Слишком добрая для подобных зверств 26

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Doom, Shantae: Half-Genie Hero (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Экшн (action), Попаданцы
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Гуро
Размер:
планируется Макси, написано 53 страницы, 5 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кровь! Сколько крови! Решимость добросердечной полуджинни подвергается испытанию несравнимыми зверствами настоящего, неотцензуренного ада, в то время, как орды бешеных зверей пробуют на зуб её боевое мастерство. Главная героиня "Шантэ и проклятия пирата" (Shantae and Pirate's Curse) вынуждена пробиваться через День Истребления Зверской ПогибелИ v21 (Extermination Day Campaign of Brutal DooM v21)

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Пишу на английском (на сей момент - семь глав). Русский перевод будет отставать. Закончив этот фик (общая длина будет около 13 глав, 60..70 тысяч английских слов), я вернусь к "заварушке", а перевод этого так и будет телиться на пониженной скорости по остаточному принципу.

Титульная картинка http://ranmafics.chebmaster.com/i/fanf/tnfsb/tnfsb_title180.png

Английская версия https://www.fanfiction.net/s/12870466/1/Too-Nice-for-Such-Brutality

P.S. Отретконил 24 июня 2018, изменив план местности и убрав совсем уж махровые спойлеры для EDAY.

5. Фиолетовласая дева-воительница

21 июля 2018, 12:09
Глава 5,
Фиолетовласая дева-воительница


Гигантский кибердемон был той ещё зверюгой. Быстрый, подавляющий огневой мощью, его вывели - или разработали, или как ещё они порождают этих чудовищ - быть неодолимым препятствием, способным перемолоть любые массы наступающих на своём мастерски устроенном блок-посту.

И как платформа ПВО он тоже умел, свидетельство тому - две потерянные нами вертушки.

Всё, что наш корпус морской пехоты мог на него бросить, он способен был смолоть в прах.

Кроме меня.

Моё сродство аллотехникам - необычное. Редкое. В то время как средний подопытный может держать в гиперпространственном кармане один запасной ствол, реже - два, я... Если честно, я до сих пор не знаю, каков мой предел, если он вообще есть. В то время, как большинство парней были способны на краткий рывок сверх-скорости, я мог так двигаться непрерывно, немалое время. Пытаешься стать гоночным автомобилем, Бласкович, добродушно подначивали они. А моя техника ближе к бегу на коньках. По неровной земле. В берцах.

Нас было так мало, способных работать с аллоэнергиями без мерзких побочных эффектов. Теперь-то понятно, почему. Когда ад, с которым ста́кнулась Ю-Эй-Си, вырвался на свободу, то откровение, откуда брались их знания, выбили многих из нас из равновесия. Древние китайские боевые искусства мою задницу. Вот уверен, какую бы мистическую хрень те практикующие Ци дедули ни использовали - им не приходится иметь дело с разложением разума практикующего. И давать обычным парням суперсилы за неделю они тоже не умеют. Я? Я просто стиснул зубы и выставил силу воли против искушений, против бездумной жажды крови. Не знаю, был ли тот Бласкович, что всадил пулю в мозг Гитлера, и правда моим пра-пра-пра-, но фамилия обязывает носить её с честью. Дать моему вутреннему хищнику цель и спускать его с цепи только и исключительно на адовых отродий.

Большинство из нас, экспериментальных супер-солдат, было потеряно во время Инцидента. Я оставался единственным - насколько я знал - кто способен выйти в чистом поле против бронетранспортёра и победить. Решающим образом. Как многие из демонов потолще выучили бы на собственной шкуре, кабы не сдохли в процессе урока.

Эта операция, это контрнаступление в ад, организовали в крайне сжатые сроки. Командование вынужденно реагировало на неожиданную, немыслимую ситуацию. Вот почему всё наступление зависело от меня. Так не делают, военные операции не должны держаться на одном уникальном ресурсе. Но у человечества - представленного здесь и сейчас корпусом морской пехоты - не было такой роскоши, как время, чтобы изучить врага, разработать стратегии и боевые машины, специально адаптированные под демоническую угрозу. У нас быль лишь я на роль главной ударной силы, наконечника копья, что пробивает вражеский доспех, движимое древком и держащей его рукой, чтобы выполнить свою работу над внутренностями врага: рвать и раздирать.

Будучи таким из себя уникально-особенным, я не имел права потерпеть поражение. Ну, я и победил. Применив по полной все мои умения и мои две плазмогонки по-македонски. Гигантский кибердемон не смог даже задеть меня.

Теперь он осыпался вокруг меня дождём крови и градом обугленного праха, копыта размером с ДОТы - единственне крупные куски. А я остановился перевести дух, размышляя.

Как только лифт доедет обратно до самого низа и обратно - чертовски долгое путешествие - наши присоединятся ко мне и организуют здесь плацдарм. Мне оставалось лишь удерживать эту позицию до их прибытия... И понеслась. Ад не играет честно. Ворота в какой-то момент распахнулись, и на меня по мосту надвигалась лавина розовых друзей. С воздуха их спешило прикрыть звено какодемонов.

Энергоячейки почти на нуле, я выхватил ракетомёт и вышел им навстречу, встретить лицом к лицу. Пинки была чёртова уйма, набегали быстрее, чем моё оружие их истребляло. Я косил и косил их, но твари всё пёрли. Потом в дело вступили каки, открыв огонь и заходя с флангов. Когда мне уже казалось, что придётся вытащить обрез и потанцевать - каки начали взрываться. Кто-то стрелял по ним ракетами с противоположной стороны!

Неужели кто-то из пропавших разведгрупп десанта выжил? Похоже, я не был первым человеком, ступившим в верхний ад. Я приветствовал передышку по любому, хоть она и не была такой уж жизненно важной. Мне удалось повзрывать бешеных розовых прежде, чем те успели добежать до меня. Последнего я пинком отправил в пропасть: перил у моста не было. Кто бы там ни помог мне, парень был сейчас под огнём, запуская в как ракету за ракетой. И промахиваясь. Эти зверюги - на удивление вёрткие когда хотят, стрелять по ним неуправляемыми ракетами в лоб - только боеприпасы переводить. Игнорируя пока что надвигающуюся орду бесов, я переключился на миниган, поливая как с тыла. Мы с тем парнем на скале быстро расправились с ними. И очень вовремя: бесы открыли по мне огонь. Танцуя между их огненными снарядами, я начал валить их. Этот штурм жрал просто прорву боеприпасов, начиная становиться дороговатым даже для такого человека-арсенала, как я.

Продемонстрировав смекалку и находчивость, мой союзник открыл огонь по бурым зверям, потратив лишь три ракеты там, где мне пришлось бы расстаться со значительной долей патронов. Быстро перебив немногих оставшихся, я повалил последнего и насел на него, чтобы подзарядиться в процессе бездумного зверства.

Просто так оно работает, с тех пор, как ад вырвался на свободу. Я убеждён, что это либо местный закон природы, либо прозрачный такой план искушения, состряпанный каким-нибудь умным архидемоном. Или и то, и другое сразу. Пока что мне удавалось удерживаться на краю, помня, за что я сражаюсь. Моё дело - правое, как ни банальны эти слова.

Потом мой союзник показался, и... У вас когда-нибудь был такой момент, что хотелось провалиться сквозь землю? Типа, идёшь по улице - и вдруг понимаешь. что ты без штанов? Или ляпнешь что-нибудь мимодумно, и тут же осознаёшь задним числом, что нечаянно плюнул товарищу в душу?

Это был один из таких моментов.

Вместо толстошкурого собрата-морпеха, на меня уставилась полуголая девчонка-подросток, опирающаяся на ракетомёт, чересчур большой для неё, уже понемногу зеленеющая при виде моего... занятия.

Я замер, словно олень в свете фар. Расплёсканные вокруг мозги беса внезапно казались уликой обвинения.

Неловкое молчание затягивалось, подчёркнутое отдалёнными звуками стрельбы. Я заставил себя говорить:

— Это... так здесь работает восполнение энергии. Мне нечем гордиться, и я знаю, что дорожка это скользкая, но мне нужны все преимущества чтобы сделать свою работу.

Не знаю, чего я ожидал, но...

— А! — Она заметно расслабилась. — Ты это сделал чтобы восполнить свою ману! — Её голос был полон облегчения. — Я... Не думаю, что я смогла бы, так, если бы моя магия всё ещё была со мной.

Чего-чего?..

Заставив ракетомёт исчезнуть - значит, она тоже владела этой аллотехникой? - девушка... Шагнула с края обрыва! Возглас тревоги замер у меня на губах когда в её воздетых руках с глухим хлопком надулся фиолетовый пузырь. На котором она начала планировать в моём направлении, словно это был высококачественный параглайдер, а не непонятно что едва два фута в поперечнике. Узор белых костей и черепа, украшавший эту штуку, только придавал бредовости происходящему.

Магия, значит... Преодолев остатки неловкости, я пристально, внимательно изучил эту хорошенькую штучку. Костюм экзотической танцовщицы, оставляющий воображению очень мало, расклёшенные гаремные штаны и босые ноги девушки испятнаны бурой коркой, судя по всему - засохшая кровь. Предплечья защищены блестящими, но вполне функциональными наручами. Невозможно длинные волосы собраны в этакий «джиннский» хвост, живое клише. И, наконец, её уши, отягощённые большими золотыми кольцами. Однозначно и несомненно длинные и остроконечные.

Не человек.

У тебя, возможно, ситуация первого контакта на руках, Флинн, подумал я несколько отрешённо.

С чего я начал, однако - это задавил позыв «она же ребёнок». Жёстко. не стоило забывать, что она - собрат-воин, что бы там ни кричали мои отцовские инстинкты - я, честно, до этого момента не знал, что у меня есть отцовские инстинкты - настаивавшие, что девочки-волшебницы должны жить в своих сказочных королевствах, сражаясь с мультяшными монстрами семейного рейтинга. А не идти сквозь мясорубку этого ада.

Девушка-иномирянка ловко приземлилась на мост недалеко от меня. Мне показалось, что её летательный пузырь схлопнулся в вычурную пиратскую шляпу прежде, чем исчез. Насторожённая, энергичная, миленькая, как... Как мангуста, полагаю. Знаете, такие тоненькие и гибкие зверушки, очень игривые и дружелюбные... Пока не повстречаются со змеёй.

Я поднялся на ноги, вытирая свой кулак, всё ещё чувствуя себя неловко. Оказалось, она еле достаёт мне до подбородка, включая этот высокий хвост, поднятый золотой флейтообразной штукой.

— Комендор-сержант Флинн Бласкович, — представился я. — Аллотехническое подразделение корпуса морской пехоты. Позывной «Думгай».

— Шантэ, — представилась она в ответ, улыбаясь. Чёрт, милота была просто сокрушительная. — Джинн-страж Суеграда... Ну, полуджинни... Бывшая полуджинни...

И тут мы заметили слона в комнате, воскликнув одновременно:

— Эй, да ты говоришь не на английском!
— Эй, да ты говоришь на языке Старого Мира!

Значит, если она не притворялась - маловероятно, если доверять моей интуиции - то имел место быть какой-то эффект искажения реальности. Сфокусированный на мне, на ней, или присущий этому миру вообще. Я не мог определить, на каком языке она говорила, по звучанию был похож на что-то средневосточное. И всё же я отчётливо понимал её. Однако, «язык старого мира»?

Но всё по порядку. Сначала понять: была она из параллельной вселенной? Из будущего?

— Не знаю, как и по какой причине мы способны понимать друг друга, — осторожно продолжил я, — Но весьма удобно, не находишь? Нам не приходится прибегать к жестам и шарадам чтобы понять друг друга.

— Ага, — жизнерадостно прощебетала девушка. — Ты - первый человек... которого... — Её лицо понурилось. — Был ещё один, в броне как твоя, в плену у монстров. Я освободила его, но потом... всё пошло не так. Вдруг набежали ещё монстры. Я... пыталась отвлечь их на себя пока он перезаряжал свой мушкет, но он вдруг выстрелил в них, попал во всех сразу, и они бросились на него. И убили его прежде, чем я успела помочь. Я даже имени его не узнала.

Подобное признание сказало о многом. Она была достаточно решительной и добросердечной чтобы спасти полного незнакомца, не чураясь привлечь огонь на себя чтобы помочь ему. Жаль только, что она занималась самобичеванием из-за своего провала. Демоны - они обращаются бережно только с теми, кого могут совратить на свой путь. С слабовольными, с тупыми, с безрассудными. Этих они берегут и лелеют. Настоящие же, несгибаемые морпехи, понимающие, что такое честь и долг? Из них делают кровавые икебаны.

— Не вини себя, — сказал я. — Демоны берут в плен только самых слабых солдат. Тех, кто даже не умеет уворачиваться.

— А. — Она оживилась, в глазах загорелось понимание. — А! Но не уметь уворачиваться - это... это... — В её голосе было столько осуждения. Мне показалось, она хотела назвать того парня ёбаным мудилой, но была слишком воспитанна. — Это неправильно!

И ещё кусочек информации. Боевой стиль, основанный на уклонении - как будто отсутствие брони не было достаточной подсказкой - мог означать... Да что угодно он мог означать. Что она уворачивалась лучше меня. Или что пришла оттуда, где пользуются лишь медленным дистанционным оружием, вроде луков или огненных шаров, а теперь лишь чудом выжила в огневых контактах. То, как она назвала оружие одного из морпехов «мушкетом» - о многом говорило.

— Ты же не умрёшь, правда? — вдруг спросила она, со смесью надежды и страха. — Не хочу снова остаться одна в этом аду. Я слишком мало о нём знаю, тыкаюсь вслепую!

— Не умру. — Я улыбнулся ободряюще. Потом вспомнил, что был всё ещё в шлеме. — Я не какой-то там слабый солдат. Я - суперсолдат, лучший из лучших. — Она улыбнулась. Я, однако, просто констатировал факт. Никакого бахвальства или чего-либо в этом духе. — Не позволю себя убить пока моя страна, весь мой мир зависят от меня, — закончил я. Ещё один сухой факт.

— Значит, твоя страна - в состоянии войны с этим царством? — озабоченно уточнила она. — Они к вам вторглись?

— Да, — ответил я. — Вторглись. За этой большой башней, — я указал рукой, — находится огромный портал, который они открыли в сердце одного из наших городов. И отправили через него массированную армию вторжения. Там... всё плохо. Теперь мы тесним их обратно.

— А. — Выражение её лица сказало мне: она поняла. Есть вещи, которые не нужно говорить в слух. Достаточно знать этих зверей и их повадки.

— А ты? — наконец смог спросить я. — Что ты здесь делаешь?

— Я... пытаюсь найти дорогу домой, — призналась она. — Я тут очутилась из-за того, что приняла варп-платформу за нажимную пластину.

— Платформу-телепортер? — Повод для тревоги, и неслабый. — У вас используют телепортацию?

— Нет, это был первый раз в жизни, как я видела подобную штуку, — призналась она, озадаченная моей встревоженностью. — У нас... А, ты боишься, что они вторгнутся и в наши земли? Не волнуйся. Я нашла ту штуку глубоко в... аду другого сорта, можно сказать, хотя тот был гораздо горячее и не такой лютый, как этот. Вход в него хорошо охраняется, мне пришлось схитрить, притворившись мутантным буйволом, чтобы попасть внутрь. Ах да, вход - глубоко внутри места, где живут потерянные души. А вход туда тоже хорошо охраняется, мне пришлось притвориться двенадцатитысячелетней потусторонней тварью чтобы меня впустили. И он посреди опасного острова, на который никто в здравом уме не приплывёт. Так что...

За её появлением стояла долгая история, я так и чувствовал.

И тут моя рация с хрипом ожила, принеся... плохие новости. Серьёзно плохие. Оказалось, у ада даже не начинало кончаться пушечное мясо. То, что мы превозмогли на пути к башне - это была так, разминка. Крепости, преграждающие пути на равнинах внизу, больше не были заперты. Твари перестали выжидать и наблюдать. Они объединили силы против нас, смертных. Ворота, преграждающие дороги и ущелья, распахнулись настежь, нескончаемые орды текли из них, словно реки. У наших рано или поздно просто тупо закончатся боеприпасы.

Были перебраны разные варианты. Мы не могли отключить или уничтожить портал - я не входил в список тех, кому положено знать, почему. Планировалось, что основные силы отступят на нашу сторону и будут держать фронт там. Но я оказывался там, где командованию было нужно: глубоко во вражеском тылу. Считалось, что если я буду двигаться быстро, противостоять мне будут только местные гарнизоны - всё благодаря гордыне офицеров, командующих ими. Да, аналитики были почти стопроцентно уверены, что ад отнюдь не представлет собой одну большую, дружную семью.

Истребив больше демонов за счёт стравливания с друг другом, чем собственными руками, я был склонен согласиться. Если только не привлеку какой там аналог сауронова ока использует главный демон - смогу проникнуть глубоко в ад. Чтобы, надеюсь, найти этого уёбка и лично познакомить его с рабочим концом самой большой, злой пушки в моём арсенале.

Ну, и... Мои шансы на выживание? Ха, очень смешно.

И тут эта иномирянка, Шантэ, вклинилась в разговор, восхищённая моей рацией. Просто замечательно. Пришлось доложить о моём первом контакте командованию, опасаясь, что они прикажут какую-нибудь дурость. На том конце поболтали с пришелицей какое-то время. Сначала было потрясение от понимания её тарабарского - только теми, кто находился непосредственно в аду, кстати. Операторам связи пришлось поработать переводчиками для больших шишек на Земле. Те остались зачарованы первым живым подтверждением теории множественности миров и вытянули из девушки какую могли информацию. Оказалось, она счастливо жила в мире, крутящемся на магии и странной технологии, где общий уровень развития соответствовал нашему веку семнадцатому... И где английский был мёртвым языком древних. Самой девушке было шестнадцать. Наверно. По какой-то причине она была не уверена в собственном возрасте.

Пока всё это происходило - я стоял на страже, изучая окружающую обстановку. Внешние ворота этого замка были опущены в землю, открывая небольшой квадратный дворик. Вторые, такие же, ворота были всё ещё подняты. Эдакий шлюз для дозированного выпуска монстров. В боковых стенах было по небольшой двери. Я пнул каждую. Правая оказалась заперта, а левая со скрежетом открылась, явив тёмный туннель. Какие-то пещеры? Из-за этой стены выглядывали скальные выступы, а не здания.

К счастью, здравомыслие победило. Как бы больно ни было это признавать, жизнь этой девушки ничего не стоила. Моя - тоже, не считая того факта, что я был ключевым ресурсом, необходимым для саботажа врага. Просто брутальная правда сложившейся ситуации. После того, как увидишь, что эти чудовища учинили в Лос-Анжелесе - ничто не имеет значения, кроме как остановить их навсегда. Умереть в процессе? Потерять свою душу? Приемлемые сопутствующие потери.

Я сделал всё что мог, предложил ей шанс отступить в безопасное место. С этим её магическим параглайдером, она могла просто спрыгнуть в шахту лифта, пока тот ещё опускался. В крепости у подножия ещё какое-то время будет оставаться отряд прикрытия. Они эвакуировали бы её на Землю, где она могла получить помощь немногих оставшихся специалистов. Хотя почти все лаборатории и персонал Ю-Эй-Си были утрачены, информация сохранилась. Этот ящик Пандоры навсегда останется открытым.

И знаете, что? Она отказалась. Просто взяла, и наотрез отказалась. Отпустить меня одного ей, понимаете ли, совесть не позволяла. Кроме того, портал обратно домой просто должен быть где-то там. Ей интуиция нашёптывала.

Я пытался спорить, приводить аргументы. Мне почти удалось переубедить её. Почти. В конце концов, именно аргумент, что дорога домой была где-то глубже в аду - может быть, наверное - перевесил. Всё, чего я достиг - это расковырял её комплексы, какую-то чушь насчёт того, что она неправильная героиня или вроде того. После чего чувствовал себя законченной скотиной.

Тинейджеры. Я... ну в упор не гожусь иметь дело с ними и с их охрененно ранимой душевной организацией.

И вот я отправляюсь на самоубийственную миссию в один конец, и со мной - неожиданная попутчица. Чьи способности мне неизвестны и кто не имеет понятия о простейших вещах вроде тактических знаков, командного жаргона и даже, боюсь, правил обращения с оружием.

— Послушай, — сказал я ей. — Я не считаю тебя человеком второго сорта оттого, что ты - девчонка. И что ты - никуда негодный герой, я тоже не верю. Но ты - глубоко в незнакомом дерьме, и у тебя просто нет времени научиться необходимому. А я... Моя миссия настолько важна, что я не могу себе позволить быть достойным парнем. Если ты предложишь помощь - приму. Но если ты угодишь в передрягу - не могу обещать, что буду спасать тебя. Если тебя поймают - может так оказаться, что лучшим, что смогу предложить - будет пуля.

— Так может быть... даже предпочтительней, — тихо ответила она, содрогнувшись при каком-то воспоминании. Потом подняла голову, уставившись мне в глаза с яростной решимостью миленького бойцовского котёнка. У меня аж сердце защемило. — Я даже не подумаю тебя замедлять. Если отстану - так тому и быть, просто останусь одна.

Похоже, она не была каким-то там среднестатистическим тинейджером. Быть «героем»... Отцовские инстинкты, зааат-кнулись! Быть «героем» - что бы ни вкладывалось в это определение - подразумевает самостоятельность, ответственность и способность идти на расчётливый риск. Совсем как старый служака из низов, не имеющий патента на офицерское звание. Сам факт, что она не просто выжила здесь, но и обзавелась ракетомётом, о многом говорил.

— Ты, значит, — начал я, прерывая неловкое молчание, — пришла с другой стороны? О каких... пунктах повышенного интереса можешь рассказать?

Она загудела под нос, задумчиво жуя губу, но наконец-то перестала нервно тискать свой дико длинный хвост волос. Очень хорошо: от того жеста просто сквозило робостью и неуверенностью в себе.

— Всё это плато изрезано ущельями, заткнутыми маленькими замками, — начала она. — Вниз, в кровавое болото, ведут два пути: главный, и, типа, чёрного хода. Главный путь идёт через этот большой замок впереди. Я... не знаю, что внутри, но не думаю, что те звери - это все, кто там был. Я, наверно, могу провести тебя окольной тропой, потому что тот замок более-менее открытый, я в него смогла заглянуть. Но на подходе к нему сидят монстры, большую засаду организовали.

— А как ты мимо них прошла? — спросил я.

Может, она умеет становиться невидимой?

— Ээ, прокравшись по верху плато? Вверх они не смотрят. — Она продемонстрировала тем, что полезла вверх на одну из стен багрового камня, обрамляющих ворота.

Такое не каждый день увидишь. Даже знаменитые скалолазы не умеют двигаться так быстро и без видимых усилий. Значит, сверхчеловеческая сила? Скорее всего.

— Видишь? — Девушка развернулась, глядя на меня с верха стены. — Я умею...

А потом её вдруг охватило пламя. Проклятые погани!

Взвизгнув, она нырнула со стены, перекувырнувшись чтобы приземлиться на ноги, словно кошка. И, как и с кошками, выглядело приземление абсолютно невесомым, но звук сказал об обратном, звучный шмяк пятидесятикилограммовой девушки, пролетевшей десять метров.

— Опять этот огонь... — пожаловалась она. — А я по прежнему не знаю, от чего он. — Она выглядела заметно напуганной, выбитой из колеи, глядела вверх на угасающее, мерцающее пламя.

— Это был погань, — выдавил я сквозь зубы. — Ненавижу поганей, эти мамоёбные куски д..

Она прокашлялась, краснея. От же ж.

— Значит, есть монстры, поджигающие тебя одним взглядом, — с видимым облегчением сказала она.

Вполне разделяю её точку зрения. Есть непонятная херь, которая просто творится - и есть непонятная херь, насылаемая на тебя врагом, которому ты можешь влупить в ответку. Разница просто радикальная.

— Не думай, что всё так просто, — предупредил я. — Если не успеешь прервать зрительный контакт достаточно быстро - этот огонь взорвётся, разметав тебя на обугленные ошмётки.

— Насколько быстро? — спросила она, содрогнувшись.

— Примерно две секунды, — сказал я, силой воли заставляя разжаться стиснутые кулаки. По тому, как она это спросила, было ясно, что в какой-то момент она прошла по самому краешку. — К счастью, их.. заклинания жёстко расписаны по времени, они не могут прервать его и вынуждены стоять неподвижно. — Я продемонстрировал временной интервал, разжав, потом снова сжав пальцы. — Но! — подчеркнул я командным голосом, словно обращаясь к зелёному новобранцу - что было недалеко от истины. — Если высунешься прежде, чем этот интервал истечёт - он выполнит повторный захват цели и поджарит тебя. Если совсем точно, они могут сменить цель в любой момент, пока заклинание ещё не сработало. Маневрируя так, чтобы по погани попал рыцарь или барон, можно спасти свою за.. кхм, филейную часть.

Она издала задумчивый звук. Чёрт, даже её кряхтение было сокрушительно миленьким.

— Есть ещё монстры, которых мне надо опасаться? В смысле, я узнала о невидимых розовых гориллах, чуть не спрыгнув в яму с ними... А, чуть не забыла. Моё чувство опасности - хорошее, сильное, но три зомби, палящих по мне из своих митральезо-мушкетов - это чересчур рискованно.

— Повтори, пожалуйста? — Интересно, что она имелав в виду под «чувством опасности». И... «митральезо-мушкеты»?

— Ну... Вот. — Она извлекла на свет стандартную до банальности Эй-Ар девяносто седьмую, и протянула мне. — Они использовали такие же штуки.

— А. Это - то, что мы называем «штурмовой винтовкой». Ээ, поскольку в стволе - винтовая нарезка для стабилизации пули вращением. — Я проверил предохранитель. Оказался в положении автоматического огня.

Она заметила, и объяснила:

— Я держу этот запорный рычажок переведённым на режим митральезы потому, что вытаскивать оружие собираюсь только когда буду стрелять.

В этом... если подумать, был смысл. Наличие внепространственных арсеналов позволяет адаптировать правила безопасности при обращении с оружием. Но один вопрос ещё оставался.

— Что ты имела в виду под «чувством опасности»? — поинтересовался я, отдавая ей штурмовую винтовку.

— Ну, когда ты чувствуешь как кто-то целится в тебя, — объяснила она как нечто само собой разумеющееся. — И уворачиваешься от пуль, стрел и прочих нехороших вещей прежде даже, чем их выпустят. Разве у тебя такого нет?

Впечатляло. Реально впечатляло, способность - на грани настоящих суперсил.

— Нет, — признал я. — Те, кто нас тренировал... Этой техникой полноценно не владели. Я полагаюсь на обычные человеческие чувства и рефлексы. А там, где этого недостаточно - удар принимает моя броня. Но самое важное правило - убивать их быстрее, чем они успеют в тебя прицелиться. Не рассусоливать, не играться с врагом, а всегда уничтожать противника как только завидишь, быстро и эффективно. Мёртвые не кусаются... Ээ, если считать зомби условно живыми, то есть.

— Кажется, хорошая стратегия. Только... Когда я сюда попала, мне оказалось затруднительно наносить достаточно урона, — призналась она. — Я, видишь ли, почти чистый боец-рукопашник, а без моей магии единственное, чем я способна бить с расстояния - вот этот пиратский пистоль. — Она продемонстрировала громоздкий пистолет совершенно музейного вида. — У него нескончаемые магические заряды, но... — Она выстрелила в пространство, выпустив нечто, что выглядело, как крошечный плазменный заряд. — У него урона - на комариный укус. Я волосами бью и сильнее и быстрее. Так что, когда я оказалась в запертой комнате с громилой - ушла уйма времени и сил, чтобы его таки завалить. Вспоминать без ужаса невозможно, — закончила она с несоотвесттвующим оптимизмом в голосе.

— Волосами? — спросил я, думая, что ослышался. — И... Которых демонов ты называешь громилами?

Она в ответ продемонстрировала самый нелепый боевой стиль на моей памяти, изгибаясь всем телом взад и вперёд чтобы хлестать по воротам волосами, словно кнутом!

И с приличной скоростью! Как она шею-то не вывихивает? Почему у неё голова не кружится от мотания туда-сюда?

Но, как бы нелеп этот стиль ни был - он оказался вполне функциональным. На твёрдом, как камень, дереве ворот появлялись выбоины и сколы.

То, что работает - нелепым не является.

— Весьма нетрадиционная техника, — прокомментировал я. — Но главное - работает. А так называемые «громилы» - это?..

— Эмммм... Большие, вдвое выше меня, сплошные мускулы, голова козлособаки, копыта, руки светятся угрожающе зелёным? Мне пришлось по нему хлестнуть не знаю сколько дюжин раз прежде, чем он свалился... А, и это был коричневый, не красный.

Это была... Однозначная и бесспорная крутизна.

— Мы называем из адскими рыцарями, — сказал я ей. — Я впечатлён твоими мастерством и храбростью. Воистину впечатлён.

Может она и имела облик девушки-подростка, но её сердце было сердцем воина... Дева-воительница, если хотите.

— Было очень, очень страшно, — попыталась преуменьшить свои заслуги она. — Я умею отражать удары меча наручами, даже очень сильные. Но тот зелёный огонь вокруг его рук... казалось, пропорет когтями прямо сквозь наруч. Или хуже, схватит за руку и оторвёт. Я не могу тут позволить, чтобы по мне хоть раз попали. Я имею в виду, в этом аду в целом.

— Тогда погани и ревинанты - самые опасные для тебя противники, — сказал я. — Погани, или архипогани - самые умные среди монстров. Эти мрази правят и направляют. Выглядят, как высокие голые люди с желтоватой кожей и большими рогами. Ты уже видела их огонь. Кроме того, они умеют воскрешать мёртвых демонов, просто проходя мимо. Очень важно выносить их первыми, иначе они тебя просто утопят в нескончаемом потоке пушечного мяса.

— Поняла, — с серьёзным видом кивнула она. — А ревьи... наты?

— Ревинанты - эти гигантские скелеты в доспехах. Они для тебя опасны потому, что их огненные шары - самонаводящиеся. Твоё чувство опасности окажется бесполезно против зарядов, преследующих тебя, словно гончие, чтобы подловить когда ты меньше всего ждёшь, и взорваться, поражая ударной волной. Даже если увернёшься от самого огненного шара - не факт, что избежишь урона. К счастью, у них, всё-таки, ограниченный радиус поворота, можно их заставить зарулить в стенку если спрячешься за углом. Но никогда не предполагай, что ревинант промахнулся, пока не услышишь взрыв.

— Ох... Там их двое, в кратере, вон там. — Она показала в сторону от главного маршрута. — В компании полудюжины этих красных шаров и уймы шипастых обезьян.

— Надо двигаться, — сказал я. — Пока тот погань не решил натравить на нас ещё демонов.

Она ахнула:

— Ты прав! Розовые гориллы, что выбежали на мост... Мне казалось, это были все они, но теперь я вспоминаю, сколько было в том дворе... Весь этот замок, — она указала вперёд, — ими кишел. За этими воротами их, должно быть, в три раза больше!

Теперь она косилась на ворота с опаской.

— Есть идеи, куда это ведёт? — указал я на левую дверь.

— В то ущелье с большой засадой внутри, — без запинки ответила она. — О, так вот почему они оставили дверь открытой!

Вполне логично. Заодно подтверждало ма́ксиму о скотском отношение командиров друг к другу. Зачем тратить своих собственных пинки когда организовать нападающим свободный проход к замку соседа?

Шантэ - и я приложил мысленное усилие, заставляя себя думать о ней по имени, а не «она» или «девчонка», это было меньшее, на что я был способен ради неё - предложила забраться на верх плато и вообще избежать конфронтации. Увы, хоть я и способен обогнать скаковую лошадь, верхолаз из меня - как из свинцового кирпича. А верёвки у нас не было. Пол-королевства за верёвку.

Так что, я отдал ей все свои гранаты, по быстрому объяснив как надо, и как не надо. Она была умной девушкой, уже знакомой с мощью современного оружия. В ответ она отдала мне три свитка плотной бумаги, сказав, что её загашник уже на пределе, а от этой магии здесь толку мало по любому. Я убрал их в свободный подсумок.

Потом мы вышли через тёмный тоннель в подозрительно пустое ущелье. Местность была разворочена, торчали вздыбленные валуны и магма клокотала в огромных воронках. Тут что, тот гигантский красный кибердемон побесился?

Дождавшись, пока Шантэ залезет по изрезанной каменной стене - ну и шустро она лазит - я прогулочным шагом двинулся в сторону засады, дробовик наготове. Выскочила пара бесов, я скосил их походя. Пытались усыпить мою бдительность, или просто терпения не хватило?

Впереди был небольшой замок. Ущелье раздавалось на подходе к нему, каменные обрывы загибались из вида. Бесы на сторожевых башнях, обрамляющих ворота, заметили меня и начали швыряться огненными шарами.

Я не успел ещё достичь самой засады, когда эти крошечные плазменные заряды полетели через ущелье, откуда-то высоко слева, куда-то внизу справа, оба места скрыты от меня изгибами обрывов. Раздались взрёвы боли и скрытые зомби открыли огонь по верхнему краю обрыва. Последовали новые взрёвы боли слева, потом полетели ответные огненные шары. Ловко она! Зомби не умеют целиться, всегда поливают, как из шланга. Их относительно просто использовать для провокации свары.

Я остановился, ожидая чтоб побольше монстров друг друга завалило. Бой разгорался: всё больше зомби, в которых угодили шальные огненные шары, открывали ответный огонь, и всё больше бесов, в которых угодили шальные пули, обижались на них.

Когда уже стихало - я заметил движение на крыше левой сторожевой башни. Фиолетовые волосы Шантэ ни с чем не спутаешь. Перегнувшись через край, она извлекла гранату, повозилась с ней немного, потом забросила в одно из широких окон. И резко оттянулась назад, скрываясь из вида.

Взрыв выбросил из окон клубы пыли. Вылетели куски тел. какие-то демоны заревели от боли. Но боевитая девушка времени не теряла, уже на второй башне, перегнувшись вниз и доставая... этот свой антикварный пистолет?

Три выстрела спустя рёв разъярённых рыцарей объяснил мне, что она задумала. Шантэ отпрянула как раз перед тем, как поток зарядов зелёного огня ударил по башне. Некоторые попали по бесам внутри через окна. Один мгновенно стал обугленным мясом, но второй взревел от боли и швырнул свой огненный шарик в ответ. Результирующая перестрелка оказалась недолгой, у рыцарей быстро закончились бесы.

И тут их поприветствовали мы с дробовиком. Было очень легко попадать отвлёкшимся демонам точно в головы. Один, редко два, выстрела - и обезглавленная туша оседала на землю. Я быстренько дочистил оставшихся зомби справа и бесов слева.

Шантэ, тем временем, проскользнула в окно правой башни. Раздался взрык пинки, девичий взвизг, потом заполошная стрельба рваными очередями - и, наконец, глухой стук упавшей туши. Потом я полюбовался зрелищем беса, выпнутого через край стены. На мгновение мелькнули красные штаны и грязная пятка Шантэ, зверюга обиженно рыкнула и хряпнулась насмерть. А потом ворота начали подниматься, выпуская небольшую толпу бесов. Выстрел, выстрел, выстрел, перезарядка, снова выстрел. Не потратив ни одного патрона впустую, я добил последнего ударом ноги. Не было нужды в зверствах, я отлично себя чувствовал.

Я зашёл в тёмную и просторную, как пещера, внутренность замка. Раздался глухой удар: Шантэ приземлилась рядом со мной, не став дожидаться медленного подъёмника.

— Вон тот кратер-котёл, — прошептала она, указывая налево, откуда падал дневной - ну, назовём его дневным - свет. Направо были две арки выводящие в открытый, пустой двор. Я последовал туда за своей провожатой. Двор обрамляла стена с огромными зубами, не знаю, как эти средневековые штуки правильно называются. В промежутках проглядывали высящиеся в отдалении утёсы.

— Вот, и если... — начала Шантэ, но подавилась вскриком. Я мгновенно развернулся к ней. Прыгала на одной ноге, держась за другую ступню обеими руками и шипя от боли. — Осторожно, — выдавила сквозь зубы. — Кровь тут горячая, почти кипящая!

Я покосился на красную лужу, занимающую хороший кусок двора, вытекая наружу сквозь бреши в стене.

— Почему ты вообще босиком? — спросил я.

— Не хочу лишиться своих последних хороших туфель. — Она продемонстрировала туфли с поскими подошвами и загнутыми носами. — Они крепкие, обычно я в них через любую глушь бегаю, даже по болотам, но если в них ходить по щиколотку в крови - им точно конец настанет. — Она убрала туфли обратно.

— По щиколотку? — озадаченно переспросил я.

— Дык, говорю же: кровавые болота. Это просто болота, где вместо воды - кровь. С камышами, и кустами по берегам, и всё, как положено. Только с кровью. Или ты думал, — озорно прищурилась она, — что я у монстров географические названия спрашивала?.. Ладно, давай... Хотя погоди, есть идея!

Она ловко, как обезьянка, вскарабкиваясь на зуб стены, перепрыгнула на ближайший обрыв и затерялась среди скальных выступов.

Я вздохнул. Не предупредив, не дождавшись подтверждения. Её умение работать в команде оставляло желать лучшего. Ну, пока она разведывала путь, я подошёл к стене и смог в первый раз хорошенько рассмотреть местность в направлении нашего продвижения.

Что сказать? Видимость была отстойной, внизу всё затянуто тьмой, напоминающей чёрный туман. Быстролетящие оранжевые облака выглядели подходяще адскими а торчащие повсюду утёсы вполне годились как ориентиры. Компас тут не работает, я проверял. Надеюсь, дьявол-главарь соблюдал достаточно клише чтобы устроить видимое издалека логово в самых высоких горах. Проще найти будет.

— Я вернулась! — объявила Шантэ, появляясь на том же зубе стены внезапно, словно чёртик из коробочки. — Тут и правда оказалось можно пройти окольной дорожкой! Так, сначала давай тебя на этот მერლონ затаскивать.

— Ээ, ты имела этот вот зуб стены? — Это был первый раз, как загадочный эффект перевода подвёл меня - скорей всего от того, что наши словарные запасы имели разные зоны покрытия.

— Ага, — жизнерадостно отозвалась она. — Ты, конечно, можешь просто войти вон в ту дверь и прорубаться через кто знает, сколько монстров. За розовых горилл - поручусь, их там уйма. Но если залезешь сюда - сможешь перепрыгнуть вооон на тот уступ, и обойти весь замок по краешку. Ну, почти. Там в конце двое красных громил... я имею в виду, баронов, толкутся на мосту.

— Прости, — извинился я, изучая каменный зуб, который был выше меня. Считая от промежутка между ними, не от земли. — Не думаю, что смогу туда залезть.

— Ой, да ладно, — не сдавалась она. — Я помогу.

— Я вешу целую тону, — предупредил я. — С бронёй, да ещё вес арсенала частично передаётся...

— И что? — Она восприняла это, как вызов. — Я сильней, чем выгляжу!

Короче. Взгромоздить меня на промежуток между зубцами оказалось нетрудно, он был ненамного выше обычного парапета. А вот наверх... Мы пробовали и так, и этак, пока наконец мне не пришлось согласиться на самый нелепый способ: лезть наверх, держась за хвост волос Шантэ, словно по канату, пока она кряхтела и пыхтела от натуги, вцепившись в вершину каменного зуба.

Мы одержали успех. Чёрт, ну и шея у этой девчонки! Вытащив меня наверх - хрустнула шеей пару раз, и поскакала дальше, словно ни в чём не бывало. Путь оказался далеко не таким простым, как она его расписывала, но в конце концов мы добрались до моста. Я имел удовольствие наблюдать сквозь застеклённое окно, как монстры в авральном порядке рассасываются по стенным нычкам - вне сомнения, чтобы дожидаться меня. А мы просто прокрались стороной.

Два барона, охранявших мост, особой трудности не составили. Шантэ упростила задачу ещё больше, выстрелив в обоих чтобы навлечь их гнев, а потом просто спрыгнув в пропасть и летая кругами и восьмёрками на своём фиолетовом пузыре. Я обезглавил баронов из минигана одного за другим, потом начал переходить мост. Когда перешёл - меня догнали Шантэ и шесть как. Твари, должно быть, сидели в засаде, дожидаясь звуков стрельбы!

Я начал быстро косить их одного за другим. Чёрт, патроны для минигана заканчивалиь. Я переключился на дробовик. Летучие звери были теми ещё занозами, уворачиваясь и разрывая дистанцию и двигаясь рывками вбок после попаданий. Такое их поведение очень обманчиво: только повернись спиной - и они стремительно сблизятся чтобы укусить тебя в спину. Челюстями, которым любой крокодил позавидует.

Именно это и случилось с Шантэ: увлёкшись дуэлью с одним какой с моста, этот её пистолет против шаровых молний, она упустила второго, который спикировал на неё со спины. Предупреждающий выкрик замер у меня на губах: я промахнулся - почему именно сейчас! - и огромный сферический зверь набросился на девушку, челюсти сомкнулись с металлическим лязгом. К счастью, она успела в последнее мгновение подставить наручи. Я снова выстрелил - и опять промахнулся, потому что демон практически вдавил Шантэ своим весом в узкое пространство между парапетами! Челюсти заработали, я почти уже закричал от гнева, готовясь выдрать глаз твари голыми руками, мстя за погибшего товарища, когда та вдруг замерла, медленно поднимаясь в воздух с нелепо-потерянным выражением на кожистой морде, озадаченно моргая своим циклопическим глазом.

Что примечательно, Шантэ нигде не было, как не было и её частей и даже следа крови.

Что. За. Нахуй.

Потом пасть начала медленно открываться, что сопровождалось миленьким девичьим кряхтением от натуги. И глядите-ка - Шантэ встала там, на вид невредимая, упираясь в челюсти ногами и плечами. Выражение на морде какодемона было бесценным. Но если он попытается выстрелить...

— Мы... Сейчас над мостом? — выдавила не сдающаяся.

— Да, точно по центру, — подтвердил я, не рискуя стрелять.

— Хорошо. — Внезапно в её руках оказался огромный изогнутый меч. В следующее мгновение кака захлопнул пасть словно сопротивление исчезло. В результате остриё меча появилось из его морды, пропоров огромный зелёный глаз.

Дёргаясь, круглая тварь мясисто хлопнулась на мост. Меч высунулся ещё дальше.

Мимодумно прикончив последнего ещё летающего каку, я подбежал помочь моей напарнице вылезти, осторожно раскрыв зубастые челюсти.

— Фуууу, — добродушно пожаловалась Шантэ. — Зубы эта тварь, небось, отродясь не чистила!

— Пожалуйста, — выдавил я, — больше не пугай меня так.

— Я и не собираюсь, — пообещала она, переходя мост вслед за мной. — И уж точно не забуду, какие коварные эти шары. Если честно, единственные монстры в наших землях со сравнимым размером пасти - это водяные драконы и гигантские улитки. И те, и другие - скорее капканы, норовящие тяпнуть тебя когда пробегаешь мимо. Сидят они всегда неподвижно. Ну что, пойдём? — Она рассеянно наступила в пруд крови, украшающий плоскую часть этого торчащего утёса.

— Ээ, ты точно...

— Не волнуйся, — легкомысленно отмахнулась она. — Кровь тут просто горячая, не как кипяток. А внизу, в болотах - вообще еле тёплая. — И исчезла в тёмном туннеле.

Я последовал за ней, обнаружив там платформу подъёмника. Когда та начала спуск - вид оказался вне сомнения живописным. Шантэ глазела по сторонам, жизнерадостная не под стать ситуации, пока мир вокруг нас темнел, небо превращалось из оранжевого в багровое а огромный, нависающий замок превращался в чёрный силуэт на фоне летящих оттенков багрянца.

* * *



Прим. Авт:

1. В брутально думе вполне можно ходить аки босс, поливая врага сразу из двух плазмогонок. Смотрите привязку управления, там должна быть кнопка типа "спецособенность оружия / держать два по-македонски". И да, они управляются раздельно. Огонь из левой - левая кнопка мыши, из правой - правая.

..но когда приходит время перезаряжаться... :p

2. Вы не поверите, дорогие читатели, как я истрахался, лепя в редакторе эти пейзажи, накрученные вокруг 21-й карты, этот подъёмник, эти скрипты затемнения по мере спуска и синхронизации md3 модели замка, впендюренной динамическим скайбоксом с 1/64 масштаба, вместе с дальними утёсами. Надеюсь, Sergeant Mark IV включит хоть что-то из этого в финальную Extermination Day.

* * *

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.