Прах и пепел 33

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 150 страниц, 23 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

5. Потеряшка

21 февраля 2018, 15:28
      Для Элланы начались сумрачные дни службы в городском ополчении. То, от чего, признаться, у нее в предвкушении замирало сердце, оказалось занятием будничным и монотонным. Добровольцы в соответствии с графиком дежурили на стенах, высматривая мертвецов и троллей. О последних Лана даже не задумывалась, когда ехала в Транквиллион, начисто забыв, что приграничье всегда страдало от набегов этих зеленокожих варваров, а вовсе не от нежити — пока не грянула чума в Лордероне. Впрочем, после пришествия Плети в земли Кель’Таласа тролли предусмотрительно не высовывались, укрывшись в своем храмовом городе у южных границ.
      Вместе с Ланой дозор несли в основном ремесленники и подростки. Львиную долю составляли женщины — их тут служило куда больше, чем в страже Луносвета, например. Были и приезжие — те, у кого здесь жили родные. Они осели в Транквиллионе уже давно, почти сразу после случившейся трагедии. И практически все эти добровольцы являлись гражданскими. Исключение — только командующий Леоник, капитан городской стражи в отставке. Однако это не мешало ему сохранять в рядах ополчения почти армейскую дисциплину. Горожане подходили к своей задаче со всей серьезностью. Дежурные выходили точно по графику — в то время, как в свои выходные дни они не отдыхали, а работали над восстановлением города. Ни разу за время службы Лана не увидела, чтобы кто-то отлынивал от обходов или играл в карты на посту, даже если ничто не намекало на близкую угрозу. Почти никому из них прежде не доводилось сражаться. Они учились владеть клинком, уже записавшись в ополчение, на регулярных тренировках, проводимых Леоником. Дейгиль сказал, что вряд ли Лана, худо-бедно, но бившаяся с мечом и щитом, сможет улучшить там свои навыки, но все же советовал не пропускать хотя бы ради поддержания формы. Так что, выдержав свои первые три совершенно спокойных караула в соответствии с назначением, она отправилась именно туда.
      — Тренировочный меч возьми, — скомандовал Леоник. Эллана знала его в лицо с первого дня. Отставной капитан не патрулировал стены, но все посты обходил по несколько раз регулярно. И сегодня они проведут на площадке часа три, а потом он, наверняка, снова отправится на стены, хотя утром уже был там. — Руэл, помоги новобранцу освоиться, я подойду. Разбились попарно! Отработали серию!
      Лана взяла затупленный одноручный клинок со стойки и прислонила рядом свой чехол с оружием. Без щита левой руке было непривычно легко.
      — Нужно сделать три удара, двигаясь вперед, — объяснил определенный ей напарник. — Рубящий сверху, поперечный и обратно наискосок снизу. Потом ты ставишь блок, а я нападаю, в таком же порядке.
      Лана огляделась по сторонам. Бойцы отработанными движениями наносили в блок те самые три удара, менялись и двигались в обратном направлении. На другом краю площадки к парам подходил Леоник, говорил что-то, но из-за поднявшегося лязга его было не слышно.
      — Начни ты, — попросила Эллана.
      — Как хочешь. Блокируй.
      Руэл расставил ноги на ширину плеч и наклонился, будто меч его перевешивал. Он держал оружие перед собой обеими руками и выжидательно смотрел на девушку. Та пожала плечами — она думала, он нападет первым — и начала движение снизу-вверх. Клинки встретились. Лана пружинисто приняла вес удара, потом вспомнила, что должна пятиться и отступила. Второй проще было парировать и зайти сбоку, но она честно отбила, сделала еще шаг назад и упреждающе ударила по идущему снизу лезвию. Она рассчитывала на инерцию, но Руэл вложил в движение гораздо меньше силы, чем Лана предполагала. Острие ее меча взлетело до уровня лица напарника и опустилось — он едва успел подставить меч.
      — Извини. Нужно медленнее?
      — Что ты творишь вообще? — нахмурился Руэл сердито.
      Лана опустила глаза и повторила:
      — Извини. Давай попробуем сначала?
      Он недовольно хмыкнул и встал в исходную.
      — Меч так и нужно двумя руками держать? Это упражнение?
