Осколки стереотипов 236

Mayberry_ автор
Daidai Hato бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
У каждой медали две стороны. Так было, так есть, так всегда и будет:
Монархическая власть разделяет могущественное государство на Двенадцать Королевств.
Люди наивно верят, что цель войны - мир.
Наследные принцы из поколения в поколение берут в жены простых девушек, пока другие оказываются помолвлены ещё до рождения.
Алчность, жадность и зависть затмевают людям разум и развязывают войны, пока любовь вдребезги разбивает стереотипы, оставляя после них лишь осколки, а мы глупо отрицаем её силу.

Посвящение:
СССР, истории и всем-всем-всем :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
«Одни сказки пишут, а другие в них живут»
Макс Фрай.

В общем, что я хочу сказать:
• Как вы поняли, идея пришла очень спонтанно, но она меня почему-то очень зацепила.
• Двенадцать Королевств - двенадцать Богов-олимийцев, да-да.
• Это обещает быть довольно-таки длинным потому, что идеи буквально бьются о мою бедную черепную коробку, желая быть перенесеными на бумагу (на её электронный вариант)

P.S. Почему на аннотацию оставили всего пятьсот символов? Я не смогла добавить бо́льшую часть того, что хотела. =(

P.P.S Спасибо тем, кто дочитал этот мой «комментарий», я ценю это терпение. Надеюсь, что не разочаруетесь =)

Начат: 01.11.17

• №50 в «Гет по жанру Философия»

27. На всё свои причины

7 октября 2018, 08:38

Талия.

