Прах и пепел 40

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 170 страниц, 26 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

15. Зима в Кель'Таласе

30 апреля 2018, 13:21
      Спустя неделю Эллана вернулась к общим тренировкам.
      На площадке ее встретили угрюмые рекруты, похожие на нахохлившихся птиц. Погода портилась. С моря дул холодный ветер, изо рта с каждым выдохом вырывались облачка пара. Утром Лана видела в саду иней. Не готовый к такому синячник повял и висел теперь ржавой соломой на деревянных стенках. В списке дел на сегодня значился визит к мастеру-начертателю, чтобы пригласить его зачаровать стойло Ашала.
      Наставник отозвал зачем-то Ителиса, оттягивая начало занятия, и Лана пошла к тренировочному манекену, чтобы размяться и согреться. От одной из группок отделился Селени. Рион схватил было его за плечо, но тот отмахнулся и с решительным лицом направился к ней.
      — Привет, — немного натянутая улыбка. — Ты полностью оправилась от ранения?
      — Да, — Лана скованно пожала плечами. Взгляд у Селени был виноватый, словно это из-за него ее проткнули на прошлом занятии. И он тут же подтвердил ее догадку о причине такого не слишком льстящего ей внимания:
      — Извини, что меня не было в тот день. Сегодня я с тобой пофехтую, все будет нормально.
      Она что-то пропустила или они даже не тянули жребий. Лана посмотрела на него снизу вверх, потом обернулась почему-то на Хариса. Они, кажется, уже заканчивали разговор, Ителис махнул рукой в сторону рекрутов. Лана отвернулась.
      — Нет.
      — Нет?.. — удивленно заморгал Селени.
      Она выглянула из-за его плеча, находя в толпе вторую черненькую голову.
      — Эль!
      Обернулся не только Эльтару, отвлекшись от подбивания сокурсников на очередную авантюру, — на нее посмотрели все. Лана почувствовала, как защипало от жара кончики ушей и чаще застучало сердце. Словно она собиралась пригласить его на свидание.
      — Ау?
      — Будешь моим партнером на сегодня?
      — А почему бы и да, — лучезарно улыбнулся Эльтару, шагнув навстречу. Лана услышала, как фыркнул Аннорион — он стоял, сложив руки на груди, и без обычной раздражающей ее улыбки. На секунду перехватила ревнивый взгляд Тэссы… или Дессы — она никак не могла запомнить.
      — Санфейвер, — предостерегающе окликнул его Ителис.
      — Пусть, — неожиданно вступился наставник.
      — Тебе прошлого раза мало было?
      — Они не стеклянные, — одернул его Харис, не повышая голоса, но его услышали. — Пусть учатся на своих ошибках. Пока могут.
      Лана поймала его взгляд и в ответ на кивок чуть выше подняла голову.
      — Прости, Селени, — пробормотала она, проходя мимо него. — Я оценила твою заботу. Но обучение — это лестница.
      Ителис, явно уязвленный, уже раздавал команды — заметно резче, чем обычно. Лана и Эльтару выбрали себе место. Он наклонился к ее уху и доверительно прошептал:
      — Мне нравится твой суровый дядька.
      — Подлиза, — ответила Лана одними губами, ощутив почему-то мимолетный приступ гордости.
      — Дипломат, — поправил Эльтару. — А еще я хочу стейков.
      На следующем занятии он подошел к ней сам и сообщил с видом заговорщика:
      — Я покажу тебе, как можно выбить бастард одноручником. Если ты объяснишь, как обойти боковой блок щитом, не подставляясь под меч.

      Но это случилось позже, а в тот день Лана возвращалась с тренировки, со все нарастающей тревогой поглядывая на наставника. Он непривычно долго молчал. Они уже миновали площадь Солнца и свернули на тихие улочки родного квартала, когда Харис, наконец, произнес:
      — Плохо.
      Лана шумно сдула волосы с лица и приготовилась огрызаться, но следующая его фраза снесла ее оборону, как таран ворота.
      — Мы шли неправильным путем. Твоя защита никуда не годится.
      — Я стараюсь учитывать ошибки.
      — Ты прешь буром. В тебе что, гора мускулов и стальной каркас?
      — Я избегаю прямых блоков, — вспыхнула Лана. — Я парирую.
      — И? Эльтару, конечно, сильный, он это доказал, разбив тебе кольчугу. Но представь своим противником поганище.
      Она содрогнулась, вспомнив жуткую образину с торчащими наружу ребрами.
      — Ты сможешь парировать бросок крюка?
      — Ну… Свет…
      Харис без предупреждения рванул меч из ножен, стремительно разворачиваясь к ней. Лана резко затормозила, рефлекторно вскинув руки. Острие остановилось у самого ее горла. Наставник с немым вопросом кивнул на едва вспыхнувшие у нее на пальцах искры.