      Руэл выпрямился, опустив оружие, и бросил уже с раздражением:
      — Ты мой новый инструктор, что ли?
      — Я просто спросила. Это же одноручник.
      Он шумно выпустил воздух. Эллана подумала, сейчас выругается и пойдет к командиру с жалобой на несносную девчонку. Но Руэл неуклюже поднял меч правой рукой и сквозь зубы спросил:
      — А свободную куда девать?
      Лана удивленно моргнула и попыталась вспомнить, что она делала, когда начинала учиться только с клинком. Сейчас ее тело действовало автоматически, она даже не задумалась, когда поставила блок мечом.
      — Вот так?.. — Эллана подняла оружие под наклоном перед собой и медленно отвела левую руку, согнутую в локте, чуть назад. Выдвинула опорную ногу, слегка сгибая колени. Руэл стал было повторять за ней, но вдруг снова распрямился, глядя ей за плечо. Лана посмотрела на него вопросительно и осеклась, заметив, что лязг вокруг стал реже, постепенно затухая. Бойцы опускали оружие, кто стоял спиной — оборачивался. Она сделала то же, снедаемая любопытством, и замерла, почувствовав, как сердце в груди снова совершило кульбит.
      — Что тебе нужно, Харис? — вопросил Леоник, отходя от очередной пары.
      — Одна птица на хвосте принесла, что один из твоих новобранцев четвертого дня в одиночку свалил огромное поганище на северной дороге. Хочу взглянуть на этого мастера клинка, — усмехнулся рыцарь крови, складывая руки на груди.
      Эллана нахмурилась.
      — Поганище свалили следопыты, — сказала она громко. Взгляд рыцаря немедленно переместился на нее.
      Как и в первую их встречу, Харис был в доспехах цветов Ордена. На гербовой накидке красовался алый феникс на черном поле, тяжелый плащ чуть сдвинут ножнами с мечом. Густые белые волосы старомодными косами лежали на плечах. Лицо, будто высеченное из камня, уродовал шрам от виска до подбородка.
      — Значит, это ты напала на ужас Призрачных Земель с «праведной яростью берсерка»?
      Лана почувствовала, как краснеет.
      — Я.
      — Болтливая птица намекнула, что с твоими талантами тебе место среди рыцарей крови. Неужели ты владеешь силой Света?
      — Нет. Только мечом.
      — Покажи, что умеешь.
      Тон у него был откровенно издевательским, взгляд с прищуром. Но это рыцарь крови и… что там сестра говорила про рекомендации? Эллана мотнула головой, чтобы отбросить волосы за плечо и отогнать неожиданную робость. Два месяца с инструктором, пусть и в столице… Она подняла тренировочный меч, не вставая в позицию, сделала шаг навстречу рыцарю. Пальцы подтолкнули рукоять. Этому трюку она училась неделю — эффектный оборот клинка вокруг кисти. Лана проводила рукоять ловким движением руки и собиралась уже перехватить…
      Лязг металла о металл. Выбитый меч грохнулся на утоптанную землю. Эллана не успела заметить даже, как Харис вынул оружие из ножен. Только что он был далеко — и вот уже возвышается над ней, снисходительно опустив меч.
      — Фокусы, бесполезные в настоящем бою, — прокомментировал рыцарь. — Это все?
      Его взгляд был холоден. Лану вдруг охватила злость. Не ответив, она метнулась за своим оружием. Пальцы успели сомкнуться на рукояти — и эльфийка шарахнулась от мелькнувшего перед лицом клинка. Встала в полный рост, заслоняясь от следующего выпада. Шаг, шаг, шаг — все три назад. Сталь, сталкиваясь, лязгала и скрежетала. Эллана только и успевала что парировать очередной удар, в последний момент выхватывая взглядом светлый росчерк. Рыцарь вдруг ушел куда-то вниз. Она подпрыгнула скорее инстинктивно, чем увидев этот подсекающий ноги вымах. Тяжело хлопнул плащ, подметя площадку. Боясь упустить эту единственную данную ей возможность, Лана бросилась в контратаку. Харис с разворота поймал ее меч на гарду и резким движением отбросил, вырвав из рук.
      — До рыцаря крови тебе далеко, — вынес приговор он, не обнаружив даже намека на придыхание в голосе. Лана пристыженно сжала зубы, нагибаясь за выбитым клинком. — На это не имеет смысла тратить время.
      — Я с тобой вечером хочу поговорить, Дыхание Света, — хмуро заметил Леоник, до сих пор наблюдавший за происходящим молча.
      Рыцарь неопределенно махнул рукой в его сторону, убрал в ножны меч и пошел с тренировочной площадки прочь. Лана, успокаивая дыхание, яростным взглядом смотрела ему в спину. Пальцы до боли стиснули рукоять. Злость горячим комком докатилась до горла и перехлестнула через край.
      — Я все равно им стану! — выкрикнула Эллана, подавшись вперед. — Пусть мне потребуются годы… Я не собираюсь останавливаться только потому, что некий Харис Дыхание Света так сказал. Пусть через десять лет — но я надену табард!
      Рыцарь замедлил шаг и повернул голову, глянув на нее через плечо. Хмыкнул — и пошел дальше.
      
      

***


      Флайран и Дейгиль сидели на постаменте статуи с танцовщицами. Точнее, сидела Флайран, а молодой разведчик вился вокруг нее, увлеченно жестикулируя. Лана несколько раз вдохнула и выдохнула, прежде чем подходить ближе. Ей вообще подходить не хотелось, если честно. Но вот сестра заметила ее и махнула рукой. Дейгиль обернулся.
      — Ты рано, — удивился он. — Леоник же только начал вас муштровать.
      — Я не пошла на тренировку, — сухо ответила Лана. — Решила провести весь выходной с вами.
      — Но… как же… — у Дейгиля вытянулось лицо. — Я же…
      — Ты совершенно не умеешь врать, Лана, — припечатала ее сестра. — Что случилось?
      — Ничего.
      Флайран и Дейгиль переглянулись.
      — На сегодняшнюю тренировку должен был прийти Харис, рыцарь из Луносвета.
      — Значит, это ты птица, наболтавшая ему, что я в одиночку убила поганище?! — Лана тут же забыла про свое решение ничего не рассказывать. Тлеющая в ней обида полыхнула с одной искры.
      — Неправда, я сказал, как было, и…
      — И про праведную ярость?
      — И про талант воина, — покаянно опустил голову Дейгиль, украдкой косясь на Флайран. — Что, он не оценил?
      Лана шумно вдохнула и процедила сквозь зубы:
      — Этот гад унизил меня перед всеми и заявил, что рыцарство мне не светит.
      Она подняла кулак и с усилием разжала его, почти с удивлением отметив отпечатавшиеся следы ногтей. Хотелось что-нибудь сломать. Или сбежать подальше от всех и прореветься. А потом что-нибудь сломать.
      Флайран поднялась, опершись на посох, выструганный для нее Дейгилем, и положила руку сестре на плечо.
      — Я его отравлю, — совершенно спокойно пообещала она. Дейгиль хрюкнул, подавившись словом.
      — Перестань… — поморщилась Лана.
      Собственная несдержанность начинала горчить на языке. Рядом мялся Дейгиль с виноватым видом. Это все и раздражало, и расстраивало. А еще ведь придется как-то возвращаться в казарму и терпеть насмешливые взгляды тех, перед кем ее сегодня опозорили. Хотя бы того же Руэла.
      — Так. Кто-то тут меня медовыми лепешками пытался совращать, — Флайран выразительно посмотрела на Дейгиля, решительно беря ситуацию в свои руки. — Пойдем, раз уж с тренировки моя сестрица сбежала.
      Молодой следопыт с готовностью кивнул, а Лана только понуро пожала плечами — ей не было сегодня никакого дела до лепешек. Но ее не спрашивали.
      В этот раз Дейгиль повел их к себе домой — в маленький особнячок, который делили две семьи. За столом в тесной гостиной сидела заплаканная девочка-подросток с малышкой-трехлеткой на руках. Мать Дейгиля металась между ними и жаровней, подкладывая на большое блюдо горячие лепешки, снятые со сковороды. Семейную преемственность по этой женщине можно было прочитать сразу. В ней не было ничего от уютных хозяюшек — мягких, с приветливыми улыбками, как у держательниц популярных таверн, или степенных, с ласковыми руками вечных матушек. Даже движения, которыми она подхватывала лопаткой лепешку и бросала ее на смазанную медом горку, выглядели резкими и хищными. Легче было представить ее в кольчуге, чем видеть в фартуке.
      — Ты раньше, чем я думала.
      — Так вышло, — пожал плечами Дейгиль. — Это Флайран и Лана.
      — Меня Марика зовут. Садитесь, ешьте.
      Голос, видимо, не раз сорванный, казался злым, а улыбаться Марика даже не пыталась. Прорезавшиеся морщинки у рта усугубляли эффект, а клочья седины в каштановых волосах делали ее постаревшей и усталой.
      Дейгиль придержал стул для Флайран. Лана, не дожидаясь галантных жестов, села сама, повесив чехол с оружием на спинку. Она даже не зашла в казармы, чтобы оставить его и переодеться, и вообще туда возвращаться не хотела.
      Дейгиль зазвенел посудой, разыскивая для них тарелки. Девчушка молча подхватила свою плошку и малышку, тянущую к лепешкам руки, и убежала из комнаты.
      — Что с Линки?
      — Чернолапку потеряла.
      — Как так?
      — Как-как… Гуляли с мелкой под стеной. Из леса за почтовым дракондором сумеречница вылетела. Мелкая в одну сторону — кот в другую. Сумеречницу стража пристрелила, а Чернолапку она так и не дозвалась. С сестрой на руках не побегаешь, Лиссари на дежурстве, — Марика соскребла на сковороду остатки теста и повернулась к сыну и гостям, уперев руки с лопаткой и половником в бока. — Сто раз ей говорила, брось здесь все — езжай в Луносвет, не порти жизнь детям. Упрямая.
      — Это ты говоришь, — хмыкнул Дейгиль.
      — Мой сын уже взрослый мальчик. Вроде бы, — она отвернулась, чтобы перевернуть лепешку, и бросила через плечо. — Яблоки с заставы передали. Берите.
      Сестры молча терзали вилками сочащееся медом угощение, обе несколько смущенные. Из-за хриплого голоса и рубленых фраз казалось, будто Марика не говорит, а постоянно ругается. Дейгиль вымыл им пару яблок и тоже затих, сосредоточившись на еде.
      Марика шлепнула последнюю лепешку на вершину горки из таких же и щедро полила медом.
      — Я работать, — коротко бросила она. — Будешь уходить — накрой тарелку, чтобы не заветрились.
      Напоследок Марика улыбнулась гостьям — мимолетно, будто показав на миг чужое лицо, — и ушла, как была — в фартуке.
      — Суровая, — заметила Флайран, после непродолжительного молчания.
      — Разве? Ну… Раньше она улыбалась чаще.
      — Может, кота этого поищем? — предложила Лана, чертя вилкой по остаткам меда в тарелке. Лепешку она съела только из вежливости, не замечая вкуса и не горя желанием просить добавки.
      — Да сам вернется, — отмахнулся Дейгиль.
      — До сих пор не вернулся, — Лана нахмурилась. — До завтра ждать будешь? А если его нежить сожрет?
      — Какая нежить в Транквиллионе? — развеселился юноша.
      — Я, кстати, и живности тут как-то не видела, — заметила Флайран.
      — Ну… Да, — Дейгиль немного озадачился. — Если подумать, кроме Чернолапки в Транквиллионе и нет кошек. Они его как при эвакуации увезли, так и обратно вернули. Можно сказать, член семьи…
      — Пойдем, поищем, — волшебница встала. — День все равно свободный.
      Несколько минут им понадобилось, чтобы Дейгиль сложил грязную посуду в рукомойник и — с напоминания Флайран — накрыл оставшиеся лепешки другим блюдом. Лана закинула за спину свои щит и меч.
      — Да оставь хотя бы это здесь, — покачала головой сестра. — Из города не выйдем.
      — Нет.
      Флайран махнула на нее рукой, прекрасно зная, что спорить бесполезно.
      Для начала они сходили к стене расспросить дежуривших там ополченцев. Те не сказали ничего нового. Когда появилась сумеречница, на кота вообще никто не обратил внимания — только на девочек. Дейгиль на удачу предложил обратиться к распорядителю в гнездовье. Там им действительно повезло чуть больше –укротитель видел прошмыгнувшую зверюгу и указал на юго-запад. На этом расследование зашло в тупик: на улицах Транквиллиона мало кто прогуливался, чтобы отследить путь кота дальше.
      — Остается только облазить весь город, — вздохнул Дейгиль.
      За следующие несколько часов они обошли Транквиллион по периметру и несколько раз прочесали переулки и улицы; спросили в ратуше, гостинице, кузнице, у Плеснера, всех встреченных горожан и на южном внутреннем посту. Дейгиль даже сам сходил в казармы и на тренировочную площадку, а девушки в это время обсмотрели все ближайшие деревья. Кота не было.
      В итоге они вернулись на исходную: к статуе танцовщиц на площади. И, купив у Плеснера пакет крылышек-гриль («Я не хочу знать, чьи они!» — предупредила Флайран), приткнулись у постамента.
      — Какие у нас еще варианты? — спросила волшебница. — Мог его просто подобрать кто-нибудь?
      — Мог, — кивнул Дейгиль, с аппетитом вгрызаясь в крыло. — Только его бы тогда вернули. Все местные знают, что Чернолапка Линкин, а любому приезжему бы Каларин сказал или у кого они остановились.
      — А если его не подобрали и он сам куда-нибудь не влез? Где мы еще не были?
      — В руинах, — сказала Лана.
      Повисло недолгое молчание.
      — В руины с нежитью я не полезу, — отрезала Флайран.
      — Да нет там нежити, — возразил Дейгиль. — Внешняя стена патрулируется круглые сутки.
      — Значит, у нас нет причин не ходить туда, — подвела итог Лана и встала.
      — Неугомонная… — проворчала Флайран.
      — Если ты устала, возвращайся в гостиницу, — пожала плечами Эллана. — Или вообще оба оставайтесь. Я запомнила, где можно перелезть.
      — Нет уж, — волшебница тоже поднялась.
      — У тебя точно еще не болит колено? — заботливо поинтересовался Дейгиль.
      — Оно вообще не болит, — огрызнулась Флайран. — Сколько раз повторять? Бери остатки крыльев. Будем на запах приманивать.
      Они все же сделали на всякий случай крюк и убедились, что Чернолапка домой не вернулся. Линки, узнав об их намерениях разыскать любимца, посмотрела с такой надеждой, что отказываться теперь было бы ужасающей подлостью. И Дейгиль повел сестер уже знакомой Лане дорогой к удобной насыпи, не проглядывающейся с поста. В этот раз она вскарабкалась сама, а вот Флайран пришлось мало что не повиснуть на Дейгиле, шипя сквозь зубы ругательства каждый раз, когда под тонкую подошву попадался острый камешек. Колено у нее и правда не болело, но нога плохо слушалась. На балконе Дейгиль ее в буквальном смысле ловил, хотя расстояние было смешным.
      Они спустились на другой стороне.
      — Мне здесь не нравится, — проворчала Флайран, еще больше чем обычно припадая на одну ногу.
      — Да, — согласилась Лана. — Здесь очень уныло. Особенно, если помнить, что раньше это было оживленным городом.
      Волшебница неопределенно покрутила рукой и, в конце концов, кивнула.
      — Кис-кис-кис… Кис-кис… — начала Лана, и остальные нестройно подхватили, медленно бредя по улице и заглядывая в выбитые окна и подворотни. В полной тишине их голоса были такими громкими, что казалось, их слышит весь Транквиллион. Так что вскоре все трое умолкли.
      — Это нереально найти здесь кого-то, если он не хочет быть найденным, — в отчаянии прошептала Флайран после получаса поисков, наблюдая, как Дейгиль пытается через продух просветить запертый подвал.
      — Кис-кис-кис… — снова позвала Лана. Тоже шепотом. Ватная тишина душила.
      — Не думаю, что имеет смысл дальше заходить, — сказал Дейгиль. — Мы и так прошли где-то половину заброшек. Вряд ли кот забрался бы так далеко, если он просто испугался… Да и с внешней стены увидеть могут, — неохотно признал он.
      — И что ты предлагаешь? — Лана явно отступать не собиралась.
      — Осмотрим этот кусок руин. Если не найдем и до утра он не вернется, попрошу завтра свободных ребят прочесать тут все как следует.
      — Тихо!.. — Флайран резко вскинула руку, заставляя Дейгиля замолчать. Все трое прислушались. — Мне не кажется?
      — Нет… Это оттуда! — молодой следопыт прикрыл глаза и через секунду уверенно двинулся в определенном направлении. Девушки последовали за ним, стараясь не шуметь. И уже более отчетливо из одного из домов раздалось слабое мяуканье. — Вот здесь!
      Дейгиль дернул дверь. Та, к счастью, оказалась не заперта. Троица закружила по подчистую вынесенной гостиной, пытаясь определить, откуда доносился звук.
      — Кис-кис-кис…
      — Он там, по-моему, — Лана присела на корточки под лестницей. В деревянной обшивке зияла щербатая дыра, в которую вполне прошел взрослый кот. — Кис-кис… Да, точно!
      Из-под лестницы повторилось тонкое жалобное мяуканье.
      Все трое обступили дыру. Дейгиль попробовал просунуть руку.
      — Ай, зараза! — он отпрянул, уставившись на кровавые полосы по тыльной стороне ладони. Из дыры раздалось шипение. — Мы тебя спасать пришли, между прочим! — обиженно заметил разведчик.
      — Доставай курицу, — скомандовала Флайран.
      — Это…
      — Я не хочу знать!
      Дейгиль выудил из прихваченного пакета жареное крыло и поводил перед дыркой, стараясь издали рассмотреть, что там. Кот снова замяукал, но стоило поднести руку ближе, мяв перешел в шипение.
      — Подвинься.
      Эллана скинула с изрядно уставших плеч ремень и спустила куртку на одну руку, чтобы можно было спрятать кисть в рукав. Придерживая изнутри импровизированный чехольчик, она сунулась в немедленно зашипевшую дыру и попыталась нащупать забившееся туда животное. По рукаву пришелся чувствительный удар, но кошачьи когти не смогли продрать жесткую кожу. Лана зашарила в направлении движения, погрузившись в пролом уже по самое плечо. Кот надрывно заорал, колотя ее лапами, но так и не попытался кинуться. Однако отползать ему тоже было уже явно некуда, поэтому в конце концов Эллане удалось нащупать кошачий загривок и, ухватившись за него, вытянуть упирающееся животное наружу.
      — Заверни его, скорее!
      Дейгиль бросился помогать оборачивать кота курткой. Шерсть у того стояла дыбом, из приоткрытой пасти неслось угрожающее урчание, глаза были бешеные. Прекрасно понимая, что даже самые домашние котики легко могут в клочья разодрать лицо, Лана и Дейгиль в четыре руки спеленали потеряшку так, что торчать осталась одна голова. Только после этого эльфийка рискнула взять его на руки.
      — Да он трясется весь… — прижимая сверток к груди, заметила Эллана.
      — Испугался, бедненький… — Флайран с опаской поднесла руку к кошачьей голове и погладила между прижатыми ушами. — Мы тебя сейчас домой отнесем…
      Девушки повернулись к Дейгилю, который задумчиво смотрел на рычащего кота и хмурился. Вдруг его глаза широко распахнулись, а лицо стремительно побледнело.
      — Дей?.. — голос Флайран дрогнул.
      — Уходим отсюда. Быстро! — выдохнул Дейгиль, хватаясь за кинжал.
      В его тоне прорезалось что-то такое, что заставило Лану вздрогнуть и рвануть меч, не спрашивая. Она замешкалась только, пытаясь накинуть ремень с зачехленным щитом обратно на плечо. Дейгиль выскочил из дома первым.
      — Твою ж!.. — и отпрыгнул обратно, захлопывая за собой дверь. В дерево с той стороны что-то врезалось и дробно заколотило. Кот у Ланы в руках сжался и завыл на одной пронзительной ноте.
      Звон разбитого стекла заставил обеих сестер резко повернуть головы. В проеме мелькнуло что-то темное — и тут же исчезло в яркой пламенной вспышке. Белая как полотно Флайран попятилась к Эллане, формируя новый огненный шар в руках.
      С треском проломилась входная дверь. Удерживающий ее Дейгиль рефлекторно пригнулся от пробившей дерево лапы. Уродливой длиннопалой лапы с обрывками истлевшей кожи на ссохшемся буром мясе. Следопыт махнул кинжалом. Кость сухо треснула, и мерзкая конечность упала ему под ноги, конвульсивно трепыхнувшись.
      — Надо выбираться, пока они не полезли через остальные окна! — Дейгиль стиснул зубы от натуги, удерживая сотрясающуюся дверь. — Их там штук пять!
      — Откроешь по команде, — звенящим голосом приказала Флайран и шире развела ладони, между которыми клубилось пламя. — Давай!
      Дейгиль бросился в сторону. То, что колотилось в дверь снаружи, с воплями ломанулось в дом, но навстречу полыхнуло огненной арканой. Пламенный вал слизнул тварей вместе с дверью. Затрещало загоревшееся дерево.
      — Пошли!
      Эллана, перепрыгнув занявшиеся доски, выбежала вслед за Дейгилем, прижимая кота одной рукой и стискивая меч другой. Как раз вовремя, чтобы прикрыть следопыта от прыгнувшего откуда-то вурдалака. Лезвие начисто снесло мертвецу голову вместе с плечом.
      — Сюда! — крикнул Дейгиль.
      Лана посторонилась, пропуская вперед Флайран. Та сожгла еще одного вурдалака, едва не насадившегося на меч ее сестры, и посохом отпихнула с дороги шевелящийся обрубок первого. Вдвоем эльфийки бросились за следопытом, но уже на углу натолкнулись на его спину.
      — Назад… — прошипел он, хватая за рукав волшебницу. — Их там целая стая!
      Лана мельком увидела, как по несколько мертвецов бежит к ним с обеих сторон переулка. Обернулась — позади тоже откуда-то возникли эти твари. Щеку лизнуло жаром –сорвавшийся с пальцев Флайран огонь ударил по преграждающим им обратную дорогу вурдалакам.
      Но на их месте почти тут же появились новые.
      — Давайте назад в дом! — отступая от выкатившейся из переулка нежити, скомандовал Дейгиль. — Наверх, живо!
      Оскальзываясь на рассыпавшихся по первому этажу жареных крылышках, троица рванула к лестнице, истово надеясь, что все ступеньки целые. Флайран один раз обернулась, шуганув уже лезущих в двери мертвецов огненным шаром. Только эти твари ничего не боялись. Одни сгорали, даже не пытаясь уворачиваться, но за ними уже напирала новая волна почуявшей живую плоть мерзости.
      От запаха гари першило в горле. Спотыкающуюся на каждом шагу Флайран Дейгилю пришлось тащить через последние пролеты буквально на себе. Наконец, они оказались на открытой верхней террасе. Отпустив кашляющую волшебницу, он захлопнул решетчатые двери за прошмыгнувшей следом Ланой и вставил свой кинжал между ручек. Все трое отшатнулись от вздрогнувших створок.
      — Это задержит их на какое-то время…
      Лана с тихим ужасом смотрела, как ворочается длинное лезвие между фигурных завитков, а в узкую щель, то и дело появляющуюся под напором с той стороны, пытаются просунуться скрюченные пальцы. Дейгиль бросил на это короткий оценивающий взгляд и двинулся вдоль площадки.
      — С другой стороны я видел пандус. Спустимся по нему, пока эти не поняли, куда мы делись.
      — Ты говорил, что здесь нет нежити! — истерически рявкнула Флайран, тяжело навалившись на посох.
      — Я ошибался…
      Голос разведчика заставил Лану, механически укачивающую кота, оторваться от созерцания ходящих ходуном створок. Дейгиль стоял на краю террасы. Она подошла к нему и почувствовала, как все волосы на теле встают дыбом. Улица под ними была заполнена вурдалаками. И та, из которой она выходила, тоже. Эллана подняла взгляд на западную стену. Через нее сплошным потоком текла темная шевелящаяся масса нежити.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.