Я чувствовала себя полной идиоткой, то и дело переводя взгляд на дверь, но была не в силах это контролировать. Я вообще мало что могла контролировать последние пару дней, когда дело доходило до мыслей о Ди Анджело. То, как начинали потеть ладони, ускорялось сердцебиение, а руки сами тянулись к недавно поменявшей цвет пряди, мягко говоря, пугало. Я оправдывала всё это тем, что всего лишь заинтересована в реакции человека, практически заявившего, что я растеряла весь азарт и спонтанность, на мой поступок. Либо он всё-таки был прав, потому что-то, с каким нетерпением я ждала появления Нико на ужине, вряд ли было похоже на обычный азарт. Хотя, признаться честно, на тот момент меня это мало волновало. Я даже поначалу не заметила, что принц Третьего королевства был не единственным отсутствующим на ужине. Только когда Перси с хмурым выражением лица вошёл в комнату, тихо закрыв за собой дверь и так же тихо извинившись за то, что опоздал, и сел на все это время пустовавшее место рядом со мной, я, наконец, опомнилась и перевела на него вопросительный взгляд. Но мой немой вопрос был проигнорирован. Кажется, парень был настолько сильно погружен в свои мысли, что не очень хотел замечать то, что происходит вокруг, безэмоционально ковыряя свой ужин. Я хотела спросить вслух, ведь ещё этим утром он, с какой-то детской веселостью в глазах глядя на мои волосы, улыбался во все тридцать два зуба, но почему-то не решилась раскрыть рта. Помнится, улыбка почему-то стала шире стоило мне упомянуть, что провернуть это, по большей части, помогла мачеха Аннабет, Сьюзен, которая оказалась на удивление мила со мной. Может быть, причина, почему Перси так озадачен — подруга Ди Анджело? Я пока лишь строила догадки, но только слепой не заметил бы, как Джексон то и дело выглядывает кого-то в коридорах. И меня это ни капли не удивляло. Немного пугало, но не удивляло. Хотя должно было. Но как можно ревновать друга к девушке, которая превзошла все мои ожидания? Я не была знакома с беспочвенной ревностью достаточно близко, чтобы ответить точно. Но я знаю Перси и, как бы сильно мы друг друга не любили, уверена в одном, что мы совсем не те, кто хочет стоять бок о бок у алтаря, создавая новую ячейку общества. Я не волновалась за то, что он может проводить время с девушкой. Я волновалась, что они оба могут заиграться и увязнуть в этом по самые уши. — Ты снова её покрасила? — ровный женский голос раздается слева от меня, и я не могу скрыть удивления во взгляде, поворачиваясь в сторону Дрю, слегка склонившей голову на бок. — Да, — кратко отвечаю я, где-то внутри по-прежнему удивляясь неожиданному порыву с её стороны. Стоит ли говорить, что со старшей Маклин мы говорили друг другу лишь краткое «привет», да и то не всегда? — Тебе идёт, — девушка изгибает губы в полуулыбке и, сделав глоток из своего бокала, вдруг спрашивает: — Ди Анджело взял на «слабо»? Я на секунду замираю, словно нашкодивший ребёнок перед родителями. Неужели то, что я кого-то высматриваю, так заметно? Или я уже растеряла хватку и разучилась скрывать свои эмоции за эти две недели? Не то, чтобы я отрицала, что, от части, решилась на это из-за Нико, но и признавать это вслух, тем более, перед Дрю не хотела. Мало ли, что она могла подумать. И, признаться, доверия к ней я тоже особенно не испытывала, пусть и лет до пятнадцати она была очень даже мила со всеми, хотя между собой у нас никогда не ладилось. А потом, буквально за одно лето, всё изменилось. И, конечно, никто не посвятил нас в подробности по поводу того, почему у розы по имени Андреа Маклин вдруг появились шипы. Мне казалось, что в эту минуту это совершенно естественно — задаваться вопросом, почему она решила ненадолго их спрятать. Не затем ли, чтобы выпустить вновь в самый неожиданный момент? Мне на секунду стало противно от собственных мыслей. Если кто-нибудь спросил бы сейчас, что значит жить в одной из королевских семей Двенадцати королевств, то я бы без колебаний ответила — ждать подвоха в любом, даже самом невинном на первый взгляд. И вряд ли бы ошиблась. — С чего ты взяла? — немного нахмурив брови, спрашиваю я, не придумав ничего умнее, чем прикинуться идиоткой. — Ну, не Кастеллана же ты выглядываешь весь ужин, — вдруг усмехается она, а потом переводит на меня взгляд своих выразительных карих глаз, сегодня совсем немного подведенных карандашом, и издает смешок. — Или его? Отмечаю для себя, что без макияжа ей намного лучше, как, впрочем, и ее сестре. Но, учитывая, что я вижу их обеих достаточно редко, точно не мне давать подобные советы. — Я никого не выглядываю, — показательно уткнувшись в свою тарелку, шепчу я, надеясь, что шепот не кажется истеричным.  — Я вижу, — с нотками иронии в голосе отвечает Дрю и усмехается. — Откуда вообще такой интерес? — наверное, говорю это слишком резко, но такое неожиданное проявление внимание со стороны этой принцессы не могло не настораживать. — У меня по-настоящему хорошее настроение, Грейс, наверное, впервые за пару недель, — она берет вилку в правую руку, и я без удивления замечаю на безымянном пальце кольцо ее матери, с которым девушка, на моей памяти, практически никогда не расставалась. — На всё свои причины. По лукавой улыбке, которая неожиданно расцветает на её лице, я вдруг задумываюсь о том, что, возможно, у причины Дрю есть имя. И, наверное, именно это заставляет меня улыбнуться ей в ответ. Почему-то хочется надеяться, что эта девушка сможет найти своё счастье. Пусть я уверена, что ещё не раз огрызнусь ей в ответ и, вероятнее всего, мы когда-нибудь в очередной раз жутко разругаемся, как бывало в те дни, когда сталкивались два бушующих темперамента шестнадцатилетних девушек. И, думаю, у нас не получится стать друзьями. Интересно, что заставляет нас желать счастья даже тем, кто бо́льшую часть времени вызывает только лишь презрение своим ветреным поведением? — А тебе я, кстати, не верю. Впрочем, ты можешь соврать мне, Грейс, — добавляет Дрю. — Но заниматься самообманом чревато. Я только отворачиваюсь, замечая, что Перси до сих пор мучает свою порцию, а Люк так и не появился, и закусываю нижнюю губу. Я могу сказать себе правду, только очень сомневаюсь, что она мне понравится. Да, я жду Ди Анджело и понятия не имею, почему. Да, мне хочется доказать ему, что в глубине души я все ещё та девочка, которую он знал когда-то. Которая была его другом. Да, меня пугает, что этот хам за пару дней занял все мои мысли. Да, я не могу, и не уверена, хочу ли, чтобы он оттуда уходил. Да, я боюсь этой встречи. И да, он так и не появился на ужине этим вечером. *** Выключаю фен и, отложив его в сторону, выглядываю в окно, встряхнув только что высушенными волосами. Вижу сидящего на скамейке под высоким деревом брата, с какой-то глупой улыбочкой смотрящего на Пайпер, размахивающую руками в воздухе. Девушка, явно, была очень воодушевлена и не стремилась этого скрыть. Она с завидным упёрством поправляла то и дело съезжающую вперёд белую шапку, потому что, как я понимаю, этот предмет мешал ей смотреть в глаза своему оппоненту. В конце концов, прекратив бесполезные попытки, Маклин бросила шапку в Джейсона, которого точно веселила её беспомощность. Трудно сдерживать улыбку, видя нечто подобное. Мне чертовски хотелось, чтобы младший брат смог обрести свое счастье с этой девушкой, чтобы свадьба была желанна, а не представлялась грубым насилием над их чувствами. И, наблюдая, как Пайпер запускает в него снежком, искренне надеялась, что у Джейсона ещё есть на это шанс. Хмыкаю, вдруг вспомнив, как я, Перси и Нико любили играть в снежки, будучи детьми. Не желали заходить внутрь до полного онемения раскрасневшихся носов и счастливых улыбок на губах. Такое простое занятие когда-то могло приносить столько счастья. Чувствую, как улыбка пропадает с губ, и, задернув шторы, отхожу от окна, встав напротив зеркала. Рука снова невольно тянется к цветной пряди, но я резко одёргиваю её вниз. Я так и не смогла увидеться с Нико за эти сутки, но знала, что у него были причины на то, чтобы практически не появляться во дворце. Во-первых, как сказал Перси, Аннабет сегодня снимали гипс, и Ди Анджело вызвался лично отвезти её в больницу. Уверена, что и после этого парень не отходил от своей подруги, уж слишком он переживал за неё. А во-вторых, как мне уже успел рассказать Джейсон, вчера принц вернулся с девушкой. Рейной, кажется. Если честно, я никогда не рассматривала эти его встречи как нечто серьёзное, особенно, зная, что принц, как правило, возвращается один. Но у любых правил есть исключения, верно? Видимо, у неё получилось его зацепить достаточно сильно, чтобы парень изменил своим привычкам и скептицизму по отношению к такого рода сводничеству. Думаю, это должно было меня обрадовать. Но совсем нет. Все произошло с точностью до наоборот, и я почувствовала болезненный укол где-то в районе груди. Только Боги знают, какого чёрта это было, но отпустило только тогда, когда Джейсон, наконец, сменил тему. Первое, что пришло на ум после этого: к чёрту Ди Анджело. И, клянусь, я повторяла это весь день, словно мантру. — Входи, — громко говорю я, абсолютно уверенная в том, что это Перси пришёл, чтобы вернуть одолженный этим утром ноутбук. Перевожу взгляд на человека, подпирающего дверной косяк моей комнаты, и в очередной раз убеждаюсь в том, что неплохо для разнообразия спрашивать, кто там, прежде чем разрешать войти. К чёрту Ди Анджело. Жалею, что уже успела переодеться в пижаму, по