Прах и пепел 33

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 150 страниц, 23 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

17. Правосудие

14 мая 2018, 15:27
      Десса плакала. С плохой претензией на достоинство дрожала сжатыми губами, хлюпала носом и размазывала по щекам слезы вместе с краской. Лане было противно на это смотреть, и она уставилась в угол, где прислонили составленные вместе глефу и алый ростовой щит. Эльтару прятал руки под столом, чтобы не видели, как он беспокойно барабанит пальцами по коленям.
      Дверь в комнату распахнулась. Инструктор Ителис нервно встал, сержант Ка’рен только повернул голову.
      — Какого беса тут, мать его, происходит? — без приветствий рявкнул вошедший Харис. Лана машинально сложила руки на груди. В комнате стражи стало ощутимо жарче.
      — Твой оруженосец, воитель, и двое рекрутов ордена Крови были пойманы на Тропе Мертвых у старого порта, — без эмоций сообщил сержант, которому постовой передал их на площади Соколиных Крыльев.
      — Я просто ехала в Солнечный Шпиль, — снова заныла Десса, в третий раз начиная эту историю. — Наши ребята решили там отмечать Длинную Ночь, я опаздывала, потому что сначала заскочила к родителям, не стала дожидаться патрульных, и в самом конце Рассветной улицы на меня попытались напасть Презренные. Крылобег понес, перестал слушаться поводьев, сошел с дороги. Я звала на помощь — благородный стражник откликнулся. Вот и все… Все! Понимаете? Меня и близко не было на Тропе, я ехала в Солнечный Шпиль!..
      — Достаточно, — оборвал Харис. — А эти двое что говорят?
      — Что спасали на Тропе каких-то еще идиотов, — сказал Ка’рен.
      — Можно сначала? Мы ждали тебя, Дыхание Света, — Ителис присел обратно на жесткий стул напротив угрюмых нарушителей. Харис остался стоять, упирая кулаки в столешницу. Он был при гербах и оружии, на удивление свежий для того, кого должны были поднять с постели, и очень грозный на вид. Снова вернулось то неприятное чувство из первых дней ученичества у него, когда Лана подспудно ощущала за собой проступок в каждую их встречу. Но сегодня она в самом деле набедокурила.
      — Часть курса действительно собиралась в Солнечный Шпиль, — подал голос Эльтару. — Часть решила праздновать в «Благословении солнца». А мы вдвоем поехали к проливу. Сидели в беседке, ждали фейерверков. Как вдруг заметили в море огонек.
      Он снова не упомянул, что по дороге они видели крылобега Дессы привязанным у клена. Никакие Презренные его не пугали. Разве что эта плакса снова вывела его зачем-то на Рассветную, в то время как они уже лазали по скалам.
      — Талассийский жеребец был привязан у беседки, — подтвердил Ка’рен. — Твой?
      — Мой, — кивнул Харис. — Дальше что было?
      — Их понесло к Тропе, — проворчал сержант.
      — Мы поняли, что огонек движется к Тропе, — поправил Эльтару и пожал плечами. — Ну… И, да, пошли на скалы посмотреть, что это. Мы не спускались на проклятую землю.
      — А потом эта… закричала, — Эллана бросила на Дессу неприязненный взгляд. — Стражник отвлекся, а та лодка с фонарем как раз причалила. Прямо на Тропе Мертвых.
      Ителис посмотрел на сержанта.
      — Лодка?
      — В окрестностях ничего не нашли. Утром еще проверим то место. Они сказали, лодку втащили на берег.
      — К утру все следы слижет приливом, — фыркнул Харис. — А лодка наверняка ушла к Солнечному Шпилю, и теперь вы ее никогда не найдете среди всего, что стоит там на приколе. Как и тех, кто в ней плавал.
      — То есть, ты им веришь, воитель? — уточнил Ка’рен.
      — Если мой оруженосец полез на Тропу, значит, было зачем, — отрезал Харис. — Она была в Призрачных Землях, видела, что там бродит, убивала это. Ей нечего доказывать подобными выходками. Верно, Лана?
      Она собрала волю в кулак и подняла голову, посмотрев наставнику в глаза.
      — Я услышала, как мертвецы лезут из-под земли. Они схватили одного, он кричал. Я не могла просто сидеть и ждать, когда вернется стража.
      — Притом что оружия у вас обоих не было, — проворчал сержант.
      — У нас был Свет, — высокомерно напомнила Лана. Ее слова явно уязвляли Ка’рена, ведь, по большому счету, все случившееся выставило несостоятельной именно стражу, под носом у которой мертвецы чуть кого-то не загрызли.
      — Я бросился за Ланой, — не стал отмалчиваться Эльтару. — Там действительно кричали, и голос был очень юным. Наверное, какие-то подростки.
      — Наверное? — нахмурился Ителис. — Вы не увидели, кто это?
      Эльтару взял под столом Лану за руку.
      — Нет, — твердо ответил он. — Было слишком темно, а когда полыхнул Свет, им просто ослепило. Все, что я могу сказать — их было трое или четверо, и они сбежали на лодке, а нас остановила стража.
      Лана опустила глаза к столешнице. Она не понимала, для чего Эльтару так поступает. Он, возможно, действительно не разобрал лиц, но, судя по тому, как сильно сжимал ее руку, как минимум, был уверен, что их узнала она.
      — Все так, — подтвердила Лана бесцветно.
      — Я здесь вообще не при чем, — захныкала Десса.
      — В целом, никто не пострадал, ничего непоправимого не произошло, — подвел итог Ка’рен. — К леди Дессамин у нас претензий нет, рекруту и оруженосцу я пока выношу предупреждение ввиду невозможности прояснить все обстоятельства. Вас, господа рыцари, ставлю в известность как лиц, несущих ответственность за этих ребят в отсутствие их родителей и прочих родственников.
      — Да уж, за лордом Санфейвером было, конечно, дольше посылать, чем за инструктором на другой конец Луносвета, — саркастично заметил Харис.
      — Рассчитываю, что воспитательные меры в связи с инцидентом вы предпримете сами, — глянув на него исподлобья, процедил Ка’рен. — Можете быть свободны.
      Посвященные рыцари обменялись с сержантом уставными салютами, и вместе с провинившейся молодежью покинули управление городской стражи.
      На площади Эллане показалось еще темнее и пустыннее. На прежних местах стояли постовые с постными лицами, больше никого не было. Окна светились только в таверне. Оттуда едва-едва слышалась музыка. Рыцари подошли к коновязи, где за конфискованными Ашалом и крылобегом, а также жеребцом, на котором прибыл Ителис присматривал еще один стражник. Эльтару участливо положил ладонь на плечо хлюпающей носом Дессе, но та резко отмахнулась от него.
      — Если бы не вы, я бы сейчас пила вино в Солнечном Шпиле! — выплюнула она чистым злым голосом без намека на слезы.
      — Оба поедете в казармы, — строго сказал Ителис, отвязывая поводья.
      Десса прошипела что-то и полезла в седло своей птицы.
      — Учись, — негромко заметил Харис, кивнув на нее. — Замечательная лицедейка.
      Лана слегка опешила, затем задрала подбородок и бросила так, что на тихой площади должны были услышать все:
      — Размазывать сопли недостойно будущего рыцаря крови.
      Десса прожгла ее ненавидящим взглядом и хлестнула крылобега — только рыжий хвост взметнулся по ветру. Харис фыркнул. Ителису пришлось окликнуть воспитанницу, чтобы сбавила ход. Талассиец рысью поскакал догонять, и сидящий позади инструктора Эльтару молча махнул им рукой на прощание.
      Харис взял Ашала в повод и двинулся пешком. Лана поплелась рядом. Наставник пресек ее попытку вернуть плащ, и она зябко куталась в черную шерсть, пытаясь не обращать внимания на предвещающее выволочку молчание и только повторяя про себя, что Десса это та, что рыжая. Рыжая. Надо уже запомнить. Хотя какая разница, зуб на нее будет теперь у обеих.
      — Ну, и как все было на самом деле? — спросил Харис, когда они достаточно отдалились от последнего поста стражи, выйдя через новенькую арку на дорогу.
      Лана растерялась. Он говорил спокойно, будто в самом деле лишь удовлетворял любопытство, а не собирался ее ругать. Но они уже рассказали все, и она не думала отходить от этой версии. Лана не совсем понимала, для чего Эльтару покрывает ложь Дессы и этих четверых на Тропе Мертвых, одного из которых, она была уверена, что узнала. Но ее новый друг понимал в отношениях с окружающими побольше нее и знал, когда лучше промолчать о чем-то. Он, например, вряд ли стал бы дразнить Дессу, с которой теперь уже точно не подружишься. Хотя даже если бы Лана подумала об этом раньше, она поступила бы точно так же, потому что Десса ее раздражала. И поддерживала вранье Эльтару она не ради тех четырех дураков, а только чтобы не подставлять его самого.
      — Вот сейчас ты меня разочаровываешь, девочка, — тихо сказал наставник.
      Лане от этих слов стало неожиданно обидно, почти до слез. Она опустила голову, но продолжила молчать.
      — Я, в общем-то, даже знаю, кого вы покрываете, — задумчиво протянул Харис.
      — Откуда? — ляпнула Эллана и тут же подумала: «Дура».
      Он сдержанно улыбнулся.
      — Ты не умеешь врать. Если знать тебя хоть немножко, сразу понятно, когда ты пытаешься. Но инициатором была не ты, нет. И я понимаю даже, почему соврал Эльтару. Ему жить с этими «героями» в одной казарме и лучше получить наказание от инструктора, чем терпеть до конца обучения травлю однокурсников, — Харис кивнул сам себе. — Это были рекруты Ордена — там, на Тропе. Так что, ты мне расскажешь?
      — Да все практически так и было. Мы приехали посмотреть на Солнечный Шпиль с этой стороны пролива. Сидели в беседке и пили вино… — Лана стушевалась, но не потому, что ее уличили во лжи, и даже не из-за необходимости оправдываться за нее. — Извини, я бы вернулась самое позднее — через пару часов. Я не собиралась пропадать всю ночь с твоим конем. И на Тропу мы тоже лезть не собирались, ни я, ни Эльтару.
      — Так как это произошло?
      — Когда один из этих, из лодки, закричал, я побежала его спасать, — угрюмо ответила она, пнув подвернувшийся мелкий камешек. Тогда это казалось единственно верным, а теперь даже звучало глупо. — Одного вурдалака они, кажется, развалили. Другой схватил кого-то за ногу. Когда наружу пробилась вторая лапа, я была уже на середине Тропы. Выплеснула Свет через землю. Лапы сожгло.
      — Ты видела, кто это был.
      Лана вздохнула. Это проще было рассказать тому сержанту, чем наставнику, но он не спрашивал, а утверждал.
      — Это останется между нами?
      — Конечно.
      — Но ты мне не поверишь, — она поникла.
      — Почему я не должен?
      — Потому что месяц назад я хотела выбить этому ублюдку зубы. А сейчас еще больше хочу.
      Харис потер переносицу.
      — Маэдвель Стальное Перо, — медленно проговорил он, припомнив. — Сын начальника городской стражи. Теперь я еще лучше понимаю, почему младший Санфейвер не стал его приплетать. Твой друг хорошо соображает, Лана. А остальные?
      — Остальных я не рассмотрела, — пожала плечами она. — Но логично предположить…
      — Что это были его друзья, — кивнул Харис.
      — Это точно останется между нами?
      — Я когда-нибудь давал тебе повод не доверять мне?
      Лана вдруг вспомнила дверь на втором этаже и уже почти открыла рот, но передумала. Вместо этого она с ощутимым злорадством сдала последнего участника событий этой ночи:
      — А Десса туда приехала еще раньше нас. Мы видели ее крылобега.
      Харис усмехнулся.
      — Хорошо спланировали, засранцы. — Поймав непонимающий взгляд ученицы, он пояснил: — Фонарь. Я все думал, на кой бес он им нужен был в море в такую ночь? Теперь сложилось. Они подавали сигнал Дессамин. В нужный момент она увела стражника. Единственный оставшийся вопрос — для чего все это затевалось.
      — Судя по звукам, они вылили что-то на Тропу из бутылки, — вспомнила Лана.
      Харис задумался ненадолго.
      — Скорее всего, это была звериная кровь, и нежить они приманивали специально. Просто так в этой части Тропы могло и не встать ничего. Они же были при оружии? — он покосился на Лану, и та кивнула. Харис сокрушенно покачал головой. — Похоже на глупое испытание мужества. Какие же вы еще дети…
      Она ничего не ответила, и дальше они пошли в тишине. Лана чувствовала себя немного неловко. Она все еще не была уверена, что стоило рассказывать все это наставнику. С другой стороны, стало гораздо легче, будто взаимные секреты давили на нее физически.
      У самых врат Пастыря Харис спросил:
      — Эта история научила тебя хоть чему-нибудь?
      — Да, — кивнула Лана, немного подумав. — Впредь я все буду делать вовремя.
      Он недоуменно приподнял бровь, и она повела плечами:
      — Если бы я сразу обзавелась теплым плащом, мне не пришлось бы ехать в твоем, я не наступила бы на него и не упала, и нас с Эльтару не поймала бы стража.
      Харис помедлил секунду и расхохотался. Почти так же заливисто, как в тот раз, когда раскрылся секрет светоуловителя.
      — Что ж, я видел, кого брал в ученики, — пробормотал он, сделав несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. — Впрочем, это хорошо, что один случай с дураками не отвратил тебя от мысли спасать их в будущем. Но давай ты будешь хоть немного думать, прежде чем бросаться куда-то сломя голову?
      — Например, что нужно сбросить слишком длинный плащ?
      — Хотя бы об этом, — серьезно кивнул Харис. — Следующий месяц все обязанности по конюшне на тебе, никаких прогулок верхом и, пожалуй, дополнительный круг по городу вечером.
      — За что?! — возмутилась Лана. — Мы же не виноваты!
      — За то, что позволили страже себя поймать. И еще потому что я сказал не тереться у Тропы, а вы потащились через нее к Солнечному Шпилю.
      — Ладно, — шумно выпустив носом воздух, согласилась она.
      — И в следующий раз, если у тебя какие-то планы, пожалуйста, просто скажи мне об этом.
      — Ладно, — повторила Лана. В конце концов, один лишний круг ее не убьет. Возиться с Ашалом ей даже нравилось, а кататься на нем — не особо. Единственное, чистить броню после каждого патруля ужасно нудно. Но было бы гораздо хуже, если бы Харис просто на нее обиделся.

***


      Уже на следующий день Лана пришла на общую тренировку в собственном плаще, купленном на ту самую монету «на мороженое». Эльтару встретил ее как ни в чем не бывало, но, стоило им немного отойти от остальных, поделился:
      — Этот зануда назначил мне месяц домашнего ареста в казармах. Еще и отцу написал, зараза такая.
      — Неприятно, — согласилась Лана, бросив взгляд на других рекрутов. Они вели себя как обычно, разве что Десса не улыбалась в отличие от весело щебечущей Тэссы, а Маэдвель, встретившись с ней глазами, самодовольно ухмыльнулся. — А мне теперь одной чистить стойло и бегать на круг больше.
      — Я бы с удовольствием поменялся с тобой, — вздохнул Эльтару. — Я сдохну месяц не выходить дальше плаца. Особенно когда эти засранцы разбегаются в город или пить.
      — Слушай, а мне же можно приходить на площадку в неурочное время? — Лане вдруг пришла в голову идея. — Пить не обещаю, но лишний раз подраться я с тобой и здесь могу. Не думаю, что Харис будет против.
      — Мысль! — обрадовался он. — Я как раз хотел спросить, как ты это вчера сделала, с землей? Чему тебя Дыхание Света еще научил? И где он, кстати?
      — Сказал, что на нас может и на заднем дворе посмотреть, — усмехнулась Лана. — Так что до начала строевой его не дергать. Но теперь, видимо, ему придется еще месяц потаскать сюда свое седалище.
      — Разбились попарно! — прервала их разговор команда инструктора.
      Занятие пошло своим чередом. В последнее время Лана все чаще задумывалась, что если бы не Эльтару, ей было бы здесь уже скучно. Харис гонял ее больше и изобретательнее, и за меньшее время успевал отработать больше, чем Ителис с группой. На площадке они с Эльтару частенько занимались не тем, что требовал инструктор, а развлекали себя новыми приемами, что показывал ее наставник, изобретая способы защиты и обхода, пробуя и охотно разбирая их вместе. Они неплохо прочувствовали стиль друг друга. Так проще было защититься, но в то же время — сложнее обыграть. И это добавляло в рутину интереса.
      — Стоп! — грянул голос Ителиса. Занимающиеся опять не тем, чем сказано, Лана и Эльтару дружно вздрогнули и опустили оружие, но инструктор шел не к ним. — Маэдвель, сколько можно?!
      Главный задира курса стоял против Аннориона, прижимающего к груди правую руку. Бастард лежал в траве между ними.
      — Ирнмар, Селени, поменялись парами!
      — Нет! — рыкнул пострадавший, пытаясь самостоятельно стянуть перчатку. Лана, увлекшись занятиями с Эльтару, как-то перестала обращать на него внимание. А Рион, меж тем, с каждым днем выглядел все более мрачным. И давно уже вставал парой только с Маэдвелем, если задуматься.
      — Ваша задача — научиться, — нетерпеливо заметил Ителис. — Если вы будете биться о каменную стену…
      — Рыцарь Ителис!
      Их инструктор обернулся. Недалеко от тренировочной площадки стояли двое в гербовых накидках с алым фениксом. Один махнул рукой, подзывая Ителиса к себе. Лана узнала Баки.
      — Перерыв, — раздраженно скомандовал инструктор и пошел к ним.
      Рекруты опустили мечи. Ирнмар поспешил на помощь Аннориону, активно привлекая к этому блондинку Тэссорию.
      — Ты слышал, мелкий, — лениво протянул Маэдвель, стоило инструктору отойти. — Я для тебя стена. Дай мне пофехтовать с Ирном, с ним хотя бы интересно.
      — Оттого, что ты постоянно используешь эти подлые финты, ты не становишься лучше, — огрызнулся Аннорион, все еще придерживая руку. — Но даже с ними я тебя пробью.
      — Лет через двести, когда я стану старым и немощным, — рассмеялся Маэдвель. — О солнце, ты пробьешь здесь разве что девчонок. И то — я в это верю только потому, что одну ты смог уделать на испытании.
      — Ты сам-то против этой девчонки готов встать? — не выдержала Лана.
      Они обернулись.
      — Свет, не лезь… — прошептал Эльтару, но было поздно. Маэдвель с готовностью переключился на нее.
      — Тебя я один раз уже раскатал, помнится, — он растянул губы в снисходительной улыбке.
      — Понял, что слишком сложно, и боишься теперь, что больше может не срастись? — отмахнувшись от Эльтару, поинтересовалась Лана. Она прекрасно понимала, что сейчас сама провоцирует, и отнюдь не была в себе уверена настолько, насколько показывала. Но даже если он снова уложит ее на лопатки, Лане хотелось просто подраться и унять зудящее чувство несправедливости.
      — После того, как ты великолепно растянулась вчера на Тропе? — будто угадав причину ее выпада, оскалился Маэдвель. — Да я уверен, что с тобой даже Тэсса справится.
      Лана уставилась на него, спокойно и прямо говорящего о вчерашнем происшествии. Она настолько поразилась этой наглости, что оскорбление пропустила мимо ушей.
      — То есть… здесь все знают, что это ты там был, — медленно произнесла Лана, — а наказание повесили на Эльтару?
      — А кто сказал, что я там был? — ответил Мэд, откровенно издеваясь. — Мне могли рассказать очевидцы. Эльтару, например. Которого ты так здорово подставила.
      Лана покрутила головой, глядя на примолкший курс, и только убедилась — знают. Вся казарма знает.
      — Это не я подставила, — прошипела она.
      — Ну, в некотором смысле, он подставился сам, — не стал спорить Маэдвель. — Мог бы свалить оттуда вместо того, чтобы спасать неуклюжую дурочку в лице тебя. Я не понимаю, Эль, зачем ты вообще с ней возишься. С самого начала было ясно, она нам не равная. Из нее никогда не выйдет рыцаря. Для этого нужно работать руками и головой — и я сейчас имею в виду мозгом… а не ртом.
      — А вот за это ты ответишь! — выдохнула Лана в ярости. И, поколебавшись всего секунду, воткнула меч клинком в землю рядом с собой.
      Дернувшийся было на ее резкое движение Маэдвель, снова рассмеялся.
      — Ты в рукопашную, что ли, со мной собралась?
      Она не ответила, на ходу снимая щит и обе перчатки и бросая их прямо на траву. Когда между ней и Маэдвелем оставалось всего шагов пять, он усмехнулся и сказал уже совсем тихо, так, чтобы точно не долетело до инструкторов:
      — Вы такую веселую шутку нам обломали, недоумки. Мы ведь собирались преподнести того вурдалака в подарок малышу Риону. Кто знает, может, это оказалось бы его ма…
      Хрусть.
      Лана ударила почти без замаха, не дожидаясь, пока он договорит.
      Она промахнулась. В последний момент уловив движение, Маэдвель рефлекторно попытался пригнуться, но не успел. Кулак просто прошел чуть выше, чем Лана рассчитывала, противник удивленно булькнул и отшатнулся назад, зажимая ладонью лицо. Отняв руку, он ошарашено посмотрел на испачканную кровью перчатку, коснулся носа, болезненно поморщился и повернулся к Лане, перекосившись от злости.
      — Сука!
      Она увернулась от удара и будто бы пришла в себя. Вид расквашенного носа обескуражил ее не меньше, чем Маэдвеля — врезавшийся в него кулак. Теперь он был в ярости и беспорядочно лупил в воздух, пытаясь достать верткую противницу. Лана отступала. Пригнулась от в очередной раз свистнувшего кулака, повернулась боком, пропуская другой удар мимо. Она даже не думала отвечать — малоперспективное занятие бить в корпус одоспешенного рыцаря, а лицо у него теперь и так было «красивым». К тому же, ей вдруг стало необъяснимо весело. Маэдвель, вряд ли когда-либо дравшийся в доспехах в рукопашную, двигался несравнимо медленнее того же Хариса с палкой. А ведь даже от наставника она почти научилась уворачиваться. И, в очередной раз уйдя от неумелого взмаха, Лана не удержалась и фыркнула вслух.
      — Ты доигралась… — рыкнул Маэдвель, выхватывая меч.
      Ее веселый кураж разом улетучился. Лана инстинктивно подобралась и, не спуская взгляда с противника, попыталась вспомнить, в какой стороне остался ее клинок. Краем глаза она увидела, как всколыхнулась жадно наблюдающая за ними группа.
      — Стальное Перо, мать твою! — совершенно неожиданно ударил по ушам голос забытого всеми Ителиса.
      Маэдвель, бросившийся на Лану с занесенным мечом, натолкнулся на выросшую прямо из воздуха сияющую преграду и отлетел назад.
      — Успокоились! Убрал оружие! — ревел выведенный из себя Ителис, явно бегом вернувшийся к своим несносным ученикам. — Кто зачинщик?!
      Маэдвель не смотрел на инструктора, он сверлил взглядом опустившую кулаки Эллану. Кровь заливала ему рот и подбородок, нос был свернут набок. Наконец, он подчинился приказу и сквозь зубы ответил:
      — Салтерил.
      Лана нервно обернулась на движение справа, но это был всего лишь Эльтару с брошенными ею вещами. Она взяла меч из его рук и тоже убрала в ножны на поясе. Затем повернулась к инструктору и подошедшим вслед за ним рыцарям.
      — Так точно. Салтерил.
      Ителис сжал губы, сдерживая, очевидно, рвущиеся ругательства. Поэтому вместо него ответил принимающий с ее потока.
      — Ну что ж, рекрут Стальное Перо, — хмыкнул воитель Баки. — Поздравляю. Тебя побила безоружная девица. Я еще никогда так сильно не ошибался.
      Маэдвель глянул на него, забыв прикрыть рот, через который дышал, отчего вид у него получился донельзя растерянный и глупый. Потом стиснул зубы и обернулся обратно к Лане, смерив ее взглядом волка, жаждущего перегрызть горло. Среди рекрутов уже слышались отдельные смешки.
      — Дочка лорда Салтерила сломала лицо сыну начальника стражи, — покачал головой Ирнмар и изобразил сочувствующую улыбку. — Наверное, капитану Стальное Перо будет очень неловко…
      Кто-то отчетливо фыркнул. Лана почувствовала, как дрожит Эльтару, касающийся грудью ее плеча, и удивленно повернулась к нему. Ее друг, всеми силами стараясь сохранить серьезное лицо, сотрясался от беззвучного хохота.
Примечания:
У меня впереди очень сложная неделя, так что следующую главу я, наверное, задержу. Не скучайте =*
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.