Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 6561033

Напишешь мне формулу надежды?

Гет
R
Заморожен
Dora Died бета
Размер:
60 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
Нравится 62 Отзывы 3 В сборник Скачать

Elf.

Настройки текста
— Дим, а ты сегодня тоже у нас останешься? — забегая на кухню с пижаме и с джинсами в руках, спросил Марк, поднимая вокруг лишний шум, отчего Поля едва не схватила горячую сковородку голыми руками. — Когда я приду со школы посмотрим хоккей? — продолжал мальчик, не торопясь садиться за стол и вообще куда-либо торопиться. И в его детском «не торопясь, торопиться» было слишком много поводов, с которыми можно было поторопиться. — Нет, я не смогу остаться у вас сегодня, но ты можешь уговорить маму пожить на выходных у меня дома и я буду смотреть с тобой хоккей хоть день и ночь. Идет, приятель? — заметив, как погруснел ребенок, нашел выход из положения Дима, больше всего надеясь, что Пелагея не будет против такой перспективы, как провести время на природе, наслаждаясь золотой осенью Москвы, которой так немного осталось. — На этих выходных я должен «пожить», — Марк театрально изобразил пальцами в воздухе ковычки, отчего джинсы с излишним стуком кнопки об паркет упали на пол, привлекая внимание матери, — с папой. Он обещал мне персональную тренировку, а еще я смогу пропустить субботние занятие голландским в школе. О допольнительных занятиях Марка в школе Поля узнала не так давно, когда сын принес ей уже заполненнное заявление с именами, фамилиями и прочем, что называется «нужное подчеркнуть», где нехватало только подписи одного из родителей и заявил, что отказаться от еще одного иностранного языка его никто не сможет заставить. Единственное и отвратное последствие, что решение сына для нее несло, были еженедельные подъемы в субботу в восемь утра и детская овсянка на завтрак. — Марк, почему ты еще не переодет? — строго спросила Поля, подавая тарелку с омлетом Диме, глазами выискивая сына на кухне. — И как это пропустить урок? Нельзя принимать решение о дополнительном образовании, а потом отлынивать от него, Марк. У тебя есть пять минут, чтобы сесть за стол, время пошло. Четыре минуты у ребенка ушло на осмысление информации спросонья, а джинсы все это время оставались на полу, пока Марк пыталась как-то сам себе обьяснить отстраненность мамы, что даже не обняла его перед завтраком, как делала каждый день. Остальную минуту он даже не заметил. И не в джинсах была проблема, просто Пелагея слишком глубоко задумалась о вчерашнем разговоре с Димой по поводу бывшего мужа и его сына. По поводу своего сына. Она в буквальном смысле испытывала вину за то, что на секунду усомнилась в их общем настоящем и любви. — Я не буду пропускать урок, мам, только не злись на меня. — с напряжением в голосе попросил Марк, продолжая стоять на месте и теребить край пижамы. И после его искренних слов всхлипнула уже Пелагея, сжимая пальцы на столешнице, но так и находя в себе сил повернуться лицом к ребенку, в очередной раз надеясь, что Дима спасет положение, вовремя что-то придумав, ведь с развода и даже до него у них так повелось. И Дима все спас, вовремя подхватив Марка на руки, и, не глядя нащупывая джинсы, вышел с ним в ванную. Опуская ребенка на тумбочку, он быстро стащил с него пижамные штаны, а после пощекотал мальчика, нарочно громко пересчитывая его ребра, вызывая у того громкий писк вперемешку со смехом. Навряд ли щекотка могла спасти почти испорченное утро, однако смогла. Пока Дима пытался запихнуть Марка в узкие джинсы, тот с умным видом листал инстаграмм в его телефоне, лайкая все подряд, изредка фыркая и вставляя свои комментарии. — А почему у всех твоих друзей есть фотографии детей, а у тебя нет? — коряво спросил Марк, ерзая на тумбочке, не специально мешая Диме застягнуть пуговицу джинс. — А каких детей мне фотографировать? — удивленно уточнил он, переходя к прическе мальчика, укладывая рыжий взрыв на макоронной фабрике в приличный вид. — Своих. Меня. — слегка удивленно объяснил Марк, заставляя Диму невольно забрать у него телефон и найти приложение «камера». Билан не претендовал на звание отца года, а уж в отцы-блоггеры путь ему был заказан, однако порой Марк ронял такие серьезные фразы, которые хотелось записывать. — Злись на маму, Марк, злись. — со смехом нажимая на экран, просил Дима, поняв, что не хочет сегодня фотографировать мальчика с его вечной улыбкой на лице, но поймать секундную серьезность все равно не удавалось. — Мама, не даст тебе пропустить урок в субботу. Злись на маму, Марк. Мальчик только болтал ногами в воздухе и весело хохотал, невольно заставляя и Диму рассмеяться вслед за собой. — Ну злись, Марк. — уже со смехом попросил Дима. — Я не могу. — серьезно пожал плечами Марк, — Я же не папа. — Пойдем завтракать. — напряженно предложил Дима и, обхватывая ребенка попререк талии, понес его на кухню, в душе придавая слишком много значения брошенной в сколзь фразе. — А ты фото точно выложишь? — пищал по дороге Марк с лишними добавлениями, явно требуя хоть какую-то плату за неожиданные съемки.

//

Усаживая голодного Марка за стол, которого уже ждали два бутерброда и чай, Дима пришел к выводу, что никогда не планировал, не оценивал, не загадывал, не прикидывал и ответственно не подходил к вопросу, просто понимал, что с ребенком будет лучше, чем без него. И казалось бы у него до сих пор нет детей, только рыжий лучик, что показывается на горизонте иногда, освещая его жизнь теплым светом. И оказалось, что с ребенком действительно лучше, чем без него, особенно когда Марк радостно кричит «мама» и неловко обнимает Пелагею за талию на его глазах. И оказалось, что с чужим ребенком лучше, чем одному. С ними двумя рядом лучше, чем одному. Ему лучше рядом с ней, а ей легче рядом с ним, потому что в присутствии Димы Марк словно бы меньше капризничал и реже вспоминал папу. Только Дима мог уговорить его сьесть листья салата вместе с бутербродом, а не выкинуть их по-тихому. — Прощайся с мамой, Марк, и беги ждать меня в машину. — проверяя взял ли мальчик завтрак в школу и заботливо укладывая яблоко в контеньер для ланча, попросил Дима, замечая, что Пелагея до сих пор крепко сжимает пальцы на чем придеться и отвечает не в попад, когда сын обращается к ней. — Doei, mam. — громко закричал Марк, крепко прижимаясь к девушке, с размаху впечатываясь в нее. Она неловко зарылась пальцами в рыжих волосах, сдерживая рыдания, а после как-то слишком долго поправляла шапку на его голове, уже в коридоре вспоминая про ланч, что вовремя собрал Дима. — Поль, если ты из-за вчерашнего, то… — отдавая мальчику ключи от машины и дождавшись, пока он скореется за дверью, начал Дима, — А к черту, давай покурим… Крепко обхватывая запястье Поли, Дима осторожно усадил девушку на ее любимый кухонный подоконик, медленно открывая пачку сигарет и доставая оттуда две штуки: — Дима, не надо. — попросила его Пелагея. — Я в порядке. А тебя он ждет. И сейчас точно было не время для лекций, потому что сын еще вырощен, дерево даже не посаженно, а дом построен давно. Поэтому он еще несколько секунд крутил в руках пачку сигарет, после выбрасывая ее в мусорное ведро, а она водила пальцем по стеклу, пытаясь рассмотреть мальчика в листьях у дома, что уже благополучно сидел в машине. — И все же, Поля, ты ни в чем не виновата, особенно за вчерашнее. Тебе просто нельзя винить себя за это. — нарушил тишину Дима, осторожно опуская ладонь девушке на спину, что грустно смотрела в окно, пытаясь списать свою хандру на осень и приближающуюся зиму. — На самом деле, ты о таком никогда не думала. — Я просто очень боюсь потерять сына. Все так же отстраненно призналась Пелагея, прижимая ладонь к стеклу и вглядываясь в отражение глаз Димы, понимая, что так легче. Разговаривать легче. Понимать друг друга легче. — Только можно ли отцу мать своего ребенка по фотографии выбрать? — продолжила она, облокачиваясь спиной ему на грудь. — А матери себе ребенка можно по замужеству? — Можно, Пелагея, тебе все можно. — со вздохом объявил Дима, целуя девушку в затылок на прощание. — У Марка тренировка сегодня в шесть. Отвези его.

//

Даже когда Дима вышел, дышать ей легче не стало, пока она с фальшивой улыбкой махала в окно Марку, что выбежал из машины, посылая ей воздушный поцелуй. У нее до сих пор в ушах звучало его детское прощание и отчего-то щемило сердце от дурного причувствия, однако от его улыбки она таяла даже с такого расстояния, всецело доверяя сына Диме. Ей ведь и на самом деле бояться нечего. У нее с бывшем мужем хорошие отношения, а с Димой у них прекрасная <недо>семья. У них просто чудесная <недо>семья, где он просит собрать ему «человечков» для себя и сына, когда она собирается улетать на неделю с концертными турами, но перед этим весь вечер заботливо подбирает комплекты брюк и рубашек, подписывая, что и в какой день одеть. И она скоро совсем сопьется, если зима придет слишком рано и опять что-то у нее заберет. Поля, наверное, никогда не устанет притворяться, а Дима, скорее всего, не устанет за нее бояться. И только благодаря этому тандему им до сих пор удается существовать. Ей по утрам не приходится бегать, добегая с ребенком до ворот школы от парковки, не приходиться путать левый поворот или правый, просто по устоявшейся привычке. А ему такие пробежки в радость и поворот он запомнил с первого раза, не потому что память лучше, а потому что ему не надо помнить все остальное, что касается ребенка и его внеклассной жизни. У нее перед глазами отчаянно вставал Париж и хотелось твердить, что там все по-другому было. Однако по-другому было не там, а в душе. Точку в окончании утра поставил резкий стук в дверь, что было слишком странно, потому что на дворе двадцать первый и без предупредительного звонка никто в гости не ходит, только дети в костюмах, только на Хэллоуин и только где-то за океаном. Но не в центре Москвы и не с утра пораньше. И увидеть бывшего мужа на пороге было вдвойне странно, учитывая специфику его профессии и предвадительной договоренности о выходных Марка. — Можно пройти, моя любимая бывшая жена? — слишком сурово для подобных слов, поинтересовался он.
Примечания:
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.