Слишком добрая для подобных зверств v1.1

Doom, Shantae (кроссовер)
Джен
NC-17
В процессе
66
автор
Размер:
планируется Макси, написано 103 страницы, 8 частей
Описание:
[НА ПАУЗЕ ДО КОГДА НИБУДЬ В 2021] Кровь! Сколько крови! Решимость добросердечной полуджинни подвергается испытанию несравнимыми зверствами настоящего, неотцензуренного ада, в то время, как орды бешеных зверей пробуют на зуб её боевое мастерство. Главная героиня "Шантэ и проклятия пирата" (Shantae and Pirate's Curse) попадает в День Истребления Зверской ПогибелИ v21 (Extermination Day Campaign of Brutal DooM v21)
Примечания автора:
Написание было приостановлено из-за комбинации "устал от дума" и занятого сезона на работе. Обязательно допишу пока живой, но перезапустить пока не получается.

Пишу на английском. Запланированная длина 13 глав, 60..70 тысяч английских слов.

Временная титульная картинка http://ranmafics.chebmaster.com/i/fanf/tnfsb/tnfsb_title180.png , потом закажу художнику какую запланировал.

Английская версия https://www.fanfiction.net/s/12870466/1/Too-Nice-for-Such-Brutality
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
66 Нравится 57 Отзывы 16 В сборник Скачать

6. До подозрения просто

Настройки текста
Глава 6, До подозрения просто Она путешествовала вместе с настоящим, взаправдашним героем, даже помогала ему, хоть и не сильно! Шантэй не витала в облаках - приключение выходило слишком мрачное и жестокое - но источник неиссякаемого оптимизма в глубине души бурлил и вздымался, смывая сомнения и страхи. — А здесь, — сказала она Думгаю, перепрыгивая, словно пушинка, через яму с кольями, — запрятан жёлтый ключ. — Она указала направо, на столбы с узором синих черепов, за которыми толклись пылающие черепа. — Я знаю, где запрятан синий... Постой-ка, это ли не свет сочится сверху? — Она энергично вскарабкалась на скалу. Да, у комнаты с черепами сверху была дырка. Нет, дырка оказалась забрана решёткой. — Тут не сжульничаешь, — сообщила она, спрыгивая с четырёхсаженной высоты безо всякой задней мысли. — Если бы только у нас была верёвка! Я знаю, где синий ключ, но там... Там ловушка, я не смогла понять, как она устроена. Они подошли к кровавой протоке. — Надо же, — сказал Думгай, опасливо оглядываясь по сторонам. — Ад - это на самом деле Вихентам. — Вих... Нтам? — переспросила она непонятное слово. — Не обращай внимания, — пробормотал он. — Это почти уже забытая семейная история. Я имел в виду, джунгли, кишащие плохими парнями и дьявольски коварными ловушками из кольев. Когда мне сказали, что предстоит вылазка в ад, я ожидал больше... огня и расплавленной серы. Шантэй припомнила своё после... крайнее подземелье: — Огня и кипящей серы? В Зиндане Страданий этого хоть отбавляй. С подобным гораздо... проще справляться. Ну, думаю, тут просто более трудный ад? — Она оглянулась на окружавшие их стены кустов. — Они устроили засады по берегам этих рек крови, — проследив за направлением её взгляда, сказал Думгай таким голосом, словно констатировал очевидное. — Ну, да. Я одну нашла, там трое зомби сидели сразу за кустами, недалеко отсюда. Тщательно я... в другом месте разведывала. — Шантэй указала рукой. — Но там были розовые гориллы и шипастые обезьяны, прятались вдоль проток... А эти твари сливаются с коричневой чащобой ну слишком уж хорошо... — Тогда просто двинемся вперёд и посмотрим, как они справятся с моей скоростью, — с мрачной решимостью сказал Думгай. — На открытом пространстве у меня - подавляющее преимущество, если только там не погани и не ревинанты. — не думаю, что таких видала, — сказала Шантэй. — Но поручиться не смогу. Я видела гро... рыцарей, и не меньше двух этих... оченно жирных, которые пускают лавину огня. И мозги на тинкер-ножках. Ещё, какой-то монстр запустил в меня длинной, очень прямой струёй громовых шаров... — Два последних - это один и тот же, — сказал Думгай, осторожно ступая в кровь. — Мы зовём их ᚨᚱᚨᚻᚾᛟᛏᚱᛟᚾᛋ. — («паукоботы», разобрала Шантэй с некоторой натугой). — Не особо опасные, пока продолжаешь двигаться, но они способны загнать тебя своими струями в безвыходную позицию, а пересечь эти струи непросто. Давай-ка уже выдвигаемся! — Конечно! — с нетерпением воскликнула Шантэй, потому что он был абсолютно прав. Она ступила в кровь, передёрнувшись от отвращения когда слизистое дно привычно продавилось между пальцами, а лодыжки лизнула густая жидкость. Потом ей пришла в голову идея: — Давай я вперёд разведаю! Я со своим чувством опасности заставлю тех, которые с пороховым оружием, выдать себя! Думгай не выглядел особо обрадованным её предложением, но ей слишком уж нетерпелось, чтобы удержаться на месте. Потрусила вдоль извивающейся протоки, изгваздывая брызгами свои шёлковые штаны. Думгай плюхал позади, почти не отставая. Стены коричневой растительности взорвались сердитым шипением, полетели огненные шары. Шантэй проигнорировала их: скорость у неё была достаточная, чтобы даже не заморачиваться уклонением. Потом открылась широкая протока, уходящая направо - и её чувство опасности кольнуло, заставляя двигаться в рваном ритме, замедляясь и ускоряясь. Мимо свистели пули, и впереди и позади, барабаня по стене джунглей слева, словно дождь. Пора было отступить назад и дать Думгаю разобраться с монстрами. Шантэй применила свой фирменный уворот отскальзыванием назад... Не сработало! То, что она была босиком, помешать не могло - так она этот приём обычно и тренировала. Просто не получилось сцепления. Дно протоки оказалось слишком скользким и одновременно липким. Невольно остановившись, Шантэй была вынуждена сгибаться и перекручиваться чтобы пропустить летящие пули. А ведь ещё град огненных шаров на подходе был, со всех сторон. И, будто этого было мало, чувство опасности возопило о струе смерти, тянущейся с крутого холмика по правую руку. Секунду спустя голубовато-белый свет послужил зримым подтверждением. Услышав, как Думгай рычит от досады за спиной, Шантэй поступила самым разумным образом: вышла из боя, двинувшись вперёд, совершая рывок вдоль по протоке. Несколько пуль и огненных шаров чуть не попали, она кожей ощутила их пролёт, но протока в конце концов повернула, и струя громовых шаров от - как он там назывался? паукобота? прекратилась. Хлёсткие звуки выстрелов позади говорили о том, что Думгай принялся за дело. Игнорируя шары огня, вылетающие временами из джунглей - чувство опасности плохо различало столь относительно медленные штуки, так что приходилось быть бдительной - неустрашимая девица развернулась... И встретилась лицом к лицу с шипастой образиной, выпрыгнувшей из ближайшей стены непроницаемой для взгляда коричневой растительности. Попыталась отск... Не работало! А штурмовую винтовку перезарядить забыла! Ощутив краткий укол страха, Шантэй хлестнула волосами изо всех сил, сорвав напрыг твари. Та тяжело приземлилась прямо перед ней и времени хлестнуть снова уже не было. Монстр прыгнул, воздев обе руки. Блеснули огромные когти. Девушка ухватила тварь за запястья, заставив остановиться. Уродливая, оскаленная морда оказалась в дюймах от её лица, клыки обнажены, глаза - словно пылающие уголья раскалённой ненависти. Танцовщица дрогнула. Тварь была больше и тяжелее, и медленно теснила её назад. И всё же, Шантэй оказалась сильнее. Оскалив зубы в ответ, она извернулась, вставив между собой и врагом ногу. И оттолкнула коричневую тварь, отправив в короткий полёт. Монстр плюхнулся на спину. Подняться ему она уже не дала, быстро прикончила, яростно лупцуя волосами. Шантэй поспешила обратно к Думгаю, найдя его окружённым телами шипастых обезьян, зомби и розовых горилл, большинство - частично взорваны. Окровавленные, разможжённые, они сочетались с кровью проток в своего рода гадостной эстетике. Сам герой уворачивался от огненных шаров, на впечатляющей скорости скользя боком чтобы избежать струи голубовато-белых шаровых молний с того холмика, отвечая из пушки. Холмик взрывался фонтанами грязи и размочаленной растительности, но засевший на нём враг как-то умудрялся оставаться в живых. Шантэй попыталась помочь, стреляя из своего пистоля в то место, где, предположительно, прятался враг - надеялась, что тот сосредоточится на ней. Но тут Думгай залепил, наконец, в яблочко. Холмик полыхнул огнём, прокувыркалась по воздуху механическая нога. — Мне за спину, быстро! — рявкнул мрачный герой, сменяя пушку на большие наплечники с притороченными сверху маленькими пушечками. — Я не доверяю йие-эф-эф этой штуки! Шантэй поспешила подчиниться, снедаемая любопытством. Наплечные пушечки героя начали выплёвывать на удивление большие, косматые шары огня, разлетающиеся хаотично во всех направлениях. Некоторые поднимались вверх, некоторые кувыркались по спиралям. Вух, вух, левой, правой, левой, правой. А потом эти дымные шары огня начали резко сворачивать, ныряя в джунгли, производя мощные взрывы. Каждый сопровождался либо предсмертным рёвом, либо фонтаном кровавых ошмётков. Руки и ноги шипастых обезьян кувыркались по воздуху. Думгай медленно поворачивался, поливая джунгли и Шантэй семенила, старательно держась позади него, устрашённая неотвратимостью творимого опустошения. Думгай прекратил стрелять. Мёртвая тишина повисла над джунглями, ещё полминуты назад полными хорошо спрятавшихся шипастых обезьян. Шантэй пробрало холодом, невзирая на тёплый воздух. От осознания угрозы, скрывающейся под простеньким словом «самонаводящиеся». Вокруг не осталось ничего живого, только мухи жужжали, привлечённые свежим мясом да чёрные облака безмолвно плыли в багровом небе над головой. — Эту... штуку, — Думгай похлопал по наплечной пушечке прежде, чем сменить их на чёрную взрывальную картечницу, — я оторвал от ревинанта. Теперь ты знаешь, на что они способны... Пожалуйста, не дай себя застать врасплох на открытой местности. Шантэй смогла лишь выдавить утвердительный писк. Ей потребовалась минута чтобы вновь обрести способность говорить: — П..пойдём, — поторопила она. — Синий ключ недалеко отсюда. Следуя кровавой протоке - и отстреливая редких шипастых обезьян, швыряющих неожиданные огненные шары - компаньоны скоро достигли прорезающей каменный массив арки, выводящей в кровавый пруд со знакомой хижиной на берегу. Всё прошло почти без приключений, если не считать забрёдшего сюда обгорелого рыцаря и до боли знакомого зомби с митральезой в красной броне, показавшегося из-за хижины. Думгай взорвал их, по ракете на каждого, превратив в куски и кишки, украсившие до уныния монотонно-коричневые берега. — Вот. — Шантэй повела своего всё ещё безликого компаньона к левой стороне хижины. Любопытство свербело: как выглядит его лицо? Но она не собиралась проявлять назойливость. — Синий ключ - примерно тут, за стенкой, но в комнате столько мяса, что ничем, кроме ловушки, это быть не может. Если б мы только могли... И тут её озарило, выплыла на поверхность мысль, уже некоторое время шебуршившаяся под самой поверхностью. Рывок со скимитаром! Против силы, способной сносить ослабленные каменные стены и выбивать сокровища из обрывов, деревянная хижина точно не устоит! Шантэй целенаправленно побежала к заднему углу. Надо было... лишь... Ноги сами замедлились. Шантэй не могла себя заставить шагнуть за угол. Там будет... мёртвая она, её стройное тело изодрано в изуродованное месиво, её остекленевшие, неподвижные глаза уставились в небо, личинки... Нет, она не могла. Просто не могла. — Ээ, не мог бы ты... — Она в неуверенности неуверенно развернулась к Думгаю. — Там, за углом, может быть, или не быть, тело. Понимаешь, я умерла там. Авто-зелье вернуло меня к жизни, в ту пещеру, где я сначала появилась, но оно не так должно работать. У нас в Стране Блёсток оно просто исцеляет целиком, если ты слишком изранена, и переносит в безопасное место, через которое ты прошла недавно, если тебя в этот момент пытаются ранить снова. Но этот мир, он... меняет, как всё работает. И вот, может быть?.. Я просто не знаю... — Она осознала, что почти умоляет. — Что? — Думгай оторопело уставился на неё. — Я правильно понял: у тебя - много жизней, и там может лежать твоё мёртвое тело? — Ну... да. Я могу умереть ещё четыре раза, и это будет не навсегда. Но не хотелось бы. Было... больно. — Хорошо, не могу не согласиться, — сказал он, снова стоически-нейтральный. — Что ты хочешь, чтобы я с ним сделал? Если тело там есть? — Ээ, не мог бы ты, пожалуйста, смародёрить сапоги? — смущённо попросила Шантэй. — Если они, конечно, там и целы. Я бы сама, но у меня... кишка тонка, боюсь смотреть. — Сапоги? — удивлённо спросил он, глядя на её босые ступни, покрытые коркой засохшей крови. — Пиратские сапоги. В комбинации с пиратским скимитаром позволяют мне применять рывок, делающий меня почти полностью неуязвимой пока продолжаю бежать. Но когда меня вернуло - они пропали. — Хорошо, — пробурчал он, исчезая за углом. Шантэй начало подташнивать и она задавила разгулявшееся воображение. Постаралась стоять на страже, глядя по сторонам. Долгую минуту спустя, Думгай вернулся с угвазданными засохшей кровью сапогами, и протянул ей. — О, да! — Шантэй ощутила прилив оптимизма, натягивая сапоги на свои невероятно грязные ноги. До содрогания гадостно, но другого выхода не было. Она уже смирилась с тем, что станет, в конце концов, такой грязной и вонючей, что людям придётся носы зажимать. Такой вещи, как чистая вода, тут в принципе не водилось. Радуясь возвращению такой мощной коронной техники, она применила рывок, пронесясь размытой тенью туда-сода поперёк пруда. Ни капли из поднятых брызг крови не попало на неё. — Теперь мы можем просто сломать стену и взять ключ, обманув ловушку! — Значит... У тебя есть неуязвимость по желанию? — спросил Думгай, в чьём голосе сквозило облегчение и чуточку зависти. — Это не считая впечатляющей скорости, превосходящей даже мою? — Ага. Но мне нужна целая секунда чтобы разогнаться, — поправила его Шантэй. — И достаточно свободного пространства чтобы не останавливаться. И поворачивать очень трудно. Так что эта техника бесполезна без больших открытых пространств или длинных прямых корридоров. Но зато! Я... ээ... Я могу пробегать сквозь слабых монстров, даже не замедляясь. Они просто взрываются. Не уверена насчёт более мясистых, надо попробовать и посмотреть, что получится. — Всё равно крайне полезно, — ответил Думгай. — Давай я буду твоей застрельщицей, — предложила Шантэй. — Выхожу рывком вперёд, разворашивая улей, образно говоря, срывая любые засады и навлекая на себя всех монстров. Потом или нахожу где затаиться, или делаю рывок обратно и вывожу их всех на тебя. — План весьма неплох. — одобрил стоический компаньон. — Учитывая, что у нас нет времени изучать стиль боя друг друга и условные сигналы, действовать полуавтономно и пользоваться ситуациями, возникающими от действий другого - к лучшему. Шантэй просияла. — Кажется, — продолжил Думгай, — ты предлагала способ добыть синий ключ? — Ага! Отойди подальше, мне надо заложить дугу между этими кустами и стеной. В конечном итоге Шантэй вместо этого пропорола тоннель сквозь чащобу, вбежав по дуге в джунгли и выбежав под прямым углом к стене. Мир для неё сотрясся, как всегда при столкновении с чем либо не совсем пробиваемым. Шантэй с трудом удержалась на ногах, отброшенная назад, как обычно. В стене хижины теперь зияла большая, рваная дыра. Синий череп-ключ просто вывалился наружу и упал на землю. Оба героя замерли, прислушиваясь и озираясь, но ничего больше не произошло. Что бы там ни была за ловушка - они её явно перехитрили. Путь назад к жёлтому ключу прошёл без приключений. Коснувшись синей решётки черепом-ключом, Думгай заставил её втянуться в потолок. Пылающие черепа быстро пали под ударами его картечницы и волос Шантэй. Тут и ящики с боеприпасами оказались! Оставив их все собирать Думгаю, Шантэй вышла из пещерки... Погодите, что это тишину нарушает... — Идут монстры! — выкрикнула она, напрягаясь. По всему болоту доносились рыки и шипение и плеск шагов. — Я испытаю свой рывок! — выкрикнула она, услышав Думгая за спиной. Начав разбег, она выхватила скимитар и издала мощный боевой клич. Края поля зрения размылись - и она почти тут же оказалась в толпе монстров. Огненные шары разбивались о неё, не оказывая никакого эффекта, розовые гориллы бросались на неё - и разлетались на части. Задев край паукобота, оторвала одну механическую ногу - и унеслась дальше, неспособная видеть, что творилось позади. Какодемон увернулся от неё, резко набрав высоту. Мускулистое тело адского рыцаря заставило её оступиться. чуть не оборвав рывок. Кажется, оторвала ему ногу - она не была уверена, всё мелькало слишком быстро! А потом - внезапный поток огня в лицо, толкающей назад, замедляющей, словно плыла против течения. Было горячо до боли, даже сквозь неуязвимость. Если она тут остановится... От одной этой мысли девушка передёрнулась , толкая изо всех сил вперёд, ощущая, словно в гору лезет... Потом, внезапно, чвяк столкновения, более пружинистого, чем обычно - и её отбросило назад, гораздо резче обычного. Полное ужаса мгновение спустя, Шантэй осознала, что огонь уже рассеивается. Воздух вокруг был ещё болезненно горячим - но и только. Рефлекторно выхватив шляпу, она обнаружила, что медленно опускапется рядом с холмиком, на котором застряли два огнемётных жирдяя. Теперь один лежал лопнувший и стенал, истекая змеящимися внутренностями. Второй вставал, сбитый с ног ударом туши своего собрата. Шантэй ахнула, но тут с ней поравнялись все огненные шары, нацеленные ей в спину. Пролетели безвредно над головой - и попали в жирного монстра. Тот обиделся, целясь куда-то позади неё с рыком «Рангемааа!» Шантэй внимательно наблюдала за его вторым методом нападения: вместо ужасающей стены огня, на больших расстояниях он выстреливал уйму хаотически нацеленных огненных шаров. Огромных, клубящихся шаров косматого пламени, превращающих монстров поменьше в вопящие факелы с одного попадания или вздымающихся клубами огня ударяя по окружающей местности. Очень, очень опасным был этот монстр, но потенциально - очень полезным, способный сжигать целые толпы шипастых обезьян и розовых горилл. Заскользив вперёд чтобы приземлиться на склоне бугра, Шантэй кувырком развернулась и побежала вниз по склону. Едва успела набрать скорость для рывка чтобы встретить приближающихся шипастых обезьян. Собиралась вернуться туда, где оставила Думгая, но когда неслась сквозь монстров в кровавых взрывах - заметила краем глаза насыщенно-синий блеск. Шантэй сделала ещё два прохода, зачищая монстров. Заметила, что теперь они от неё пятились - не совсем безмозглые, но всё равно слишком упрямые, чтобы отступить. Один из них уронил странный магический предмет, напоминающий плоскую магическую печать, сотканную из светящейся жёлтым проволоки. Узоры включали пятиконечную звезду, стилизованную демоническую пасть и всё такое. Не забывая о жирдяе на бугре, она убрала эту штуку в загашник и поторопилась на крохотную полянку на ближайшем острове, почти скрытую зарослями. Освещаемая несколькими факелами, здесь парила над землёй ещё одна синяя сфера с плавающим внутри лицом. О, да! Теперь у неё их было две. Увернувшись от огромных клубящихся шаров огненной смерти, Шантэй ушла в рывок, спеша обратно к Думгаю. Ей пришлось сделать крюк, следуя по цепочке тел, прежде, чем нашла его. Что иронично - как раз возле того самого бугра с двумя теперь уже дохлыми жирдяями. Урок усвоен: её компаньон мог двигаться быстро! — Пойдём, — поманила. — Я отведу тебя к жёлтой двери. Она заставила его подождать, забралась на скалы и проверила сверху зигзаг ущелья и дорогу. И там и там оказалось пусто, только мёртвые тела лежали недвижимо. Скоро Думгай вышел на поляну. Шантэй спланировала и приземлилась рядом с ним, стоящим над телом того парня в зелёной броне. — Если б я только... — начала. — Не надо слов, — тихо оборвал Думгай. — Он был неосторожен и заплатил за это. — Прикоснулся чем-то маленьким к броне мертвеца, вызвав тихий писк. — Ты никак не могла защитить его от его же глупости. Скорей, погибла бы из за неё вместе с ним. — Аа... — Говорить такое о покойном - невероятно грубо... но ведь правда. Она укрепилась в убеждении, что мрачный герой был брутально честен. — А что ты делаешь? — Собрал его собачьи метки. Значит, это та дверь, хм? — Он подошёл к зданию, обогнув подозрительно отличающийся по цвету участок земли. — Собачьи... метки? — переспросила она, озадаченная. — Его имя, звание, подтверждение времени и места смерти, задокументированные его бронёй, — объяснил Думгай, прикасаясь жёлтым черепом к двери, обрамлённой жёлтыми панелями. — Ну, не милый ли и приглашающий вид. Шантэй заглянула внутрь. Всё пространство серого здания занимал один большой зал, где два ряда круглых колонн обрамляли центральный проход, ведущий к аналогичной двери по другую сторону. Большую часть пространства вдоль стен занимали ряды открытых гробов. — За той дверью - два рыцаря и два паукобота, — предупредила, указывая на дверь в дальнем конце зала. — Меня больше беспокоит, какие сюрпризы таит сам зал, — ответил Думгай. В колоннах были ниши со свечами, украшенные длинными бородами вытекшего воска. Не столько разгоняли мрак, сколько добавляли к зловещей кладбищенской атмосфере. — Я вот думаю... — Он подкрался к ближайшему гробу. — Ну, конечно же. — Потом обернулся к Шантэй: — Будь так добра, брось гранату в дыру вон в том гробу, хорошо? — Он достал гранату. — Ээ, конечно, — ответила она, подкрадываясь к ближайшему гробу на другой стороне зала. Сам гроб оказался бутафорией без дна, просто шестиугольник из досок, стоящий на каменном полу. Но посреди него была дыра в полу. Пожав плечами, Шантэй извлекла гранату, вытащила чеку и уронила инструмент смерти и разрушения в эту дыру. А потом выполнила свой фирменный уворот скольжением назад, два раза подряд, и сжалась в комок в углу. Очевидно, Думгай бросил свою гранату одновременно с ней. Два почти одновременных бабаха породили гейзеры крови и мяса. Ошмётки падали дождём, некоторые прилипли на несколько секунд к потолку, потом тоже попадали с мокрым чвяком. — Ага, — удовлетворённо констатировал Думгай, и она представила кровожадную ухмылку на его лице. — Теперь давай остальные. — У меня идея получше, — сказала Шантэй. — Давай я сделаю рывок к дальней стене, остановлюсь там - и рывок назад. Даже если изо всех этих гробов выскочат монстры - им придётся сначала сориентироваться, так ведь? В смысле, нельзя мгновенно прицелиться, если не видишь, что снаружи. И это мне даст достаточно задержки чтобы уйти во второй рывок! Думгай согласился - неохотно, словно это не она тут была с четырьмя запасными жизнями! Шантэй вышла под открытое небо и отошла от входа на расстояние разбега. Думгай вышел за ней и встал возле проёма - идеальная засада на выбегающих. Она вытащила скимитар и рванула в зал, слыша взрыки по сторонам, но сосредоточившись полностью на том, чтобы остановиться, не добегая до двери: ведь врезавшись она теряла бы драгоценную секунду. Затормозила, погасила оставшуюся инерцию, спружинив ногой об дверь, тем же движением отталкиваясь с разворотом в сторону выхода, уже пригнувшись для разбега... Зрелище, что Шантэй уловила краем взгляда, заставило кровь заледенеть. Её окружали зомби с митральезами в красной броне, целая уйма. Стволы уже были направлены на неё, уже раскручивались! Издав всхлип ужаса, она всё отталкивалась и отталкивалась, но не могла сдвинуться с места, залипшая в воздухе словно муха в меду, ноги проскальзывали по каменному полу. Воспоминания о болезненной смерти всплывали раз за разом, заслоняя окружащее... Пожалуйста, не надо больше... А потом она двигалась достаточно быстро для рывка, и края поля зрения размылись, знаменуя неуязвимость, за долю секунды до того, как пули начали хлестать её тело со всех сторон, словно свирепый жалящий град, причиняя боль но зато придавая