поводу которой принц Третьего королевства уже успел пошутить. Заправляю прядь волос за ухо и делаю шаг назад, уходя из-под прямого света, чтобы он не смог заметить перемену в моей внешности. После того, что рассказал Джейсон, желание показывать и доказывать ему что-то пропало напрочь. — Даже не поздороваешься? — с привычной насмешкой в голосе спрашивает Нико. — Привет, — выдавливаю из себя я, решив брать ситуацию в свои руки. — Это всё? — Только если ты не хочешь меня обнять, — ухмыляется, а я чувствую, как волосы на затылке встают дыбом. К чёрту Ди Анджело. — Не хочу, — ядовито улыбаюсь я. — Теперь можешь проваливать. На мгновение мне кажется, что я зря так груба с ним, что он, в принципе, ни в чём не виноват. Должна же была ему понравится девушка рано или поздно? И это абсолютно нормально. Ему почти двадцать один, он почти король. Королю нужна королева. И абсолютно всё равно, что мне почему-то стало неприятно, потому что это глупое наваждение пройдет. Я надеюсь, что пройдет. — Если ты по-прежнему злишься на меня за то, что я полез не в своё дело в тот раз, то успокойся, — неожиданно быстро отчеканил он, словно уже тысячу раз произносил это в своей голове. — Я пришёл попросить прощения. — У тебя были целые сутки. — Я был занят, — пожимает плечами. — Аннабет снимали гипс, а Рейне нужно было помочь освоиться. — Я всё понимаю, — вздохнув, говорю я, а потом неожиданно даже для себя добавляю: — Своей девушке нужно уделять достаточно времени и внимания. — Да, это ты… — начинает Нико, а потом вдруг осекается. — Как ты сказала? Девушке? Карие глаза смотрят на меня вопросительно, а я чувствую себя до ужаса глупо, желая утонуть в них. Каждый раз, когда мы пересекаемся взглядами, я начинаю сомневаться в своей адекватности. Нетрудно догадаться, что мне это мало импонирует. — А разве я ошиблась? — беззаботно пожимаю плечами и хмыкаю, заметив улыбку, которая появляется на его лице за секунду. — Ты очень забавная, когда… — Нико опять осекается и сдавленно смеётся, прижав ко рту кулак. А я вдруг отмечаю, что ему идёт тёмно-синяя рубашка с двумя растегнутыми пуговицами. — Когда что? — сощурившись, спрашиваю я, с вызовом глядя ему в глаза и непроизвольно делая шаг вперёд. — Когда ревнуешь, конечно, — подмигивает мне он. К чёрту Ди Анджело. — Не обольщайся, Нико, — слегка наклонив голову влево, фыркаю я. Такой вариант приходил ко мне в голову, но я сразу же отмела его. Потому что это, может быть, и похоже на правду, но абсолютно глупо, не так ли? С чего бы это мне ревновать человека, которого я не видела десять лет? Не могли же чувства проснуться за такой короткий срок? Глупости. Я уже открываю рот, чтобы не очень грубо попросить его уйти, но замечаю, что парень почему-то немного хмурится, сощурившись. Он преодолевает расстояние между нами в два шага и оказывается непозволительно близко. Так, что я чувствую его дыхание на своих волосах, куда он, не отрываясь, смотрит. Меня одолевает непреодолимое желание оттолкнуть его, но одновременно хочется, чтобы он уже не отходил. Запах его туалетной воды и кофе смогли вскружить мне голову слишком быстро. — Какого… — я не успеваю возмутиться, потому что Нико проводит кончиками пальцев по синей пряди моих волос, а потом без всяких прелюдий берет меня за подбородок и, заставив посмотреть себе в глаза, целует. Это даже трудно назвать полноценным поцелуем. Невинное касание губ. Но, чёрт возьми, какой эффект оно произвело на меня! Коленки вдруг подкосились, и я серьёзно опасалась потерять равновесие. Лоб покрылся испариной, а по телу будто непрерывно пропускали электрический ток не меньше, чем в тысячу вольт. Тело словно отказывалось регулировать температуру, и меня бросало то в жар, то в холод. А в животе что-то затрепетало, и я совсем не хотела задаваться вопросом о том, какого чёрта это было. Поэтому, положив ладони на грудь парню, который, явно удивленный этому порыву не меньше моего, стоял с озадаченным выражением лица, со всей силы отталкиваю его от себя. А мгновение спустя громкий звук пощечины прорезает повисшую тишину. Нико делает невольный шаг назад и, пошатнувшись, в последний раз смотрит мне в глаза. Смотрит абсолютно не читаемым взглядом, будто бы и не почувствовав удара по лицу. Ему была нужна секунда, чтобы исчезнуть из комнаты так же быстро, как появиться в ней. Минуту я сидела на полу напротив зеркала, прижимая холодную ладонь к разгоряченным губам. И целая ночь понадобилась нам обоим, чтобы прокручивать итог этого разговора в голове и абсолютно ничего не понять.
Примечания:
Думаю, самое время набирать темп. Главы теперь будут выходить раз в неделю, наверное, где-то на выходных.
Большое спасибо всем, кто дождался, надеюсь, вы не разочаруетесь)