      — Я… научусь, — сквозь зубы прошипела Лана.
      — Шаг назад.
      — Что?
      — Один шаг назад — и я уже не дотянусь до тебя. Понимаешь?
      Она осторожно отступила и посмотрела на него вопросительно. Харис убрал меч и толкнул калитку их дома.
      — На задний двор.
      Лане хотелось помыться, поесть и пораньше сбежать к мастеру Гелантису, который позволял ей теперь работать по собственным эскизам, если оставалось время. Но она безропотно пошла следом, стараясь не отстать от широкого шага наставника.
      — Не тянись за мечом, — велел он, когда они оказались за домом. — И щит сними.
      Харис срезал относительно прямую ветку у ближайшей яблони, очистил ее от лишних сучков и ткнул Лану в плечо. Она от неожиданности дернулась, возмущенно уставилась на него и следующий тычок предвосхитила, перехватив ветку рукой.
      — Отпусти, — сказал Харис. — Ты девочка. Защищайся как девочка.
      — Подобрать юбки и бегать?
      — Если это тебя мотивирует — иди и надень юбку. Я посмеюсь.
      — Зараза… — пробормотала Лана и отпустила ветку.
      Светлый срез немедленно пронесся в непосредственной близости от подбородка — она отклонилась чуть назад, увернулась, пригнулась под. Потом он таки достал ее, чиркнув по кольчужному плетению на боку.
      — Двигайся. У тебя ноги к земле примерзли? Быстрее реагируй. Предугадывай. Гнись. Ходить можно не только назад. Отпрыгивай. Балансируй руками. Вертись.
      Пытаясь уйти от становящихся все быстрее ударов, большая часть которых все равно приходилась в цель, Лана отшатнулась, повернулась к наставнику боком, качнулась вперед, чтобы восстановить равновесие и, получив веткой поперек ягодиц, растянулась животом на площадке.
      — Я тебя снова почти ненавижу, — сказала она, приподнимаясь на локтях.
      — Тяжело в доспехах?
      — Привыкну, — Лана встала сначала на четвереньки, потом на ноги. Усталость после спарринга тоже сказывалась. — Давай еще.
      — Достаточно. Вечером погоняю. Иди, занимайся своими делами. С завтрашнего дня бегаешь в доспехах.
      — В полном латном? — чуть не взвыла она.
      — Это — еще не полный, — желчно усмехнулся Харис.
      На следующий день Эллана ничего не хотела знать о полных доспехах, а на тренировке случайно сломала Эльтару руку. Наставник смеялся. Эльтару тоже. Тэсса и Десса прожигали ее гневными взглядами. Перед мастером Гелантисом пришлось извиниться, потому что она не смогла победить дрожь в пальцах, а вечером снова хотелось умереть, когда Харис гонял ее палкой на заднем дворе.
      — Дохлятина, — подвел итог наставник. — Иди спать.
      — Покажи, как меня можно обойти в боковом блоке. Например, с бастардом.
      Харис проницательно прищурился.
      — Пригласи Эльтару к нам на неделе.
      — На стейки? — невинно уточнила Лана.
      Он фыркнул.
      — На стейки.
      Когда закат давно отгорел, она сидела на коленях перед низким туалетным столиком и в свете волшебного фонарика писала в очередном письме Флайран, перечисляя среди прочего свое ранение и чужую сломанную руку: «Кажется, у меня появился друг».

***


      Воронята обрастали теплыми плащами. Тэсса и Десса кутали головы в яркие шарфы с блескучими кисточками — это было смешно в сочетании с доспехами и простыми черными табардами. Лана пока держалась, но уже раздумывала — нанести на кирасу руны или обзавестись плащом с огненной вышивкой? Цены у чарователей ощутимо поднялись.
      — Того и гляди снег пойдет, — недовольно заметил Эльтару, покупая два горячих пирожка у лоточника. Один протянул ей.
      — В деревне Легкий Ветерок иногда идет снег, — сказала Лана. — Вообще-то сегодня моя очередь угощать.
      — Я забыл. И как вы с этим справляетесь?
      — Никак, — она пожала плечами. — Дети на седьмом небе от счастья. Я даже сбежала как-то с ними в снежки поиграть. На следующий день все равно тает.
      Эльтару с беспокойством запрокинул лицо к небу и смешно сморщил нос.
      — Климат портится. Дара принца не хватает на все. Отец опасается, что эта зима пагубно отразится на урожаях.
      Лана рассеянно посмотрела на парящий за легким позолоченным ограждением огромный кристалл. Они были повсюду в Луносвете и даже в предместьях, ставшие привычными, как кусты. Такие же зеленые. А когда-то взгляд цеплялся. Как и за отражение в зеркале.
      — Ты к Гелантису? — вернул ее к реальности Эльтару.
