Перевод

Aqui y ahora 17

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ходячие мертвецы

Автор оригинала:
MyPinkCactus
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/7283584

Пэйринг и персонажи:
Пол Ровиа/Алекс, Дэрил Диксон/Пол Ровиа
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 40 страниц, 6 частей
Статус:
заморожен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Любовь/Ненависть Насилие Нецензурная лексика ОМП Постапокалиптика Психология Романтика Смерть второстепенных персонажей Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Ничто не будет как раньше.

Посвящение:
Одному вредному коврику.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Канонное развитие событий вплоть до 6х16. Местами присутствует POV. Будет сиквел.

Великолепные арты к серии фиков:

http://desusrising.tumblr.com/image/157437018083

https://ru.pinterest.com/pin/722827808917534301/

https://ru.pinterest.com/pin/722827808917534317/

https://ru.pinterest.com/pin/722827808917534326/

https://ru.pinterest.com/pin/722827808917534333/

https://ru.pinterest.com/pin/722827808917534451/

https://ru.pinterest.com/pin/722827808917534453/

Глава 4

18 июня 2018, 14:07
Дэрил спустился в холл и прошёлся до комнаты, где, по словам помощника доктора (Алекса — напомнил он себе) расположили Мэгги. Тот сказал, что для неё была выделена комната в восточной части здания, таким образом, чтобы солнце дольше освещало стены, делая это место уютнее и, главное, теплее. Он быстро ступал по квадратам солнечного света на полу, исходившего из длинных окон холла. Прошло два дня с тех пор, как Диксон восстановил ясность ума, а рана, по мнению других, заживала куда быстрее, чем ожидалось. Более того, доктор решил избавиться от обездвиживающего бандажа, заменив его простой повязкой. Общий дискомфорт никуда не ушёл, но его нельзя было сравнить с режущей болью предыдущих дней. Дверь в комнату Мэгги оказалась приоткрыта, а изнутри доносились отрывки нечётких фраз, поэтому Дэрил решил пренебречь манерами и войти без стука. Помещение выглядело не больше, чем его собственные покои, однако планировка выполнена немного по-другому. Это была закруглённая комната, и с места, где он стоял, было видно только ножки кровати, расположенной рядом с окном. Голоса, теперь звучавшие с противоположного конца помещения, стали намного яснее. — А потом он начал доить корову, как будто отжимал тряпки, — Дэрил опознал голос Иисуса, — бедное животное. Лучшей частью было то, как парнишка начал кривить лицо, наконец-то добыв пару капель молока. Видите ли, его тошнит от запаха — настоящий спектакль. Мягкий смех Мэгги согрел его сердце. Он вытянул шею и увидел Пола, сидящего на стуле у кровати. Тот в процессе разговора наклонился вперёд и полностью закрывал собой девушку. Иисус обернулся и направил свой взгляд на Дэрила, ещё до того, как тот успел сообщить собеседникам о своём присутствии. — О! Кое-кто пришёл тебя навестить. Было ясно, что мужчины не очень-то рады видеть друг друга. Истощение выделяло каждую мелкую морщинку на их лицах. Но спустя шесть неопределённых и, несомненно, неловких дней, они наконец-то могут смотреть друг другу в глаза. — Дэрил! — позвала его Мэгги с широкой улыбкой на лице. Внезапно он почувствовал себя немым. — Хорошо, я оставлю вас, — Иисус поднялся, ощутив чужое смущение. Он нежно пожал Мэгги руку и, пройдясь мимо Дэрила с чем-то вроде примирительной улыбки, покинул комнату. Этот болтун, должно быть, самый невозмутимый человек из тех, что ему попадались. Как только они оказались одни, Дэрил присел в пустое, но всё ещё тёплое кресло и сосредоточенно уставился на девушку. Она выглядела в разы лучше, чем в их последнюю встречу, но её глаза всё ещё отражали глубокую тоску. — Как ты? — сумел спросить он. Мэгги не ответила и перевела свой взгляд на окно справа от него, делая попытку скрыть внезапно накатившие эмоции, но боль оказалась сильнее. Она накрыла лицо руками, беспомощно пряча глаза. — Нет, Мэгги, нет. Пожалуйста… Дэрил наклонился вперёд и обнял подругу, что безутешно зарыдала на его плече. Видеть её столь беспомощной разбивало его сердце. Но ещё больнее казалось прокручивать в памяти ситуацию, приведшую Мэгги в это состояние. Гленн был одним из самых благородных людей, встречавшихся ему, и он бы сделал всё, чтобы защитить Мэгги и их семью. Но вышло всё так, что ему пришлось умереть из-за глупейшей случайности, и рану, оставленную им всей группе, невозможно было залечить. Спустя несколько минут, успокоившись, Мэгги отпрянула и легла обратно на подушку. — Как ты? — тихо поинтересовалась она. — Первым спросил. Девушка болезненно улыбнулась, продолжая вытирать ладонью слезы, и глубоко вздохнула. — Мне печально, я зла, но в то же время чувствую себя легко и даже счастливо… Какая бессмыслица. — Пожалуй. — Твоя очередь. — Просто рад, что вы с малышом в порядке. Мэгги благодарно кивнула. — Харлан считает, что это мальчик, но нам всё ещё осталось чуть-чуть подождать, чтобы узнать наверняка, — она рассеяно перевела взгляд обратно на окно. — Его похоронили на следующий день. Я не успела даже навестить… — Успеешь. Но сейчас маленькому Гленну нужен отдых. Ты сильнее, чем многие, и мы здесь только ради тебя, — Дэрил крепко сжал руку Мэгги. Девушка засмеялась, но в её глазах всё ещё стояли слёзы. — Знаю… Вижу, ты тоже быстро поправляешься? — Вроде того. Помощник доктора… — Алекс? — Да, он. Говорит, что мне пора выбираться из кровати и восстанавливать силы, — Дэрил сделал паузу, — вчера видел Юджина, Арона и Розиту, как раз перед тем, как он уехали в Александрию, — в его голосе послышалось сожаление. — Они скоро вернутся, — спокойно ответила Мэгги, кладя свою руку поверх его. Разговор прервался, когда они услышали короткий стук в дверь, и после небольшой паузы в комнату вошёл Харлан, сразу же прошагав в сторону Мэгги. — Добрый день, — бодро поприветствовал он, — рад видеть своих лучших пациентов вместе. Он обошёл кровать и наклонился к Мэгги, приложив к её лбу руку. — Как ты себя чувствуешь? — Слабо, но боль полностью ушла. — Очень хорошо. Я осмотрю швы, и чуть позже мы снова сделаем УЗИ, ладно? Если всё нормально, уже сегодня можешь немного прогуляться. Свежий воздух пойдёт только на пользу. — Звучит отлично, — с удовольствием ответила на совет врача Мэгги. — Что насчёт тебя? — Харлан развернулся к Дэрилу, — Алекс передал, что твой жар сошёл. Вечером разберёмся с бинтами, а в остальном, кажется, всё идёт гладко. Харлан перевёл взгляд на Мэгги и снова обратился к Дэрилу. — Тебе, наверное, стоит выйти… — Он может остаться. — Ладно. Под бдительным взором Дэрила Харлан тщательно осмотрел швы Мэгги. — Прекрасно, — заключил он и начал складывать свои вещи обратно в портфель. — Таблетки занесу позже, сейчас я должен отдать Иисусу список необходимых лекарств, и он меня поторапливает. — Он уезжает? — уточнила девушка. — Да. У нас закончилось практически всё. Обычно мы стараемся не тратить медикаменты без нужды, но выйдут большие трудности, случись ещё одно происшествие вроде этого. Также я должен убедиться, что вы не будете ни в чём нуждаться в ближайший месяц. В общине есть ещё одна беременная, так что нам предстоит немало работы. Боже мой, Хиллтоп станет настоящим детским садом. Харлан поднялся и с улыбкой на лице попрощался с обоими, а затем вышел из комнаты. — О чём ты думаешь? Дэрил поднял глаза, осознавая, что всё это время он просто молчал. — Ни о чём. — Дэрил, я тебя знаю. Прошу, хотя бы один раз прислушайся к окружающим и не натвори ничего глупого. — С чего ты решила, что я собираюсь что-то натворить? — Ты провёл шесть дней взаперти. Если даже стены Александрии были тебе в тяжесть, то я не в силах представить, что ты испытываешь сейчас… — Не волнуйся. Есть проблемы и пострашнее, — произнёс он, касаясь губами её лба.

***

Нескромное эхо ударов, нанесённых по деревянной поверхности, заставило понять, что он недооценил свои силы. Его кулак приземлился на дверь с излишним раздражением, рискуя выбить её из косяка. Не удивительно, ведь ему пришлось тащиться на обратную сторону чёртова дома, чтобы отыскать Ровиа. — Входите, — спокойно ответили изнутри. Дэрил шагнул в комнату и обнаружил Пола пакующим вещи в чёрный рюкзак рядом с кроватью. На нём не было ни кожаного пальто, ни банданы, но он точно находился в своём рабочем наряде — безошибочно определил Дэрил. — А, так это ты, — отметил он, ещё не успев взглянуть на мужчину. Иисус на пару секунд задержал свой взгляд на Дэриле, а затем направил внимание обратно к рюкзаку. — Как дела? Проигнорировав вопрос, Дэрил осторожно прошёл в комнату, осматривая каждый уголок. По какой-то причине его удивило, что помещение оказалось ненамного больше выделенной ему комнаты. Ровиа говорил, что живёт здесь с самого начала, и, учитывая его статус в общине, можно предположить, что разведчик Хиллтопа выбрал бы место покрупнее и, пожалуй, уютнее. Не то, чтобы оно было совсем невзрачным: широкая кровать, пара целых ночников и даже рабочий стол делали это помещение приятнее глазу, чем пустые стены его собственной комнатушки. Мужчина подошёл к столу, практически полностью скрытому под грудами бумаг, большинство из которых оказались картами с множеством ручных пометок. Кончики его пальцев двигались вдоль линий, переплетённых в большой паутине дорог, пока не остановились на знакомом слове «АЛЕКСАНДРИЯ». Его дом был обозначен огромным красным кругом. — Ты тот ещё экземпляр, Дэрил Диксон, — отвлёк его Иисус, продолжающий возиться с вещами. В голосе послышались нотки любопытства. Дэрил прочистил горло, вдруг осознав, что вошёл в постороннее помещение и без единого слова начал рыться в чужих вещах. — Уезжаешь? — он притворился, что совершенно не озабочен отсутствием собственных манер. — Да, — произнёс Иисус, не обращая на него внимания. Дэрил взглянул на мужчину, который теперь упаковывал охотничий бинокль. — Куда? — В один городок. — С кем? — Энди собирался поехать, но в этот раз я откажусь от компании. — Ты собираешься ехать в одиночку в целый город? Совсем сбрендил? — выпалил Дэрил, не замечая, что резко повысил тон. Иисус окинул его вопросительным, с долей иронии, взглядом. — Сначала ты ведёшь себя как неблагодарный придурок, а теперь как моя мама? Интересные дела. Пол прошёл мимо него и теперь начал рыться в шкафу. В ответ на безразличие мужчины Дэрил только фыркнул. — Идти одному — идиотская затея. Чёрт, будто ты сам не в курсе. — Я ценю твоё мнение, — ответил он, всё ещё не вынимая голову из шкафа, — кто знает об идиотских затеях лучше, чем ты, не так ли? — Иисус закрыл дверцы и поместил на кровать громоздкий чемодан. — Ты понятия не имеешь, о чём говоришь, — с серьёзным тоном продолжил Дэрил, пропуская колкость. — Ты прав. На самом деле, ты прав во всём, — он открыл чемодан и вытащил оттуда пару ножей, — было бы куда умнее отправляться на вылазки с кем-то, но правда заключается в том, что мне удобнее работать одному. Более результативно, видишь ли. К сожалению, большинство здесь не подготовлены к тому, что снаружи. Энди хороший парень, но он легко теряет контроль над собой и, окажись мы в опасности, это выйдет боком не только ему, но и мне. Никогда не угадаешь, что ждёт тебя за стенами, и беспокоиться о себе кажется уже достаточно сложным, не говоря о жизнях других. Тяжело терять людей, а тем более, когда знаешь, что мог предпринять что-то, верно? Мужчина, всё это время внимательно вслушивающийся в его слова, незаметно для себя отшагнул назад. Безусловно, он знал это чувство не понаслышке. Дэрил сталкивался с ним не единожды, и каждый раз означал потерю части себя. — Я поеду с тобой, — неожиданно для себя заявил он. Пол развернулся и взглянул на него теперь ледяными глазами. — У тебя проблемы с ушами? — Прекрасно расслышал. Я не как твои люди и бывал там. Я выжил в ситуациях, которые ты себе даже представить не можешь, так что да, я иду с тобой. Сказанное разозлило Иисуса только сильнее. Он сжал челюсть и ответил максимально невозмутимым голосом: — Нет, ты не поедешь. Дэрил разочарованно вздохнул, в то время как второй мужчина поднялся и встал напротив него, прерывая любые попытки снова протестовать. — Ладно. Тогда попробуй сделать это своей рукой. Иисус взял один из ножей и взмахнул им пару раз в воздухе, уверенный, что тот не сможет повторить это примитивное движение. — Засранец, — раздражённо ответил он. — Наверное, ты прав, но я думаю, что мой ответ более чем ясен. — Я и не умолял, — выплюнул Дэрил. — Потому что здесь не о чем просить. Конечности Энди работают идеально, и тем не менее он не идёт. Что заставляет тебя думать, что я возьму тебя? — Но ты не сможешь и остановить. — Что ж, я не собираюсь привязывать тебя к стулу, Диксон, но учти, машину тоже веду я. Мужчина отнёс рюкзак к двери, а сам вернулся, чтобы собрать ножи, оставшиеся лежать на кровати, и поместил их в ножны на поясе. — Послушай, я рад видеть, что ты чувствуешь себя намного лучше, и я не прочь продолжить этот разговор… — он остановился. — Но у меня уже раскалывается от тебя голова, и я тороплюсь. — Эй! Я не спрашивал твоего разрешения. — В случае, если ты не заметил, я не принуждаю тебя здесь оставаться, — усмехнулся Ровиа, открывая дверь. — В таком случае, я должен уехать. — Почему? Иисус резко захлопнул дверь и развернулся лицом к нему. Дэрил удивился неожиданной реакции ранее раздражённого разведчика. — Мне стоит покинуть это место. — Место, которое приняло тебя, заботилось о тебе, пока ты не мог связать и пары слов. Так что следи за языком, когда говоришь об этих людях. — Не собираюсь, — буркнул он и понизил голос, — я пошёл. Пол закатил глаза: ситуация всё больше походила на спор двух упрямых детей. — Тебе просто позарез необходимо чувствовать себя полезным, иначе ты становишься никчёмен для себя. Стоит понять, что не нужно выкладываться на все сто всё время, Диксон. Ты давишь на себя сильнее, чем от тебя ждут. Да, люди нуждаются в тебе, ты очень важный член вашей общины, но иногда стоит подумать и о себе. Он тихо переварил каждое слово, ударившее по самому больному. С первой встречи Дэрил и Иисус поддерживали не самые сердечные отношения, и в тех немногих случаях, что им удавалось пересечься, они обменивались парой банальных фраз и расходились. Диксон не был с ним хорошо знаком, и всё же этот, казавшийся безобидным, человек сумел пробиться в самые глубины его сознания. И хотя Иисус снова вернул своё привычное самообладание, сказанные им слова подобно стрелам попали точно в цель. Дэрил нахмурился, увидев, что Пол собирается покинуть комнату. — Я делаю это ради неё. Ради Мэгги. Мы были вместе с самого начала, и здесь у неё никого, кроме меня нет. Я пойду на что угодно, чтобы ребёнок стал её единственной заботой. Иисус внимательно выслушал мужчину. Как только тот закончил, он прикрыл глаза и тяжело вздохнул. Так, будто это было поражением. — Я отправляюсь через пятнадцать минут. Если к этому времени не будешь сидеть в машине — уеду один.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: