же осекаюсь, боясь привлечь лишнее внимание. Посильнее стискиваю зубы и злобно смотрю на принца Персея. — Я, — со вздохом произносит он и неожиданно ловко поднимается на ноги. А потом, кажется, поняв, что я не смогу проделать то же самое присаживается рядом со мной на корточки: — В каком месте больно? — А у тебя, конечно же, неожиданно окажется диплом травматолога и тебе это что-то скажет, — шиплю я, чувствуя как ботинок на ноге словно уменьшается в размерах. Или же это моя лодыжка так быстро опухает. — Отлично, тогда терпи, — отвечает Персей и, подавшись вперёд, легко, даже слишком, подхватывает меня на руки. — Поставь меня, — глупо проговариваю я, ощущая как тело покрывается мурашками в тех местах, где лежат его руки. Даже несмотря на преграду в виде куртки и свитера, моё тело слишком странно реагирует на это невинное прикосновение, и мне это совсем не нравится. Лучше уж лежать в коридоре и изнывать от боли, чем чувствовать себя полной дурой в руках этого странного парня. — Ты ненормальная или прикидываешься? — он удивлённо покосился на меня. — Хочешь лежать напротив двери, откуда, кстати, дует или позволишь мне отнести тебя к врачу? — Ты налетел на меня, порвал мой чертёж, возможно, сломал мою правую лодыжку и лишил шанса на работу! — на одном дыхании протараторила я, вскинув руки к небу. А потом, почувствовав, что начинаю соскальзывать, вернула их на плечо принца. — Если бы ты была более объективна, то поняла бы, что вышла не оттуда, откуда тебе положено, — говорит он и начинает идти в сторону двери в Западное крыло, где находился тренировочный зал и кабинеты сотрудников дворца, переодически поглядывая в мою сторону. — Если бы ты был более вежлив, то не стал бы пытаться меня принизить, ткнув носом в мой титул! Или, точнее, в его отсутствие! — взорвалась я, снова безуспешно попытавшись себя контролировать. — А ты забавная, — Персей ухмыляется, полностью проигнорировав мои слова, и снова посмотрев мне прямо в глаза. Я же, в свою очередь, старалась избегать встречаться взглядом с его изумрудными глазами, помня, какое влияние они на меня оказали вчера всего за пару минут. Ведь вернувшись с ужина, я не могла выкинуть их из головы. Слушая очередной спор Клариссы и Криса на кухне, наблюдая за тем, как кипит чайник, и, разливая чай по кружкам, даже тогда они настойчиво всплывали в памяти. Мое подсознание, словно пытаясь окончательно свести меня с ума, постоянно транслировало лицо Персея в мой мозг. Не могу не признать, что он был красив. Даже несмотря на свою отвратительную манеру поведения и колкие замечания, его внешность была не просто привлекательной, но и запоминающейся. — Откуда ты знаешь, куда идти? — удивлённо спросила я, видя, что он безошибочно следует к тренировочному залу, где обычно в это время бывает отец Клариссы — мистер Ла Ру. Несмотря на то, что он работал здесь начальником охраны, этот человек владел не только самбо*, но и умением оказывать первую помощь. Ведь это было не только важнейшим аспектом в его достаточно непростой работе тренера, но и пунктиком в контракте, по которому мистер Ла Ру числился здесь. Поэтому удивительным был сам факт того, что Персей примерно знает, где находится тренировочный зал, хотя Кларисса и ее отец переехали сюда уже после того, как принцы и принцессы прекратили посещать дворец Третьего королевства. Поэтому он не мог знать, где расположен этот зал, и, конечно же, абсолютно точно не имел чести познакомиться с мистером Ла Ру. — Куда ты меня несёшь? — я ясно слышала панику в своём голосе и, к сожалению, ничего не могла с этим поделать. — Персей! Не знаю, срывающиеся нотки моего голоса или то, что он действительно не знал, куда идёт, но вдруг принц остановился и устремил на меня серьёзный взгляд своих глаз. Настолько серьёзный, что у меня побежали неприятные мурашки по спине. Кажется, сегодня утром его настроение и так оставляло желать лучшего, а мои вопросы и приближающаяся истерика только усугубили положение. — Никогда больше так меня не называй, — выдавил из себя парень, а я лишь удивлённо вытаращила глаза. Я, вообще-то, надеялась, что мне больше никогда и никак не придется его называть, ведь в целом не хотела больше его видеть. — Лучше просто Перси. — А мне не нравится, когда мое имя сокращают до «Бет», — понятия не имею, зачем я это сказала, ведь ему точно это неинтересно. Он возится сейчас со мной только потому, что чувствует себя виноватым в том, что я вывихнула лодыжку из-за него. Хотя, я до последнего буду сомневаться в том, что этот человек с абсолютно каменным лицом может что-либо чувствовать, кроме своего превосходства. — Но я так сильно не злюсь из-за этого, в отличие от тебя, Перси. — Всё-таки ты очень забавная, — говорит Перси, и я замечаю тень улыбки, проскользнувшую на его лице, а после парень останавливается напротив больших дверей, ведущих в тренировочный зал, — Бет. — Ты хочешь, чтобы я сама зашла внутрь или что? — снова проигнорировав его слова, я критически покосилась в сторону дверей, отмечая, что за разговором практически забыла о ноющей боли в лодыжке. — Нет, если ты устал и тебе порядком поднадоело моё общество, то я, честно, могу, правда осложнений потом не избежать, хотя тут недалеко и… Боги, если бы кто-нибудь услышал, что я сейчас говорю, а если быть точнее — мямлю, то мне было бы ещё более неловко, чем есть сейчас. Понятия не имею, каким местом я думала в тот момент, но я просто не могла остановить поток слов, который, прежде, чем оказывался сказанным, пропускался через что угодно, но только не мозг. Впервые в жизни я осознала, что не могу мыслить здраво. — Боги, перестань нервничать, с тобой всё будет в порядке, — он мягко улыбнулся и толкнул дверь. — И с твоей ногой, и работой. Я вздрогнула и мученически простонала. Кажется, я совсем забыла о том, что меня ждёт, когда мистер Ди не увидит меня в двери своего кабинета, насквозь пропавшего приторно-сладким запахом вина, со стенами, выкрашенными в тёмно-бордовый. Лишь на пару секунд представив себе его грозный взгляд, я передернула плечами, вновь ощутив неприятное покалывание в ноге. Видимо, я ещё очень долго не получу заветное письмо, а отцу придется знатно покраснеть из-за моей неуклюжести. — Чёрт, Чейз, что с тобой произошло? — в зале оказывается одна только Кларисса и её отец, которые явно о чём-то возбуждённо спорили, когда мы появились на пороге. — Что ты сделал с ней? — Кларисса грозно посмотрела на моего нового знакомого, словно готовясь к словесной, а если понадобится, то и физической стычке. — Кларисса, всё хорошо, это не он, — говорю я, а потом, одумавшись, добавляю: — То есть, он, но он в этом не виноват. В общем, сейчас мне просто нужна помощь. — Не был бы ты принцем, я бы… — девушка осекается, а потом, сжав губы, оборачивается к отцу, стоявшему поодаль: — Пап! *** — Мне жаль, Аннабет, — с сожалением произносит мистер Ла Ру, глядя на мою распухшую лодыжку, с которой мы промучались больше четверти часа, пытаясь снять светло-коричневый ботинок так, чтобы я не слишком громко кричала от боли. Она выгнулась под неестественным углом, и одного взгляда мне оказалось предостаточно, чтобы понять, что я больше никогда на это не взгляну. Всё-таки, слышать или видеть по телевизору — одно, а чувствовать и смотреть на свою собственную ногу в таком состоянии — совершенно другое и не идёт с первым ни в какое сравнение. Мне было жутко страшно, что я действительно серьезно ушиблась, хотя все и так было видно. И даже я, не особо разбираясь в анатомии, могла сказать, что всё, чёрт возьми, просто ужасно. Перси сидел рядом со мной с самого начала с хмурым выражением лица, а когда услышал, что отец Клариссы не может ничем помочь, так как никогда прежде не вправлял кость на место, и переживает, что что-то может пойти не так, то его лицо буквально исказилось. Пусть и на пару секунд ему действительно стало страшно, но он сразу попытался это скрыть. А я ещё раз убедилась в том, что я просто идиотка, ведь мне на пару мгновений показалось, что он переживает за меня. Хотя, конечно, чёрт побери, он переживал за меня! Но только совсем не так, как мне почудилось. — Жаль? И это все? — воскликнула Кларисса, в один прыжок приняв вертикальное положение. — Ей надо в больницу! Срочно! Я удивлённо покосилась в сторону подруги. Обычно, она никогда так резко не реагировала на слова своего отца. Даже те, которые касались её чересчур грубой речи и не очень женственного поведения. Кажется, я и Перси действительно прервали очень серьезную стычку отца и дочери. — Я её отвезу, Кларисса, — железным тоном ответил мужчина, но даже это не смогло сбить с девушки спесь. — Я с вами, — она с вызовом смотрела отцу прямо в глаза, сложив руки на груди. Весь её вид говорил, что она не примет отрицательного ответа. — Я тоже должен поехать, — сказал Перси, поднимаясь с корточек и возвышаясь надо мной. — Но я не могу. — Предсказуемо, — Кларисса повела плечом и выгнула бровь, показывая, что другого от принца и не ожидала. — Короли и королевы повсюду ездят со своими личными врачами. Я позвоню нашему, и он будет здесь намного быстрее, чем вы доедете до больницы, — пропустив колкость девушки мимо ушей, чему я была несказанно рада, он засунул руки в карманы своей тёмно-синей куртки. Я только сейчас заметила, что на нём были простые тёмные джинсы и такая же куртка, которые абсолютно не сочетались с образом принца, которого я видела вчера. Теперь мне более-менее понятно, что он делал на улице в десять часов утра. Может, хотел хотя бы немного отдохнуть от всего того, что творится внутри этого дворца? Хотя, исключать факт того, что он просто гулял, тоже нельзя. Конечно, мне очень льстило, что Перси готов вызвать личного врача своих родителей ради того, чтобы исправить то, в чём, собственно, сам и виноват. Но я не могла на это согласиться. Проще говоря, я просто не могла себе этого позволить в материальном плане. — Нет, — я качаю головой, и все сразу же оборачиваются в мою сторону. — Лучше поедем в больницу. — Ты не можешь долго ждать и, тем более, упираться, — говорит Кларисса, сдвинув темные брови на переносице. — Тебе нужна помощь немедленно, мы и так потеряли много времени. — Я не могу позволить себе услуги частного врача. А королевского уж точно, — выдавливаю из себя я и, устремив глаза в пол, жду реакции Перси. Это нормально, что он не подумал о том, что у меня банально может не быть на это денег, ведь сам никогда не сталкивался с подобной проблемой. — Тебе не придется платить за это, — строго отвечает мне принц, фыркнув. — Считай это возмещением физического и морального ущерба, который я тебе нанес. Я удивлённо смотрю на него и хмурюсь, встретившись взглядом с серьёзными глазами. Я знаю его всего только один день, но уже успела возненавидеть, проникнуться сожалением, а теперь даже и уважением. Не уверена, что тот же принц Люк Кастеллан стал бы предлагать мне помощь такого рода. Я бы удивилась, если бы он вообще донес меня до зала и не устроил при этом скандал. Всё-таки, даже такие странные и неоднозначные люди, как принц Персей, могут приятно удивлять. Может быть, он не настолько плох, как я успела себе представить? Конечно, никто из нас не идеален и никогда таким не станет. Может, у Нико получится дать ему второй шанс, когда он узнает, что этот парень для меня сделал? Хотя, зная Нико, я очень сильно в этом сомневаюсь. И неожиданная мысль о том, что мы могли бы подружиться, становится под большое сомнение, когда я киваю и бубню нечто похожее на «Хорошо». Я знаю, что этот человек — не Нико. Он никогда бы не стал общаться с такой девушкой, как я. Ведь, по сути, мы живём в двух абсолютно разных мирах, границы между которыми в Третьем королевстве немного более размыты, чем в других государствах. Перси живет по правилам светского общества, которые я никогда не узнаю, да и, вообще-то, не очень рвусь. В мире спокойного и неторопливого принятия решений, большой ответственности и стрессов, в мире дорогих пиджаков и накрахмаленных воротничков. В мире частных докторов, которые приезжают к тебе на дом, в мире лучшего алкоголя и подлинников картин. Я же живу в мире вечной суеты, бессонных ночей, чтобы успеть сдать проект до назначенного срока, попыток схватить удачу за хвост и получить хорошую работу. В мире длинных очередей в больницах, в мире дешёвого кофе, несимметричных стрелок на глазах и размазанной туши. И это нормально. Так всегда было, что эти два мира — абсолютные противоположности — недолюбливали друг друга. Конечно, находились люди, решившие, что это в их силах — объединить их. Такие люди, как Ди Анджело, кто пытается уже больше пятидесяти лет. Не уверена, к сожалению или счастью, но таких людей было очень мало. И ни у кого ещё этого не получилось. Примечания: *самбо — вид единоборств. Расшифровка — самооборона без оружия.
Примечания:
А вот и последняя глава в этом году!
Всех с наступающим!
Хотя и новогоднего настроения у меня нет, вдохновение, кажется, поселилось надолго.
Вот вам и Персабет, дорогие мои)
Буду рада узнать ваше мнение!
Реклама: