Обратный отсчёт 180

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Железный человек, Мстители, Первый мститель, Доктор Стрэндж, Черная Пантера (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Стив Роджерс/Баки Барнс, Баки Барнс, Стив Роджерс, Стивен Стрэндж, Вижн, Ванда Максимофф, Наташа Романофф, Тони Старк, Т'Чалла Удаку, Шури Удаку
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 277 страниц, 17 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За непередаваемые эмоции!!!)))» от Roza_Li
«Спасибо за эйфорию от них)» от Brooklynboys
«Отличная работа!» от Jerom
Описание:
Таймлайн между ГВ и ВБ.
Ваканда, Стив и Баки в бегах. Потерянная рука, коды в подсознании и статус вне закона. Поиск решений этих проблем станет их обратным отсчётом.


Посвящение:
любимому ОТП Стив/Баки

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Процесс пошаговой реабилитации Баки Барнса при активном участии Стива и других канонных персонажей.

Не хочется думать, что Стив просто бросил Баки на попечение Ваканды - спихнул проблему - и покатил по миру с миссиями, чтобы вернуться к уже восстановленному Баки, так сказать, на готовенькое. В этой версии Стив проходит всё вместе с ним, а на миссии отлучается время от времени.

В тексте используются дюймы, футы, мили, градусы температуры по шкале Фаренгейта, как это принято в США. Здесь немало медицинских моментов с участием доктора Стрэнджа и Шури. Лёгких путей – типа Шури/доктор Стрэндж/Ванда пошептала/поводила руками/ввела блокировочный чип и решила все проблемы – здесь нет. Кто желает сюжет попроще, вряд ли стоит читать.

Все омп и ожп – второплановые.

Этот фик – полная альтернатива моего же макси о решении проблем Баки с помощью Стива. Ничего общего в способах решения с предыдущей версией нет. Здесь скорее вариант пре-ВБ (прошлый был пост-ГВ). В этой версии больше задействованы канонные персонажи MCU и их возможности.

Глава 6

5 мая 2018, 15:00
      Тони уже битых два часа сидел и молча глазел на слабые отблески ночной иллюминации на окнах. Медленно, по кусочкам собирал в голове запутанный паззл, оказавшийся на порядок больше изначальной версии, которая долгое время выглядела законченной, но в итоге оказалась всего лишь фрагментом большого полотна.       Мама за клавишами пианино перед самой последней поездкой в своей жизни. Разбитая вдребезги машина на ночной загородной трассе. Кэпов дружок из прошлой жизни, стреляющий в объектив дорожной камеры. Приземистый пухлый тип в круглых очках с ехидной ухмылкой. Измученный до состояния полускелета военнопленный без левой руки с тёмными кругами вокруг больных глаз, смутно напоминающих те, что на фото парня из дела № 17. Горящие кэрриеры, пикирующие в Потомак. Женщина средних лет с огромными глазами, переполненными горем, одиноко стоящая у лифта на пустом этаже. Фотография её сына, погибшего в Соковии. Семьи, заживо погребённые под обломками города. Манипулятор Земо за бронированной стеной бункера. Видеофайлы, расшифровки, короткие отчёты, резюмирующие материалы.       Призрак Соковии теперь вечно будет преследовать, бродить по пятам неразборчивыми мрачными тенями. Скольких не успели вывести тогда? Нью-Йорк, Йоханнесбург, Соковия – сколько всего погибших?       Альтрон был собственноручным творением Тони. Наглядный пример зашкалившей самоуверенности, нанёсшей удар в спину. Чёрт подери, в масштабе жертв Альтрона Зимний Солдат выглядел более чем скромно. Тем более, что он за свои действия отвечать не мог – теперь это было ясно, как божий день.       "...доказано принципиальное сходство секретных программ по созданию зомбированных убийц "Маньчжурский кандидат" и "Зимний Солдат" с полным отключением реальной личности и абсолютной безусловной нацеленностью на уничтожение объекта после зачитывания кодового набора слов, принудительно вживлённых в подсознание в результате серии пыток и специальных методов психообработки..."       Тони ещё раз покосился на папку с надписью: «Материалы проектов "Маньчжурский кандидат" и "Зимний Солдат". Итоговое резюме», откинулся на спинку кресла, запрокинул голову и закрыл глаза.       Кэп сделал настоящий ход конём, вручив поиск доказательств самому неподкупному спецу в этом деле – Пятнице. Он поставил Старку шах и мат, не коснувшись доски. Вину с Барнса за смерть Говарда и Марии Старк это напрямую не снимало, но ставило её под серьёзный вопрос. Супруги Старк были жестоко убиты. Вот только Барнс, как и любой маньчжурский кандидат, был просто запрограммирован на действия, не контролируемые им, а направляемые извне.       Должен ли Барнс теперь отвечать жизнью за смерть Старков – такой же вопрос, как и то, должен ли Тони Старк отвечать жизнью за смерть всех, кто погиб по вине Альтрона? Хотя, не совсем так. Зомбированный – всего лишь марионетка, ходячее умное оружие. Не он решает, в кого стрелять, кого душить. А Тони Старк, программировавший Альтрона, зомбирован точно не был, зато был уверен в собственной безупречности и в невозможности программы перехватить лидерство.       В масштабах миллиардного состояния как-то смазывается бренность бытия простых смертных, пока жертвы незаметно накапливаются тысячами. А потом вдруг накатывает осознание.       Жаль, что среди всех материалов, собранных Пятницей, не было ответа на вопрос, как со всем этим жить.

---

      Верно говорят, что утро вечера мудренее. Продрав с утра тяжёлые веки, залепившие глаза где-то после трёх ночи и невесть скольких бокалов коньяка, Тони медленно добрёл до холодильника, осушил изъятую оттуда бутылку минералки с лимоном и потопал в душ. Там, под тёплыми струями, он ухватил первую дельную мысль: ошибаются все.       Масштаб ошибки, по правде говоря, катастрофически зашкаливал, но тут подоспела вторая дельная мысль: отряд Мстителей всё ещё нужен людям, и не исключено, что спрос на него может подскочить до Небес, стоит только нацелиться на Землю какому-нибудь космическому монстру похлеще Локи с армией читаури. Кто знает, сколько их там, в глубинах Вселенной, наплодилось? Та толпа полуварваров с бластерами и летающими сороканожками размером с пятиэтажку была только первой ласточкой, но не факт, что последней, и вряд ли самой могущественной.       Отряду Мстителей нужен Железный Человек. Ошибка с Альтроном разрушила миф Тони о собственной безупречности так же, как когда-то рухнула вера в бизнес на чужой крови, когда в Stark Industries отказались от производства оружия.       Прошлого не отменить, но можно не тащить прежние ошибки в будущее.       А что касается Барнса... его ситуация, как ни странно сознавать, давала шанс научиться ещё одной важной вещи – прощению. Тяжёлому, возможно, спорному. Это что-то вроде того, что между ним, Тони Старком, и несчастной миссис Спенсер, матерью парня, погибшего в Соковии. Она ведь не стремилась уничтожить Тони, ей нужно было, чтобы он осознал свою вину. Она дождалась, застала врасплох, бросила в лицо обвинения и, увидев масштаб шока, удалилась. Барнс ведь тоже сознавал свою вину – Тони помнил его глаза в бункере после просмотра памятного видеофайла от 16.12.1991. Отражение боли на лице Барнса осталось в памяти, несмотря на передоз гнева, как живое фото.       Решение Старк не принял. Он должен взглянуть Барнсу в глаза ещё раз.       Тони зажмурился и подставил лицо под струи тёплой воды. Казалось, он физически ощущал, как вода вымывала из сознания отчаянное желание убивать. Даже дышать становилось легче.

---

      Баки выглядел всё лучше с каждым днём. Встроенная в тело вибраниумная основа быстро приживалась, заметно снижая дискомфорт и желание вырвать её оттуда к чертям. Теперь Баки понемногу втягивало в круг странного противоречия. С одной стороны смущало отсутствие руки, готовой к работе. С другой – напрягала перспектива подсоединения такой руки, которая больше оружие, чем бионическая компенсация потерянного органа.       Баки успел чуть ли не поругаться с Шури. Она предлагала пробное подключение новой руки, Баки оттягивал момент, придумывая разные оправдания. Поспорили они довольно жарко, но умудрились не поссориться. Не в первый раз эти двое как-то ухитрялись находить общий язык.       – Воспаление спало, можно попытаться. Ты вообще не забыл, зачем оперировался?       – Нет. Просто мне так спокойнее... не знаю. Давай подождём Стива?       – Ладно. Может, к его возвращению ты определишься, – Шури забрала модулятор с результатами обследования и ушла.       На смену ей к Баки вошла улыбающаяся Наташа.       – А у сестрицы Т’Чаллы к тебе подход, – подмигнула она. – Не знаю, какие ментальные волны у вас с ней совпадают, но вы как-то ладите.       – Просто ей нравится, как я осваиваю ваканди.       – Может, у тебя лингвистический дар.       – С местной малышнёй болтаю ни о чём, вот и натаскался чуток. А Шури со мной шлифует своё произношение на английском. И хочет ещё выучить бруклинский акцент. Говорю ей, что я мог забыть его, и не уверен, что получается, а она говорит, мол, Стив так же разговаривает.       – А где он, кстати?       – На день-другой в Европу умотал, на джете. Зачем – не сказал.       – Ты его так просто отпустил? И не задавал вопросов?       – Он сам всё расскажет. Не сейчас, так позже. И с чего мне его не отпускать? Он был рядом, когда было хуже всего. И будет ещё. А пока тихо, пусть едет, куда хочет. Он же не приклеен ко мне.       – Ещё как приклеен, – улыбнулась Наташа.       – Брось свои намёки, Романова.       – Да ладно, я и без намёков всё вижу. Эй, не кипятись, – она вскинула ладони в ответ на дикий огонь, мелькнувший в глазах Барнса. – Хочу, чтобы ты знал – во-первых, я только за. Роджерс заслужил своё счастье. Он никогда не думал о себе и сто раз был готов погибнуть за других. И если его счастье – ты, то пусть так и будет. А во-вторых, тайны хранить умею. Так что не парься.       Баки смотрел ей вслед исподлобья, поджав губы. Чёрт бы пробрал её прозорливость.       Он невольно поёжился, ощутив лёгкий озноб вокруг вживлённого крепления для руки. Как будто оно само намекало, что пора. Может, Шури и права, стоит попробовать. Просто чтобы проверить, всё ли в порядке.       Что больше доставало – собственная подсознательная неприязнь к руке после всего, что уже выдержал, или расстроенный Стив, который с изяществом пьяного медведя пытался отвлекать от неприятных мыслей и заботиться? Наверное, одинаково. Баки даже обрадовался, когда Стив пришёл и начал бормотать извинения по поводу своего предстоящего отъезда. Баки улыбнулся, мол, всё в норме, я справлюсь, давай. Стив не знал, куда деть глаза, ворчал, что он нужен здесь, в Ваканде, что это не вовремя. Пришлось даже рявкнуть на него – ну, так, слегка, для встряски. Заверить, что небольшая пауза к лучшему – для обоих. Стив в качестве личной наседки уже утомил, и не только Баки – себя тоже, хоть и не замечал этого. Прощаясь, обещал рассказать, куда его несёт и зачем, когда прояснит ситуацию. Этого хватило, чтобы Баки сложил два и два и понял всё без объяснений. Но Стиву подыграл, мол, нормально, готов ждать.       Пусть Роджерс думает, что удачно замаскировал свои поиски мира с Тони Старком. Он правильно делает. При столкновении супергеройских сил, если не принимать меры, рано или поздно дойдёт до смертей, чего Баки Барнс не желает никому. По крайней мере, когда способен распоряжаться собой сам.

---

      На этот раз для встречи выбрали Неаполь. Тень сомнения у Стива промелькнула и растаяла – отследить его визуально даже Пятнице не по силам, маскировочная система вакандских джетов гарантировала скрытность. Первый "жучок" засёк Вижн, теперь Стив был начеку. Тони Старк способен вести двойную игру и только делать вид, что не против разрулить конфликт, пытаясь заставить Роджерса вывести его на Баки. Стив не сбрасывал со счетов вероятность такого расклада, но надеялся, что это не так, несмотря на тонны дров, которые они оба наломали в недавнем прошлом.       Неаполь дышал летом, буйством клумб и красок, неподдельной итальянской расслабленностью вперемешку с энергетикой и задорным темпераментом. С моря веял лёгкий свежий бриз и, таинственно смешиваясь с цветочными ароматами, терялся в городских закоулках. Непривычную для ньюйоркцев низкорослость домов компенсировали изящные балюстрады, ступенчатые постройки и потемневшие в веках крепости.       На этот раз встретились на мосту над дамбой, ведущей в Кастель дель Ово. Стив заметил Тони издали. На всякий случай взглянул на часы, хотя был уверен, что не мог опоздать. Так и было, просто Старк пришёл раньше. Он стоял, опираясь предплечьями о край парапета, и смотрел на воду. Не повернул голову, даже когда Стив подошёл.       – Тони.       – Кэп. Не замотался гонять туда-сюда?       Слегка покоробило от "кэп", но обсуждать свои перемены с Тони Стив не стал. Пока не до того. Просто ответил на вопрос:       – Смотря ради чего.       – Или ради кого?       – Тоже верно.       Тони покосился, не снимая тёмных очков, и снова перевёл взгляд на воду.       – Есть новости? – осторожно, но без тени робости спросил Стив.       – Насчёт твоих идей с прошлого раза? Есть кое-что.       Старк повернулся спиной к парапету и оперся на него, глядя мимо Стива куда-то перед собой. Затем не спеша снял очки и прищурился от солнца.       – А ты умнее, чем я думал, Роджерс. Пятница обработала уйму материалов. И не зря. Не то чтобы я передумал убивать твоего дружка – или кто он там тебе? Но, скажем так, градус кипения чуть снизился.       – Рад это слышать, Тони.       Голос Роджерса так явно смягчился, что Старк не удержался от мимолётной улыбки, которую сразу преобразил в ухмылку:       – Не обольщайся. Есть ещё немало вопросов. С другой стороны, сейчас твой Барнс может не опасаться, что я вцеплюсь ему в горло сходу и без вариантов. Так сойдёт?       – Неплохо для начала.       Старк снова отвернулся, его взгляд упал на воду, рассеялся по сине-стальной ряби.       – Много всего Пятница откопала. Придержу пока, ещё пороюсь в этих материалах. Занятно бывает вникнуть во что-то, кроме своих разработок. Для полноты картины мира.       Стив поймал себя на том, что улыбается, и поспешил скрыть улыбку. Старку не нравился теперешний расклад, это было видно. Но обвинять кого-то он не пока не стремился, и испытывать его нервы на прочность не стоило.       – Спасибо, Тони.       – За что?       – Ты не позволил ситуации зайти в тупик.       Старк глянул искоса:       – Ты тоже. Хотя мог решить всё раньше.       – Мог. Моя вина. Я уже говорил это.       – Да. Все мы ошибаемся. И я не без греха. Ну, ты в курсе, Кэп.       Стив молча кивнул. Бетонная стена отчуждённости Тони Старка дала трещину. У Мстителей появился шанс – теперь Стив был уверен в этом. Это была их общая победа – его и Тони Старка. Куда больше, чем он рассчитывал, собираясь на эту встречу. И всё благодаря расторопности и оперативности Пятницы.       – Ладно, я уже должен идти. Дел по горло, – Тони поморщил нос. – Будь здоров, Роджерс.       Он повернулся и зашагал прочь, на ходу кивнув в ответ на:       – Береги себя, Тони.       Они снова не пожали друг другу руки, но Стив чувствовал – были близки к этому. В конце концов, с мужиками такое случается, даже друзья иногда бьют друг другу морду. В их с Тони случае масштаб повреждений оказался посерьёзнее расквашенных носов, но стоило сделать скидку на супергеройские бонусы.       Стив улыбнулся и неторопливо побрёл в сторону города, любуясь Набережной, раскрашенной закатными лучами в малиновый цвет.

---

      Из-за маскировочных светоотражателей мини-джета связь немного лажала, да и дёргать Баки звонками лишний раз, зная, что оставил его в безопасности, не стоило. И впрямь уже, как клуша над птенцом. Вот что значат десятилетия разлуки и вечный напряг с момента возвращения Баки, можно сказать, с того света.       Они оба не должны были жить дальше, но они живы. Может, поэтому каждая минута рядом – бесценна. А стоит между ними вклиниться какому-то расстоянию, так и хочется крушить всё и бежать к нему. Обнять, зарыться лицом в его шею, вдохнуть его тепло и ощутить острое до боли счастье.       Сложнее всего было просто лететь. Лететь и ждать встречи. Стив научился занимать себя в паузах – книги, фильмы, исторические очерки, но ментально отсутствовал. Всё воспринималось фоново, и Стив вынужден был признаться себе, что нарочно выбирал из всех рекомендаций в блокноте что-то наименее обременительное, то, что несложно ухватить на лету.       Спасительная мысль вынырнула из хаоса и позволила Стиву найти компромисс с самим собой. Теперь он точно знал, почему его долбит изнутри некое подобие паники, стоило только отлучиться из Ваканды или просто даже отойти от Баки. Новая рука пока ещё не была установлена, и Баки в одиночестве становился уязвим. Это расшатывало, выбивало из равновесия. "Когда с новой рукой наладится, будет полегче", – заверил сам себя Стив и, проверив настройки автопилота и GPS, выбрал видеофайл “Star Wars: Episode II - Attack of the Clones”. Включил его с момента, на котором остановился в прошлый раз. Таймер показал 01:36:52. Должно хватить до самой Ваканды.       Фильм отвлёк и закончился уже на подлёте к пропускному терминалу в куполе над столицей. Осознание главной причины внутренней паники помогло её сгладить. В конце концов, если и есть на свете по-настоящему безопасные места для Баки, то Ваканда – одно из них. Наверняка лучшее из возможных. Во всяком случае, пока.       Встретила Наташа. Улыбка до ушей, обняла за шею, чмокнула в щёку:       – Роджерс, наконец-то! Заждались тебя уже.       Схватила под руку и поволокла куда-то.       Стиву захотелось ущипнуть себя. Что-то произошло, пока его не было? Наташа тараторила без умолку, что уже само по себе было странно. Стив решил не сопротивляться до последнего и не пытаться вставить хоть слово в поток её радостного щебета, в котором не прозвучало ничего определённого. В итоге, приставать с расспросами не пришлось – Наташа приволокла его прямиком к Баки, сидевшему в манипуляционной. В тот момент, когда их взгляды встретились, Стив понял, в чём дело. Похоже, сомнения насчёт руки перегорели. Баки явно чувствовал себя гораздо увереннее, контраст ощущался даже с его состоянием двухдневной давности, на момент отлёта Стива. Теперь он с интересом поглядывал на руку, закреплённую под стеклянным куполом на подставке. Тусклый приглушённый оттенок стен цвета индиго подчёркивал яркость отблесков руки и заострял внимание на мельчайших её деталях даже на расстоянии.       Глаза Баки знакомо искрились – как всегда, когда ему было чем порадовать своего Стива. Сердце защемило от ностальгии – так Баки улыбался ещё в Бруклине, предвкушая восторги Стива, когда собирался ему сказать, что принёс свежеиспечённый пирог или что на этот раз у них совпал выходной. Помнил ли Баки, как это было, или получалось само собой – сейчас было неважно. Стив провалился в эту улыбку, как в омут, забыв на минуту, где они, только кивал в ответ, улыбаясь по-дурацки счастливо, будто на их плечах не висел груз этих сумасшедших и горьких семидесяти лет.       Их оборвал телефон, оживший в ладони Баки, и Стив успел считать с экрана имя принцессы.       – Да, Шури, он здесь.       Шури вошла через пару минут с планшетом в руках.       – Вот и тот, кого мы ждали! Как долетел? – заулыбалась она.       – Всё хорошо, спасибо, – начал Стив, – а что...       Шури предугадала вопрос и задала встречный:       – Ну, как, готовы попробовать? Или отложим?       Стив оторопело уставился на Баки:       – Отложим? Нет! Если не шутите, конечно.       – Даже не собираемся, – Шури подошла к сидящему на кушетке Баки и стала осматривать вживлённый фрагмент. – Реабилитация практически стопроцентная. За последние двадцать-тридцать часов прогресс огромный. Мы ещё вчера всё проверили, и я предложила Баки попробовать присоединить руку, а он попросил дождаться тебя. Предупреждаю – не факт, что всё пройдёт гладко и заработает сходу, хотя и не исключаю. На сегодня главное, чтобы рука отреагировала. Мы же не просто съёмную конструкцию заменили, мы крепление вживили по новой.       Стив подошёл ближе к подставке и быстро прошёлся взглядом по пластинам руки. Он уже видел её, но так близко – впервые. Конфигурация черепично налегающих стыков стала плавнее, узкие золотые переливы между пластинами подчёркивали их очертания и, как обещала Шури, должны были придать руке больше пластичности. Хотя руку наверняка снабдили ещё какими-то гаджетами, но пока это было неважно. Только бы сработала. Остальное отшлифуется, дело техники – во всех смыслах.       – Минутку, – Шури подсветила крепление в плече изнутри, чтобы рассмотреть как следует. – Ну, вроде всё в порядке. Нарушений нет, датчики в норме, разъёмы тоже.       Шури коснулась пальцами отверстия во вживлённом креплении. Это выглядело пугающе странно, будто она сунула руку по самое запястье прямо в тело Баки в области плеча, а тот сидел спокойно. Может, потому, что не видел этого со стороны, но у Стива резко пересохло в горле. Шури давила на основу-крепление изнутри в разных направлениях, спрашивая, не беспокоит ли, а Баки только мотал головой "нет" и чуть морщился, шепнув: "щекотно".       – Ладно, порядок, – объявила Шури и обернулась к Стиву: – Поможешь?       Стив приподнял руку с подставки. Собственные пальцы чуть подрагивали. Новая рука была наверняка легче той, потерянной – свойство вибраниума. Стив развернулся к Баки и постарался смотреть уверенно, хотя понимал – не получается. Сердце разогналось так, будто он стартовал на спринтерскую дистанцию, хотя на самом деле только топтался на месте. Шури кивнула, он подошёл ближе к Баки и остановился у его левого плеча.       Почему-то стало жарко, хотя кондиционер вроде бы работал исправно. Роджерс нервно облизнул сухие губы, поднёс ближе вибраниумную руку к отверстию в плече Баки, придерживая её за локоть и запястье, и замер в четверти дюйма от входа в плечевое крепление:       – А дальше как?       – Спокойно, – улыбнулась Шури, – ты только держи, я буду фиксировать.       Она направила разъём руки в металлическую основу в теле Баки до лёгкого упора, чуть повернула, и Стив почувствовал и услышал приглушенные плавные щелчки. Замер, боясь отпустить руку и вопросительно глядя то на Шури, то на Баки.       – Ну, как ты? – спросила Шури своего пациента. – Вес не тянет? Отпустить можно?       Баки сидел, уставившись мимо них в никуда. Ответил после паузы каким-то непривычно низким голосом:       – Нормально.       – Медленно отпускай, – тихо сказала Шури Стиву, и тот плавно, как-то нехотя убрал пальцы сначала с вибраниумного локтя, потом с запястья, оставив металлические пальцы на краю кушетки, и они теперь чуть поблёскивали на фоне белой простыни.       Никто не знал, чего ждать. Стиву казалось, что Баки сейчас поведёт влево, и он был начеку, чтобы подхватить, а Шури будто считывала с лица Баки его ощущения и пока даже ни о чём не спрашивала. С минуту в манипуляционной ощущалась вакуумная тишина, и голос Шури, нарушивший её, показался всем троим каким-то оглушительным:       – Тянет?       Баки медленно кивнул:       – Немного. Но предыдущая была тяжелее.       – Попробуй пошевелить пальцами.       Баки нахмурился, прикусил губу. Поднял правую руку, накрыл живой ладонью металлические пластины левого плеча, будто хотел прощупать их и убедиться, что рука не отвалится.       Стив вдруг поймал себя на том, что перестал дышать. Момент истины. Сработает или нет?       Когда вибраниумные пальцы дрогнули, Стив сначала подумал, что ему померещилось. Перевёл ошалелый взгляд на лицо Баки и молча глазел, пока между ними не появилась поблёскивающая пятерня.       – Вот она, Стив, – усмехнулся Барнс, – не туда смотришь.       – Ч-чёрт! – шумно выдохнул Роджерс и отступил на пару шагов, улыбаясь. – Я уж подумал – что-то не так.       – Стоп, стоп, Баки, не увлекайся, – напомнила Шури. – Всё помнишь? Давай понемногу. Пробуем.       Баки кивнул и стал послушно выполнять новой рукой простые движения – подъём до уровня плеча вперёд, в сторону, полукруговые движения, согнуть в локте, ладонь на пояс, снова вперёд, сжать-разжать кулак. И каждый раз – стоп, какие ощущения? Где тянет, беспокоит или не доводит движение? Нет ли боли?       Стив смотрел, как заворожённый, и не мог перестать улыбаться. Не особенно вслушивался, что говорят, просто интуитивно ощущал, что всё в норме или близко к тому.       Стив не сомневался в конструкторской гениальности Шури. Изначально он был спокоен, как танк. Они с Шури договорились, что для Баки изготовят новую руку. Не худа без добра, и даже потеря руки обернулась в пользу Баки. Новая, из вибраниума, да ещё и явно продвинутая, могла стать не просто отличной заменой, а шагом вперёд. Стив внутренне запаниковал, когда выяснилось, что металлическое крепление старой руки уже на грани, и если не сегодня, так через месяц-другой могло выйти из строя. Но такого рода систему, как вживлённый бионический агрегат, Шури прежде не делала. Приживётся ли... а вдруг нет?       После операции Баки Стиву стоило поискать в своей шевелюре седые волосы. С другой стороны, глядя на него, Баки меньше ощущал давление собственных проблем, издёрганный Стив явно беспокоил сильнее. Если это помогло переключить внимание Баки и пройти эту пытку хоть на йоту легче, всё было не зря.       – Ну, что, парни, на сегодня хватит, – подвела итог Шури. – Пока ещё до полного функционала далеко, но это вопрос нескольких дней. Баки, напоминаю, рукой пока без фанатизма. Считай, она на стажировке.       Баки совсем по-вакандски скрестил запястья и поклонился:       – Спасибо, Шури.       Она засияла улыбкой, ответив тем же.       – На здоровье, Баки. И будь осторожнее, хотя бы пока. Побереги руку, пару дней носи её в бандаже.       Пока медсестра регулировала бандаж-повязку, Стив поблагодарил Шури, не сводя с Баки глаз. Смутно запомнил, что пообещал присмотреть за ним и его новой рукой.       До самого блока, выделенного Баки, они просто шли, чувствуя, как их обоих слегка лихорадит. Глаза горели, болтовня ни о чём не запомнилась, зато дрожь в голосах слышалась всё явственнее. Когда наконец они закрыли за собой дверь, Стив сгрёб Баки в медвежьи объятия, осторожно касаясь левого плеча, уткнулся ему в шею, крепко зажмурившись. Прижаться теснее мешала вибраниумная рука в бандаже поперёк живота, живая рука обжигала рёбра слева, а Стив шептал:       – Бак, я так рад... не представляешь.       – Представляю, – отозвался лёгкой хрипотцой голос Баки. – На твоём лице всё написано.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.