дополнительное ускорение. Стоптав группу розовых горилл почти не заметив их, Шантэй вылетела из зала словно наскипидаренный заяц, мелькнув поперёк поляны, пропарывая кусты. Остановилась только врезавшись в скалу. Когда очухалась и прибрела обратно - Думгай занимался дуэлью с последним из этих смертоносных зомби, соревнуясь, кто прицелится и попадёт быстрее, выскакивая из-за края дверного проёма со своей пушкой. Он цокал языком, досадуя на промахи: ракеты бесполезно взрывались о дальнюю стену. Ощутив дрожь во внезапно ослабевших коленках, Шантэй напомнила себе, что страхи надо встречать лицом к лицу. Иначе застоятся, забродят, и превратятся в яд, отравляющий решимость. Отступив слегка, она разбежалась с боевым кличем, входя в рывок со скимитаром, внутрь зала, несясь на последнего зомби - он был в правом дальнем углу - ускоряясь против жалящего града пуль... Что-то ударило по пояснице словно кувалдой, заставив лететь с такой скоростью, что перед глазами всё смешалось. Зомби мгновенно оказался прямо перед ней, потом оглушающий удар столкновения, кровь и искры в глазах, и пол с потолком стремительно меняющиеся местами! Секунду спустя Шантэй сориентировалась, обнаружив, что кувыркается по воздуху. Извернувшись, чтобы приземлиться на ноги - оеньки, как спину-то больно! - коснулась пола в ряду гробов, споткнулась, снова полетела кувырком, и, наконец, приземлилась в один из гробов на спину. — Шантэй! — выкрикнул Думгай, чьи шаги стремительно приближались. — Я в порядке! — хрипло прокрякала она, лёжа в гробу и моргая на тускло освещённый потолок. Будь она суеверной... А так - только издала тихий смешок, найдя своё положение невероятно смешным. Ну, чернушно-смешным. — Уйи. Чем меня приложило-то? Думгай склонился над ней, всей своей позой выражая обеспокоенность и неодобрение. — А! — До неё дошло, и она зашлёпнула лицо ладонью. — Ох, я поступила невероятно глупо!.. Кинулась внутрь, не предупредив тебя... Прости! — Она со стоном взгромоздилась на ноги. Стена в том углу была уляпана красным, смятая к крендель митральеза - самый крупный кусок, что остался от зомби. — Ну, по крайней мере, твоя ракета превратила меня в смертоносный снаряд. Можем взять этот приём на заметку как комбинированную боевую технику, объединение сил и всё такое. — Потерев спину, поморщилась. — Как запретную технику, никогда больше не применять. — У тебя там серьёзный синяк, — предупредил он с терпеливым вздохом. — Да уж чувствую, — согласилась Шантэй, изгибаясь так и эдак чтобы проверить свою гибкость. — Нет, так не пойдёт. Но я не хочу тратить целебное зелье! — Она и правду не хотела. Кто знает, сколько продлится это приключение, придётся завершить его целиком всего с шестью, или около того, дозами, что у неё оставались. Потом ей захотелось дать себе затрещину за то, что опять забыла о важном. — Вот, — она вытащила одну из докторских коробок, протянув компаньону. — Можешь использовать эту штуку чтобы подлечить мне спину? Я не могу прочесть этикетки, только бинт и распознала. — И ты собиралась сказать мне, что у тебя есть это... когда? — осведомился он, перебирая крошечные флакончики. Потом вставил один из них в какую-то заковыристую штуковину. — Повернись спиной. — Я... эээ... — Она повиновалась. — Я слишком привыкла приключенствовать в одиночку. Давай переберём, что у меня есть, прежде, чем двигаться... Уй. — Согласен. — Думгай начал тыкать в её синяк той штуковиной, что сопровождалось тихими щелчками и жалящими уколами, после которых распространялось онемение, постепенно переходящее в приятное тепло. Боль отступала. — Что это за штука? — с любопытством спросила Шантэй. Попробовала гнуться снова - и обнаружила, что способна двигаться без ограничений. Поясница была объята жаром, почти горела. — Напоминает те времена, когда наш доктор тыкал в меня этой его большой страшной иглой. — Безыгольный инъектор, — объяснил Думгай, убирая лечащий инструмент обратно в коробку. — Упрощённо, он выстреливает лекарство на такой скорости, что сама струя жидкости становится иглой, проникая тебе в кожу, или даже в мышцу - как мощность выставишь. — Поразительная тинкер-техника! — всецело одобрила Шантэй. — Благодаря ей, я вновь готова к действию! — Она двинулась было к всё ещё закрытой двери, но заставила себя остановиться. — А, прости. Значит, у меня есть ещё четыре таких коробки, потом шесть или около того глотков целебного зелья... — Целебного зелья? — Ну, выпиваешь - и твои раны исчезают, — объяснила она. — В зависимости от того, насколько сильно ты ранена - может потребоваться до трёх глотков. Так что, эмм... Скажем, у нас его достаточно, чтобы исцелить смертельную рану два раза. Следующие - автозелья. — Она извлекла один крылатый флакон, уставившись на него. — Эта штука исцеляет любые раны, но она не делится. Отткрыла - можешь выпивать всё. Кроме того, это - мои запасные жизни, так сказать. — У неё внезапно возникла идея. — Вот! Возьми один на случай... — Я отказываюсь, — непререкаемым тоном оборвал её Думгай. — Ты... Не ты ли наша застрельщица? Тебе они нужнее. — Но... Ладно, но правда - почему? — Ей не нравилась сама мысль, что у него не было подобного типа-как-запасного-чуда. — Оно бы усыпляло мою бдительность, — неохотно объяснил он. — Я не могу себе этого себе позволить... Итак, у тебя есть ещё что-нибудь полезное? — Хммм... — Шантэй извлекла штурмовую винтовку. — Давай сначала позаботимся об оружии. Я поняла, что забыла зарядить эту штуку, когда шипастая обезьяна уже летела на меня, занеся когти. — Повозившись немного, заменила пустую коробочку полной зарядов. — Вот, мое спасение от внезапных «ай-на-меня-напрыгнули» теперь в порядке. Следующая... картечница? — Извлекла массивный чёрный мушкет. — Думаю... Думаю, мне надо оставить её. Этой штукой надо знать, как пользоваться, и зарядов у меня всего четыре. — Дёрнула ручку четыре раза, потом положила оружие на пол, а заряды отдала Думгаю. — Думаю, лучше иметь свободное место в загашнике, на случай, если попадётся что-нибудь новенькое. Никогда не упускай подворачивающиеся оказии и всё такое. — Хорошо. — Он забрал боеприпасы, заставив их исчезнуть. — Моё последнее оружие, которому нужны боеприпасы - это пушка. — Базука, — поправил Думгай. — Аа, баа... базука, — повторила она. Почему люди так любят изобретать страннейшие названия для простых вещей? — У меня три полных барабана, считая тот, что заряжен, и ещё один с одной оставшейся ракетой. Получается девятнадцать ракет. Следующие, магические предметы. А, и у меня осталось пять гранат! Значит, предметы. Последние три свитка «пузыря» я отдала тебе, потому что, честно, не уверена, что это заклинание выдюжит остановить град пуль или сокрушительный огненный шар, а чтобы выяснить на практике - надо умереть ужасной смертью. Так, дальше - две коробочки бенто и три хвоста лобстера... Ааа, я голодная, но в этом аду такая вонища, что от одной мысли о еде тошнить начинает. — Ты можешь свернуть тампоны из бинта, — посоветовал Думгай, — и засунуть в нос. Если смочишь дезинфектантом - его резкий запах перебьёт местные... ароматы. Может даже вырубить твоё обоняние полностью. — Отлично! — обрадовалась Шантэй. — Покажи мне, который это флакончик - и давай обедать! Они перешли в боковую комнатку с очевидной кнопкой выхода (кто видел один вмонтированный в стену железный череп - видел их все) поскольку там были каменные плиты, подходящие на роль стола. Невероятно грязного стола, покрытого коростой воска от свечей, но всё же. Думгай стойко отбивался от попыток поделиться обедом, сначала мотивируя это тем, что не голодный, потом - что постится чтобы хранить сосредоточенность. Последнее объяснение казалось крайне натянутым, но она смирилась и перестала донимать компаньона. Кто знает, каким ужасам он стал свидетелем когда монстры вторглись в этот их город? Может, он теперь вообще не сможет есть, пока не победит главное зло. Удручающая мысль. Запах дезинфектанта оказался таким едким, что глаза слезились, но адской вони был оказан достойный отпор. Только теперь осознав, насколько проголодалась, Шантэй умяла обе коробки бенто. Уй. Она срыгнула. Кажется, поторопилась: она ощущала себя набитой, желудок ныл. Ну, по крайней мере, в загашние появилось ещй одно свободное место. Потянулась к кнопке, но Думгай остановил её: — Уверена, что не забыла ещё о чем-нибудь? Шантэй загудела себе под нос, пролистывая список в голове. Потом ахнула: — Ты прав! Я собирала эти штуки, но забыла спросить у тебя, как они работают. — И выложила все местные магические предметы на один из «столов», так, чтобы никто не активировал их случайным прикосновением. Думгай уставился на небольшую кучку артефактов, замерев в неподвижности. У танцовщицы почему-то возникло ощущение, что у него сейчас должно подёргиваться веко. Две синие сферы с плавающими внутри лицами, одна похожая на глаз сине-красная сфера и одна плоская, узорная печать висели над каменной плитой, неярко помаргивая, словно уставившись на Думгая в ответ. Потом он понурился с усталым вздохом: — Ну конечно же, ты забыла рассказать о своей самой бесценной способности. — Ась? — озадаченно отозвалась Шантэй. — Бесценной? Но это ж просто магические предметы, активируемые прикосновением. Я просто... не... А! Ааааа! Ты не умеешь убирать вещи в свой внепространственный загашник, не прикасаясь к ним, так ведь?.. Значиты, ты... вынужден использовать эти предметы там, где найдёшь, потому что не можешь взять их с собой?.. Ох, прости! Это должно быть ужасно неудобно! Давай я буду твоей носительницей магических предметов! — Спасибо, — устало ответил Думгай. — И да, тактическое преимущество возможности носить их с собой - бесценно. Синие сферы душ, — он указал рукой, — мгновенно исцеляют любые раны и дают мощный заряд энергии если раны были невелики. Красно-синий шар, похожий на глаз - сфера невидимости, делает тебя невидимым на недолгое время. Они иногда выпадают из убитых призраков. — Ты имел в виду невидимых розовых горилл? — с содроганием спросила Шантэй. — А они... — сглотнула, — часто встречаются? — Они редкие, я бы сказал, — ответил Думгай. — Обычно встречаются небольшими стаями в тёмных и тесных местах. Увидев, как Шантэй побледнела - она чуть не пропустила его следующие слова! Потому что в тёмных! И тесных! И тут они! - он уточнил: — Они не такие уж скрытные, поскольку, во первых, они рычат и фырчат, слишком тупые, чтобы соблюдать тишину. А во вторых - их глаза светятся, что отлично видно, когда они повёрнуты мордой к тебе. Держи ушки на макушке, не зевай - и они не намного опасней обычных пинки. — Уф! Какое облегчение! — Шантэй ощутила, словно гора с плеч свалилась. — А эта зловещая плетёнка что делает? — Это руна демонической силы. Может выпасть из любого убитого тобой врага, придаёт твоим ударам голыми руками сверхъестественную силу. Можешь рвать слабых демонов на части, словно картон. Пинки и каки - тех надо сначала приложить пару раз. Ну, а с более мясистыми демонами так поступать опасно, способны выдержать несколько ударов и влепить в ответку прежде, чем сможешь их разорвать. Но эта штука не просто увеличивает силу а ещё и придаёт твоим взаимодействиям с живыми существами гротескно преувеличенную брутальность. И у неё сильные побочные эффекты: тебя охватывает ярость, вплоть до красной пелены в глазах. — Хмм, значит, эта штука - как перекачанное молоко монстров, — вслух подумала Шантэй, убирая артефакты обратно в загашник. — Молоко делает тебя слегка рассвирепевшей, — объяснила она, — и увеличивает силу ударов вдвое. Или чуть меньше - не то, чтобы у меня измеритель силы ударов в цифрах был. В этот раз к кнопке потянулся Думгай, а остановила его Шантэй: — Погоди, давай я их заманю внутрь! Так и поступили, всё прошло до подозрения просто. Шантэй выскочила наружу, выстрелила во всех четырёх врагов из пиратского пистоля, разозлив их, потом убежала обратно к первой двери, откуда продолжала стрелять в них, уворачиваясь от их огня, в то время, как Думгай стоял возле дальней двери, стреляя монстрам в спину. Два рыцаря и два паукобота полегли быстро, последний оторвался от своей тинкер-платформы и ползал, словно улитка, жалко стеная. Думгай отпнул серую мозгообразную тварь в джунгли, где та насадилась на один из бесчисленных кольев с мокрым чвяком. Шантэй скорчила гримасу, но в уме прикидывала, обрадовалась ли бы Ротти возможности сожрать подобную тварь. Они ведь не были на самом деле мозгами, так ведь? — Здесь кончаются разведанные мной места, — сказала Шантэй пока они ждали, пока огромные железные столбы, преграждающие вход в тёмный тоннель, втянутся в землю. — Там дальше, наверно, ещё одна крепость, на том одиноком утёсе. Наверно... — Она оглянулась на серое здание, которе он только что с таким трудом прошли. — Постой-ка, оно шире, чем зал! Сбегав к зданию - убедилась, что оно действительно шире зала с колоннами, намекая на скрытую комнату. Железная морда на стене напротив комнатки с кнопкой выглядела подозрительно похоже на дверь, расположенная в большом утопленном прямоугольнике. Но сколько ни нажимали - никакого эффекта. Даже стрелять пробовали. Не помогло. И поиски скрытого рычага тоже ничего не дали. Двое героев были вынуждены оставить загадочную сокровищницу нетронутой, спеша вперёд, навстречу неизвестности.

* * *

Прим. Авт.: 1. Вы, возможно, заметили, что Шантэй слышит чуууточку не совсем то, что Думгай произносит на английском: «расплавленная сера» вместо «расплавленная сера(библейск.)», «паукобот» вместо «арахнотрон» и т.п. Ещё, чтобы вы не гадали: я использую транслитерацию на старший футарк для слов Думгая, которые Шантэй не распознаёт, и транслитерацию на мхедрули для слов Шантэй, которые не распознаёт Думгай. Можно ли использовать этот фик как прохождение для соответствующих «Дня истребления»? Вкратце - не суйте пальцы в розетку. Шантэй срезает углы там, где в игре прохода нет, карты меняются, некоторые из описанных - вообще удалены со времени ранней беты, а я добавляю географические подробности, как мне удобно для истории. 3. Руна демонической силы - это НЕ руна превращения в ревинанта (в базовый брутальный дум таковую добавили много позже, чем я написал эту главу). Она - всё равно, что берсерк-пак, только лечит лишь на 10%.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты