Слишком добрая для подобных зверств 26

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Doom, Shantae: Half-Genie Hero (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Экшн (action), Попаданцы
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Гуро
Размер:
планируется Макси, написана 81 страница, 6 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кровь! Сколько крови! Решимость добросердечной полуджинни подвергается испытанию несравнимыми зверствами настоящего, неотцензуренного ада, в то время, как орды бешеных зверей пробуют на зуб её боевое мастерство. Главная героиня "Шантэ и проклятия пирата" (Shantae and Pirate's Curse) вынуждена пробиваться через День Истребления Зверской ПогибелИ v21 (Extermination Day Campaign of Brutal DooM v21)

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Пишу на английском (на сей момент - семь глав). Русский перевод будет отставать. Закончив этот фик (общая длина будет около 13 глав, 60..70 тысяч английских слов), я вернусь к "заварушке", а перевод этого так и будет телиться на пониженной скорости по остаточному принципу.

Титульная картинка http://ranmafics.chebmaster.com/i/fanf/tnfsb/tnfsb_title180.png

Английская версия https://www.fanfiction.net/s/12870466/1/Too-Nice-for-Such-Brutality

P.S. Отретконил 24 июня 2018, изменив план местности и убрав совсем уж махровые спойлеры для EDAY.

4. Появление героя

30 июня 2018, 15:56
Прим. Авт.: между переводом предыдущей и этой глав, я сильно отретконил рельеф местности - и, соответственно, путь, пройденный Шантэ - в процессе работы над этими картами. Даже цвет неба изменился.

Глава четвёртая
Появление героя


Страшась остаться замурованной навсегда, если дверь заклинит после закрытия, Шантэ, тем не менее, пошла в комнату для... жертвоприношений?.. резни?.. с изувеченными трупами и окровавленным алтарём. Там она нажала металлический череп на стене. Басовито щёлкнуло, свет в глазницах угас и дверь начала неспешно опускаться, отрезая её от наружного мира.

И только тогда она додумалась проверить насчёт ловушек и секретных дверей. Потому что в замкнутом пространстве с таким количеством мёртвых тел - бррр, мурашки по коже! Казалось, на неё из темноты в любую минуту выпрыгнет что-нибудь. Проверила везде, в том числе - за алтарём, но стены оказались монолитными.

Сев под одиноким факелом на стене, Шантэ разложила добычу. Сначала - коробки с зелёной эмблемой. Внутри оказались... Уймы всяких штучек, большинство из которых она не могла даже опознать. Небольшой рулончик марли, крошечные флакончики с прозрачными жидкостями и кробочки пилюль. Значит, это были докторские наборы. Она пыталась читать ярлыки, но все они оказались на языке Старого Мира. Ээээх. Столько лекарств, а всё, что она могла использовать - это бинты. Ну, пока не найдёт кого-нибудь, кто может всё это прочитать.

Следующим был пистоль. Маленький, зализанный, сделанный из уймы не пойми каких деталей. По крайней мере, спусковой крючок было ни с чем не спутать. Она ковырялась с оружием некоторое время, всегда осторожно держа направленным от себя. Верхняя часть могла отодвигаться назад. В рукояти оказалась запрятана длинная, узкая коробочка. Верх нажимался внутрь, словно на пружине. В остальном, пистолет не стрелял. Она научилась делать щёлк, отодвигая верхнюю часть назад, если крохотный рычажок сбоку был в правильном положении.

Значит, пистоль без зарядов. Пожав плечами, Шантэ отложила его в сторону. У неё был отлично работающий пиратский пистоль с бесконечными магическими зарядами.

Следующей настала очередь тинкер-мушкетов. Два тонких были... странными, но не сложнее пистоля. Она решила начать с боеприпасов, четырёх плоских металлических коробочек, смародёренных с... кхм... оброненных зомбями. Такие же торчали из мушкетов, впереди скобы спускового крючка. Коробочки сперва казались запечатанными, но дальнейшее изучение показало, что верхнюю сторону можно откинуть, если нажать особенным образом. Внутри оказались... латунные заряды? Вроде пули, только остроконечной, притороченной к латунному цилиндрику, в котором был порох. Наверно. Это был первый раз, как она держала в руках оружие, стреляющее настоящими, не магическими пулями.

Под верхним виднелись ещё. Повозившись, Шантэ смогла выковырять один: надо было нажать в определённую сторону, чтобы он выщелкнулся. Следующий тут же встал на его место, вытолкнутый пружиной. Потрясающе изобретательно! Но теперь у неё было на один заряд меньше. Высунув от сосредоточенности язык, Шантэ пробовала так и сяк, пока не смогла запихать заряд обратно. Хмм... Но столько там всего?.. Был лишь один способ узнать. Тяжкий вздох. Она начала выщёлкивать заряды. После тридцатого коробочка показала подпружиненное дно. Значит, в каждой было по тридцать. А теперь впереди была нудная задача запихать их все обратно.

Ладно, четыре коробочки - это сто двад... Стоп. Можно ли положиться на то, что незнакомые полудикие зомби содержали своё снаряжение в идеальном порядке?

Издав громкий стон досады, девушка уселась по-турецки и начала долгий, утомительный труд по выщёлкиванию всех зарядов изо всех коробочек, только чтобы запихать их затем обратно.

..Хоть бы набросился кто...

Гадство. Там оказалось ровно сто двадцать зарядов в четырёх совершенно полных коробочках. Плюс, сколько там ещё в коробочках, всё ещё засунутых в оружие... Шантэ вздохнула, признавая поражение. Те ведь тоже надо было сосчитать, разве нет?

Вытащить коробочку из мушкета оказалось несложно: надо было только знать, где нажимать, когда тянешь. Она теперь знала. Далее, по порядку: а у этого сдвигающиеся части были? Она тянула и нажимала и вертела пока верх мушкета вдруг не отвалился. У неё в руках осталось что-то вроде крышки. Внутри были поршни, пружины, какие-то хитрые фигулины... Заморочно как всё. Она потратила немало усилий, пока не умудрилась приладить крышку обратно. Нууу.... На левом боку оказалась пипка, обрамлённая длинной узкой прорезью. Потянула назад - из мушкета вывалился заряд. Ах, вот что соответствовало оттягивающейся попе пистоля. Повозившись ещё, удалось разобраться, что именно эта штука позволяла оружию делать щёлк когда нажимаешь на спусковой крючок. Когда маленький рычажок сбоку был в одном из трёх верхних положений, не в нижнем. Следущим делом - вставить коробочку с зарядами. Ух, это оказалось проще всего. Потом потянуть спусковой крючок - просто проверить догадку. Бабаха не последовало. Ладно, значит, надо потянуть за скользящую пипку чтобы оружие стало готовым стрелять - или выплюнуло заряд, если он там уже был. Она попробовала, так и произошло. Теперь...

Чувство опасности кольнуло, заставив девушку вскочить, взвизгнув и выронив мушкет. Что?..

Вокруг был всё тот же безмолвный зал, тускло освещённый и пропитанный тошнотворной вонью гниющей плоти. Мёртвый громила, всё такой же недвижимый. Тогда что могло... О! Она хлопнула себя по лицу. Конечно, пули могут отскакивать от камня. Была небольшая опасность попасть в себя. Значит, придётся открыть дверь и проводить эксперименты со стрельбой снаружи. Что может привлечь шипастых обезьян как раз когда она сосредоточится на оружии, не глядя по сторонам. Или... Она задумчиво покосилась на мёртвого громилу. Очень нехорошо так делать, но... Она сосредоточилась на том, чтобы думать о нём, как об окороке. Большом окороке.

С пистолями просто и понятно. Просто направь, зажмурь один глаз чтобы лучше целиться - и стреляй. В точности как её магия огня, когда та у неё ещё была, только стреляла из указательного пальца и пламенем. Но мушкеты - оружие двуручное. Шантэ попробовала держать его по разному чтобы определить, как будет удобнее. Оружие так и так было большим и неухватистым, но она нашла, что лучше держать за нижнюю, которая спереди, правой рукой, а зад упереть в сгиб левого локтя, указательный палец - на спусковом крючке. Направив мушкет на... окорок, она нажала на спуск. БАХ! Уй, в ушах больно. И звенит. Кроме всего прочего, перед ней промелькнуло что-то блестящее. Она нагнулась поднять латунный цилиндрик, ранее приделанный к пуле. Ой, горячо!

Значииит... Шантэ раздумывала, сося палец. Наверно, стоит поменять руки местами. Иначе - она просто знала - один из этих горячих отходов рано или поздно найдёт способ приземлиться ей в топик.

Стойка с левой рукой на рукояти под стволом и правой на спусковом крючке, ощущалась... Правильне, что-ли. Стреляя дальше, она исследовала воздействие маленького рычажка. В нижней позиции - спусковой крючок даже не нажимался. Вторая позиция - один выстрел на каждое нажатие спуска. Треться позиция. Два выстрела каждый раз, как она нажимала на спусковой крючок. Очень себе быстро друг за другом. Значит, последняя позиция должна быть - режим митральезы! Она попробовала. Оружие взревело, вырываясь из рук, а потом в нём кончились пули. Ух, быстро-то как!

Итак, подумала фиолетовласка, вытаскивая коробочку зарядов из второго, идентичного мушкета. Сто двадцать - это много, или мало? А, с одиннадцатью из этой коробочки будет всего сто тридцать один. Не особо, если подумать. В шипастых обезьян попадало - но они после этого ещё дрались, вдвоём против троих зомби, и одна даже осталась стоять. (Кстати, не стоит ли завернуть туда, подобрать боеприпасы?) А в розовую гориллу попало несколько раз, но тварь потом победила последнюю шипастую обезьяну и выдержала почти дюжину выстрелов из пиратского пистоля. Ну, скажем, одна коробочка боеприпасов на одну розовую гориллу. Получалось, её предел - лишь несколько таких зверюг. Хорошее подспорье для случайных встреч, но штурмовать место вроде того двора? Даже и думать не стоит.

Решив оставить один мушкет, поскольку её внепространственный карман был отнюдь не безразмерный, Шантэ вытащила следующее оружие. Картечницу покойного парня. Это было - чёрное, с тусклым блеском, внешняя оболочка вокруг ствола вся в круглых дырочках, зад - тёмное красное дерево. В целом. это оружие выглядело проще, крепче. Подходящий, опасный, облик для мощной штуки, которая заставляет людей взрываться.

У этого тянучей частью оказалась ручка под стволом. Красные заряды надо было вставлять вручную, снизу. Их было лишь четыре, выстрелить она не рискнула.

Следующая - пушка. Ух, эта была большой. И неухватистой. И тяжёлой. Будучи впятеро сильнее нетренированных девушек её телосложения, это был первый раз когда Шантэ ощутила вес.

...ииии дырки были с обеих сторон. Пялилась в недоумении, пока просто не посмотрела на спусковой крючок и вопрос, где перёд, не отпал. И всё же, зачем второе дуло сзади? Вытащив, после некоторых усилий, барабан с зарядами, девушка поглядела сквозь ствол на факел. Ага, дырка насквозь, гладкая круглая труба.

Загадка. Которая вполне может тебя убить, если разгадаешь неправильно. Отложив пока барабан с зарядами - в нём оставалось четыре - она изучила пушку. Было две ручки, обе ближе к переду. Одна - просто ручка, торчащая под углом влево напротив барабана с зарядами. Вторая - внизу, спусковой крючок - часть её, чуть позади от первой. Как же оно... Ага. Левая рука - на передней ручке, правая - на той, что со спусковым крючком, локоть снаружи и оружие лежит на предплечье. Оглянулась назад. Да, оно торчало заметно дальше локтя. Она была вполне уверена, что так его и держат. Ощущалось до неудобия большим и тяжёлым, даже без барабана.

Повозилась ещё - обнаружился крошечный рычажок, заставивший выступ по левой стороне засветиться зелёным светом. Заглянув в него, Шантэ обнаружила, что это что-то вроде подзорной трубы: стена напротив словно приблизилась, став гораздо лучше освещена. Посередине было перекрестие линий, очень удобно. Но как в это заглядывать, если...

Догадаться, что оружие можно ещё и на плече держать, после этого оказалось проще простого. Но сомнение глодало. Не должна пушка такого размера лягаться со страшной силой? Их ведь потому на эти деревянные штуки и ставят, так?

Напрягая извилины в поисках решения, Шантэ неуверенно вставила барабан. Ответ крутился совсем рядом, что-то, что дядя Мимик рассказывал про действие и противодействие... Хмм... Немагические пушки работают оттого, что порох, взрываясь, толкает ядро вперёд, правильно? А пушка лягается оттого, что этот, как его, закон захоронения говорит, что тот же самый взрыв должен толкать пушку в обратную сторону. Значит, если у пушки убрать зад - взрыв просто выйдет без помех, и пушка лягаться не будет?

Очень похоже, так оно и было. Странно только, почему тогда все не используют сквозные пушки с двумя дырками. Не забыть спросить у дяди по возвращении.

С практической стороны, придётся следить, что окажется позади. А не то взрыв как отскочит от стены, или ещё что-нибудь, да прямо по мягкому месту.

Отступив в корридор и прицелившись немного под углом, чтобы ядро не полетело обратно в неё, если отскочит от стенки, Шантэ попыталась выстрелить из пушки. Потом нашла крошечный рычажок, державший оружие на запоре, и попыталась снова.

Щёлк.

Ей пришлось повернуть барабан, чтобы заряд оказался внутри, и тогда эксперимент увенчался успехом. Пушка рявкнула, почти не дёрнувшись как и предполагалось, но бабах от взрыва, вспухшего на каменной двери, вышел громовержно-потрясательный. В ушах звенело.

Какая страшная сила! Чем бы это оружие ни стреляло - это были точно не ядра. Чуть ближе - и её саму ранило бы взрывом. Опасное оружие, для неё самй опасное. Но, может быть, это - как раз то, что позволит ей исследовать местные подземелья. Трудно было представить, что шипастая обезьяна, или даже розовая горилла, переживёт подобный взрыв.

Повытаскивав все ящики из своего внепространственного кармана, Шантэ осторожно откупорила их - пришлось поддевать скимитаром - и заменила полупустой барабан на полный прежде, чем убрать всё обратно. У неё было пять полных барабанов, а всего - тридцать три бабаха.

О, да!

Ну, пора выдвигаться, вроде?

Она попрактиковалась немножко, привыкая к новому оружию в дополнение к пиратской экипировке, сменяя их одно на другое. Потом натянула привычные красные туфли с острыми носами и отправилась в комнату с алтарём - от кровавого месива её по прежнему передёргивало - где нажала на череп-кнопку, и направилась на выход.

Стоп.

А что, если она опять умрёт - вполне реальная возможность - и вернётся сюда, только вот только тут окажется парочка громил. завернувших проверить логово собрата?

Она содрогнулась, представив, как эти свирепые зверюги рвут её на части, она возвращается к жизни, и её тут же снова рвут. И так пока не закончатся авто-зелья.

Нет, нет, нет. Это место - слишком важное. Лишиться возможности вернуться сюда, когда пожелает - вполне небольшая цена за уверенно прикрытый тыл. Дождавшись, когда дверь закончит подниматься, Шантэ снова нажала кнопку, потом поднырнула под опускающуюся дверь. Вот. Теперь открыть можно только изнутри.

Дверь глухо ударилась о землю, отрезая путь назад. Шантэ потрусила вниз под гору с обычной своей уверенностью, готовая выхватить картечницу или скимитар. Да, рывок больше недоступен, но она всё ещё может высоко подпрыгнуть и приземлиться им на головы, остриём вниз. Да, отрываться от погони без сапог будет труднее. Но она очень хороша в беге, прожила как-то без сапог все эти годы.

Целенаправленно двигаясь в сторону утёса с подъёмником, она решила идти вдоль кровавых проток. И пожалела о своём решении первый же раз, когда пришлось ступить в протоку без сапог. Обхода не было, кусты оказались непролазно густые. Убрав туфли в волшебный загашник, она ступила в протоку босиком.

— Бее, фууу!

И содрогнулась от омерзения когда слизистая муть на дне продавилась между пальцами, а еле тёплая кровь начала лизать её щиколотки. Шантэ решительно двинулась вперёд, мерзостная гадость чавкала под ногами.

Никто ей ей не встретился, новых монстров не появилось. Придя к засаде трёх зомби, она застала ужасную картину: их тела были разодраны. У шипастой обезьяны был оторван верх головы. Сдерживая тошноту, Шантэ обмародёрила трупы. Добычей стали лишь две полупустые коробочки с боеприпасами, все остальные оказались или пустыми, или от слипшимися от спёкшейся крови.

пылающие черепа всё так же толклись за синей решёткой, труп розовой гориллы в кровавом пруду валялся нетронутый. Она пробежала трусцой мимо, направляясь в тёмный тоннель, и скоро ступила на квадратную платформу подъёмника, вход на которую обрамляли бронзовые факелы.

Вопреки опасениям, ничего неприятного не случилось. Платформа начала неспешный подъём, сопровождавшийся тихим скрежетом. Скоро она поднялась из знакомой дыры в каменном уступе. Камень, образующий стенки шахты, постепенно отступал, открывая отличный обзор на три стороны, пока шахта не превратилась в плоскую полосу. Вонь слабела, сернистый ветер набирал силу. Небо возвращало свой оранжевый цвет по мере того, как полуджинни возносилась над покрывалом тьмы, в котором постепенно растворялись джунгли внизу.

В конце концов, платформа вошла в ранее виденную дыру в нависающем уступе вершины. Вокруг потемнело, и Шантэ вдруг устрашилась возможной засады, из которой будет не вырваться. Но ничего такого не случилось. Платформа с лязгом встала, стена между направляющими сменилась коротким тоннелем. Выйдя наружу, фиолетовласая танцовщица обнаружила, что стоит на вершине одиноко торчащего утёса, от которой шёл мост к небольшому замку багрового камня.

Вершина образовывала что-то вроде котловины, наполовину залитой текущей кровью и обрамлённой полукольцом невысоких скал. Посредине высилось плоское каменное кольцо на столбах, украшенное свисающими с него изуродованными трупами и частями оных. Беее, вонища!

Тщательно обходя эти декорации - ибо с них капало извивающимися личинками - Шантэ наступила в кровь... Которая оказалась тёплой, почти горячей. Ну, этот мир даже близко не был нормальным.

Большой замок был отлично виден с моста, высился, нависая в вышине, костры на его стене пылали ярко. Через расселину, отделяющую тот утёс, шёл мост, но вся его середина покоилась кучей каменного крошева глубоко, глубоко внизу. И отлично, монстры с той стороны не набегут.

У маленького замка впереди - высота стен едва достигала полудюжины саженей - была крепкая дверь с украшением над ней, крестом у которого верхняя палочка была вдвое длиннее. А ещё, тут было окно, утопленное в нише слева. Шанс!

Шантэ поспешила к окну, быстро перебежав мост, чтобы заглянуть внутрь. И отпрянула от неожиданности: такая толпа шипастых обезьян - чересчур для столь маленькой комнаты. Там ещё было два или три красных шара. Вблизи они напоминали плотоядные малинины с единственным глазом по-циклопски, больше сажени в ширину, увешанные снизу бахромой выростов, напоминающих красные болтающиеся кишки.

На её глазах в комнату вошли двое громил. И не тех, к каким она привыкла. У этих шкура была тёмно-красной, с кожистым блеском. Она не знала, что означает разница в расцветке, и совершенно не спешила узнать. Эти громилы выглядели ещё более устрашающими. Остальные монстры в комнате явно разделяли её мнение, потому что расступились перед этими двумя, образуя широкий проход. А те направлялись прямо к двери на мост. О нет!

Отскочив от окна, Шантэ спешно полезла на стену, едва успев добраться до верха и закинуть себя на плоскую крышу замка прежде, чем дверь загремела, открываясь. Ну, этим путём внутрь точно не попасть. Кто мог подумать, что в таком небольшом замке окажется столько монстров? И это была только первая комната. Что если дальше вглубь их было ещё больше?

Рыскать в поисках лёгкой добычи, словно стервятник, казалось самым разумным.

У этого плато оказался почти плоский верх, изрезанный провалами и ущельями, многие из которых оказались обрамлены стенами замков. Тот, кто это всё строил, явно считал, что бурить тоннели и затыкать укреплениями природные пустоты - самый лучший способ построить замок. А крыши были практически вровень с диким камнем, перемежаясь с ним сложными загогулинами, просто плоский камень покрытый какой-то колючей чёрной субстанцией. Та часть, на которой стояла Шантэ, образовывала сложную фигуру из прямых углов, обнимающих изрезанные обрывы. Словно багровая корона, покоящаяся на скалах.

От летунов тут укрытия не было - риск, конечно, но она всегда могла спрыгнуть в пропасть и быстро нырнуть в тьму, скрывающую болота. Сей запасной вариант придавал уверенности. Шантэ последовала вдоль изрезанного края плато, держась края по правую руку. Отвесный обрыв выпирал мысами и полуостровами, распадаясь на одиноко торчащие утёсы. Она шла босиком, но каменистая земля совсем её не беспокоила: у любимых туфель были довольно тонкие подошвы, достаточные лишь чтобы не поцарапаться. Поэтому ступни у неё были крепкие, закалённые годами беготни по самым разным диким местам.