      — Нет, он сегодня решил закончить пораньше.
      — Сегодня Длинная ночь. Пойдешь в бар с ребятами?
      — Они же меня ненавидят, — пришла очередь Ланы морщиться. Эльтару рассмеялся.
      — Не так сильно. Особенно после пары кружек.
      — Да ну их.
      Лана предпочла уткнуться в пирожок. Перед занятием она, как обычно, перекусила легко, а от горячего теста с обжигающей язык вишневой начинкой еще и расходился жар по всему телу. Пока они прыгали с мечами, холод не донимал — теперь приходилось спасаться такими вот средствами. Все же на вечерние тренировки стоило одеваться теплее.
      — Тогда пойдем куда-нибудь вместе, — предложил Эльтару. — Это неправильно — торчать дома в праздник.
      Праздником в этом году особо и не пахло. Они как раз вышли к Королевской бирже — богатый в прошлом, но теперь довольно тихий район. Говорят, во время штурма он пострадал сильнее всего, если не считать полностью уничтоженные Королевский бульвар и старый порт. Многие лавки до сих пор были заколочены просто за неимением хозяев. В оставшихся витринах горели разноцветные огоньки, между фонарных столбов протянулись лиственные гирлянды, но все это было как-то тускло — слишком сдержанно, слишком для проформы.
      Навстречу им из-за здания банка шагом вывернул всадник. Огни одной из витрин отразились в багряно-золотой броне лошади. Сам наездник был при доспехе, гербовая накидка с алым фениксом на груди, черные волосы собраны в высокий хвост на затылке, тонкие брови строго сведены к узкой переносице. Лана, посторонившись вместе с Эльтару, залилась краской и отдала приветственный салют. Рыцарь крови чуть заметно кивнул им и проехал мимо.
      Эльтару ткнул ее локтем в бок.
      — Да ладно, не красней так. Это не свидание.
      — Что?..
      — Просто посидим по-дружески, говорю. Лана?
      — Да, конечно… — она все еще выворачивала шею вслед уходящему всаднику. Было так стыдно. Лана не думала о Вранеше с тех пор, как приехала в Транквиллион. Сейчас сердце заходилось от воспоминаний о том, как летом она специально выгадывала время его патрулей и сидела здесь, перед Королевской биржей, дожидаясь, пока он пройдет площадь. У банка он иногда останавливался на пару секунд, и тогда городские стражи преклоняли колени и произносили: «Доверяем наши жизни тебе, воитель Вранеш!». Так она узнала его имя.
      — Тогда встретимся здесь через полчаса? — предложил Эльтару, немного озадаченный ее реакцией.
      — Да… — Рыцарь скрылся из виду, и Лана немного пришла в себя. — Давай на скамейке напротив банка.
      — Через полчаса жду! Вон там можно срезать, — махнул рукой Эльтару.
      — Спасибо! — она нырнула в указанный переулок и поспешила в сторону Базара, на ходу доедая пирожок.
      В доме было тихо. Невольно стараясь в этой тишине и ступать бесшумно, что в сапогах со стальными накладками было сложно, Лана сняла перчатки и двинулась по коридору к своей комнате. Когда она уходила, Харис, поздно вернувшись из загородного патруля, еще спал. Наверное, и до сих пор спит. Она хотела уже свернуть в нужную арку, но тут краем глаза заметила наставника в гостиной. Он сидел за столом, спиной к ней, низко наклонившись. Сидел неподвижно, и Лана, на секунду испугавшись, сделала несколько шагов к нему, забыв о тишине.
      В нос ударил крепкий винный дух. Она все поняла, еще до того, как заметила пару бутылок, стоящих у ножки кресла, и одну — очевидно, недопитую, — на столе. Харис действительно спал, навалившись грудью на столешницу.
      Лане стало гадко и обидно за него. Первым порывом было уйти. Но все-таки она помедлила, наблюдая, как мерно поднимается и опускается широкая спина, затем подошла и легонько ткнула кулаком под лопатку.
      — Проснись.
      Харис открыл глаза сразу же, резко поднял голову, но на середине это движение сдержал и разогнулся в кресле медленно, осторожно поводя плечами.
      — В одиночестве так набираются только последние пропойцы. Тебе не стыдно?
      — Тебя забыл спросить, — огрызнулся Харис, потирая переносицу. — Который час?
      — Что-то около шести.
      — Утра?
      — Вечера.
      — Какого беса ты здесь?
      — А где должна быть? Тренировка закончилась.
      — Следовать моему примеру в каком-нибудь баре с однокурсниками… — он зажмурился и зевнул.
      Лана фыркнула.
      — Платья выходного нет, — соврала она, посмотрела на своего помятого наставника и вздохнула. — Ну, решил напиться — хоть делал бы это у себя. Совсем дурак на столе спать? Затечешь — потом не разогнешься.
      — Уже, — проворчал Харис.
      Лана укоризненно покачала головой, положила ладонь ему на плечо и сжала. Оба замерли. «Какого я это делаю?» — подумалось ей, но наставник молчал, поэтому Лана просто зашла ему за спину и попыталась размять каменные мышцы обеими руками. Он откинулся назад и опустил голову.
      — Какая ты дохлая все-таки…
      — Неблагодарная задница, — обиженно буркнула Лана и для веса стукнула его кулаком.
      — Вот так лучше. Давай еще.
      — Серьезно? — она удивленно посмотрела ему в затылок и уже не так уверенно ткнула костяшками в спину. — Вот так?
      — Да. Сильнее, не жалей. Только по лопаткам аккуратней. Во-от… Давай, когда еще тебе представится шанс безнаказанно побить наставника…
      Лана, конечно, била не в полную силу. Старалась пройтись по тем местам, которые разминала бы пальцами, где-то прорабатывала ребром ладони, где-то — совсем осторожничала. Это продолжалось несколько минут и выглядело очень странно.
      — Все. Я устала, — наконец призналась она и отступила.
      — Сойдет, — Харис подняв голову, подвигал шеей и обернулся. — Как прошла тренировка?
      — Нормально. Я ни с кем не подралась.
      Он хмыкнул.
      — Ты никуда не собиралась?
      — Я… — начала было Лана и замолчала, догадавшись. — Ты не выводил Ашала?
      — Ладно, день — не критично…
      Лана отмахнулась.
      — Животное не виновато… — она не стала продолжать, неопределенно поведя рукой. — Сейчас переоденусь и прогоню.
      — Подожди…
      Харис поднялся и, подойдя к серванту, выдвинул один из ящичков, где хранил деньги.
      — Что купить?
      — Что захочешь. В смысле… Это тебе… «на мороженое».
      — Что? Ты опять?! — возмутилась Лана.
      Он сунул ей в руку золотую монету и сжал кулак.
      — Слушай, не выпендривайся. Просто возьми это и все, хорошо? Я так хочу.
      Лана шумно выдохнула через нос и опустила глаза.
      — Ладно. Спасибо…
      — Возьми мой плащ, там холодно.
      — Угу.
      — И не тритесь рядом с Тропой. Скоро совсем стемнеет.
      — Я поеду на восток, до фермы Турона и обратно, — пообещала Лана, выходя за Харисом из гостиной и наблюдая, как он тяжело поднимается по лестнице. Затем скользнула в свою комнату. Времени до встречи с Эльтару у нее оставалось все меньше.
      И в итоге она, конечно же, опоздала. Он сидел на скамейке, закутавшись в плащ по самый нос, а на черной шерсти и волосах оседали мелкие белые крупинки. Снег все же пошел.
      — Эль… Прости, я не хотела… В общем… — Лана посмотрела на него сверху и виновато умолкла. — Так получилось.
      Эльтару с любопытством высунул нос из складок.
      — Я думал сводить тебя в какую-нибудь уютную забегаловку, но с лошадью нас туда точно не пустят.
      — Это жеребец, — угрюмо поправила Лана. — Чистокровный талассиец, между прочим.
      Ашал повел ушами, будто прислушивался к их разговору, и фыркнул, сдувая щекотнувшую ноздрю снежинку.
      — Если бы я знал наперед, взял бы Арана, — Эльтару встал и осторожно потрепал коня по шее. — Это твой или Хариса?
      — Хариса. Он… занят, а Ашала… Ну, ты понимаешь. Наверное, тебе еще не поздно присоединиться к остальным?
      — А нас двоих он не выдержит?
      — Конечно выдержит. Харис в доспехах весит больше нас обоих вместе взятых, а Ашал ходит еще и под броней… — она осеклась. — Ты пошутил, что ли?
      — Поехали к старому порту, — рассмеялся Эльтару. — Покажу тебя Солнечный Шпиль издалека. Там красиво.
      — Это ведь по ту сторону Тропы, — сказала Лана неуверенно и посмотрела над линией крыш. Рассеянное уличное освещение давало иллюзию ранних сумерек, но небо уже окрасилось в глубокий синий.
      — На переходе всегда дежурят следопыты, а на Рассветной улице можно прибиться к патрулю. Я сто раз там ездил, не бойся.
      — Я не боюсь! — вскинулась Лана.
      — Я не в том смысле, — Эльтару дружески улыбнулся. — Или тебе достанется от твоего рыцаря?
      — Нет. Просто думаю о том, что по городу придется идти шагом. Так что сначала съездим до крылобежьей фермы. Забирайся.
      Она освободила для него одно стремя, и Эльтару ловко запрыгнул в седло позади нее.
      — Язва точно не будет ругаться?
      — Не будет, — ответила Лана и толкнула Ашала в бока. «Особенно, если не узнает».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.