Only If for a Night +522

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мерлин

Основные персонажи:
Артур Пендрагон, Мерлин (Эмрис), Моргана Пендрагон, Мордред, Сэр Гвейн, Сэр Ланселот, Уилл, Фрея (Леди Озера)
Пэйринг:
постоянно расширяющийся многоугольник
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Психология, Философия, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
OOC, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
Макси, 242 страницы, 32 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За любимый фф! Спасибо *О*» от Lekanto
«Это нечто!» от amix
«Спасибо за эмоции! » от LermEn
«Потрясающая работа !!!! » от Mari love 20
«За потрясный фик!!!» от Wizardry I.K.
«Отличная работа!» от Jade_Stone
Описание:
**Лишь на одну ночь**
Modern AU (знание канона не обязательно). Ты – гей, твой начальник (и, возможно, будущий премьер-министр) Утер Пендрагон – ярый гомофоб, мечтающий уничтожить всех гомосексуалистов. Такой расклад тебя не устраивает, и ты соглашаешься на пари с другом – кто из вас соблазнит сына Утера, такого же гомофоба и натурала до мозга костей? А, и ещё никто не должен знать, что ты гей.

Посвящение:
Oberhofer - собственно, она меня и подбила на это дело :)

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
- Полное название: "I Don’t Believe, Only If for a Night" ("Если я и поверю, то лишь на одну ночь")
- Обложки: http://cs312324.vk.me/v312324281/4082/g9ZE7tRGWg8.jpg и http://cs620927.vk.me/v620927281/1508b/THaehCFHXPQ.jpg
- NC - будьте к ней готовы, второй раз предупреждать не буду.
- Да, обычно я такое не пишу.
- ST тут: http://vk.com/allenshirokamiofficial и тут же можно послушать http://cs14102.vk.me/c607123/v607123281/5389/SuXCeerbTKU.jpg

Night 17 - Shame (Стыд)

9 июня 2014, 12:10
ST: Shinedown – What A Shame

Есть в жизни моменты, когда тебе становится стыдно.

Причём, в сам момент ты не осознаёшь свой стыд. Оно, это жгучее чувство, появляется тогда, когда ты вспоминаешь о нём. И тебе хочется пробить себе череп, выдавить глазные яблоки, лишь бы не вспоминать о том провале.

Я откинулся на спинку сидения и смежил веки. С обеих сторон световой зеброй мелькали яркие пятна фонарей, и мне как никогда хотелось спать. Кажется, пару часов назад желудок сводило от голода, но сейчас я уже не чувствовал ничего, кроме тупой усталости.

Артур молча вёл машину, стрелка спидометра застыла на восьмидесяти, а я пытался не думать о том, что сейчас творилось в голове этого человека.

Он вернулся за мной. Уже одно это было странным. Но почему-то мне не хотелось заводить разговор – наверное, потому что он увидел меня со спущенными штанами и справляющего нужду. Не это стоит обсуждать со своим будущим братом, верно? Как и признание в том, что я гей.

Итак, я совершенно не был настроен на лёгкую беседу, что уведёт нас от неловкого молчания в закоулки искромётного юмора и непринуждённости. Вдобавок, я почему-то чувствовал себя нашкодившим ребёнком. Это чувство особенно бесило – я взрослый, вполне самостоятельный человек (по крайней мере, мне хочется на это надеяться), а «мамочка» приехала, подтянула штанишки и повезла домой.

- …

Я открыл было рот, но передумал. Лучше промолчу. Да я даже и не знал, что стоит сказать. Нужно ли что-то говорить?

- До свадьбы остался месяц.

Артур сам открыл рот.

Я напрягся.

- Тебе лучше не говорить о том, что ты гей.

Я сглотнул.

- Ты… не против?

- Не против чего?

Он плавно вёл машину, не глядя на меня.

- Того, что я гей.

- Мне-то какая разница? Если отца что-то бесит, не значит, что это должно бесить и меня.

- Может, тогда переспишь со мной? – вырвалось у меня. И мысленно выматерился. Не стоило.

- Нет, спасибо. Раз уж я не бегу на геев с палками, это значит, что я вас обожаю? Мне параллельно.

Я перевёл дыхание.

Он не стал меня поносить только за эту фразу. Странно. Было впечатление, что он очень и очень устал. Между бровями залегла морщина.

- Никогда не заводи эту тему при моём отце. Потому что как думаешь, что он сделает с тобой? А с твоей матерью? Никогда.

- Что он может сделать? – тихо спросил я. Артур повернул налево, и мы увидели огни города.

- Да что угодно.

***



Мы с Артуром сидели рядом с автоматом для зарядки мобильников и ждали, пока те зарядятся. Автомат стоял в холле нашего отеля, я опустил голову на руки и зевал. Руки и джинсы были грязными, в травяных пятнах и в пыли, пальцы изрезаны осокой. Кеды, пожалуй, по приезду стоит выкинуть.

- Твоя мать в курсе?

Я вздрогнул, сначала даже не поняв, о чём говорит Артур. Затем мозг вяло включился.

- Нет.

- Ты планируешь ей сообщить?

- Нет.

- Всю жизнь будешь прятаться? Правильное решение. Ты женишься на Фрейе? Отличное решение. Если ты так и поступишь, у нас будет одной проблемой меньше.

- У нас?

Я взглянул на него.

- Нет никаких нас, Артур. Есть только я и моя проблема. Если это вообще проблема.

- Мы скоро станем семьёй. Хочу я или нет, мне придётся нянчиться с тобой.

- Хочешь снова посраться? – прошипел я, чувствуя, как гнев вспыхивает в груди.

- Нет. Я констатирую факт. В конце концов, кто-то должен вести себя по-взрослому.

Он вернулся за мной тогда с таким видом, будто… теперь я понимаю, что это было за лицо – словно ему сообщили, что он стал отцом, и только сейчас он с этим смирился.

- Пошёл ты, - заявил я и встал, порываясь пойти в номер.

Но он схватил меня за руку, и я поразился тому, какой мокрой была его ладонь. Она чуть подрагивала. Внешне он был абсолютно спокоен – но его руки тряслись. Глаза оставались холодными, взгляд – непроницаемым.

- Ты не понимаешь, - его губы едва шевелились.

- Чего?

- Он уничтожит вас. Бросить тень на фамилию Пендрагон… Мерлин, ты не знаешь, с кем связался.

Звучание моего имени немного привело меня в чувство. Я медленно вытащил руку из его влажных пальцев.

- Я не буду с ним говорить. Я идиот, конечно… но не настолько же.

Он слабо улыбнулся.

- Это уже радует. Кажется, наши телефоны зарядились. Как ты умудрился его посадить полностью? Под ноги им светил, что ли?

- Я… - я покраснел. – Я позвонил.

- Чтобы тебя забрали?

- Ты, кстати, так и не извинился.

- А должен? Ты сам начал орать как хрен знает кто.

Я фыркнул.

- Так тебя заберут?

- Никто меня не заберёт. Я позвонил сказать другу последнее слово и завещать ему свои кеды.

- Ты их обоссал, - резонно заметил Артур.

Я застонал.

- Извини, я не мог не прикрыть глаза руками, когда ты фары на полную врубил!

Он расхохотался.

Я посмотрел на него сверху вниз, и внезапно мне стало интересно: каким он был раньше? Что его волновало? Боится ли он своего отца? Вернее… почему он его боится?

- Пойдём в номер, завтра утром самолёт, - сказал он, встав.

Я включил телефон.

37 непрочитанных сообщений, 49 непринятых звонков.

Я опустил его в карман.

- Кто первый в душ? – я догнал Артура и закинул руку ему на плечо.

- Отвали, мерзкий гомик.

- Точно не хочешь со мной переспать?

Он стряхнул мою руку.

- Ты мой брат, какого чёрта?

Я ждал этой фразы. Можно ли считать, что… у меня появился шанс?

Смутный и невероятный – но всё же шанс.

Блин, как меня кроет, стоит переспать с кем-нибудь, а то уже такие мысли в голову лезут. Интересно, у Артура есть номер Сая?

***



ST: Sick Puppies – I Hate You

Проснулся я от того, что что-то заслонило мне солнце. Как оказалось, это была взлохмаченная голова Артура.

- Ты… - прошипел он.

- А?

- Свалил в ванную нахер! – подушка впечаталась мне прямо в лицо.

Так и не сообразив, чего от меня хотят, я, путаясь в простыне, побежал в ванную.

Закрывшись и пытаясь высвободиться из липнущей к телу ткани, я недоумевал: неужели он никогда не видел утренних стояков? Ах, чёрт.

Я плюнул на ладонь и прошёлся пальцами по вставшему члену.

Дрочить, когда в соседней комнате есть другой парень. Верх идиотизма. Если ты гей, конечно. А если не гей – то такая ситуация тоже дофига странная. Я прислонился горячим лбом к прохладному кафелю, двигая правой рукой, быстрее, чем мне бы хотелось. Просто кончу, и поедем домой. Быстро.

Я закрыл глаза и попытался изгнать из головы все мысли, сосредоточиться на ощущении своей ладони. Перед мысленным взором вставали то пропущенные звонки, то лицо Артура, его мокрая потная ладонь… я выдохнул.

Вместе с разрядкой пришло жгучее чувство стыда. Что я творю, чёрт побери… что же я творю?

- Задолбал уже светить своим хозяйством! – заорал Артур, словно услышав мои мысли. – Сколько можно! Давай быстрее!

- Всего лишь пару раз я светил! – огрызнулся я, быстро моя руки.

Вода с хлюпаньем устремлялась в сливное отверстие. Я поднял взгляд на своё отражение и с шипением выпустил воздух через стиснутые зубы.

Фонари под глазами, зеленоватый цвет лица – да кто меня захочет? Артур? Что? Абсурд. Глупость. Бред. Как вчера вечером я мог так себя переоценить? Чего вообще ожидал? Ещё ночью закидывал на него ноги, а он меня пинал.

Я быстро сполоснул рот, тщательно вымыл лицо и вышел из ванной, вытираясь отельным полотенцем.

- Наш рейс через четыре часа. Шевелись, нам ещё машину отгонять на парковку.

Я вздохнул. Артур смерил меня подозрительным взглядом.

- Выспался?

Я издал неопределённый звук.

- Давай уже быстрее, - он прошёл мимо меня, совсем близко, но не касаясь.

Как себя вести с ним? Держать дистанцию? Изображать весёлого гея?

Это какая-то чертовщина. Это безумие.

Я вспоминаю его лицо, когда он говорит об Утере, страх в его глазах – спрятанный далеко-далеко, старый страх, что уже не изгнать. Затравленность? Что-то похожее.

Артур захлопнул дверь за нами. Пиджак, он несёт его странно, край волочится по полу.

- Твой… - начал было я, но пошатнулся.

Пришлось опереться на стену и глубоко вдохнуть пару раз, чтобы туман перед глазами рассеялся.

- Что с тобой? – Артур схватил меня за плечо.

- Кажется, подыхаю с голоду, - я слабо улыбнулся, поднимая на него взгляд и поневоле всматриваясь в синие, так похожие на мои, глаза.

- Это чертовски не круто.

- Да, девочкам не понравится. Слабеньких мальчиков никто не любит.

- Нашим родителям не понравится, - он чуть сжал моё плечо. – Идти можешь?

Нашим родителям.

Я стиснул кулаки и меня чуть не вырвало.

Нашим родителям.

Эти два слова словно выжгло на внутренней стороне моего черепа полыхающим клеймом.

- Пожалуй, я закажу завтрак в номер, - Артур осторожно направил меня обратно к двери.

- Но…

- Полчаса ничего не изменят. Лучше на самом деле нам поесть. Вот отец никогда о таком не забывает, - в его голосе прозвучала горькая усмешка.

Мой живот забурчал, словно соглашаясь с ним, и я в очередной раз проклял всё на свете. Я и на шаг не приближусь к своему «старшему брату», когда мы вернёмся. Мне не нужна его забота, не нужна эта иллюзия нужности и причастности. Мне снова начинает казаться, что я подросток, направляемый взрослой рукой, а это я в тинейджерские годы ненавидел более всего. И аналогия, рождающаяся сейчас, бросала меня назад в те времена, а тогда… я не был счастлив. Наверное, мало кто был так покинут всеми богами, как я.

Артур уже говорил по телефону, когда я упал в кресло и закрыл глаза. Солнце пробивалось через узкую щель между бархатными занавесками, и этот яркий луч падал мне прямо на лицо, но у меня не было сил, чтобы пошевелиться. Я только сейчас понял, как измотан, как истрёпаны у меня нервы после вчерашней ночи. Слишком бурно, слишком остро я переживаю всё, что со мной происходит. Пусть это какая-то ерунда, я постоянно проигрываю её в голове, и она крутится на бесконечном повторе, пока я не начинаю сходить с ума.

- У тебя ведь ни на что нет аллергии?

Я, наконец, понял, что так стало меня бесить.

Глупо произносить это вслух, так что, пожалуй, не стоит.

Он слишком близко. И он мне не друг. Его участие меня только раздражает. Это словно та грань – между знакомым, который вот-вот станет другом, а может и другом, что вдруг может захотеть чего-то большего – я уже испытывал подобное с Мордредом. И это участие Артура вдруг стало мне претить – намного больше того, что мы с ним можем стать братьями, намного больше, чем то, что он узнал обо мне то, чего не должен был. Или дело во мне? Я не хочу подпускать его ближе, потому что… боюсь?

Я открыл глаза и натолкнулся на внимательный взгляд Артура.

- Нет, - тихо ответил я.

Некоторое время мы смотрели друг на друга в упор, и через мгновение у меня перехватило дыхание. Я вновь закрыл глаза.

- Это хорошо, - в тон мне ответил он.

- Хорошо, - прошептал я.

- Да.

- Угу.

- Это становится смешным?

- Кажется, да.

Мы замолчали.

Когда нам принесли завтрак, мы сжевали его в полной тишине, словно о чём-то задумавшись.

Мне стало гораздо легче, но благодарности я придержал до той секунды, когда мы оказались в аэропорту Лондона.

- Тебя уже обыскались, - я засунул руки в карманы ветровки и уставился на Артура. Тот накинул пиджак (идеально чистый, к слову) и смотрел на наручные часы.

- Пожалуй, - он пожал плечами. – Тебя подвезти?

Я похлопал себя по бокам руками в карманах будто больная курица, пытающаяся взлететь.

- Бумажник на месте. На метро быстрее. Кроме того, я сначала к другу завалюсь.

- Как знаешь.

- Спасибо.

Он вскинул светлую бровь.

- За то, что накормил.

- Спасибо, что поехал со мной, - чуть помедлив, сказал он и тут же закусил губу.

Я скользнул взглядом с неё вверх – посмотрел ему в глаза.

- Не за что. Мы ведь… станем братьями, - я попытался не выплюнуть эту фразу.

- Верно, - намёк на улыбку.

Я вздохнул.

- Бывай.

Мы разошлись. Безумно хотелось курить, но, кажется, пачку с последней сигаретой я потерял в Ирландии.

Почему-то не хотелось звонить Уиллу. Не вполне уверенный, дома ли он, я всё равно решил завалиться к нему без приглашения и предупреждения. Хуже ведь уже не будет?