Прах и пепел 33

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 150 страниц, 23 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

16. Длинная ночь

7 мая 2018, 13:00
      До фермы Турона Ашал донес их быстрой рысью за считанные минуты. Лана опасалась пускать его в галоп, хотя дорога была освещена и пустынна: только раз им встретился крылобег и еще — какая-то припозднившаяся пара, чинно идущая пешком по обочине. Последние двое прокричали им «слава син’дорай!», приняв, возможно, за настоящих рыцарей — Лана и Эльтару были закутаны в черные плащи, да и на лошадях, как правило, ездили только военные. На обратном пути они эту парочку уже не встретили. Мало кто горел желанием бродить где-то в такой холодный вечер, да еще и в праздник.
      Ближе к Тропе Лана сдержала ход до шага, а у Эльтару развязался язык. Он без всякого стеснения рассказал о том, как переходил в этом месте в первый раз на артачащемся крылобеге. Постовым даже пришлось помочь ему успокоить птицу. Эльтару для этого сам был не очень-то спокоен. Но зато потом отец купил ему талассийского жеребца, рассудив, что все равно придется, а учиться обращаться с лошадью лучше заранее.
      Следопыты не сказали им ни слова, пропустив между двух заграждений, а вот на площади Соколиных Крыльев пришлось немного подождать, чтобы уйти с патрулем. За это время Эльтару успел разжиться бурдюком горячего вина со специями в ближайшей таверне. Там, по его словам, уже вовсю веселились стражники, сменившиеся с поста. На самой площади было тихо. Лана всматривалась в прямую, как луч, Рассветную улицу, уходящую к острову Солнечного Скитальца. Она, казалось, уводила прямиком в ночь, потому что дома по обе стороны от нее тонули во мраке — пустые, холодные, с выбитыми окнами и треснувшими колоннами. На лицо падали редкие снежинки.
      — В общем-то, могли и так пойти, — Эльтару передал вино. — Вон он, патруль. Вся улица просматривается.
      — Давай без лишнего риска. У меня чужой конь и нет оружия.
      — Я, кстати, взял еще немного острого сыра для нас и яблоко, — он просто пожал плечами и сменил тему. — Ашал будет яблоко?
      Жеребец повернул голову, услышав свое имя. Эльтару протянул ему угощение.
      — Прикармливаешь, — заметила Лана, глядя, как Ашал осторожно взял яблоко и благодарно ткнулся носом в подставленную ладонь.
      — Сойдемся на том, что я просто добрый.
      Эллана потрепала жеребца по шее. Подошел патруль. Стражи в алых с золотом доспехах отсалютовали сменившему их отряду глефами и заняли свой пост на площади. Лана с Эльтару пристроились за отправившимися в обход стражниками.
      Рассветная была широким бульваром с пунктирной линией газонов по центру. Из некоторых торчали разросшиеся кусты, которым давно не ровняли кроны. В паре десятков ярдов от площади дорога ложилась на насыпь — окружающие дома были ниже. Рассеянный свет фонарей стекал по травянистым склонам, выхватывая из темноты разбитые дорожки и запущенные газоны. Здесь никто не поддерживал порядка, не восстанавливал расколотые фонари, не пускал уличных метел — их ломали, начисто вытягивая поддерживающую работу алгоритмов магию. Здесь все было сломанным и мертвым. Разве что вдалеке между темными зданиями теплились какие-то огоньки, не слишком располагающие любопытствовать, что это.
      Но один раз к насыпи все же выбрело бледное сгорбленное существо, протягивая тонкие руки к проходящему патрулю.
      — Маны, — прошептало оно. — Пожалуйста, хотя бы кристаллик маны…
      — С дороги! — грозно прикрикнул старший из стражников.
      Существо зашипело и отступило от склона, жадно следя за двигающимися мимо патрульными. Оно было таким худым, что казалось, остались только кости, обтянутые пепельной кожей. Лысый череп выглядел длинным и узким, губы впали, нос заострился, как у мертвого, но существо не было мертво. Это был кель’дорай, под изодранным тряпьем уже даже не ясно — мужчина или женщина. Их называли Презренными, они здесь жили.
      Один из стражников все же бросил вниз блеснувший зеленью кристалл. Остальные сделали вид, что не заметили. Существо с шипением бросилось к тому месту, куда упал кусочек фэла. Коротко сверкнула вспышка. Лана отвернулась. Она знала, что такой могла бы стать Флайран, если бы великий магистр вернулся из экспедиции хоть немного позже.
      У арки в конце квартала патруль повернул обратно, а Лана с Эльтару двинулись дальше — окрестности острова считались безопасными.
      — Неприятно получилось, — через некоторое время посетовал Эльтару, идущий теперь пешком рядом со стременем. — Извини.
      — Тебе не за что извиняться. Я не понимаю, почему наместник мирится с существованием гетто.
      — Потому что это все еще наши сограждане.
      Эллана сжала губы.
      — Здесь направо, — кивнул Эль.
      Она тоже спрыгнула на землю и взяла Ашала под уздцы. Не доходя до моста через узкий пролив, они сошли с дороги и медленно двинулись вниз, к морю. Знакомо потянуло солью и сыростью. Лана беспокойно поддернула плащ: Харису он был чуть ниже колена, ей — по самые щиколотки. Для верховой езды не страшно, но теперь край то и дело цеплялся за траву. Лана боялась в нем запутаться.
      — Смотри, крылобег Дессы, — удивился Эльтару. — По крайней мере, похож. Интересно, что он здесь делает.
      — Она родом не с острова?
      — Нет, ее родители живут в вашем районе. На самом деле, ребята собирались в Солнечный Шпиль. Просто странно, что птица так далеко от дороги.
      — Она привязана, — приглядевшись, заметила Лана. Они как раз достаточно приблизились. Поводья крылобега петлей затянули на нижней ветке молодого клена, пробившегося на склоне. Его хозяйку видно нигде не было, но здесь хватало поросших кустарником скал, где можно спрятаться. — Может, у Дессы возникло… срочное дело.
      — Дело?..
      — Дело, Эльтару, — повторила Лана с нажимом, стараясь не рассмеяться. — Пойдем, не будем ей мешать.
      Они добрались до самой воды и пошли вдоль кромки. Здесь не было песчаного пляжа, как на западной оконечности Призрачных Земель. Каменистый берег то и дело горбатился валунами или рассыпался галькой. Мелкие брызги приливных волн летели в лицо пополам с неуверенными снежинками. Впереди белела мраморными колоннами беседка — к ней они и направились.
      — Ну, как тебе? — спросил Эльтару, когда Лана, привязав Ашала, устроилась рядом с ним на широких перилах.
      — Красиво, — кивнула она.
      Почти под ними поблескивало кажущееся черным море. А вдалеке светились и переливались белые башни Солнечного Шпиля на той стороне пролива. Остров выглядел чудесной игрушкой — вроде тех волшебных музыкальных шкатулок, которые как раз принято дарить на зимние праздники. Освещенный со всех сторон, он отбрасывал на воду настоящий пожар из разноцветных пятен и бликов. Фонари на мосту протянули по волнам праздничную гирлянду огней.
      — Ты как будто не рада быть здесь.
      — Странное чувство, — призналась Лана. — Наверное, из-за дороги через гетто. Там так остро ощущается разруха и страдание, что это все после них — как чародейская иллюзия. Кажется нереальным.
      Эльтару протянул ей бурдюк с вином — все еще горячим, наверное, хозяйка навела чары. Отдающий корицей и черным перцем глоток прокатился жаром по пищеводу. Плащ Хариса не давал замерзнуть под холодным северным ветром, у воды ощущавшимся еще сильнее, но вино согрело как будто изнутри. Почти растопило тот неприятный узел, свернувшийся где-то под сердцем.
      — Я сюда часто сбегал летом, — поделился Эльтару.
      — Сбегал?
      — Иногда все надоедают, — поморщился он. — Без какой-либо причины. Просто слишком много. В казарме тоже. Только с той стороны Тропы пляжа совсем мало — жалкий огрызок между разрушенным бульваром и новым портом. Извини, что потащил тебя сюда, но там совсем уныло.
      — Да все в порядке, — Лана отхлебнула еще вина и передала бурдюк обратно. По телу растекалась приятная легкая слабость. Она вспомнила, что ничего не ела, кроме того вишневого пирожка после тренировки. — Единственное за что я беспокоюсь, чтобы не оказалось, что все стражники разошлись праздновать. Что там было про сыр?..
      — Приказы наместника Терона исполняются строго, — Эльтару откинул клапан на поясной сумке и вынул оттуда промасленный бумажный сверток. — Но если что, мы можем заночевать на родительской вилле на острове, никаких проблем.
      — Так себе идея, — Лана кивнула назад, где Ашал мирно обирал траву под беседкой. — Мало ли, когда Харису понадобится уехать. Да и вообще… не хочу его зря волновать.
      Воспоминание о наставнике заставило сердце тревожно трепыхнуться. Но она тут же успокоила себя тем, что он наверняка уже снова спит, на этот раз — в собственной постели.
      — Он строг с тобой? — вдруг спросил Эльтару. — Дыхание Света кажется гораздо жестче инструкторов. И в то же время, когда он не на площадке, то совсем другой… Как будто добрее, хоть и язвит столько же. Не могу понять. Не могу разобрать, какой он на самом деле.
      — Наверное, и того, и другого понемногу. Я не очень хорошо разбираюсь в этом, — честно сказала Лана. — Он требовательный. Но это, по-моему, правильно.
      — Его многие недолюбливают.
      — Ой, я его первое время почти ненавидела, — Лана улыбнулась и снова потянулась за бурдюком.
      — А теперь? — хмыкнул Эльтару.
      — Теперь привыкла, наверное. Или… — смешок вдруг показался очень двусмысленным, и она чуть не поперхнулась вином. — Ты же не думаешь, что то, что ляпнул тогда Мэд…
      — Мэд сам в это не верит, успокойся. Ему просто нравится цеплять тебя. Точно так же он доводит Риона, что того поставили на испытании с девушкой. И еще половину курса — кто на что поведется.
      — А тебя чем? — недоверчиво покосилась на него Лана.
      — А меня ничем, — ответил Эльтару. — Назвал как-то яблочным лордом, а я на следующий день притащил в казарму столько яблок, сколько смог увезти Аран, вырезал себе корону из долек и устроил дебош. Меня это не цепляет, со мной скучно.
      Они помолчали. Было странно вот так сидеть, смотреть на море, передавая друг другу вино, с практически незнакомым парнем, которого она почему-то посчитала своим другом. Только потому что он таскал ей фрукты и обсуждал технику боя после тренировки?
      — Смотри, фонарик.
      — Где?
      — Вон там, — Лана указала рукой.
      — Один?.. — теперь и Эльтару увидел среди волн мерцающую искорку. Он озадаченно нахмурился. — Не похоже на праздничный.
      — Я и не подумала о них. Там, вроде, лодка?
      — Да кому придет в голову плавать по такому холоду, в темноте, да еще и в праздник?
      — Не рыбакам, — сказала Лана.
      В этот момент огонек погас. Они переглянулись. Эльтару положил почти опустевший бурдюк на перила рядом с развернутым сыром и молча спрыгнул вниз.
      — Ты куда?
      — Посмотрю поближе.
      Эллана неуверенно оглянулась на привязанного Ашала. Здесь, вроде бы, не водилось хищников и Презренные не показывались из своих руин, иначе бы Десса — или кто там был хозяином крылобега — не оставила птицу без присмотра. Эльтару тем временем уже скрылся в темноте, и Лана решилась. Перекинув плащ на руку, она спрыгнула с перил и быстрым шагом отправилась вслед за другом.
      Лана нагнала его на берегу. Темный силуэт в плаще выделялся на фоне неспокойного моря. Дальше начинались скалы и нагромождение валунов, отделяющие дорогу к острову Солнечного Скитальца от гавани Луносвета.
      — Что там? — спросила Лана шепотом.
      — Не могу понять… — Эльтару, щурясь от брызг, вглядывался вдаль. — Вроде лодка, но толком не видно. Такое ощущение, что оно двигается к Тропе.
      — К Тропе? — Лана округлила глаза и вспомнила — да, Тропа Мертвых, рассекающая Луносвет пополам, должна быть точно за этими скалами. Там же — разрушенный порт. Проклятый принц хотел захватить их корабли, чтобы добраться до Кель’Данаса и Солнечного Колодца. Но корабли увели, и нежить пошла прямо по морскому дну.
      — Там точно никто не рыбачит, — прошептал Эльтару. — Мертвяки хоть и не умеют плавать, все равно жутко. Да и рыбы нет.
      Словно опровергая его слова, снова мигнул фонарик. Теперь — гораздо ближе. Эльтару ударил кулаком в ладонь и беспокойно глянул на скалы.
      — Там же должна быть стража, — неуверенно проговорила Эллана.
      — Да. Крайний пост под стеной. Что творится за скалами, оттуда не видно, но Тропа должна проглядываться до моря вся.
      — Ты туда ходил! — одновременно возмущаясь и восхищаясь его безбашенностью, догадалась она.
      — Ну… — Эльтару шкодливо хихикнул. — Мне было интересно.
      — Идем.
      — Куда?..
      — На скалы, — Лана решительно заткнула край плаща за пояс. — Только не слишком близко к Тропе и ненадолго.
      Упрашивать не пришлось. Эльтару, явно с этими скалами знакомый очень давно, первым полез через валуны, показав ей удобную тропку. Это было в некотором отдалении от моря, и смутное пятнышко непонятной лодки они на время потеряли из виду. А чем дальше оставалась беседка, тем больше Лана беспокоилась за Ашала, но не поворачивать же теперь назад. Они только посмотрят. И окликнут стражу, если понадобится.
      — Здесь пригнись, — прошептал Эльтару, взобравшись на очередной камень, и осторожно выглянул из-за гребня скалы над ними. — Вон стражник.
      Лана приподнялась рядом с ним. Постовой с глефой и магическим факелом стоял у самого края обрушенной в этом месте городской стены. В десяти ярдах за ним начиналась полоса мертвой черной земли.
      — Один? — удивилась Лана.
      — На стене еще один. И на противоположной. Их по всему променаду натыкано через каждые пятьдесят шагов. Этот просто заворачивает не в меру любопытных вроде меня.
      — Тропа выглядит спокойной. Под Транквиллионом мертвецы по ней постоянно ходят.
      — Здесь все выжгли рыцари. Иногда из моря приползает, я видел. Но земля все равно проклята.
      Лана молча кивнула. Эльтару снова спрятался за камнями и пополз дальше, поманив ее за собой. Так они выбрались почти к самой Тропе, где скалы уже переходили в обломки портовых построек, расколотых плит бывшей пристани, отнесенных сильными приливами и опасно щетинящихся теперь в темноте острыми сколами и ржавеющими кнехтами. Засев под прикрытием одной такой вздыбленной почти вертикально плиты, Лана и Эльтару попытались снова высмотреть таинственную лодку. Но чем дольше они искали темное пятнышко на темных волнах, тем очевиднее становилась бесперспективность этого занятия. Неподвижно сидеть на пронизывающем ветру, крепчающем с каждой минутой, было все сложнее — того и гляди начнут стучать зубы. Лана заново закуталась в плащ.
      — Упустили, — со вздохом признал Эльтару.
      Она, несмотря на все свое упрямство, готова была согласиться. Плотнее запахнув полы плаща, Лана повернулась к Эльтару, как тот вдруг схватил ее за руку и указал на небо.
      Над Солнечным Шпилем расцвел золотой феникс. Его развернутые крылья вспыхнули искрами и стали опадать мерцающими перьями на воду. Сияющий контур оплывал, становился водопадом, струи которого изгибались спиралью, превращаясь во что-то другое, а над ними уже распускались огненные цветы новых заклинаний. Иллюзорная мистерия разрасталась, заполняя половину неба. Разноцветные дракондоры и мифические сноходцы отражались в волнах, и Лана поняла, почему устроенный магами фейерверк так взбудоражил Эльтару. У них появлялся реальный шанс заметить темное пятно среди этих бликов, когда праздничные огни доберутся сюда.
      Вечернюю тишину разодрал женский крик. Лана и Эльтару, засмотревшиеся на мерцающее в небе великолепие, чуть не подпрыгнули на месте. Первая мысль была о Тропе, но та оставалась безжизненной, а звук, кажется, донесся вообще с другой стороны. Они высунулись из-за плиты, и увидели, как стражник на посту тоже неуверенно крутит головой. Но тут крик повторился. До них донеслось даже что-то вроде отдаленного «помогите!», и караульный, отбросив последние сомнения, бегом бросился вдоль стены туда, откуда они пришли. Лана дернулась обратно, не на шутку в этот момент испугавшись за Ашала, но Эльтару удержал ее, сжав руку, и молча указал на море. Из-за волнореза выдвинулся отчетливый силуэт лодки, и меньше чем через минуту ее нос ткнулся в черную землю Тропы Мертвых.
      Лана с колотящимся сердцем присела обратно, до рези в глазах вглядываясь в темноту. На фоне моря двигались какие-то фигуры. Лодку наполовину вытащили из воды. Кто бы это ни был, они действовали молча, если и общаясь как-то между собой, то разве что жестами. Лана с Эльтару невольно пригнулись ниже к камням, наблюдая, как эти тени перемещаются вдоль обломков и стены по ту сторону. Между мерными вздохами приливных волн раздался непонятный, но в то же время какой-то знакомый короткий звук, послышалось бульканье. Открыли бутылку, поняла Эллана. Теперь жидкость из нее с шорохом лилась на землю. Через некоторое время звук оборвался. Напряженный до предела слух едва улавливал шепотки и сердитое шиканье. Фигуры замерли, практически растворившись в тени возвышающейся над ними стены.
      И вдруг что-то влажно чавкнуло, заставив Лану содрогнуться. Среди неизвестных тоже прошло волнение, одна из фигур отпрыгнула назад, раздалось отчетливое проклятие. К отскочившему метнулся другой силуэт, в темноте они слились во что-то неразборчивое. Очередная волна с плеском разбилась, заглушив странный шум, а потом ушей достигло слабое и невнятное бормотание, от которого мурашки поползли по спине.
      — Твою мать! — заорал кто-то, сорвавшись в фальцет. — Оно меня схватило!..
      Лану как подбросило.
      — Заткнись! — донеслось с Тропы.
      — Куда!.. — только и выдохнул Эльтару.
      Вырвав руку из его ладони, она побежала на крик, перескакивая с камня на камень. Впереди послышался короткий стальной шорох, и плиты кончились. Мягкая почва неожиданно упруго ткнулась в подошвы. Лана на секунду замерла. Сердце стучало где-то в горле, первобытный страх перед тем, что может вырваться из этой земли, холодком пополз по позвоночнику. Она стиснула зубы и решительно двинулась дальше: «Я — будущий рыцарь крови…»
      Ее явно не видели. Под стеной происходила какая-то возня. Глухо ударилось что-то о землю, послышался жалобный скулеж.
      — Нас всех здесь сейчас запалят… — сдавленно шипел знакомый голос. — Собирайте!
      — Оно держит… держит… — в панике шептал другой.
      — Тряпка!..
      И снова глухой стук, словно в землю ударили кулаком. Ударили. Изнутри. Брызнули во все стороны влажные комья. Неизвестные авантюристы шарахнулись, тот, которого что-то держало, тонко завизжал.
      Жжение в груди вспыхнуло и достигло апогея — Лана даже не поняла, когда. Она, едва ли успев добраться до середины Тропы, упала на колени, впечатав обе ладони в грунт. Тело содрогнулось от пропущенного по локтям жара. По земле прокатилась светлая волна, расцветая огненными капиллярами. На миг высветило застывшие фигуры юношей в черных доспехах. Сердце пропустило удар. Бледные лица. Полуразложившаяся лапа, торчащая из почвы. Отблеск меча. Узнаваемый хищный профиль под шапкой густых каштановых волос.
      Свет померк, оставляя на сетчатке цветные пятна.
      — Уходим!..
      — Лана…
      — Эй, там!
      На стене заплясал огонек факела. Сильная рука Эльтару дернула ее за плечо, поднимая на ноги, четверка орденских рекрутов сбилась в кучу и рванула обратно к воде. По Тропе зашарил светлый круг пущенного сверху фонарика. Лана попятилась. Под ноги попался край плаща. Она неловко взмахнула руками, пытаясь удержать равновесие, но все же запуталась и грохнулась на бок. Земля перед лицом вздыбилась фонтанчиком, пахнуло гнилью. Еще одна длиннопалая лапа вспорола воздух обломанными когтями прямо у нее перед глазами. Вспыхнул острый лучик, обращая мертвую конечность в прах. Эльтару снова склонился над Ланой, подхватывая ее под мышки.
      А в следующий момент их обоих накрыло светом фонаря.
      — Стойте, где стоите! — крикнули со стены. Со стороны скал к ним уже спешил проморгавший нарушителей стражник.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.