Через некоторое время кровь начала сворачиваться, липко склеивая пальцы на ногах. Ужасно гадкое ощущение. Остановилась на минутку и выковыряла всё это. Ну, большую часть. И теперь её указательный палец тоже был угваздан.

Оглядываясь по сторонам, Шантэ заметила силуэт ещё одной крепости высоко на скалах, далеко за болотом. Взяла на заметку. Пока вглядывалась вдаль - что-то ярко блеснуло внизу под обрывом. Перегнулась через край посмотреть - оказалась ярко-синяя сфера на каменном уступе не так уж далеко внизу. Внутри сферы плавало лицо. Наконец-то, первый местный магический предмет!

Наличествовала небольшая проблема в лице шипастой обезьяны, болтающейся на уступе рядом с бесценной находкой. Но танцовщица разрешила её, решительно спрыгнув вниз и вступив в схватку. Ошарашенная внезапным хлыстом волос по морде, коричневая зверюга не успела отреагировать на мощный прямой пинок и беспомощно улетела через край, исчезнув в пропасти с обиженным рыком.

Ни один монстр не смеет стоять между охотником за реликвиями и её находками, так то!

Шантэ осторожно приблизилась. В обрыве рядом с артефактом было большое, забранное решёткой окно. Заглянула - открылся коридор, уходящий вглубь, битком набитый розовыми гориллами. Порадовалась, что не надо лезть внутрь: у коридора была развилка, явно ведущая в сторону той комнаты у моста. Исследовала артефакт. Её опыт охотника за реликвиями подсказал, что это - магический предмет, приводимый в действие касанием. Ну, она и захомячила её в свой загашник, не прикасаясь. Есть!

После этого - вскарабкалась обратно наверх, и продолжила свой путь. Очень скоро обрыв резко ушёл влево. Путь ей преградил провал замкового двора скромных размеров. Похоже, это было начало глубокой расселины, заткнутой выдающимся в пропасть полукругом крепостной стены с огромными зубцами - вдвое выше самой девушки. Собственно двор был месивом разваливающейся брусчатки, в которую глубоко врезались пруды с кровью. Похоже, текущая жидкость это всё и размыла, переливаясь наружу сквозь проломы между зубцами стены.

Во дворе никого не было, стояла почти полная тишина, нарушаемая смутным потрескиванием вдалеке. Откуда этот звук раздаётся? Левую часть двора обрамляла стена багрового камня с двумя небольшими арками по низу, ведущими внутрь. Остальные стены - всё те же обрывы дикого бурого камня. Ещё во дворе, кроме пары полузасохших деревьев, была только дверь в обрыве, с которого она всё это рассматривала. Судя по всему, дверь вела в тот забитый монстрами коридор. Спасибо, не надо.

Перескакать на ту сторону по плоским верхам зубцов было бы детской задачей, но Шантэ вместо этого пошла вдоль края налево. Скоро дикий камень под ногами сменился крышей замка. По левую руку открылось изрезанное ущелье, ведущее в сторону большого замка, который так и высился, нависая, постоянно нервируя. Миновав ущелье, она уткнулась в ещё один двор, побольше. Или, точнее, треснутый каменный котёл, с озером крови на дне, которое изливалось через в расселину в пропасть джунглей. Там были мосты багрового камня, изгибающиеся дугами, и каменные уступы вдоль стен, но Шантэ уже поспешно отступала: в озере крови внизу гнездилось полдюжины красных шаров, дремлющие с закрытым глазом. А кроме того - два незнакомых огромных каклера в блестящих кирасах и шипастых обезьян без счёта.

Прокравшись на цыпочках вокруг этого смертоносного кратера, она снова оказалась возле ущелья. Его дальний конец открывался в большую расселину, выводя на разрушенный мост, который она уже видела. Дно ущелья было изрыто огромными воронками, в которых клокотала раскалённая лава. Ущелье раздавалось вширь перед воротами замка, над которыми Шантэ стояла. На многочисленных терасах толклось множество зомби и шипастых обезьян. Коричневые зверючи издавали чирикающие, щебечущие звуки - полезно знать, поможет опознать их на слух. А внизу, на дне ущелья, несколько громил пряталось за торчащими камнями.

Похоже, они устроили засаду, ожидая кого-то! Но откуда, если ведущий к большому замку мост сломан?

Пожав плечами, Шантэ отправилась дальше направо, плато здесь - не более, чем узкий перешеек между тёмной бездной с джунглями и великой пустотой слева. И всё же, тут были ущелья, и замки, затыкающие их, похожие на тот, первый. Попробовать проникнуть в какой-нибудь? Ну, вот, допустим, подойдёт она снизу, по одному из этих ущелий. А внутри, внезапно, целая орда монстров.

Она представила, как удирает вдоль по ущелью под градом смертоносных огненных шаров - и утыкается в тупик. Или пытается взобраться наверх под таким градом. Бррр. Значит, правильным подходом будет найти вход в какой-нибудь замок сверху, где он сливается с изломанной каменной поверхностью. И вход этот должен оставлять место для быстрого отступления без помех.

Шантэ прокралась вглубь изрезанного плато. Пиратская шляпа оказалась просто бесценной, позволяя быстро пересекать ущелья, где пожелаешь.

Вот ещё замок, из всё тех же огромных блоков багрового камня. Огромные ворота внизу даже не охранялись. Проблема была в том, что других отверстий не было. Ни окон, ни дверей - одна массивная, монолитная башня. Она обошла строение кругом, карабкаясь и планируя между скалами. И когда уже собиралась идти дальше - обраружила крошечный дворик, врезанный в плато. Больше на квадратную яму похожий, скорее. Зато тут была дверь, ведущая внутрь замка. Наверно, вход для летающих монстров. Но. что важнее, неровный обрыв в правом углу возле двери образовывал последовательность уступов, по которым, она была уверена, сможет взлететь наверх за три прыжка. Оставаясь скрытой из вида для тех, кто внутри замка.

Место просто идеальное! Она собралась спрыгнуть вниз но замерла, внезапно охваченная нехорошим предчувствием. Ну давай же, пыталась подбодрить себя полуджинни, это всего-лишь пустой двор.

Так ведь?

Чувствуя себя глупо, она окликнула: «Эй! Есть кто внизу?»

В ответ из пустого двора раздались звериные взрыки, напугав её. Словно она потревожила стаю... кого-то. Шантэ подозрительно прищурилась. Все эти фырки и рыки подозрительно напоминали звуки, издаваемые розовыми гориллами. Достав пушку, она выстрелила вниз, во двор...

...и кажущееся пустым место взорвалось фонтаном крови и потрохов. Одна розовая горилла обрела частичную видимость, ревя от боли с оторванной рукой, полупрозрачная, словно розовый призрак. Потом она истекла кровью и рухнула, став полностью видимой и... обронив очень интересную сферу, выглядевшую, словно глаз. Синий зрачок плавал внутри на красном фоне.

Шантэ была в смешанных чувствах. С одной стороны - наконец-то! Они роняют таки предметы. С другой стороны - невидимые розовые гориллы. От слова совсем. Она никогда больше не сможет чувствовать себя в безопасности.

Обстреляла для страховки все углы из пиратского пистоля - но больше тварей не было, она прикончила их всех. Шантэ спрыгнула во двор и прокралась к артефакту на цыпочках, стараясь не наступить в кровавые ошмётки. Похожая на глаз сфера отправилась в волшебный загашник. Ох. Опять на пределе - не по весу или объёму, а по способности держать в уме разные вещи одновременно.

Дверь выглядела поднимающейся, не распахивающейся, заметно больше в ширину, чем в высоту. Пытаясь найти способ открыть её, Шантэ нечаянно толкнула дверь. Этого оказалось достаточно чтобы та начала подниматься, гремя.

Хор злобного шипения заставил девушку аж подпрыгнуть. Несколько шипастых обезьян столпилось в одном месте зала средних размеров, у многих из них уже горел огонь в воздетых руках... Она выстрелила, не думая. Могучий бабах - и обезьян не стало в гротескной пародии на фейерверк. Уйма частей тел разлетелась в разные стороны, потолок над тем местом оказался покрашен в красный цвет.

Шантэ сглотнула, её тошнило от учинённой резни. Она была неосторожна. И стоя перед дверью, пока та поднималась - её ноги стали видны задолго до того, как ей самой стало видно, что за дверью - и входя в замкнутое пространство с пушкой наизготовку. Стой один из монстров рядом с дверью - и весь этот двор оказался бы выкрашен ею.

Сделав несколько глубоких, успокаивающих вдохов - вездесущая вонь падали помогала, отвлекая - она убрала пушку и исследовала комнату. Ничего полезного там не оказалось. Несколько железных орнаментов на стенах были не более, чем украшениями. Попадающиеся под ноги острые осколки костей и липкие, мягкие, всё ещё теплые куски совершенно не способствовали душевному равновесию.

Приблизившись к следующей двери, Шантэ встала сбоку от неё прежде, чем стукнуть. Дверь послушно загремела вверх. Пока что звуков с той стороны не доносилось. Она высунулась из-за края проёма, заглядывая в следующую комнату.

Пять или шесть громил уставились в ответ. Одинокий летающий шар за ними прошёл почти незамеченным.

Шантэ уставилась на собрание громил, глаза - как блюдца.

Потом тишину разорвал хор разъярённого рёва. Летающая пасть, добавившая собственное трескучее шипение, прошла почти незамеченной.

Шантэ побежала очень, очень быстро, шлёпая босыми ногами по каменному полу. Ужас придавал ей сил, смертоносные зелёные заряды пролетали мимо, обдавая голое тело жаром, понукая бежать ещё быстрее.

Она поскользнулась-таки на останках розового зверя, не смогла замедлиться правильно и упала, спружинив руками от дальней стены. И хорошо, потому что несколько зарядов зелёного огня пронеслось над нею, взорвавшись об стену и окатив нестерпимым жаром. Вскочив на ноги, Шантэ бросилась к каменным выступам - которые казались гораздо меньше, чем раньше - и начала прыгать вверх.

Нога соскользнула когда она почти выбралась. Вцепившись пальцами в край, Шантэ практически выбросила себя через край смертельной ямы. Панически оглядевшись, не увидела никаких летающих монстров. Потратила несколько секунд чтобы найти хорошее место спрятаться.

Присела за каменной ступенькой, образующей небольшой перепад в неровной поверхности плато, так чтобы наружу торчали лишь верх головы и дуло пушки. И стала ждать в напряжении, усилием воли замедляя дыхание и сердцебиение. Умеют ли громилы лазать? Она сомневалась - ну, а вдруг? Был ли там с ними один из этих красных шаров-монстров? Она не была уверена.

Никто не вылез из двора-ямы. Сначала доносились слабые звуки свирепого раздирания, потом - тишина, подчёркнутая всё тем же загадочным потрескиванием вдалеке. Значит, если там и был красный шар - он умудрился попасть в громил, и был разорван в клочья. Туда ему и дорога, тупой твари.

Поймав себя на том, что начинает привыкать к крови и мясу - вообразив кончину того монстра в излишних, красочных подробностях, она не ощутила полагающихся ужаса и тошноты - Шантэ вздохнула. Сколько ещё изувеченных тел она увидит - и оставит после себя - прежде, чем найдёт дорогу назад? Сможет ли она ужиться в Суеграде? Сможет ли снова разговаривать с живущими там детьми?

Убрав пушку, она выпрямилась в полный рост. Местные монстры лишь пожинали то, что посеяли. Она не позволит их крови запятнать себя - хотя в бане и придётся сидеть неделю, чтобы вытравить вонь, и выбросить всё, что на ней сейчас было надето. Рассказывая об этом приключении, она упомянет «ужасных» монстров и испытания, но никогда, ни за что, не опустится до подробностей.

Шантэ вытерла босую ногу о камни, соскребая прилипший кусок мяса.

Даже если ей в буквальном смысле придётся плыть в крови - это не имеет значения, пока она держится в душе за идеалы добра. А если она встретит ещё кого-нибудь на стороне добра... Или, хотя бы, не злого. Герои, сражающиеся чтобы зачистить эту землю? Разбойники, сражающиеся чтобы похитить её богатства? Если она их встретит - она им обязательно поможет.

И, может быть, узнает что-нибудь полезное вместо того, чтобы тыкаться вслепую.

Отдалённое потрескивание становилось отчётливее, раздаваясь - теперь она была уверена - из великой пустоты в направлении башни босса. Которую она сейчас могла наблюдать в отдалении, на фоне оранжевого неба. Что-то там происходило!

Решив, что должна это увидеть (шанс узнать что-то полезное сговорился с любопытством и осторожность не выдюжила одна против двоих) Шантэ начала красться по той части плато, что отделяла начинённое засадой ущелье от великой пустоты справа. Никто на неё не набросился. Летающие красные шары оказались на радость ленивыми. Скоро она достигла одной из башен стены большого замка, на вершинах которых полыхали костры. И опять, стена ограждала не более, чем голые камни и расселину, круто уходящую отсюда вниз, наверно, до самых джунглей. В поисках хорошего обзора девушка нашла скалу, выпирающую за стену, и забралась наверх. Достигнув края, уставилась вниз.

Звуки однозначно доносились снизу, из тёмной бездны. Отчётливые теперь настолько, что можно было сказать, что это, наверно, стрельба. Со страшной силой стрельба. Треск, словно там лупила целая армия митральез, подчёркиваемый рокотом и громом взрывов.

Великий красный босс был возбуждён, вышагивая вдвое быстрее, чем когда она его видела в прошлый раз.

Заворожённая, она замерла на краю, надеясь, что никто её не заметит, если она не будет двигаться. Её смуглое тело на фоне бурого камня и красная одежда с чёрной седалищной частью штанов хорошо сливались с этим миром чёрного и красного... Только её фиолетовые волосы выделялись. Она перекинула волосяной хвост через плечо и обняла его, уменьшая видимое количество фиолетового.

А потом она стала ждать.

Треск усиливался, мощные бабахи рокотали всё чаще. Потом из пропасти начали подниматься искорки и цепочки огней, их источник скрыт за множеством уступов, закрывающих ей прямой обзор. Хотелось спланировать туда, рассмотреть получше, но не стоило. У подножия утёса. на котором стояла эта башня, бушевала яростная битва.

Один раз она заметила механическое приспособление, напоминающее помесь стрекозы с рыбой, промелькнувшее далеко внизу. Это что, пропеллер сверху? К сожалению, оно скрылось слишком быстро, не дав рассмотреть. После всех этих тинкер-мушкетов и пушек, она не удивилась бы встретить что-то, заставившее бы Техно Барона позеленеть от зависти. А нет, стойте, он и так зелёный, потому что он - крокодил.

Битва набирала размах. Ворота на обоих концах моста опустились, выпуская из замка внушительную толпу красных громил,целеустремлённо потопавших к башне. Дюжина, или около того, розовых горилл вырвалась вместе с ними пока ворота ещё не успели подняться, отрезав львиную долю стада.

Она ощущала себя сильной и уверенной, и всё такое, после того, как нашла пушку? Нет, нет. Она горько ошибалась. Если этот ад способен выпускать подобные армии - её бы просто стоптали, оставив кровавое пятно возле пустой пушки. И даже не замедлились бы. Эти монстры были упёртыми зверями, никогда не отступавшими, невзирая на перевес сил. Единственный способ преодолеть их, кроме скрытности - иметь больше боеприпасов, чем у них было живых тел.

Она углядела, что у босса ноги ниже колен были механическими, с огромными металлическими копытами. Потом ворота снова поднялись.

Ожидание затянулось, в напряжении. Потом в скуке. Минуты тянулись, словно часы. Звуки битвы внизу стихали, треск и взрывы гремели уже не так часто. И что, это - всё?

Мир сотрясся от рёва, столь могучего, что даже скала под её руками и коленями завибрировала. Парализованная ужасом, Шантэ лишь через несколько секунд осознала, что это ревел босс, бросая вызов.

Верх башни извергся титаническими взрывами. Ревя от ярости, босс гонялся за кем-то, скрытым за украшенной гигантскими зубцами стеной. В ответ хлестали сдвоенные струи крохотных голубовато-белых огоньков, вспышки расцветали по всему его массивному телу.

Всё должно было кончиться быстро и печально, но кто бы там, внизу, ни дрался - его способность уворачиваться должна была быть феноменальной. Босс гонял его налево и направо, стреляя из своих огромных пушек, выдыхая огонь. Целые реки огня! Но битва не стихала, струи голубоватых огоньков редко прерывались, хоть иногда и промахивались, улетая в оранжевое небо рассеивающимися дугами.

У неизвестного, бросившего вызов, должно быть немерено выносливости и боеприпасов!

Босс всё больше обугливался, его здоровье медленно стачивали. Шантэ с тревогой заметила, как откуда-то с плато позади неё поднялось с полдюжины красных шаров, направляясь к башне. Вне сомнений чтобы застать врасплох героя. Ибо кто, кроме героя, дерзнёт бросить вызов подобному боссу?

Девица на скале медлила, неуверенная, как поступить. Наверно, надо было помочь, но она не знала насколько далеко её пушка стреляет, и насколько быстро летят штуки, которыми она стреляет: до сей поры всё было на весьма близких расстояниях, выстрел - и сразу бабах. А эти чудовищные малинины были обманчиво вёрткими.

Пока она колебалась - босс взорвался, сотрясая землю. Облако огня и крови и чёрного дыма поднялось выше центральной башни на вершине башни. Ворота опустились... Стойте, ворота на обоих концах моста опустились, выпуская всю толпу монстров! По мосту хлынул поток розового, гориллы не поддавались счёту.

Потом в их передовых рядах начали вспухать разрывы, кровь и куски тел улетали в пропасть или пятнали иссиня-чёрный обсидиан моста. Но стадо напирало, набегая быстрее, чем их истребляли. Шантэ увидела, как на мост вышел человек в знакомой зелёной броне и бежево-сером шлеме, видимый за спинами позади монстров благодаря её возвышенной позиции. В руках он держал знакомую пушку, стреляя от бедра. Шесть выстрелов - он выбрасывает барабан. Шесть выстрелов - он выбрасывает другой. Похоже было, что он перемелет розовых зверей прежде, чем те добегут, но тут красные шары напали, срыгивая шаровые молнии, заставляя его делать паузы чтобы увернуться.

Решившись, Шантэ выхватила свою собственную пушку и прицелилась в сферических монстров. Ух ты, они взрывались облаком ярко-синей крови от одного попадания. А ещё, её подозрение оправдалось: пушка стреляла ракетами! Она заменила опустевший барабан.

Красные монстры потеряли половину своего числа прежде чем развернулись на неё. Уворачиваться от их шаровых молний было просто, но приходилось следить, что позади, чтобы не ранить себя попным взрывом. А монстры теперь уворачивались от ракет. Она уже четыре впустую потратила, ни разу не попав.

Раздалось трескучее жужжание, от которого у неё почему-то свело спазмом живот, и шары окатило сзади плотным градом пуль. Они повисли на месте в нерешительности, жмурясь. морщась и подёргиваясь. Шантэ не упустила момент, спешно заменив барабан и превратив ещё двух в синие фонтаны потрохов. Быстрый взгляд на человека в зелёном. Он теперь был вооружён до боли знакомой зализанной митральезой, обрушивая на спину последнего монстра нескончаемый град пуль. Наконец тот упал, издав напоследок жалкое блеяние.

Но теперь мост был заполонён шипастыми обезьянами. Человек в зелёном вертелся под градом огненных шаров, кося их в ответ.

Шанте с готовностью пришла на помощь, выпустив три ракеты в самую толпу, посеяв хаос и опустошение. Выжившие обезьяны развернулись швырять свои огненные шары в неё. Она с лёгкостью уворачивалась, пока герой не выкосил их всех.

Пинком свалив последнюю образину на землю, человек в зелёном набросился на неё, и начал забивать насмерть голыми руками. Череп не выдержал, мозги твари расплескались вокруг.

— М... может, не надо так? — окликнула незнакомца Шантэ, глодаемая внезапными неуверенностью и сомнением.

В ответ на неё уставилось непроницаемое стекло забрала когда тот замер, повернув голову в её сторону. Кровь медленно капала с его воздетого кулака.

* * *



<b>Глава 5,
Фиолетовласая дева-воительница
</b>

Гигантский кибердемон был той ещё зверюгой. Быстрый, подавляющий огневой мощью, его вывели - или разработали, или как ещё они порождают этих чудовищ - быть неодолимым препятствием, способным перемолоть любые массы наступающих на своём мастерски устроенном блок-посту.

И как платформа ПВО он тоже умел, свидетельство тому - две потерянные нами вертушки.

Всё, что наш корпус морской пехоты мог на него бросить, он способен был смолоть в прах.

Кроме меня.

Моё сродство аллотехникам - необычное. Редкое. В то время как средний подопытный может держать в гиперпространственном кармане один запасной ствол, реже - два, я... Если честно, я до сих пор не знаю, каков мой предел, если он вообще есть. В то время, как большинство парней были способны на краткий рывок сверх-скорости, я мог так двигаться непрерывно, немалое время. Пытаешься стать гоночным автомобилем, Бласкович, добродушно подначивали они. А моя техника ближе к бегу на коньках. По неровной земле. В берцах.

Нас было так мало, способных работать с аллоэнергиями без мерзких побочных эффектов. Теперь-то понятно, почему. Когда ад, с которым ста́кнулась Ю-Эй-Си, вырвался на свободу, то откровение, откуда брались их знания, выбили многих из нас из равновесия. Древние китайские боевые искусства мою задницу. Вот уверен, какую бы мистическую хрень те практикующие Ци дедули ни использовали - им не приходится иметь дело с разложением разума практикующего. И давать обычным парням суперсилы за неделю они тоже не умеют. Я? Я просто стиснул зубы и выставил силу воли против искушений, против бездумной жажды крови. Не знаю, был ли тот Бласкович, что всадил пулю в мозг Гитлера, и правда моим пра-пра-пра-, но фамилия обязывает носить её с честью. Дать моему вутреннему хищнику цель и спускать его с цепи только и исключительно на адовых отродий.

Большинство из нас, экспериментальных супер-солдат, было потеряно во время Инцидента. Я оставался единственным - насколько я знал - кто способен выйти в чистом поле против бронетранспортёра и победить. Решающим образом. Как многие из демонов потолще выучили бы на собственной шкуре, кабы не сдохли в процессе урока.

Эта операция, это контрнаступление в ад, была организована в крайне сжатые сроки. Командование вынужденно реагировало на неожиданную, немыслимую ситуацию. Вот почему всё наступление зависело от меня. Так не делают, военные операции не должны держаться на одном уникальном ресурсе. Но у человечества - представленного здесь и сейчас корпусом морской пехоты - не было такой роскоши, как время, чтобы изучить врага, разработать стратегии и боевые машины, специально адаптированные под демоническую угрозу. У нас быль лишь я на роль главной ударной силы, наконечника копья, что пробивает вражеский доспех, движимое древком и держащей его рукой, чтобы выполнить свою работу над внутренностями врага: рвать и раздирать.

Будучи таким из себя уникально-особенным, я не имел права потерпеть поражение. Ну, я и победил. Применив по полной все мои умения и мои две плазмогонки по-македонски. Гигантский кибердемон не смог даже задеть меня.

Теперь он осыпался вокруг меня дождём крови и градом обугленного праха, копыта размером с ДОТы - единственне крупные куски. А я остановился перевести дух, размышляя.

Как только лифт доедет обратно до самого низа и обратно - чертовски долгое путешествие - наши присоединятся ко мне и организуют здесь плацдарм. Мне оставалось лишь удерживать эту позицию до их прибытия... И понеслась. Ад не играет честно. Ворота в какой-то момент распахнулись, и на меня по мосту надвигалась лавина розовых друзей. С воздуха их спешило прикрыть звено какодемонов.

Энергоячейки почти на нуле, я выхватил ракетомёт и вышел им навстречу, встретить лицом к лицу. Пинки была чёртова уйма, набегали быстрее, чем моё оружие их истребляло. Я косил и косил их, но твари всё пёрли. Потом в дело вступили каки, открыв огонь и заходя с флангов. Когда мне уже казалось, что придётся вытащить обрез и потанцевать - каки начали взрываться. Кто-то стрелял по ним ракетами с противоположной стороны!

Неужели кто-то из пропавших разведгрупп десанта выжил? Похоже, я не был первым человеком, ступившим в верхний ад. Я приветствовал передышку по любому, хоть она и не была такой уж жизненно важной. Мне удалось повзрывать бешеных розовых прежде, чем те успели добежать до меня. Последнего я пинком отправил в пропасть: перил у моста не было. Кто бы там ни помог мне, парень был сейчас под огнём, запуская в как ракету за ракетой. И промахиваясь. Эти зверюги - на удивление вёрткие когда хотят, стрелять по ним неуправляемыми ракетами в лоб - только боеприпасы переводить. Игнорируя пока что надвигающуюся орду бесов, я переключился на миниган, поливая как с тыла. Мы с тем парнем на скале быстро расправились с ними. И очень вовремя: бесы открыли по мне огонь. Танцуя между их огненными снарядами, я начал валить их. Этот штурм жрал просто прорву боеприпасов, начиная становиться дороговатым даже для такого человека-арсенала, как я.

Продемонстрировав смекалку и находчивость, мой союзник открыл огонь по бурым зверям, потратив лишь три ракеты там, где мне пришлось бы расстаться со значительной долей патронов. Быстро перебив немногих оставшихся, я повалил последнего и насел на него, чтобы подзарядиться в процессе бездумного зверства.

Просто так оно работает, с тех пор, как ад вырвался на свободу. Я убеждён, что это либо местный закон природы, либо прозрачный такой план искушения, состряпанный каким-нибудь умным архидемоном. Или и то, и другое сразу. Пока что мне удавалось удерживаться на краю, помня, за что я сражаюсь. Моё дело - правое, как ни банальны эти слова.

Потом мой союзник показался, и... У вас когда-нибудь был такой момент, что хотелось провалиться сквозь землю? Типа, идёшь по улице - и вдруг понимаешь. что ты без штанов? Или ляпнешь что-нибудь мимодумно, и тут же осознаёшь задним числом, что нечаянно плюнул товарищу в душу?

Это был один из таких моментов.

Вместо толстошкурого собрата-морпеха, на меня уставилась полуголая девчонка-подросток, опирающаяся на ракетомёт, чересчур большой для неё, уже понемногу зеленеющая при виде моего... занятия.

Я замер, словно олень в свете фар. Расплёсканные вокруг мозги беса внезапно казались уликой обвинения.

Неловкое молчание затягивалось, подчёркнутое отдалёнными звуками стрельбы. Я заставил себя говорить:

— Это... так здесь работает восполнение энергии. Мне нечем гордиться, и я знаю, что дорожка это скользкая, но мне нужны все преимущества чтобы сделать свою работу.

Не знаю, чего я ожидал, но...

— А! — Она заметно расслабилась. — Ты это сделал чтобы восполнить свою ману! — Её голос был полон облегчения. — Я... Не думаю, что я смогла бы, так, если бы моя магия всё ещё была со мной.

Чего-чего?..

Заставив ракетомёт исчезнуть - значит, она тоже владела этой аллотехникой? - девушка... Шагнула с края обрыва! Возглас тревоги замер у меня на губах когда в её воздетых руках с глухим хлопком надулся фиолетовый пузырь. На котором она начала планировать в моём направлении, словно это был высококачественный параглайдер, а не непонятно что едва два фута в поперечнике. Узор белых костей и черепа, украшавший эту штуку, только придавал бредовости происходящему.

Магия, значит... Преодолев остатки неловкости, я пристально, внимательно изучил эту хорошенькую штучку. Костюм экзотической танцовщицы, оставляющий воображению очень мало, расклёшенные гаремные штаны и босые ноги девушки испятнаны бурой коркой, судя по всему - засохшая кровь. Предплечья защищены блестящими, но вполне функциональными наручами. Невозможно длинные волосы собраны в этакий «джиннский» хвост, живое клише. И, наконец, её уши, отягощённые большими золотыми кольцами. Однозначно и несомненно длинные и остроконечные.

Не человек.

У тебя, возможно, ситуация первого контакта на руках, Флинн, подумал я несколько отрешённо.

С чего я начал, однако - это задавил позыв «она же ребёнок». Жёстко. не стоило забывать, что она - собрат-воин, что бы там ни кричали мои отцовские инстинкты - я, честно, до этого момента не знал, что у меня есть отцовские инстинкты - настаивавшие, что девочки-волшебницы должны жить в своих сказочных королевствах, сражаясь с мультяшными монстрами семейного рейтинга. А не идти сквозь мясорубку этого ада.

Девушка-иномирянка ловко приземлилась на мост недалеко от меня. Мне показалось, что её летательный пузырь схлопнулся в вычурную пиратскую шляпу прежде, чем исчез. Насторожённая, энергичная, миленькая, как... Как мангуста, полагаю. Знаете, такие тоненькие и гибкие зверушки, очень игривые и дружелюбные... Пока не повстречаются со змеёй.

Я поднялся на ноги, вытирая свой кулак, всё ещё чувствуя себя неловко. Оказалось, она еле достаёт мне до подбородка, включая этот высокий хвост, поднятый золотой флейтообразной штукой.

— Комендор-сержант Флинн Бласкович, — представился я. — Аллотехническое подразделение корпуса морской пехоты. Позывной «Думгай».

— Шантэ, — представилась она в ответ, улыбаясь. Чёрт, милота была просто сокрушительная. — Джинн-страж Суеграда... Ну, полуджинни... Бывшая полуджинни...

И тут мы заметили слона в комнате, воскликнув одновременно:

— Эй, да ты говоришь не на английском!
— Эй, да ты говоришь на языке Старого Мира!

Значит, если она не притворялась - маловероятно, если доверять моей интуиции - то имел место быть какой-то эффект искажения реальности. Сфокусированный на мне, на ней, или присущий этому миру вообще. Я не мог определить, на каком языке она говорила, по звучанию был похож на что-то средневосточное. И всё же я отчётливо понимал её. Однако, «язык старого мира»?

Но всё по порядку. Сначала понять: была она из параллельной вселенной? Из будущего?

— Не знаю, как и по какой причине мы способны понимать друг друга, — осторожно продолжил я, — Но весьма удобно, не находишь? Нам не приходится прибегать к жестам и шарадам чтобы понять друг друга.

— Ага, — жизнерадостно прощебетала девушка. — Ты - первый человек... которого... — Её лицо понурилось. — Был ещё один, в броне как твоя, в плену у монстров. Я освободила его, но потом... всё пошло не так. Вдруг набежали ещё монстры. Я... пыталась отвлечь их на себя пока он перезаряжал свой мушкет, но он вдруг выстрелил в них, попал во всех сразу, и они бросились на него. И убили его прежде, чем я успела помочь. Я даже имени его не узнала.

Подобное признание сказало о многом. Она была достаточно решительной и добросердечной чтобы спасти полного незнакомца, не чураясь привлечь огонь на себя чтобы помочь ему. Жаль только, что она занималась самобичеванием из-за своего провала. Демоны - они обращаются бережно только с теми, кого могут совратить на свой путь. С слабовольными, с тупыми, с безрассудными. Этих они берегут и лелеют. Настоящие же, несгибаемые морпехи, понимающие, что такое честь и долг? Из них делают кровавые икебаны.

— Не вини себя, — сказал я. — Демоны берут в плен только самых слабых солдат. Тех, кто даже не умеет уворачиваться.

— А. — Она оживилась, в глазах загорелось понимание. — А! Но не уметь уворачиваться - это... это... — В её голосе было столько осуждения. Мне показалось, она хотела назвать того парня ёбаным мудилой, но была слишком воспитанна. — Это неправильно!

И ещё кусочек информации. Боевой стиль, основанный на уклонении - как будто отсутствие брони не было достаточной подсказкой - мог означать... Да что угодно он мог означать. Что она уворачивалась лучше меня. Или что пришла оттуда, где пользуются лишь медленным дистанционным оружием, вроде луков или огненных шаров, а теперь лишь чудом выжила в огневых контактах. То, как она назвала оружие одного из морпехов «мушкетом» - о многом говорило.

— Ты же не умрёшь, правда? — вдруг спросила она, со смесью надежды и страха. — Не хочу снова остаться одна в этом аду. Я слишком мало о нём знаю, тыкаюсь вслепую!

— Не умру. — Я улыбнулся ободряюще. Потом вспомнил, что был всё ещё в шлеме. — Я не какой-то там слабый солдат. Я - суперсолдат, лучший из лучших. — Она улыбнулась. Я, однако, просто констатировал факт. Никакого бахвальства или чего-либо в этом духе. — Не позволю себя убить пока моя страна, весь мой мир зависят от меня, — закончил я. Ещё один сухой факт.

— Значит, твоя страна - в состоянии войны с этим царством? — озабоченно уточнила она. — Они к вам вторглись?

— Да, — ответил я. — Вторглись. За этой большой башней, — я указал рукой, — находится огромный портал, который они открыли в сердце одного из наших городов. И отправили через него массированную армию вторжения. Там... всё плохо. Теперь мы тесним их обратно.

— А. — Выражение её лица сказало мне: она поняла. Есть вещи, которые не нужно говорить в слух. Достаточно знать этих зверей и их повадки.

— А ты? — наконец смог спросить я. — Что ты здесь делаешь?

— Я... пытаюсь найти дорогу домой, — призналась она. — Я тут очутилась из-за того, что приняла варп-платформу за нажимную пластину.

— Платформу-телепортер? — Повод для тревоги, и неслабый. — У вас используют телепортацию?

— Нет, это был первый раз в жизни, как я видела подобную штуку, — призналась она, озадаченная моей встревоженностью. — У нас... А, ты боишься, что они вторгнутся и в наши земли? Не волнуйся. Я нашла ту штуку глубоко в... аду другого сорта, можно сказать, хотя тот был гораздо горячее и не такой лютый, как этот. Вход в него хорошо охраняется, мне пришлось схитрить, притворившись мутантным буйволом, чтобы попасть внутрь. Ах да, вход - глубоко внутри места, где живут потерянные души. А вход туда тоже хорошо охраняется, мне пришлось притвориться двенадцатитысячелетней потусторонней тварью чтобы меня впустили. И он посреди опасного острова, на который никто в здравом уме не приплывёт. Так что...

За её появлением стояла долгая история, я так и чувствовал.

И тут моя рация с хрипом ожила, принеся... плохие новости. Серьёзно плохие. Оказалось, у ада даже не начинало кончаться пушечное мясо. То, что мы превозмогли на пути к башне - это была так, разминка. Крепости, преграждающие пути на равнинах внизу, больше не были заперты. Твари перестали выжидать и наблюдать. Они объединили силы против нас, смертных. Ворота, преграждающие дороги и ущелья, распахнулись настежь, нескончаемые орды текли из них, словно реки. У наших рано или поздно просто тупо закончатся боеприпасы.

Были перебраны разные варианты. Мы не могли отключить или уничтожить портал - я не входил в список тех, кому положено знать, почему. Планировалось, что основные силы отступят на нашу сторону и будут держать фронт там. Но я оказывался там, где командованию было нужно: глубоко во вражеском тылу. Считалось, что если я буду двигаться быстро, противостоять мне будут только местные гарнизоны - всё благодаря гордыне офицеров, командующих ими. Да, аналитики были почти стопроцентно уверены, что ад отнюдь не представлет собой одну большую, дружную семью.

Истребив больше демонов за счёт стравливания с друг другом, чем собственными руками, я был склонен согласиться. Если только не привлеку какой там аналог сауронова ока использует главный демон - смогу проникнуть глубоко в ад. Чтобы, надеюсь, найти этого уёбка и лично познакомить его с рабочим концом самой большой, злой пушки в моём арсенале.

Ну, и... Мои шансы на выживание? Ха, очень смешно.

И тут эта иномирянка, Шантэ, вклинилась в разговор, восхищённая моей рацией. Просто замечательно. Пришлось доложить о моём первом контакте командованию, опасаясь, что они прикажут какую-нибудь дурость. На том конце поболтали с пришелицей какое-то время. Сначала было потрясение от понимания её тарабарского - только теми, кто находился непосредственно в аду, кстати. Операторам связи пришлось поработать переводчиками для больших шишек на Земле. Те остались зачарованы первым живым подтверждением теории множественности миров и вытянули из девушки какую могли информацию. Оказалось, она счастливо жила в мире, крутящемся на магии и странной технологии, где общий уровень развития соответствовал нашему веку семнадцатому... И где английский был мёртвым языком древних. Самой девушке было шестнадцать. Наверно. По какой-то причине она была не уверена в собственном возрасте.

Пока всё это происходило - я стоял на страже, изучая окружающую обстановку. Внешние ворота этого замка были опущены в землю, открывая небольшой квадратный дворик. Вторые, такие же, ворота были всё ещё подняты. Эдакий шлюз для дозированного выпуска монстров. В боковых стенах было по небольшой двери. Я пнул каждую. Правая оказалась заперта, а левая со скрежетом открылась, явив тёмный туннель. Какие-то пещеры? Из-за этой стены выглядывали скальные выступы, а не здания.

К счастью, здравомыслие победило. Как бы больно ни было это признавать, жизнь этой девушки ничего не стоила. Моя - тоже, не считая того факта, что я был ключевым ресурсом, необходимым для саботажа врага. Просто брутальная правда сложившейся ситуации. После того, как увидишь, что эти чудовища учинили в Лос-Анжелесе - ничто не имеет значения, кроме как остановить их навсегда. Умереть в процессе? Потерять свою душу? Приемлемые сопутствующие потери.

Я сделал всё что мог, предложил ей шанс отступить в безопасное место. С этим её магическим параглайдером, она могла просто спрыгнуть в шахту лифта, пока тот ещё опускался. В крепости у подножия ещё какое-то время будет оставаться отряд прикрытия. Они эвакуировали бы её на Землю, где она могла получить помощь немногих оставшихся специалистов. Хотя почти все лаборатории и персонал Ю-Эй-Си были утрачены, информация сохранилась. Этот ящик Пандоры навсегда останется открытым.

И знаете, что? Она отказалась. Просто взяла, и наотрез отказалась. Отпустить меня одного ей, понимаете ли, совесть не позволяла. Кроме того, портал обратно домой просто должен быть где-то там. Ей интуиция нашёптывала.

Я пытался спорить, приводить аргументы. Мне почти удалось переубедить её. Почти. В конце концов, именно аргумент, что дорога домой была где-то глубже в аду - может быть, наверное - перевесил. Всё, чего я достиг - это расковырял её комплексы, какую-то чушь насчёт того, что она неправильная героиня или вроде того. После чего чувствовал себя законченной скотиной.

Тинейджеры. Я... ну в упор не гожусь иметь дело с ними и с их охрененно ранимой душевной организацией.

И вот я отправляюсь на самоубийственную миссию в один конец, и со мной - неожиданная попутчица. Чьи способности мне неизвестны и кто не имеет понятия о простейших вещах вроде тактических знаков, командного жаргона и даже, боюсь, правил обращения с оружием.

— Послушай, — сказал я ей. — Я не считаю тебя человеком второго сорта оттого, что ты - девчонка. И что ты - никуда негодный герой, я тоже не верю. Но ты - глубоко в незнакомом дерьме, и у тебя просто нет времени научиться необходимому. А я... Моя миссия настолько важна, что я не могу себе позволить быть достойным парнем. Если ты предложишь помощь - приму. Но если ты угодишь в передрягу - не могу обещать, что буду спасать тебя. Если тебя поймают - может так оказаться, что лучшим, что смогу предложить - будет пуля.

— Так может быть... даже предпочтительней, — тихо ответила она, содрогнувшись при каком-то воспоминании. Потом подняла голову, уставившись мне в глаза с яростной решимостью миленького бойцовского котёнка. У меня аж сердце защемило. — Я даже не подумаю тебя замедлять. Если отстану - так тому и быть, просто останусь одна.

Похоже, она не была каким-то там среднестатистическим тинейджером. Быть «героем»... Отцовские инстинкты, зааат-кнулись! Быть «героем» - что бы ни вкладывалось в это определение - подразумевает самостоятельность, ответственность и способность идти на расчётливый риск. Совсем как старый служака из низов, не имеющий патента на офицерское звание. Сам факт, что она не просто выжила здесь, но и обзавелась ракетомётом, о многом говорил.

— Ты, значит, — начал я, прерывая неловкое молчание, — пришла с другой стороны? О каких... пунктах повышенного интереса можешь рассказать?

Она загудела под нос, задумчиво жуя губу, но наконец-то перестала нервно тискать свой дико длинный хвост волос. Очень хорошо: от того жеста просто сквозило робостью и неуверенностью в себе.

— Всё это плато изрезано ущельями, заткнутыми маленькими замками, — начала она. — Вниз, в кровавое болото, ведут два пути: главный, и, типа, чёрного хода. Главный путь идёт через этот большой замок впереди. Я... не знаю, что внутри, но не думаю, что те звери - это все, кто там был. Я, наверно, могу провести тебя окольной тропой, потому что тот замок более-менее открытый, я в него смогла заглянуть. Но на подходе к нему сидят монстры, большую засаду организовали.

— А как ты мимо них прошла? — спросил я.

Может, она умеет становиться невидимой?

— Ээ, прокравшись по верху плато? Вверх они не смотрят. — Она продемонстрировала тем, что полезла вверх на одну из стен багрового камня, обрамляющих ворота.

Такое не каждый день увидишь. Даже знаменитые скалолазы не умеют двигаться так быстро и без видимых усилий. Значит, сверхчеловеческая сила? Скорее всего.

— Видишь? — Девушка развернулась, глядя на меня с верха стены. — Я умею...

А потом её вдруг охватило пламя. Проклятые погани!

Взвизгнув, она нырнула со стены, перекувырнувшись чтобы приземлиться на ноги, словно кошка. И, как и с кошками, выглядело приземление абсолютно невесомым, но звук сказал об обратном, звучный шмяк пятидесятикилограммовой девушки, пролетевшей десять метров.

— Опять этот огонь... — пожаловалась она. — А я по прежнему не знаю, от чего он. — Она выглядела заметно напуганной, выбитой из колеи, глядела вверх на угасающее, мерцающее пламя.

— Это был погань, — выдавил я сквозь зубы. — Ненавижу поганей, эти мамоёбные куски д..

Она прокашлялась, краснея. От же ж.

— Значит, есть монстры, поджигающие тебя одним взглядом, — с видимым облегчением сказала она.

Вполне разделяю её точку зрения. Есть непонятная херь, которая просто творится - и есть непонятная херь, насылаемая на тебя врагом, которому ты можешь влупить в ответку. Разница просто радикальная.

— Не думай, что всё так просто, — предупредил я. — Если не успеешь прервать зрительный контакт достаточно быстро - этот огонь взорвётся, разметав тебя на обугленные ошмётки.

— Насколько быстро? — спросила она, содрогнувшись.

— Примерно две секунды, — сказал я, силой воли заставляя разжаться стиснутые кулаки. По тому, как она это спросила, было ясно, что в какой-то момент она прошла по самому краешку. — К счастью, их.. заклинание жёстко расписано по времени, они не могут прервать его и вынуждены стоять неподвижно. — Я продемонстрировал временной интервал, разжав, потом снова сжав пальцы. — Но! — подчеркнул я командным голосом, словно обращаясь к зелёному новобранцу - что было недалеко от истины. — Если высунешься прежде, чем этот интервал истечёт - он выполнит повторный захват цели и поджарит тебя. Если совсем точно, они могут сменить цель в любой момент, пока заклинание ещё не сработало. Маневрируя так, чтобы по погани попал рыцарь или барон, можно спасти свою за.. кхм, филейную часть.

Она издала задумчивый звук. Чёрт, даже её кряхтение было сокрушительно миленьким.

— Есть ещё монстры, которых мне надо опасаться? В смысле, я узнала о невидимых розовых гориллах, чуть не спрыгнув в яму с ними... А, чуть не забыла. Моё чувство опасности - хорошее, сильное, но три зомби, палящих по мне из своих митральезо-мушкетов - это чересчур рискованно.

— Повтори, пожалуйста? — Интересно, что она имелав в виду под «чувством опасности». И... «митральезо-мушкеты»?

— Ну... Вот. — Она извлекла на свет стандартную до банальности Эй-Ар девяносто седьмую, и протянула мне. — Они использовали такие же штуки.

— А. Это - то, что мы называем «штурмовой винтовкой». Ээ, поскольку в стволе - винтовая нарезка для стабилизации пули вращением. — Я проверил предохранитель. Оказался в положении автоматического огня.

Она заметила, и объяснила:

— Я держу этот запорный рычажок переведённым на режим митральезы потому, что вытаскивать оружие собираюсь только когда буду стрелять.

В этом... если подумать, был смысл. Наличие внепространственных арсеналов позволяет адаптировать правила безопасности при обращении с оружием. Но один вопрос ещё оставался.

— Что ты имела в виду под «чувством опасности»? — поинтересовался я, отдавая ей штурмовую винтовку.

— Ну, когда ты чувствуешь как кто-то целится в тебя, — объяснила она как нечто само собой разумеющееся. — И уворачиваешься от пуль, стрел и прочих нехороших вещей прежде даже, чем их выпустят. Разве у тебя такого нет?

Впечатляло. Реально впечатляло, способность - на грани настоящих суперсил.

— Нет, — признал я. — Те, кто нас тренировал... Этой техникой полноценно не владели. Я полагаюсь на обычные человеческие чувства и рефлексы. А там, где этого недостаточно - удар принимает моя броня. Но самое важное правило - убивать их быстрее, чем они успеют в тебя прицелиться. Не рассусоливать, не играться с врагом, а всегда уничтожать противника как только завидишь, быстро и эффективно. Мёртвые не кусаются... Ээ, если считать зомби условно живыми, то есть.

— Кажется, хорошая стратегия. Только... Когда я сюда попала, мне оказалось затруднительно наносить достаточно урона, — призналась она. — Я, видишь ли, почти чистый боец-рукопашник, а без моей магии единственное, чем я способна бить с расстояния - вот этот пиратский пистоль. — Она продемонстрировала громоздкий пистолет совершенно музейного вида. — У него нескончаемые магические заряды, но... — Она выстрелила в пространство, выпустив нечто, что выглядело, как крошечный плазменный заряд. — У него урона - на комариный укус. Я волосами бью и сильнее и быстрее. Так что, когда я оказалась в запертой комнате с громилой - ушла уйма времени и сил, чтобы его таки завалить. Вспоминать без ужаса невозможно, — закончила она с несоотвесттвующим оптимизмом в голосе.

— Волосами? — спросил я, думая, что ослышался. — И... Которых демонов ты называешь громилами?

Она в ответ продемонстрировала самый нелепый боевой стиль на моей памяти, изгибаясь всем телом взад и вперёд чтобы хлестать по воротам волосами, словно кнутом!

И с приличной скоростью! Как она шею-то не вывихивает? Почему у неё голова не кружится от мотания туда-сюда?

Но, как бы нелеп этот стиль ни был - он оказался вполне функциональным. На твёрдом, как камень, дереве ворот появлялись выбоины и сколы.

То, что работает - нелепым не является.

— Весьма нетрадиционная техника, — прокомментировал я. — Но главное - работает. А так называемые «громилы» - это?..

— Эмммм... Большие, вдвое выше меня, сплошные мускулы, голова козлособаки, копыта, руки светятся угрожающе зелёным? Мне пришлось по нему хлестнуть не знаю сколько дюжин раз прежде, чем он свалился... А, и это был коричневый, не красный.

Это была... Однозначная и бесспорная крутизна.

— Мы называем их адскими рыцарями, — сказал я ей. — Я впечатлён твоими мастерством и храбростью. Воистину впечатлён.

Может она и имела облик девушки-подростка, но её сердце было сердцем воина... Дева-воительница, если хотите.

— Было очень, очень страшно, — попыталась преуменьшить свои заслуги она. — Я умею отражать удары меча наручами, даже очень сильные. Но тот зелёный огонь вокруг его рук... казалось, пропорет когтями прямо сквозь наруч. Или хуже, схватит за руку и оторвёт. Я не могу тут позволить, чтобы по мне хоть раз попали. Я имею в виду, в этом аду в целом.

— Тогда погани и ревинанты - самые опасные для тебя противники, — сказал я. — Погани, или архипогани - самые умные среди монстров. Эти мрази правят и направляют. Выглядят, как высокие голые люди с желтоватой кожей и большими рогами. Ты уже видела их огонь. Кроме того, они умеют воскрешать мёртвых демонов, просто проходя мимо. Очень важно выносить их первыми, иначе они тебя просто утопят в нескончаемом потоке пушечного мяса.

— Поняла, — с серьёзным видом кивнула она. — А ревьи... наты?

— Ревинанты - эти гигантские скелеты в доспехах. Они для тебя опасны потому, что их огненные шары - самонаводящиеся. Твоё чувство опасности окажется бесполезно против зарядов, преследующих тебя, словно гончие, чтобы подловить когда ты меньше всего ждёшь, и взорваться, поражая ударной волной. Даже если увернёшься от самого огненного шара - не факт, что избежишь урона. К счастью, у них, всё-таки, ограниченный радиус поворота, можно их заставить зарулить в стенку если спрячешься за углом. Но никогда не предполагай, что ревинант промахнулся, пока не услышишь взрыв.

— Ох... Там их двое, в кратере, вон там. — Она показала в сторону от главного маршрута. — В компании полудюжины этих красных шаров и уймы шипастых обезьян.

— Надо двигаться, — сказал я. — Пока тот погань не решил натравить на нас ещё демонов.

Она ахнула:

— Ты прав! Розовые гориллы, что выбежали на мост... Мне казалось, это были все они, но теперь я вспоминаю, сколько было в том дворе... Весь этот замок, — она указала вперёд, — ими кишел. За этими воротами их, должно быть, в три раза больше!

Теперь она косилась на ворота с опаской.

— Есть идеи, куда это ведёт? — указал я на левую дверь.

— В то ущелье с большой засадой внутри, — без запинки ответила она. — О, так вот почему они оставили дверь открытой!

Вполне логично. Заодно подтверждало ма́ксиму о скотском отношение командиров друг к другу. Зачем тратить своих собственных пинки когда проще организовать нападающим свободный проход к замку соседа?

Шантэ - и я приложил мысленное усилие, заставляя себя думать о ней по имени, а не «она» или «девчонка», это было меньшее, на что я был способен ради неё - предложила забраться на верх плато и вообще избежать конфронтации. Увы, хоть я и способен обогнать скаковую лошадь, верхолаз из меня - как из свинцового кирпича. А верёвки у нас не было. Пол-королевства за верёвку.

Так что, я отдал ей все свои гранаты, по быстрому объяснив как надо, и как не надо. Она была умной девушкой, уже знакомой с мощью современного оружия. В ответ она отдала мне три свитка плотной бумаги, сказав, что её загашник уже на пределе, а от этой магии здесь толку мало по любому. Я убрал их в свободный подсумок.

Потом мы вышли через тёмный тоннель в подозрительно пустое ущелье. Местность была разворочена, торчали вздыбленные валуны и магма клокотала в огромных воронках. Тут что, тот гигантский красный кибердемон побесился?

Дождавшись, пока Шантэ залезет по изрезанной каменной стене - ну и шустро она лазит - я прогулочным шагом двинулся в сторону засады, дробовик наготове. Выскочила пара бесов, я скосил их походя. Пытались усыпить мою бдительность, или просто терпения не хватило?

Впереди был небольшой замок. Ущелье раздавалось на подходе к нему, каменные обрывы загибались из вида. Бесы на сторожевых башнях, обрамляющих ворота, заметили меня и начали швыряться огненными шарами.

Я не успел ещё достичь самой засады, когда эти крошечные плазменные заряды полетели через ущелье, откуда-то высоко слева, куда-то внизу справа, оба места скрыты от меня изгибами обрывов. Раздались взрёвы боли и скрытые зомби открыли огонь по верхнему краю обрыва. Последовали новые взрёвы боли слева, потом полетели ответные огненные шары. Ловко она! Зомби не умеют целиться, всегда поливают, как из шланга. Их относительно просто использовать для провокации свары.

Я остановился, ожидая чтоб побольше монстров друг друга завалило. Бой разгорался: всё больше зомби, в которых угодили шальные огненные шары, открывали ответный огонь, и всё больше бесов, в которых угодили шальные пули, обижались на них.

Когда уже стихало - я заметил движение на крыше левой сторожевой башни. Фиолетовые волосы Шантэ ни с чем не спутаешь. Перегнувшись через край, она извлекла гранату, повозилась с ней немного, потом забросила в одно из широких окон. И резко оттянулась назад, скрываясь из вида.

Взрыв выбросил из окон клубы пыли. Вылетели куски тел, какие-то демоны заревели от боли. Но боевитая девушка времени не теряла, уже на второй башне, перегнувшись вниз и доставая... этот свой антикварный пистолет?

Три выстрела спустя рёв разъярённых рыцарей объяснил мне, что она задумала. Шантэ отпрянула как раз перед тем, как поток зарядов зелёного огня ударил по башне. Некоторые попали по бесам внутри через окна. Один мгновенно стал обугленным мясом, но второй взревел от боли и швырнул свой огненный шарик в ответ. Результирующая перестрелка оказалась недолгой, у рыцарей быстро закончились бесы.

И тут их поприветствовали мы с дробовиком. Было очень легко попадать отвлёкшимся демонам точно в головы. Один, редко два, выстрела - и обезглавленная туша оседала на землю. Я быстренько дочистил оставшихся зомби справа и бесов слева.

Шантэ, тем временем, проскользнула в окно правой башни. Раздался взрык пинки, девичий взвизг, потом заполошная стрельба рваными очередями - и, наконец, глухой стук упавшей туши. Потом я полюбовался зрелищем беса, выпнутого через край стены. На мгновение мелькнули красные штаны и грязная пятка Шантэ, зверюга обиженно рыкнула и хряпнулась насмерть. А потом ворота начали подниматься, выпуская небольшую толпу бесов. Выстрел, выстрел, выстрел, перезарядка, снова выстрел. Не потратив ни одного патрона впустую, я добил последнего ударом ноги. Не было нужды в зверствах, я отлично себя чувствовал.

Я зашёл в тёмную и просторную, как пещера, внутренность замка. Раздался глухой удар: Шантэ приземлилась рядом со мной, не став дожидаться медленного подъёмника.

— Вон тот кратер-котёл, — прошептала она, указывая налево, откуда падал дневной - ну, назовём его дневным - свет. Направо были две арки выводящие в открытый, пустой двор. Я последовал туда за своей провожатой. Двор обрамляла стена с огромными зубами, не знаю, как эти средневековые штуки правильно называются. В промежутках проглядывали высящиеся в отдалении утёсы.

— Вот, и если... — начала Шантэ, но подавилась вскриком. Я мгновенно развернулся к ней. Прыгала на одной ноге, держась за другую ступню обеими руками и шипя от боли. — Осторожно, — выдавила сквозь зубы. — Кровь тут горячая, почти кипящая!

Я покосился на красную лужу, занимающую хороший кусок двора, вытекая наружу сквозь бреши в стене.

— Почему ты вообще босиком? — спросил я.

— Не хочу лишиться своих последних хороших туфель. — Она продемонстрировала туфли с поскими подошвами и загнутыми носами. — Они крепкие, обычно я в них через любую глушь бегаю, даже по болотам, но если в них ходить по щиколотку в крови - им точно конец настанет. — Она убрала туфли обратно.

— По щиколотку? — озадаченно переспросил я.

— Дык, говорю же: кровавые болота. Это просто болота, где вместо воды - кровь. С камышами, и кустами по берегам, и всё, как положено. Только с кровью. Или ты думал, — озорно прищурилась она, — что я у монстров географические названия спрашивала?.. Ладно, давай... Хотя погоди, есть идея!

Она ловко, как обезьянка, вскарабкиваясь на зуб стены, перепрыгнула на ближайший обрыв и затерялась среди скальных выступов.

Я вздохнул. Не предупредив, не дождавшись подтверждения. Её умение работать в команде оставляло желать лучшего. Ну, пока она разведывала путь, я подошёл к стене и смог в первый раз хорошенько рассмотреть местность в направлении нашего продвижения.

Что сказать? Видимость была отстойной, внизу всё затянуто тьмой, напоминающей чёрный туман. Быстролетящие оранжевые облака выглядели подходяще адскими а торчащие повсюду утёсы вполне годились как ориентиры. Компас тут не работает, я проверял. Надеюсь, дьявол-главарь соблюдал достаточно клише чтобы устроить видимое издалека логово в самых высоких горах. Проще найти будет.

— Я вернулась! — объявила Шантэ, появляясь на том же зубе стены внезапно, словно чёртик из коробочки. — Тут и правда оказалось можно пройти окольной дорожкой! Так, сначала давай тебя на этот მერლონ затаскивать.

— Ээ, ты имела этот вот зуб стены? — Это был первый раз, как загадочный эффект перевода подвёл меня - скорей всего от того, что наши словарные запасы имели разные зоны покрытия.

— Ага, — жизнерадостно отозвалась она. — Ты, конечно, можешь просто войти вон в ту дверь и прорубаться через кто знает, сколько монстров. За розовых горилл - поручусь, их там уйма. Но если залезешь сюда - сможешь перепрыгнуть вооон на тот уступ, и обойти весь замок по краешку. Ну, почти. Там в конце двое красных громил... я имею в виду, баронов, толкутся на мосту.

— Прости, — извинился я, изучая каменный зуб, который был выше меня. Считая от промежутка между ними, не от земли. — Не думаю, что смогу туда залезть.

— Ой, да ладно, — не сдавалась она. — Я помогу.

— Я вешу целую тону, — предупредил я. — С бронёй, да ещё вес арсенала частично передаётся...

— И что? — Она восприняла это, как вызов. — Я сильней, чем выгляжу!

Короче. Взгромоздить меня на промежуток между зубцами оказалось нетрудно, он был ненамного выше обычного парапета. А вот наверх... Мы пробовали и так, и этак, пока наконец мне не пришлось согласиться на самый нелепый способ: лезть наверх, держась за хвост волос Шантэ, словно по канату, пока она кряхтела и пыхтела от натуги, вцепившись в вершину каменного зуба.

Мы одержали успех. Чёрт, ну и шея у этой девчонки! Вытащив меня наверх - хрустнула шеей пару раз, и поскакала дальше, словно ни в чём не бывало. Путь оказался далеко не таким простым, как она его расписывала, но в конце концов мы добрались до моста. Я имел удовольствие наблюдать сквозь застеклённое окно, как монстры в авральном порядке рассасываются по стенным нычкам - вне сомнения, чтобы дожидаться меня. А мы просто прокрались стороной.

Два барона, охранявших мост, особой трудности не составили. Шантэ упростила задачу ещё больше, выстрелив в обоих чтобы навлечь их гнев, а потом просто спрыгнув в пропасть и летая кругами и восьмёрками на своём фиолетовом пузыре. Я обезглавил баронов из минигана одного за другим, потом начал переходить мост. Когда перешёл - меня догнали Шантэ и шесть как. Твари, должно быть, сидели в засаде, дожидаясь звуков стрельбы!

Я начал быстро косить их одного за другим. Чёрт, патроны для минигана заканчивалиь. Я переключился на дробовик. Летучие звери были теми ещё занозами, уворачиваясь и разрывая дистанцию и двигаясь рывками вбок после попаданий. Такое их поведение очень обманчиво: только повернись спиной - и они стремительно сблизятся чтобы укусить тебя в спину. Челюстями, которым любой крокодил позавидует.

Именно это и случилось с Шантэ: увлёкшись дуэлью с одним какой с моста, этот её пистолет против шаровых молний, она упустила второго, который спикировал на неё со спины. Предупреждающий выкрик замер у меня на губах: я промахнулся - почему именно сейчас! - и огромный сферический зверь набросился на девушку, челюсти сомкнулись с металлическим лязгом. К счастью, она успела в последнее мгновение подставить наручи. Я снова выстрелил - и опять промахнулся, потому что демон практически вдавил Шантэ своим весом в узкое пространство между парапетами! Челюсти заработали, я почти уже закричал от гнева, готовясь выдрать глаз твари голыми руками, мстя за погибшего товарища, когда та вдруг замерла, медленно поднимаясь в воздух с нелепо-потерянным выражением на кожистой морде, озадаченно моргая своим циклопическим глазом.

Что примечательно, Шантэ нигде не было, как не было и её частей и даже следа крови.

Что. За. Нахуй.

Потом пасть начала медленно открываться, что сопровождалось миленьким девичьим кряхтением от натуги. И глядите-ка - Шантэ встала там, на вид невредимая, упираясь в челюсти ногами и плечами. Выражение на морде какодемона было бесценным. Но если он попытается выстрелить...

— Мы... Сейчас над мостом? — выдавила не сдающаяся.

— Да, точно по центру, — подтвердил я, не рискуя стрелять.

— Хорошо. — Внезапно в её руках оказался огромный изогнутый меч. В следующее мгновение кака захлопнул пасть словно сопротивление исчезло. В результате остриё меча появилось из его морды, пропоров огромный зелёный глаз.

Дёргаясь, круглая тварь мясисто хлопнулась на мост. Меч высунулся ещё дальше.

Мимодумно прикончив последнего ещё летающего каку, я подбежал помочь моей напарнице вылезти, осторожно раскрыв зубастые челюсти.

— Фуууу, — добродушно пожаловалась Шантэ. — Зубы эта тварь, небось, отродясь не чистила!

— Пожалуйста, — выдавил я, — больше не пугай меня так.

— Я и не собираюсь, — пообещала она, переходя мост вслед за мной. — И уж точно не забуду, какие коварные эти шары. Если честно, единственные монстры в наших землях со сравнимым размером пасти - это водяные драконы и гигантские улитки. И те, и другие - скорее капканы, норовящие тяпнуть тебя когда пробегаешь мимо. Сидят они всегда неподвижно. Ну что, пойдём? — Она рассеянно наступила в пруд крови, украшающий плоскую часть этого торчащего утёса.

— Ээ, ты точно...

— Не волнуйся, — легкомысленно отмахнулась она. — Кровь тут просто горячая, не как кипяток. А внизу, в болотах - вообще еле тёплая. — И исчезла в тёмном туннеле.

Я последовал за ней, обнаружив там платформу подъёмника. Когда та начала спуск - вид оказался вне сомнения живописным. Шантэ глазела по сторонам, жизнерадостная не под стать ситуации, пока мир вокруг нас темнел, небо превращалось из оранжевого в багровое а огромный, нависающий замок превращался в чёрный силуэт на фоне летящих оттенков багрянца.

* * *



Прим. Авт:

1. В брутально думе вполне можно ходить аки босс, поливая врага сразу из двух плазмогонок. Смотрите привязку управления, там должна быть кнопка типа "спецособенность оружия / держать два по-македонски". И да, они управляются раздельно. Огонь из левой - левая кнопка мыши, из правой - правая.

..но когда приходит время перезаряжаться... :p

2. Вы не поверите, дорогие читатели, как я истрахался, лепя в редакторе эти пейзажи, накрученные вокруг 21-й карты, этот подъёмник, эти скрипты затемнения по мере спуска и синхронизации md3 модели замка, впендюренной динамическим скайбоксом с 1/64 масштаба, вместе с дальними утёсами. Надеюсь, Sergeant Mark IV включит хоть что-то из этого в финальную Extermination Day.

* * *

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.