Only If for a Night +540

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мерлин

Основные персонажи:
Артур Пендрагон, Мерлин (Эмрис), Моргана Пендрагон, Мордред, Сэр Гвейн, Сэр Ланселот, Уилл, Фрея (Леди Озера)
Пэйринг:
постоянно расширяющийся многоугольник
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Психология, Философия, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
OOC, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
Макси, 242 страницы, 32 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За любимый фф! Спасибо *О*» от Lekanto
«Это нечто!» от amix
«Спасибо за эмоции! » от LermEn
«Потрясающая работа !!!! » от Mari love 20
«За потрясный фик!!!» от Wizardry I.K.
«Отличная работа!» от Jade_Stone
Описание:
**Лишь на одну ночь**
Modern AU (знание канона не обязательно). Ты – гей, твой начальник (и, возможно, будущий премьер-министр) Утер Пендрагон – ярый гомофоб, мечтающий уничтожить всех гомосексуалистов. Такой расклад тебя не устраивает, и ты соглашаешься на пари с другом – кто из вас соблазнит сына Утера, такого же гомофоба и натурала до мозга костей? А, и ещё никто не должен знать, что ты гей.

Посвящение:
Oberhofer - собственно, она меня и подбила на это дело :)

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
- Полное название: "I Don’t Believe, Only If for a Night" ("Если я и поверю, то лишь на одну ночь")
- Обложки: http://cs312324.vk.me/v312324281/4082/g9ZE7tRGWg8.jpg и http://cs620927.vk.me/v620927281/1508b/THaehCFHXPQ.jpg
- NC - будьте к ней готовы, второй раз предупреждать не буду.
- Да, обычно я такое не пишу.
- ST тут: http://vk.com/allenshirokamiofficial и тут же можно послушать http://cs14102.vk.me/c607123/v607123281/5389/SuXCeerbTKU.jpg

Night 22 - Threesome (Втроём)

22 ноября 2014, 04:44
ST: Glass Animals – Black Mambo

Мокро. Жарко. Пот течёт у меня по спине. Плавное движение внутрь – чужой член втискивается в меня, смазка капает на смятые простыни, с губ срывается влажный стон. Рваное движение наружу – член выскальзывает почти полностью, я ощущаю сильные руки на своих бёдрах, горячее дыхание на затылке.

Тёплый лоб вжимается в мою спину, поцелуй на потной коже оставляет липкий след.

Хрипло дышу, боль мешается с удовольствием – или становится им, как разобрать, как понять, отделить одно от другого, когда сам не знаешь, приносит ли удовольствие боль, либо ты наслаждаешься ею самой?

Я стараюсь двигаться в унисон с трахающим меня, временами наклоняющимся и проходящимся языком по моей спине незнакомцем.

Я зарываюсь пальцами в волосы того, кто стонет подо мной, наслаждаясь двойственностью ощущений – чужой член сзади, и мой член, заключённый в горячую тесноту.

Волосы Мордреда чуть жёсткие на ощупь, но дёргать за них во время секса – ни с чем не сравнимое удовольствие. Я закусываю губу и вхожу в него до конца – слышу очередной стон, улыбаюсь. Приподнимаюсь, и меня обхватывают сильные руки – сжимаются на моих бёдрах, и я практически ощущаю, как некто (Уилл?) натягивает меня на свой член. Дотягиваюсь до члена Мордреда и дрочу ему, медленно и сосредоточенно. Влажная головка выскальзывает из моих пальцев, и я убираю руку, стискивая её на бедре Мордреда, марая его смазкой.

Наши движения неупорядоченны и несогласованны. Я понятия не имею, где моё сознание, а их сознания – уж тем более. Я лишь ощущаю, кожа к коже, жар одного тела, вдруг утроившийся, нас, ставших странным строенным существом из другого измерения, невозможное наслаждение от этой вседозволенности и этой мнимой слаженности, на деле являющейся хаосом.

Чуть быстрее, чуть медленнее – сбиваешься, теряешься в разрозненных движениях и останавливаешься, входя ещё глубже, переводя дыхание, – и затем всё сначала – рваные движения, шлепки, стоны, скольжение пальцев по разгорячённой коже.

Нескончаемый круг жара, удовольствия, балансирования на грани разрядки.

Несчитанные хриплые вздохи. Мордред настолько возбуждён, что его член стоит колом, а мне трудно удержать на нём руку и не сделать ему больно. Он хрипло стонет, его член напрягается ещё больше, и он изливается на простыни, пачкая мне руку спермой. Этот пример настолько заразителен, что я закусываю губу и, не удержавшись, спускаю прямо в Мордреда, стискивая пальцами его бёдра и рвано дыша. Член выскальзывает, и я тянусь, чтобы стащить с него презерватив – но мою руку перехватывает чужая, а третий разворачивает мою голову, чтобы вовлечь в мокрый поцелуй. Я отвечаю, переплетая свой язык с его, и ненароком открываю глаза, чтобы поймать взгляд Уилла. Голубые глаза пристально смотрят в мои, и я с криком отстраняюсь, натыкаюсь на Мордреда, падаю на простыни… пролетаю сквозь них и продолжаю падать, словно на дно глубокого колодца – а издали, сверху, на меня смотрит Артур, безмолвный, и лицо его напоминает маску.


***


ST: Staind – Outside

Проснулся я в поту, ощущая, как липнет к мокрой шее футболка. Обтирая влагу ладонью, сажусь, чувствуя тошноту. Уилл лежит рядом, его рука закинута мне на бедро, между ног спуталось одеяло.

Мои ладони чуть подрагивают. Уилл мерно дышит во сне, закатное солнце окрашивает его волосы в ярко-рыжий. Я медленно убираю его руку с бедра и спускаю свои ноги с кровати. Сердце словно провалилось куда-то вниз, а тошнота всё не желала проходить.

Перед внутренним взором застыло лицо Артура. Знакомые руки на бёдрах. Его руки. Конечно, я спал с кучей народу, но… вряд ли можно забыть свой первый раз.

Первый раз в машине на парковке. Первый раз с незнакомцем со светлыми волосами.

Я брежу, верно? Это не мог быть он.

Я вновь посмотрел на Уилла, чувствуя себя отвратно как никогда. В тот момент, когда я, наконец, добился того, чего желал, так страстно желал на протяжении десяти лет… я просто отбросил эти чувства. Я фантазировал как безумный в школьные годы, и проекция этих мыслей преследовала меня до сих пор. Когда она облеклась плотью, я… я ведь мечтал о том, как Уилл берёт меня, жёстко, шепча моё имя. А когда он плавился под моими руками, отдавался… я не захотел брать. У меня в голове был чёткий образ того, чего я желал.

Фантазию.

Я запустил пальцы в волосы. Прошлая ночь закончилась тупой дрочкой, потому что я действительно не смог заставить себя трахнуть его. После ленивых поцелуев мы уснули. И…

Уилл глубоко вздохнул во сне, и я вздрогнул. Я не привык спать с кем-то рядом. Вернее, я не привык, что сижу и прислушиваюсь к дыханию спящего. Обычно утрами я одевался и уходил. Дома смывал с ногтей чёрный лак, а с глаз – подводку, и становился обычным Мерлином, который помогает матери с обедом и читает литературу по университетской программе. Или работает. Уже не работает.

Мне вдруг захотелось, чтобы Уилл никогда мне не признавался. Чтобы это гложущее чувство осталось со мной, не развеялось пеплом так бессмысленно, осев на скрученных чувством вины останках моей души. Чтобы я не… не делал ему больно. Я внутренне задрожал от мысли, что в полушаге от того, чтобы одеться и уехать. Мышцы ног уже словно приготовились поднять меня с кровати, и я действительно испугался себя.

Может, моя любовь… построится с нуля? Я смогу остепениться? Я ведь перестал страдать. Прекратил сохнуть по Уиллу. Значит, нет смысла в моих похождениях, которыми я глушил боль.

Ведь это хорошо?

Но я лишь почувствовал, как с уходом этого чувства просто умерла часть моей души.

***


ST: White Lies – You Still Love Him

Иногда я представлял себе, что мы с Уиллом больше не друзья. Что я подхожу к нему в тёмном переулке и с чувством бью его ногами, а потом насилую. Сначала прижав к холодной кирпичной стене, а потом – развернув лицом к себе, чтобы видеть ненависть и шок в его глазах.

Иногда я представлял, как мы просыпаемся вместе, и он целует меня в шею.

Временами представлял, как – в школьном коридоре, в школьном туалете, когда никто не видит – он зажимает меня и шепчет пошлости.

Я был чрезвычайно озабоченным подростком.

Меня трясло, когда я думал о том, как он трахает свою девушку.

Меня вело, когда я думал об этом.

Мне хотелось, чтобы кто-то пристрелил меня.

Я думал о том, чтобы трахнуть Фрейю. Просто, чтобы было, что обсудить с Уиллом.

Меня бесило, когда я начал осознавать, что у нас не так уж и много тем для разговора. Он не был начитан, он не играл в компьютерные игры, как я, мы могли обсуждать только секс и фехтование. Но вскоре ему стало неловко говорить со мной о сексе. Потому что он понимал, что гораздо опытнее меня, и думал, что я ему завидую.

Он думал, что я ненавижу его. Не ценю. Не вижу ничего дальше своего носа. И это действительно было так – нихера я не видел, я безумно любил его и прощал ему любую оплошность. И сейчас, когда мы оказались в одной постели… я всё равно простил его за то, что он признался мне.

Я верил в свою любовь. Она была моим единственным стержнем все эти годы. Благодаря ей я спокойно осознал, что я гей, и не мучился этим. Я мучился только безответной любовью.

Кто я без неё? Как мне идти вперёд с улыбкой, если в моей душе не осталось ничего, ради чего стоило бы жить?

А как люди живут без любви? Многие ведь никогда в жизни и не влюблялись. А не путаю ли я любовь со слепым обожанием? Возможно, я просто ошибся, будучи подростком, идентифицировав себя как гея? Но мне ведь нравятся члены.

Стоит ли вообще думать о таком? Насколько же я отвратителен? Насколько жалок? Неужели сейчас время для этих самокопаний?

Внутренний голос резонно возразил: «А когда?»

Я бы хотел никогда к этому не возвращаться. Решить для себя всё раз и навсегда.

Если он проснётся и посмотрит на меня, я растаю. Сдамся. Наплюю. Не смогу уйти. Значит, уходить надо сейчас. Пока я не передумал. Пока не…

А вдруг это лишь секундный порыв? Испуг? Боязнь первых отношений? И я своими руками расколочу возможное счастье.

Какое, к чёрту, счастье? Я смотрел на умиротворённое лицо Уилла. Мы ничерта друг друга не понимаем. Мы даже поговорить не можем нормально. У нас всё начинается и заканчивается: «Давай мы будем всё обсуждать. Мы со всем справимся».

Может, я просто не привык полагаться ни на кого, кроме себя? И испорчу всё? Почему я просто не могу поверить ему? Поверить в него? В нас?

Потому что нет никаких нас. Есть мои иллюзии. Его иллюзии. Отношения так не строятся.

А как они строятся?

Мой мозг скоро взорвётся. Я стиснул кулаки.

Я не знаю. Я просто не знаю, что делать. Я окончательно запутался. Не могу… ничего не могу. Дерьмо. Дерьмо!

Уилл пошевелился, и я застыл.

Хочется ли мне поцеловать его?

Я не знаю.

Уилл открыл глаза и улыбнулся – первое, что он увидел, было моё лицо.

- Ты идёшь в душ? – спросил он. – Или пошли вместе?

Я слаб.

***


Горячая вода. Запах мыла. Холодный кафель под ладонями.

Уилл.

Закрытые глаза. Вода словно заслонила весь мир. Я пытаюсь спрятаться за горячими струями, но они прозрачны.

Мне некуда бежать.

Уилл.

Когда он проснулся, первым моим рефлексом было потянуться к его губам, нежно коснуться их, углубить поцелуй… я редко целовался. Это было скорее чем-то вроде прелюдии, установления более тесного контакта, я никогда не искал в поцелуях… чего-то большего. А во время секса целоваться скорее неудобно, чем приятно.

Мне безумно нравилось целоваться с Уиллом. Наверное, мне стоит отталкиваться от этого.

Раньше мной, пожалуй, двигало тупое желание… мне хотелось секса с ним. А сейчас…

Я хочу быть с ним. Рядом. Всегда.

И пусть будет, что будет. Пусть моя любовь… может не вернуться ко мне. Я буду строить её с нуля. Я буду жить ради этих поцелуев. Буду жить так, чтобы мне не было стыдно перед Уиллом. Перед собой… с этим я подожду.

Наверное, стоит вернуться на работу. Матери не стоит переживать перед свадьбой, не стоит терять меня в такое важное время.

Я знал, как поступить правильно. Я словно натянул на лицо железную маску.

Я закрутил кран. Схватил полотенце и выскочил из душа, наскоро вытершись. Уилл стоял у окна, солнце уже почти зашло. Он говорил по телефону, стоя спиной ко мне. Меня захлестнула волна нежности, я подошёл к нему и обнял, прижавшись всем телом. Он был без футболки и в боксёрах, так что почувствовал мою наготу. Я ощутил, как он напрягся.

- Мерл… - выдохнул он и скинул звонок, чтобы обернуться ко мне, зарыться пальцами в мои ещё мокрые волосы и поцеловать.

Он рядом. Я нужен ему.

Он нужен мне.

Его присутствие словно делает меня лучше. Я хочу очиститься и прикоснуться к нему – потому что вижу в нём искреннее чувство. И мне хочется, чтобы оно стало моим. Нашим.

Мы повалились на кровать, целуя друг друга настолько нежно, что моё сердце сжималось, когда я вспоминал о том, какие жуткие мысли приходили мне в голову.

Хорошо, что я остался.

Уилл поцеловал меня в шею, и я забыл обо всём.

Через полчаса позвонили в дверь, а мы с Уиллом даже не знали, кто из нас больше устал, так что Уилл рассмеялся и кинул в меня полотенцем.

Я сделал правильный выбор.
Примечания:
Если вы хотите увидеть только целую 23ю главу, когда я её допишу, то лучше ждите на фикбуке и не ходите на дайри. А если вам это не принципиально, то можете заглядывать по тегу http://mangaholic.diary.ru/?tag=4791528