Прах и пепел 40

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 170 страниц, 26 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

21. Пыль в глазах

11 июля 2018, 13:01
      Наставники поступили благоразумно, и следующие после Дня Памяти занятия были назначены на вечер. Но даже к этому времени Лана чувствовала себя так себе.
      Ее, конечно, не штормило, как половину утра подкалывал Харис, — молодой и здоровый организм достойно справился с испытанием первой попойкой, хотя уговорить себя выйти на пробежку ей так и не удалось. Но весь день Лану одолевала сонливость и противная слабость в конечностях, совершенно не хотелось есть и сложно было сосредоточиться. «Больше никогда», — решила она для себя. Хотя некоторые обрывки воспоминаний о прошедшем вечере казались волнительными. Она старалась не думать, как глупо выглядела в глазах Вранеша и как злорадствовала Десса (которая, к слову, действительно вела себя сегодня тихо и язвить не торопилась). Но приятно было вспомнить о непринужденной атмосфере, что, пусть ненадолго, но все же захватила ее; о ночной прогулке по тихому Луносвету, разговорах на берегу. Все это было смутным, как город в тумане, но вызывало теплое чувство в груди.
      — Ты какая-то рассеянная сегодня, — заметил Эльтару, когда Ителис позволил им короткий перерыв. — Плохо себя чувствуешь?
      — Да нет…
      Помимо приятных воспоминаний и нежелательных, был еще один их сорт. Тревожные. Лана проснулась с тревогой в сердце и все никак не могла вычленить для себя ее причины. Словно вчера она сказала что-то важное — или, наоборот, не сказала — и отсутствие финальной точки в этом мучило ее нетерпящую незавершенности натуру.
      Лана перевела взгляд на стоящего в другой части площадки Аннориона. Сегодня он был с Ирном.
      — Мы вчера говорили?
      Эльтару повернул голову в ту сторону и пожал плечами.
      — Кроме парочки тостов?
      — Я имею в виду Риона.
      — Когда я решил тебя увести, он, вроде бы, тоже сидел у стойки. Но не похоже, чтобы вы разговаривали.
      Лана нахмурилась, попытавшись это вспомнить. Сидели. У стойки. Смотрели друг на друга — но ничего больше?
      — Я хочу спарринг с ним.
      — Ну давай поменяемся.
      — Ты… не против? — осторожно уточнила она.
      — А с чего мне быть против? Мы же не подружками меняемся… Хотя для тебя я не пожалел бы, — добавил Эльтару без долгих раздумий, за что получил тычок в бок.
      Они подошли вдвоем. Ирнмар предупреждающе кивнул в их сторону, Аннорион обернулся, мгновенно замолчав, — о чем он говорил, Лана не услышала. Зато заметила свежий синяк на скуле, плавно перетекающий в фингал, на той стороне, где не было шрамов. А тех внезапно оказалось не один, а три рядом, как от лапы — два потоньше еще более незаметные.
      — Рион… — почему-то вернулась неуверенность первых дней, когда она и желала еще раз с ним подраться, и боялась снова проиграть. Лана взяла себя в руки. — Не хочешь поменяться парами?
      Он приподнял рыжие брови, уперев меч острием в землю перед собой, и усмехнулся:
      — Не хочу.
      Простой ответ и, в общем-то, ожидаемый, сбил ее с толку. Само собой вырвалось:
      — Почему?
      Аннорион пожал плечами и взглянул на нее совершенно спокойно, даже с толикой превосходства, несмотря на то, что был ниже на полголовы.
      — Мне это неинтересно.
      — Мне показалось…
      — Тебе показалось.
      У Ланы вспыхнули алые пятна на скулах и сжались кулаки. Неизвестно, какую именно гадость она ляпнула бы в тот момент, но на плечо вовремя легла ладонь Эльтару.
      — А мне кажется, что ты слишком зависим от чужого мнения, Рион.
      — Нет. Именно поэтому мне все равно, что ты сейчас скажешь, Эль.
      — Но не все равно, что говорит Мэд, — фыркнул тот.
      — Все равно.
      — Я правильно услышал свое имя? — крикнул Маэдвель, обращая на них внимание и всех остальных.
      — Расходитесь по местам! — поспешил вмешаться Ителис. — Продолжим.
      — Просто трус, — бросил Эльтару шепотом и резко отвернулся, увлекая Лану следом.
      Они вернулись туда же, где фехтовали до этого, подальше от Риона с Ирном. Инструктор что-то еще командовал, но Лана с удивлением смотрела на Эльтару.
      — Ты злишься?
      — Достал, — буркнул тот.
      — Впервые на моей памяти Эльтару Санфейвер так откровенно нарывался на сокурсника.
      Это было настолько забавно, что ее даже немного отпустило собственное желание поставить рыжего на место.
      — У тебя научился, между прочим.
      — Чему б хорошему, — улыбнулась она, но улыбка тут же погасла. — Он просто не воспринимает меня всерьез.
      — Он просто высокомерный болван с комплексами. Видела фингал? Это он вчера нарвался на кого-то из друзей Мэда. А сегодня ходит, задрав нос. Я даже завидую такому потрясающему самомнению на пустом месте, — Эльтару состроил саркастическую гримасу. — Учитывая, что влияние Сильверфлэймов кончилось со смертью его родителей и короля, а сам по себе Рион мало что представляет. Если бы не Ирн с Селени, его бы давно затравили.
      — Вчера в таверне он казался грустным… — пробормотала Лана.
      — Ты что, жалеешь его? — поперхнулся Эльтару.
      Она тряхнула головой.
      — На самом деле, Рион — как надкушенный кусок торта. Тогда, на вступительном, он разделал меня под орех, но чем больше я об этом думаю, тем лучше понимаю, что мы оба не показали ничего… — сказав про испытание, Лана вдруг вспомнила еще кое-что из их вчерашнего разговора. — А как будет выглядеть экзамен?
      — Как показательные спарринги. Комиссия из инструкторов будет смотреть, чему мы научились.
      — А выбор партнеров?..
      Эльтару пожал плечами.
      — Я думаю, распределять должны наставники… — он осекся, рассмеялся и театрально закатил глаза. — О, нет, судя по твоему лицу, я только что подсказал тебе какой-то очень сомнительный план!
      — Да, — серьезно кивнула Лана. — Для начала — получить право сдавать этот экзамен.

      Так и игнорирующий тренировки Харис встретил ее после занятий на площади Странников.
      — Рекрут, свободен, — приказал он увязавшемуся с ней Эльтару.
      — Так точно! — тот отсалютовал то ли шутливо, то ли по форме — у них с Харисом были такие отношения, что не поймешь. Но испарился Эльтару тут же, только махнул ей на прощание.
      — А с тобой у нас одно важное дело, — сказал наставник. — Идем.
      Повел он ее прямиком к штабу Ордена. Миновав вслед за Харисом широкое крыльцо с колоннами и статуями, Лана впервые оказалась в просторном, облицованном черным мрамором холле и немножко оробела. Строгая геометрия помещения в сочетании с богатой отделкой золотом и дорогими тканями внушали трепет и восторг. Прямо напротив входа наверх изгибались две лестницы с коваными перилами. Между ними виднелся полукруглый балкон, а над ним — золотистое зарево, столбом уходящее под высокий потолок. Длинные черные знамена с кантом, но без гербов спускались по стенам. Под ними горели жаровни.
      Было пусто и тихо. Так тихо, что отчетливо слышалось потрескивание поленьев, а шаги подбитых железом сапог казались громом. Неподвижных стражников в цветах Ордена Лана заметила, только когда они с наставником прошли мимо, свернув в боковую арку, забранную невесомым тюлем. Здесь очень четко ощущалась магия — не просто бытовые чары, благодаря которым в каменном коридоре было едва ли не теплее, чем на прогретой солнцем улице. Фон излучало все: пол и стены, лестницы, тот свет, что виднелся из холла. Не давящий, мягкий, но настолько сильный, что на пару секунд Лане показалось, воздух даже звенит от количества разлитой в нем магии. Но это была всего лишь музыка, доносящаяся откуда-то издалека, такая тихая, что не разобрать даже мелодии, только отдельные переливчатые аккорды. Лана тщетно вслушивалась в навязчивое позвякивание, пока это не стало раздражать. Она дернула ушами и, чтобы заглушить звук, спросила:
      — Это надолго? Я хотела успеть сегодня к мастеру Гелантису…
      — Думаю, это должно быть для тебя важнее подработки у ювелира, — Харис посмотрел на нее, изогнув одну бровь, и остановился рядом с очередной дверью.
      — Что — это? — Лана непонимающе нахмурилась, наблюдая, как он достает из сумки узкий шелковый шарф черного цвета.
      — Приподними, — потребовал наставник, накинув его петлей ей на плечо. — Не слишком практично, но табард тебе не положен, поэтому постарайся не потерять — он изготовлен на заказ, — Харис затянул узел, выпустив сверху конец с вышитым алым фениксом. — Твой пропуск.
      Он открыл дверь и подтолкнул ее, пропуская вперед. Лану встретили полки и книги. Она в восхищении приоткрыла рот.
      — Лита, это моя ученица.
      Лана обернулась. Сидящую за столом поодаль женщину она сразу не увидела. Та, впрочем, ими тоже не слишком заинтересовалась. Подняв голову, она скользнула рассеянным взглядом по гербовой накидке Хариса и лицу Ланы, кивнула и вновь вернулась к большому фолианту с покоробленными, как от воды, страницами, рассматривая в нем что-то через лупу, так что видна была только светлая макушка низко наклоненной головы.
      — Мы не будем тебя отвлекать, — усмехнулся Харис. — Я сам проведу экскурсию.
      Первое впечатление, как это часто случается, оказалось иллюзией. Помещение библиотеки Ордена явно не соответствовало ее содержимому. Больше места здесь занимали кресла и столы, поставленные как в нишах у стен, так и между стеллажами.
      — Лита — смотрительница и переписчик, — негромко говорил наставник. Звонкие шаги здесь глушились толстыми коврами. — Если понадобится, она поможет тебе найти нужную книгу, но постарайся не отвлекать ее лишний раз… Это историческая секция. Помимо истории Кель’Таласа и Ордена здесь можно найти списки и переводы книг о человеческом рыцарстве и паладинах, если тебе интересно.
      — Я читала, — коротко отозвалась Лана, оглядываясь.
      — В этой секции собрана информация о светлой магии и учении школы Святого Света. Копии из архивов жречества — того, что уцелело.
      Она нетерпеливо кивнула. Меньше десятка стеллажей — на это грустно было смотреть, учитывая какой бездной знаний должны были обладать жрецы, практиковавшие Свет веками.
      Но вот они остановились у последней открытой секции, и у Ланы вытянулось лицо от разочарования.
      — Орден Крови еще очень и очень молод, чтобы иметь собственное учение, — словно угадав ее мысли, сказал Харис. — Здесь наработки наших менторов и сотрудничающих с Орденом магов. Больше — только в закрытых архивах. Но, Лана, — он повернулся к ней, уныло рассматривающей полупустые полки. — Несмотря на то, что здесь рукописей от силы — пара десятков, я скажу тебе сразу: они создавались не для рекрутов.
      — Я понимаю, — забормотала она. — Я очень благодарна, что ты добился для меня разрешения, хотя не обязан был. Мне и так оказана честь…
      Харис хмыкнул.
      — Глупая девчонка. Я имел ввиду, что эти материалы писались для инструкторов, обладающих несравнимо большим объемом знаний в данной области. Впрочем, ты поймешь, когда попытаешься разобраться.
      Лана надулась. Он снова обозвал ее дурой.
      — Приходить сюда можешь в любое время, даже ночью. Книги не выносить, не переписывать, уходя — оставлять на столе. Никакой еды, питья, грязных рук. И лично от меня: никаких попыток практиковаться со Светом в библиотеке. Если ты спалишь ее, я вряд ли смогу оправдаться.
      — Так точно, — буркнула Лана.
      — Останешься?
      Она повела плечами, отклеивая от лопаток рубашку под поддоспешником и кирасой.
      — Не сегодня. Мне нужно пересмотреть распорядок.
      Харис кивнул.
      На пути обратно они столкнулись с Циссой Розой Рассвета.
      — Ты все же привел ее, — улыбнулась инструктор, после приветствия.
      — Привел. И надеюсь, что ты не попытаешься ее увести.
      — Я не баран, чтобы меня уводили, — огрызнулась Лана.
      — Конечно не баран, — наставник похлопал ее по плечу. — Ты — своенравная горная коза, неподдающаяся приручению.
      Цисса негромко рассмеялась. Харис подтолкнул возмущенно сопящую ученицу к выходу.
      На улице все еще властвовал ранний вечер, солнце едва ли сильно сдвинулось на небосводе. Лана вдохнула его живое настоящее тепло, невольно сравнивая с тем, что царило в стенах штаб-квартиры рыцарей крови.
      — Ну что, успеваешь еще к своему Гелантису?
      — Если у тебя нет каких-то поручений.
      — Свободна.
      — Харис… — уже готовая сорваться с места Лана остановилась. — А можно я еще попрошу?
      — Каждый раз это что-то трудновыполнимое или потенциально опасное, — вздохнул он. — Ну?
      — Я ведь занимаюсь вместе с орденскими рекрутами, — быстро заговорила Лана, — хожу с ними на неформальные мероприятия, даже допуск в библиотеку получила… — она покосилась на шарф, подрагивающий на ветру.
      — Короче.
      — Я хочу сдавать переводной экзамен.
      Харис помолчал.
      — Ты знаешь, как он проводится?
      Лана кивнула.
      — Тебе не нужно делать это, результаты не повлияют ни на что, но ты все равно хочешь выступить перед комиссией?
      — Хочу, — сказала она упрямо.
      — Что ж. У нас есть время подготовиться…

***


      Времени у них оказалось чуть больше двух месяцев. Хотя Лана не сказала бы, что наставник как-то особо увеличивал для нее нагрузку. К повседневным делам прибавились разве что посещения библиотеки. Лана решительно набросилась на гранит науки… и обломала себе зубы. Трактаты и схемы из собственной секции Ордена оказались за гранью ее понимания. Она пробовала и разбираться, и просто читать, но сдалась уже к концу недели и перебралась к более доступной жреческой магии.
      Так пролетели весна и кусочек лета.
      День экзамена выдался таким же солнечным, как день ее провала на вступительном испытании. Должно быть, поэтому Лана нервничала чуть больше, чем стоило бы. Поэтому. Не потому, что в решающий день у них с Харисом снова не совпало время. Она так и не дождалась его из патруля утром, ушла раньше.
      На тренировочной площадке во внутреннем дворе штаба Ордена установили длинные скамьи ступенчатой трибуной. Сегодня рекрутам придется долго ждать, пока сдают товарищи, потому что биться они будут попарно. Чтобы со всем тщанием оценили то, чему они успели научиться у инструкторов за прошедший год.
      — Они все равно никого не отсеют, — горячо шептал Эльтару, то и дело хватая ее от волнения за руку. — Незачем переживать. Тем более, тебе. Ты оруженосец рыцаря… Он придет?
      — Я надеюсь.
      Приемная комиссия была более чем скромной: инструкторы Цисса, Баки, Осслеан. Ителис, прохаживающийся взад-вперед перед их местами напротив рекрутской трибуны, казался едва ли не бледнее своих воспитанников. Как будто только он их учил.
      — Я переживаю не за это.
      Лана покосилась на скамейку в заднем ряду, где на самом краю, нахохлившись, сидел Аннорион. Тот не повернул головы, сверля взглядом пространство перед собой. Или, скорее, чей-то затылок в этом пространстве. Она даже догадывалась, чей.
      — Смотри, — снова зашептал Эльтару, наклонившись к самому ее уху. Он понял с полуслова. — Распределять нас не будут, очередность не регламентирована. Один выходит. Против него может выступить любой из еще не сдавших. Отказаться нельзя. Если на претендента не находится ни одного желающего, он выбирает сам. Если желающих несколько, выбирает тоже он.
      — И многие из вас договорились заранее?
      — Почти все.
      — И Рион?
      Эльтару покачал головой.
      — Он постарается выйти против Мэда. Ты уверена, что хочешь драться именно с ним?
      — Да.
      Эльтару выпрямился на своем месте и медленно сложил руки на коленях, будто раздумывал. Затем тряхнул головой и сказал беззаботно:
      — Представляешь, отец сказал, что, если я сдам с высоким результатом, он купит мне двуручный меч. И не абы какой, а у королевского оружейника!..
      Лана, все еще размышлявшая, как при таком регламенте умудриться попасть в пару к Аннориону, даже не успела переключиться на новый разговор и порадоваться за друга. На площадке появилось еще двое рыцарей. Сердце екнуло, и, кажется, не у нее одной. Над рекрутскими скамьями пронесся встревоженный шепоток, а затем, как волна: они вставали и отдавали честь, как полагалось, — к соседней трибуне подошла леди Лиадрин в сопровождении Солонара Кровогнева и заняла место рядом с инструкторами.
      — Ты знал?.. — садясь обратно, Лана обернулась к Эльтару. Все прочие мысли как сдуло. Еще бы, сама верховная леди будет наблюдать за ходом экзамена.
      — Никто не знал, — он выглядел не менее ошарашенным, но быстро взял себя в руки. — Хотя что это меняет?
      В самом деле, это не меняло ничего. Экзамен пройдет своим чередом, на нем всего лишь будут присутствовать матрона Ордена с заместителем. И не будет Хариса. Лана вдруг поняла, что ему нет никакого смысла тащиться сюда после ночи без сна. Достаточно того, что он снова за нее договорился, хотя по большому счету этот экзамен для нее всего лишь прихоть. Прихоть — и возможность снова выступить против Аннориона, доказать ему, что она не хуже прошедших испытание парней, чтобы относиться к ней с таким пренебрежением. Доказать себе, что она достойна табарда, несмотря на один провал.
      Осталось только придумать, как оказаться с ним в паре.
      Ителис еще раз озвучил порядок проведения спаррингов и предложил выйти первому добровольцу. Как ни странно, откликнулась Десса. Отсалютовала посвященным рыцарям и обернулась к сокурсникам. Никто даже не шелохнулся, когда против нее встала Тэссория — первый договорной бой.
      Лана на них почти не смотрела. Отметила только, что движения Дессы стали куда увереннее и экономней. Она больше не била по мечу напарницы, а целенаправленно пыталась чиркнуть по доспеху, вынуждая Тэссу отступать и даже ставить магические щиты. В другой день Лана поразилась бы, как непутевая блондинка делает это без физической основы, но сейчас ее голова была слишком занята Рионом.
      Как сделать так, чтобы тебя вызвал парень, который не хочет с тобой драться? Который хочет подраться с другим. Он не станет выходить сам, поняла Лана. Дождется, когда перед трибуной встанет Маэдвель, и бросит ему вызов. Мэду он надоел еще зимой, но бой с Мэдом — это такая дрянь, на которую больше никто по доброй воле не подпишется. Выбирать тому будет не из чего. Если же она сама выйдет, то Рион не встанет ни за что, а вот Маэдвель как раз может, не упустит возможности унизить прилюдно, как она его, сломав тогда нос. Рион будет злиться еще больше, но это не то, чего ей хочется…
      — Эль. А у Мэда есть уговор?
      — Нет, — откликнулся Эльтару рассеянно. — Он бахвалился, что уделает любого, кто рискнет его вызвать. О, смотри, как удачно.
      Тэсса и Десса закончили, следующим пошел Селени. Против него встал Ирн. Лана покосилась на Аннориона. Тот по-прежнему сидел с очень сосредоточенным лицом и на выход друзей никак не отреагировал. Зато Маэдвель смотрел на них мрачно, но не дернулся. Ирнмар. Минус один противник из тех, кого он считал достойным себя.
      — Как там обходится боковой блок?..
      — Что? — Лана недоуменно воззрилась на Эльтару. Она как будто что-то пропустила. Он улыбнулся.
      — Шутка. Я все помню.
      Так ничего и не поняв, она перевела взгляд на сдающих. Селени действительно оказался очень жестким в атаке, когда не щадил. На занятиях обычно нет времени смотреть на других. Может, сейчас стоило. Тем более что сегодня они должны были показать лучшее, на что способны. Если бы еще она могла сосредоточиться…
      Спарринг прошел стремительно и яростно. В конце Цисса укрыла обоих щитами, чтобы они могли без вреда друг для друга показать магический потенциал. Ирнмар и Селени обменялись серией усиленных Светом атак и остановились сами, не дожидаясь команды инструктора. Поднялись следующие…
      Рекруты отстреливались один за другим, переходя с их трибуны на места за спинами инструкторов и верховной леди. Эльтару больше не заговаривал с Ланой. Временами поглядывая в его сторону, она видела, как он подкатывает к небу глаза и беззвучно шевелит губами, будто напряженно что-то высчитывая. Лана не стала его отвлекать.
      Когда их осталось вдвое меньше от первоначального, она, то и дело косящаяся на мешающую ей спокойно жить парочку, заметила, как Маэдвель толкнул в плечо одного из своих приятелей. Тот вышел.
      Эльтару пихнул в бок сидящего по другую от него сторону Аэнвиля.
      — Вызови его!
      — Я?!
      — С меня десять бутылок любой марки!
      У Аэнвиля сверкнули глаза, и он встал. Остальные остались на месте. Эльтару выдохнул.
      — Остались две пары.
      — Что все это значит?
      — Что за вино мы платим пополам.
      — Эль?..
      Он не ответил и промолчал так до конца боя. Противники еще стояли, ожидая разрешения инструктора присоединиться к сдавшим, когда Эльтару сжал ее руку.
      — Идешь следующей, — шепнул он и вышел на освободившуюся площадку.
      — Эльтару Санфейвер! — объявил Ителис для принимающих. Или скорее даже только для леди Лиадрин.
      Никто из оставшихся не шевельнулся. У Ланы быстрее застучало сердце — до нее начала доходить выстроенная комбинация. Две договорные пары, Аннорион и Мэд. И все считают, что Эльтару будет драться с ней.
      Пауза затягивалась.
      — Нет желающих. Выбирай сам, — распорядился Ителис.
      Эльтару заложил обнаженный меч за голову и лениво потянулся.
      — Маэдвель Стальное Перо.
      Лана резко повернулась. На лице Маэдвеля кислое выражение уступило место удивлению, а вслед за этим распустилась хищная улыбка. Он с довольным видом встал, покровительственно махнув рукой оставшимся двум приятелям. Лана перевела взгляд на Риона. Тот был в ярости. Буравил удаляющуюся спину Мэда так, словно от него уходила дичь, которую он загонял неделю. Он повернул голову к ней и встретился глазами. Лицо Аннориона медленно налилось краской. Он все понял. Понял, как его обыграли, понял, что деваться некуда, друзья уже не смогут помочь. Лана спокойно улыбнулась. Он даст ей бой. Хочет этого или нет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.