Последний император

Джен
NC-17
В процессе
179
автор
Sentera соавтор
Deadly joke соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 153 страницы, 15 частей
Описание:
Никогда не задумывались, что бы случилось, если Лелуш попал бы в другой мир и другую эпоху, имея на руках гиасс? Как бы сильно изменилась его история, какой бы хаос наступил в устоявшихся сословиях? А если это будет Средневековье? Новый мир ждет множество потрясений, и ему суждено измениться, следуя эгоистичным желаниям "Последнего Императора", для которого есть лишь цель, оправдывающая любые средства.
Примечания автора:
Думаю, что не только мне нравится Лелуш, и хотелось бы увидеть его в другой истории, но с неизменным ему обаянием и характером.

Шикарный арт от Naoki Dead
https://drive.google.com/open?id=1gMrzPU0wA83L8K-lbVm0ibO-ATDYpYOe

Еще больше ее работ вы можете найти здесь :3
https://vk.com/naoki_dead
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
179 Нравится 216 Отзывы 72 В сборник Скачать

Глава четырнадцатая

Настройки текста
Примечания:
Посвящается живым ждунам, которым и полгода без главы нипочем. Кто вы? Вы меня пугаете!
      Королевский кортеж без каких-либо проблем преодолел границу Франского государства и спустя пару дней вдали можно было увидеть стены столицы государства — величественного города Нова Люкс. Высота стен поражала, за ними было практически не видно самого города. Учитывая то, что за время дороги на них никто не напал, это наводило на мысль, что франки еще не решили, что делать со своим беспокойным соседом.       За свою жизнь Лелуш повидал всякого и, будучи жителем прогрессивного будущего, где небо рассекали антропоморфные боевые машины, а города были усеяны различными архитектурными решениями и оригинальными находками, он думал, что его уже нечем удивить. Однако столица соседнего государства поражала, и не только его. Рядом с восхищенным видом выглядывала в окошко Люсита, с жадным любопытством разглядывая необычные очертания города. Спокойствие сохраняла только Габриэлла, которая уже бывала ранее в Нова Люксе, а потому относилась к неожиданной поездке довольно спокойно и буднично.       Что бы там не задумал Даймонд, но он точно не был дураком и прекрасно понимал, какое впечатление произведет его недавний поступок на соседей. Предполагая возможную реакцию франков, король решил отправить членов королевской семьи на дипломатическую миссию. Хотя насчет выбора претендентов у Лелуша были вопросы.       Без сомнений, Габриэлла отлично подходила для урегулирования многих вопросов и налаживанию связей, но вот зачем было отправлять его, и, тем более Люситу? То, что младших наследников часто используют как шахматные фигуры, Лелуш прекрасно понимал, но в данный момент он не мог понять замысел брата. Логичнее было бы послать того же Вильгельма. Пускай у него и не самый приятный характер, но второй принц явно бы не стал подставлять свою страну. Он прекрасно знал, как стоит себя вести в такие моменты.       Их кортеж без препятствий проехал через центральные ворота и двинулся вглубь города. Специально для них, проход был очищен, и процессия могла без задержек добраться до центра города. Лелуш за время пребывания в этом мире успел побывать во многих средневековых городах, но подобных Нова Люксу он не видел даже в своем мире. Город поражал своей строгостью и структурированностью. Если смотреть на него с высоты птичьего полета, можно увидеть, что он построен по лучевой системе, широкие, мощенные булыжником дороги расходятся от центра города, а их пересекают кольцами небольшие улицы. В городе царили чистота и порядок, людей на улицах было не так много, не было зазывающих торговцев, так как все рынки были оборудованы внутри больших торговых домов, также можно было заметить, что на первых этажах жилых строений обустроились небольшие магазины с красочными вывесками, которые выделялись на фоне темных оттенков, царящих в архитектуре города.       Все здания были выполнены в довольно мрачном стиле, как будто смешали ампир и готику, но все же была в них некоторая элегантность. Площадь же города была такой необъятной, что человек перед ее величием невольно начинал чувствовать себя песчинкой, одним из множества других жителей, как ни странно, эти огромные пространства объединяли людей лучше, чем тесная комната. В центре площади расположилась лужайка округлой формы, по периметру которой были расставлены деревянные скамейки. Посередине зелёного лужка возвышалась изящная стела, пронзающая своей верхушкой небеса, она символизировала независимость города от всяческой аристократии, что неудивительно, ведь власть в этом городе делили торговые содружества и церковь. Был в этом городе и промышленный район, он выбивался из каменной гармоничности своими металлическими постройками, многочисленными трубами разных размеров и форм, уходящими в облака и выпускающими много смрадного дыма, странной передовой техникой и мельтешащими рабочими в грязных комбинезонах, перетаскивающими разнообразные грузы. Но чтобы не говорить о столь удручающих и неэстетичных прелестях этого города, стоит упомянуть о достопримечательностях. Этот город часто посещают яро верующие пилигримы, так как именно здесь находится крупнейший Храм Богини, являясь религиозным центром всего материка. Отличаясь от всего остального города, он построен из светло-серого камня, на своем фасаде имеет обилие скульптурных элементов в виде рельефов, изображающих символические периоды религиозной истории. Храм представляет собой верх изящества, являя собой возвышенный символ чистоты веры, над порталом можно во всех подробностях разглядеть искусно выполненную статую Богини из мрамора, сотканную как будто из нежных лепестков концентрированного света. Стоит ли говорить о многочисленных витражах, благодаря которым интерьер Храма заливается воистину божественным светом многоцветных лучей. Да, этот город наверняка можно было назвать венцом творения.       Если Лелуша заинтересовала лишь необычная архитектура столицы, то Люситу интересовало все. Впервые в своей жизни она покинула стены родного города и отправилась путешествовать, и не куда-то там, а в знаменитую столицу Франского государства.       По рассказам королевских наставников, город был расположен на святой земле, так что не удивительно, что здесь был воздвигнут собор Богини, не менее знаменитый и грациозный, чем сам город. Среди спешащих по своим делам горожан можно было увидеть священнослужителей. Пускай город и не был священной столицей, но сильное присутствие церкви тут отчетливо чувствовалось.       Невзирая на позднее время, в городе кипела жизнь. Улицы были освещены многочисленными фонарными столбами, из окон домов горел тусклый теплый свет. Зевак, наблюдающих за процессией, хватало, но многие ограничивались лишь коротким любопытным взглядом, после чего продолжали спешить по своим делам. По всей видимости, знатных гостей здесь принимают часто.       Понять замысел брата Лелуш не мог, а потому оставалось лишь следовать уготованной ему роли, что не нравилось принцу. Он не привык быть чьей-то марионеткой. Мысль о том, что он не понимал и не контролировал ситуацию, сильно нервировала мальчика, но отступать от собственных целей он не собирался.       В кои-то веки принц наслаждался своим статусом и привилегиями. Эскорт проехал через центральную площадь и завернул в одну из арок, остановившись в тихом, пустом дворе напротив трехэтажного гостевого дома для знатных особ и важных гостей. У входа их уже ждали представительного вида люди, которые оказались сопровождающими. Им предстояло провести в столице Франского государства целый месяц, а потому спешить было некуда.       Апартаменты им выделили воистину королевские, целый штат слуг и поваров, снующих туда-сюда, а также рота почетного караула, следящие за безопасностью снаружи, и это не считая их собственной свиты, в которую входил взвод королевских гвардейцев. К охране прибывших гостей франки отнеслись серьезно, хотя, это могла быть обычная демонстрация.       К своим обязанностям они приступят лишь утром следующего дня, однако сопровождающие их атташе уже отправились по своим делам. Хотя, сложно было сказать, с чем придется столкнуться Лелушу и Люсите. В отличие от них, у Габриэллы были определенные цели, и ее график был забит различными встречами. От младших наследников требовалось лишь посетить незначительные мероприятия и «продемонстрировать мирные намерения», как выразилась старшая сестра. Похоже, ей и самой было не по нраву участвовать в дипломатических миссиях, но положение обязывало.       Но этот вечер был свободен для них, а потому было решено совершить вечерний променад по городу. По уверениям управляющего гостевым домом, торговые лавки и бутики Нова Люкса работают допоздна, и сейчас было отличное время для их посещения и простой прогулки по вечернему городу. Габриэлла вместе с довольной Люситой отправились в любимый старшей сестрой ателье, где работали известные Кутюрье из Орлея. Сам же Лелуш предпочел простую экскурсию по столице, разглядывание нарядов было не для него.       Одно удовольствие было ходить по узким улочкам меж жилых домов и разглядывать атмосферные четырехэтажные постройки цвета синей тени с декоративными полуколоннами, изящными балюстрадами и стрельчатыми арками окон, в которых горел тусклый теплый свет. Широкие проспекты были полны жизни и движения, на Лелуша и сопровождающих его гвардейцев, казалось, никто не обращал внимания. На мгновение мальчик даже ощутил ностальгию по собственному миру, вспоминая, как любил прогуливаться по ночным городам Японии между миссиями.       Тем не менее у Лелуша были свои планы на эту поездку. У него уже давно имелась сеть агентов и информаторов в Франкском государстве, так как он считал необходимым знать, что творится у их соседа и чего следует ожидать. К тому же, Франкский рынок был весьма неплох для осуществления манипуляций и организации сбыта своего товара, а экономика страны была одной из сильнейших на континенте. Франки стремились стать ведущей державой, так что с ними надо было считаться, потому Лелуш озаботился распространением своего влияния на страну.       У него была назначена встреча с одним из своих стервятников в этом городе. Естественно, с таким сопровождением это было невозможно, но и на этот случай у принца был план. Он собирался посетить одну из гильдий торгового конгломерата. Еще в Викторианском королевстве Лелуш через официальные каналы связи сделал там заказ. Ничего криминального, лишь небольшая партия дешевых драгоценных камней и некоторых минералов — никакой ценности в них для принца не было, лишь прикрытие некоторых его поездок, которые оправдывались его «хобби», заключающееся в коллекционировании необычных ископаемых и драгоценностей. В который раз его хобби сыграло ему на руку, и, помимо запакованной коробки с заказом, в комплекте шло несколько сопроводительных документов, среди которых был отчет от его агентов.       Вернувшись в гостевой дом, Лелуш распаковал посылку, отложил камни в сторону и принялся за чтение. В докладе шла речь касательно планов франков на проигравший войну Орлей. После аннексии страны, бывшего короля отстранили от власти и сослали на небольшой остров вблизи побережья, а его место заняла новая наместница, одна из бастардов бывшего короля, отданная на воспитание герцогу, лишившийся всех своих привилегий в связи с оппозиционными взглядами и лояльным отношением к Франскому государству. Сейчас же герцог восстановлен в звании, а также ему дарована одна из областей Орлея, а страну возглавила Иша Лафайет, бывшая Дюпонт.       По полученным агентами сведениям, новая наместница должна была обеспечивать спокойствие на вверенных землях, держать в узде недовольных аристократов и осуществлять контроль над выплатой репараций, так как сама являлась бывшим агентом победивших соседей. Однако пошли слухи, что Иша наоборот поддерживает сепаратистские движения и мятежные настроения жителей страны, хотя прямых улик у франков не было.       «Хотели обеспечить безболезненное управление проигравшей странной, поставив во главе лояльного человека, но просчитались, — размышлял принц, читая отчет. — Лафайет тайно помогает подпольным организациям? Неизвестно, однако, денежные сборы часто срываются, репарации задерживаются, а стража никого не может поймать? Странно. Не удивительно, что франки и засомневались в своем выборе».       Как оказалось, запасной план у франков был. Понимая, что для суда над наместницей у них недостаточно улик, они решили устроить заговор, выставив это последствием внутренних распрей, а вместо Иши поставить нового человека, из числа своих. Информации насчет покушения немного, агентам лишь удалось выяснить, когда оно состоится. Случится это во время бала, который устраивает наместница в честь своего двадцатилетия.       Постукивая пальцем по поверхности стола, Лелуш задумчиво перечитывал доклад. У него было полно своих дел, связанных с Викторианским королевством, однако следовало разобраться в достоверности слухов о покушении и быть готовым в случае конфликта Орлея и Франского государства обеспечить его собственные интересы. Лелуш планировал ослабить Викторианскую корону, однако этим могли воспользоваться франки, и тогда его планам будет не суждено сбыться, а потому надо было занять своих соседей внутренними проблемами.       — Грейс, — подозвал свою камеристку принц, еще раз пробежавшись глазами по тексту, — свяжись с моим агентом в городе, пускай достанет мне приглашение на бал по случаю дня рождения Иши Лафайет, который пройдет во дворце Амьен.       — Как прикажете, господин, — обозначила поклон служанка, после чего удалилась, оставив принца наедине со своими мыслями. Оставалось только найти хорошую причину, чтобы без подозрений покинуть Нова Люкс…

***

      Даже невзирая на отсутствие понимания действий нового короля, Габриэлла справлялась, пускай и с трудом. Брат решил не посвящать ее в детали, так что его истинных намерений принцесса не знала, а потому приходилось выдумывать на ходу. У нее было на это время, чтобы прикинуть несколько вариантов, один из которых она озвучила франкам: казни аристократов ее королевства были ничем иным, как «чисткой». Данные личности были уличены в покушении на бывшего короля, и Даймонд лишь закончил расследование, покарав заговорщиков. Так ли это было на самом деле — Габриэлла не знала.       Сегодняшняя встреча носила полуофициальный характер, так что на детей особо внимания не обращали, а спустя какое-то время и вовсе попросили «поиграть где-нибудь там», вызвав у них бурю эмоций. Лелуш, который посчитал, что это к нему не относится, продолжил сидеть за столом, но в его рукав вцепились сразу двое мальчиков, утягивая его с собой.       Не меньше вопросов вызывало решение Даймонда отправить Лелуша и Люситу вместе с ней. Габриэлла не была глупой, а потому навела справки у своих хороших знакомых и, как оказалось, король выслал всех наследников из столицы, а чуть позже и сам уехал неизвестно куда! Нет, она решительно не понимала поступков брата.       Когда Даймонд сообщил ей, что у него есть одно задание, с которым справится только она, девушка удивилась и насторожилась. Дипломатическая миссия у франков. Это было вполне разумно, учитывая его действия. Быть может сам Даймонд и Вильгельм отправились к другим соседям… Однако зачем он отправил с ней двух младших наследников?       До этого момента они мало общались, и хоть Габриэлла примерно представляла себе их характеры, но все же ожидала худшего от родственников, предполагая, что нервы ей подпортят знатно. Люсита вела себя примерно, хотя давалось ей это непросто. Любопытство и восторг, исходящие от нее, ощущались буквально физически, но девочка пыталась «держать лицо», что не могло не забавлять старшую сестру. При виде распирающей от эмоций младшей, которая пыталась сохранять спокойный вид, Габриэлла едва заметно улыбалась.       А вот Лелуш удивил. Маленький наследник вел себя спокойно всю дорогу, лишь по прибытию в столицу Габриэлла заметила тень эмоций на его лице. Нет, Лелуш и до ворот столицы выражал свои чувства, но лишь в городе девушка могла с уверенностью сказать, что в этот раз они были настоящими.       За свою жизнь, проведенную среди знати, принцесса быстро научилась различать ложь и лицедейство. Это было нормой для высшего общества, но она не ожидала подобного от ее маленького брата. Казалось, что ему не составляет труда контролировать свою мимику и следить за словами. Даже сама Габриэлла значительно позже обучилась этому навыку.       На этом странности не заканчивались. Молодой принц предпочитал прогулки в уединении, либо общество взрослых, нежели детей. Поглядывая украдкой во время беседы с аристократами франков на веселящихся в сторонке детей, девушка подметила некоторую раздражительность брата, который нехотя участвовал в играх сверстников. Такое бывает, когда ребенок хочет казаться старше и потому больше общается с взрослыми, но и тут Лелуш вел себя иначе. В разговоры он не вмешивался и лишь сидел с покорным видом и слушал. Его, казалось бы, безразличный взгляд и расслабленное выражение лица вводили в заблуждение.       Не стоит забывать, что юный наследник провел свое детство в ссылке, вдали от дворца и других знатных особ, так что его характер мог отличаться. Он усердно учился, впитывал новые знания, хотя было место и озорству. Мальчик упорно избегал любых физических нагрузок, ведя себя как самый настоящий непослушный ребенок, но на этом… все. Конечно, еще было похищение и покушение на предыдущего короля, после которого «повзрослели» все младшие наследники… Сложно сказать, ведь до недавних пор Габриэлла практически не общалась с Лелушем. Даже сейчас, когда она, казалось бы, отправилась на эту миссию в компании молодых наследников, у нее попросту не хватает времени на обычное общение.       Проводив взглядом удаляющуюся группу детей, принцесса устало вздохнула. Вот бы ее так утащили с этой нудной встречи…

***

      — Руки выше, ваше высочество, — широко улыбнулся усатый воин, поправив стойку Лелуша, — иначе клинок выбьют из ваших рук. Вот так, спину ровнее, ногу ближе… Отлично, теперь шаг! Выпад!       Принц терпел, такова была цена успеха. Меч тянул уставшие руки вниз, осеннее солнце пекло затылок, а мокрая рубашка неприятно липла к телу. Причина покинуть Нова Люкс образовалась сама собой, и виновником… именно, виновником этому послужили дети аристократов, с которыми пришлось играть юному принцу. Так получилось, что многие из них увлекались боями на мечах, рыцарством и прочими бесполезными для Лелуша вещами. Узнав, что гость из Викторианского королевства крайне неудовлетворительно обращается с оружием, буквально воспылали от негодования. Как же это — будущий король и не владеет клинком? Немыслимо! После их поддержали родители и предложили… помочь будущему монарху с тренировками. Габриэллу долго уговаривать не пришлось, и принцесса дала добро, с радостью избавившись от необходимости приглядывать за младшим братом. Кстати, Люситу также утащили в гости новые подружки. Хоть кто-то был счастлив.       Резиденция, в которой жили пригласившие Лелуша дворяне, находилась в нескольких часах пути от столицы, так что недовольство было не сильным. Вдали от многочисленных наблюдателей и стражи он мог без особых усилий отправиться по своим делам. Конечно, придется потратить какое-то время, чтобы все подготовить, но это уже мелочи. А пока подготовка не завершена, придется отыгрывать свою роль…       — Лелуш, смотри как надо! — браво произнес один из мальчишек, после чего махнул пару раз стальным клинком. — Двигайся всем телом!       — Господин Стефан правильно говорит, ваше высочество, — добродушно улыбнулся наставник. — Не проваливайтесь за клинком, держите равновесие, движения должны быть плавными.       «Надеюсь, что это долго не продлится», — мрачно подумал, Лелуш, делай очередной взмах тяжелым мечом.       Горячая ванна после целого дня тренировок была в самый раз. Все тело болело с непривычки, на ладонях появились мозоли. Мальчик устало вытянулся и ушел с головой под воду, расслабляя уставшие мышцы. Бесспорно, относились к нему сейчас как к дорогому гостю, все же его королевский статус давал о себе знать, однако было как-то некомфортно. Очевидно, что хозяева пытались наладить отношения и в целом воспользоваться ситуацией. Для Лелуша это тоже было неплохой возможностью обзавестись новыми знакомствами и связями, но задержаться надолго он не мог.       Дверь в ванную тихо приоткрылась, и принц бросил взгляд в сторону декоративной перегородки, за которой виднелась фигура его служанки.       — Господин, вам пришло письмо от родственников, — отчетливым голосом произнесла Грейс, оставшись стоять за ширмой. Довольно улыбнувшись, Лелуш встал, взял полотенце, и быстро обтеревшись, завернулся в него и прошелся к сложенной в углу одежде.       — И о чем же они пишут?       — Спрашивают о вашем здоровье, об успехах в учебе и просят навестить их, как будет свободная минутка.       «Отлично», — выйдя из ванной вместе с Грейс, Лелуш двинулся в сторону своих покоев. За окном смеркалось. — «Агентам удалось достать приглашения и люди готовы к операции».       Когда двери комнаты за ними закрылись, Грейс протянула мальчику конверт.       — Господин, есть некоторые сложности…       Приняв от служанки письмо, принц пробежался глазами по написанному, и на его лице появилось непонимание, сменяющееся возрастающим возмущением.       — И это они так поставленную задачу решили?!       Последнее время дела складывались не очень, поэтому на внезапно пришедшее письмо Жаклин отреагировала… насторожено. Заказчиком на этот раз был тот мальчишка, с которым она однажды провернула одно дельце. Странное, но хорошо оплачиваемое. Тем не менее интуиция артистки подсказывала ей, что связываться с ним и его людьми опасно. Но дела сейчас шли скверно, деньги стремительно заканчивались, а новых подработок на горизонте не предвиделось. Тяжело вздохнув и заглушив тревожное чувство, Жаклин начала собираться.       В назначенном месте, небольшом, но довольно престижном постоялом дворе ее уже ждали несколько мужчин, с виду похожие на обычных торговцев. Увидев девушку, они коротко ей кивнул и, указав на свободное место за столом. Приняв приглашения, девушка села, настороженно разглядывая собеседников. Оружия при них не было, да и вряд ли с ней что-то решаться делать в столь людном месте.       Как и в прошлый раз, задача оказалась необычной, а сумма вознаграждения подозрительно завышенной. Больше всего напрягало то, что в этот раз ее услуги требовались в другой стране.       — Все детали здесь, — один из собеседников пододвинул к ней исписанные бумаги, — но если в двух словах, то это работа как раз по вашему профилю. Не хотели бы вы посетить светское мероприятие, леди Жаклин?       Бросив взгляд на мужчину, девушка увидела, как тот хитро улыбается. Чертов мальчишка, вновь задумал какую-то авантюру! Обреченно вздохнув, Жаклин взяла бумаги и принялась за изучение.       Путешествие проходило спокойно и даже как-то буднично. На сторожевых заставах ее сопровождающие показывали какие-то торговые документы и экипаж, без каких либо проблем, пропускали дальше. Выглядело все так, будто это уже не первая их поездка, так что после очередной заставы Жаклин немного успокоилась, уже не боясь за придуманную легенду.       Спустя день пути, их экипаж съехал с торгового тракта и, не сбавляя хода, двинулся по извилистой дороге, ведущей в лес с высокими, величественными соснами. Через четверть часа, когда солнце скрылось за верхушками деревьев, их экипаж остановился у небольшого трактира, у которого стояла одинокая повозка. Место выглядело непопулярным, однако, вполне чистым и ухоженным. Внутри же было достаточно светло и пусто, лишь за одним столиком в углу помещения сидели несколько персон, среди которых Жаклин узнала своего заказчика. Помимо мальчика, за столом сидела строгого вида женщина, которую девушка также видела раньше, и неприглядного вида мужчина с не запоминающейся внешностью.       — Кажется, мы вовремя! — вместо приветствия произнес один из ее сопровождающих, тем не менее, слегка поклонившись компании.       — Господин Рэймон, мы безмерно рады вас видеть в добром здравии, однако, к великому сожалению, вынуждены с вами сразу же попрощаться.       — Дела, — понимающе кивнул мальчик.       — Дела, — подтвердил собеседник, улыбнувшись уголками губ. — Что ж, позвольте откланяться…       Переведя взгляд на Жаклин, Рэймон пригласил ее сесть, после чего тяжело вздохнул.       — Ну а нам с вами, леди Жаклин, предстоит подготовиться и все обговорить. Впереди нас ждет весьма непростая операция…       — Операция? — насторожилась девушка. Из вводной, которую ей провели тогда на месте, и из бумаг, которые она изучала в пути, ей было известно, что на этот раз задумал этот мальчишка. И на шалость это было мало похоже.       Проникновение по чужим пригласительным на закрытый бал по случаю личного праздника наместницы Орлея. Подробности обещали рассказать уже на месте, что настораживало. Все, что могла Жаклин — так это используя предоставленные данные, убедительно войти в роль, ничем не выдав себя в процессе. Однако большего она не знала. Чем они собираются там заниматься? Какова цель проникновения? Вопросов, как всегда, много, но задавать их девушка не собиралась, остерегаясь за свою безопасность. Именно поэтому ее услугами пользовались — Жаклин никогда не задавала лишних вопросов.       — Основная тяжесть ляжет на плечи моих подручных, однако нам с вами также предстоит немного поработать, — произнес мальчик, прикрыв глаза. — Помимо проникновения, придется провести разведку и обнаружить причастных. На данный момент неизвестно кто именно организатор покушения и сколько людей участвует в заговоре, но достоверность данных о покушении подтвердилась.       — Покушение? — удивленно протянула актриса. — Неужели на наместницу?       «Попытка устранить именинницу прямо во время праздника? Жестоко», — пронеслись у нее в голове мрачные мысли.       Слово взял неприметного вида мужчина, сидящий до этого молча:       — Покушение организует кто-то из приближенных наместницы, однако кто именно — мы не знаем. Пока. Возможно, внедренные агенты уже узнали что-то новое, но это станет известным лишь по приезду, сейчас связаться с ними не выйдет, дабы избежать риска раскрытия.       — Причастные? — уточнил Рэймон       — Мы обнаружили нескольких слуг, конюх и парочка горничных. Кому-то заплатили, кого-то запугали. Их роль заключается в лишь в подготовке. Я имел смелость завербовать их, пригрозив им сдачей и дальнейшим судом, что позволило провести в замок больше наших людей. Мы готовы.       — Хвалю. Значит, остаемся только мы. Леди Жаклин, у нас с вами есть время до завтрашнего утра, так что если есть вопросы — задавайте. Свободное время можете потратить на отдых, если с ролью у вас проблем нет, — мальчик вопросительно приподнял бровь: — Проблем ведь нет, так?       — Никаких, — уверенно ответила девушка. Аристократов ей часто приходилось играть, предыстория у ее прототипа небольшая, но она все равно еще несколько раз пробежится по доступной информации. — Можете быть спокойны, я сыграю свою роль.       — Не сомневаюсь, хотя, я больше переживаю за себя… — с заметной досадой в голосе произнес Рэймон.       — Простите?..       — Не берите в голову. Комната и ужин оплачены, встретимся с рассветом.       Уже вставая из-за стола, Жаклин бросила взгляд на молчащую на протяжении всей встречи даму, что сопровождала Рэймона. Ее лицо было невозмутимо и бесстрастно, но девушке показалось будто, всего лишь на мгновение, в глазах дамы заплясали мстительные огоньки, а ее губ коснулась тень злобной полуулыбки.       Причина вскрылась уже утром. Проснувшись пораньше, девушка привела себя в порядок, оделась в подготовленную одежду и решила еще раз вдумчиво пробежаться по тексту их легенды. Небольшая деталь, которая до этого проскочила мимо внимания, сейчас же зацепила ее — на бал была приглашена некая Адель ле Триаль, которую ей предстояло сыграть, а также ее кузина из рода Ревиаль, Лелиана Ревиаль. Это и смутило Жаклин, ведь получается, что приглашены были две девушки. Неужели Рэймон упустил этот момент? В таком случае это может стать проблемой.       Ожидая своего заказчика в зале недолго — спустя минут десять, в зал зашла дама, которая все время сопровождала Рэймона, а вслед за ней вышла красивая незнакомая молодая девушка, что удивило Жаклин. Ей казалось, что помимо ее и мальчика с его компанией, в таверне больше никого не было. Элегантное платье, аккуратный макияж — складывалось впечатление, будто она собралась на какой-нибудь… бал.       Истина дошла до Жаклин мгновением позже, когда она смогла рассмотреть лицо незнакомки, которое показалось ей знакомым. Судя по плохо скрываемому злорадству, которое буквально излучала дама, девушка оказалась права.       Работа была проделана немалая — углядеть сейчас в Рэймоне мальчика можно было только при условии личного знакомства ранее. Даже пластика движений изменилась! И если вспомнить уставший вид Рэймона вчера, и еще большую усталость и нервозность на лице Рэймона сейчас, то сомнения отпадали, чем именно он занимался последнее время.       — Молчи, — мрачно произнес он, придерживая подол платья. — Нам пора…       Лелушу было не привыкать менять маски и одежду, отыгрывать те или иные роли — в своем родном мире ему часто приходилось проникать на вражескую территорию, не имея даже прикрытия. В этот раз прикрытие было, а часть подготовки провели его Стервятники, так что ему оставалось лишь воспользоваться созданной возможностью и провернуть свои дела. Однако в этот раз маскировка его удручала, а времени придумать другой вариант, у него не было.       Винить подручных было не в чем — приглашение они достали. Да, в приглашениях числились лишь девушки, но работа была сделана в кратчайшие сроки и без лишнего шума — держатели приглашений за небольшое вознаграждение легко согласились расстаться с правом отправиться на праздник. Также нельзя было винить и Грейс, которой он сам поручил проследить за тем, чтобы ни словом, ни делом не выдал себя во время бала. Хотя, глядя на ее довольное лицо во время «тренировок», принц сильно засомневался в том, что его камеристка так старалась из-за действия гиасса. Маленькая пакость в пределах установленных рамок, в отместку за подневольность, и Лелуш ничего не мог возразить этому.       Конечно, во время бала, его персона будет привлекать меньше внимания, нежели Жаклин, у которой роль более знатной особы, тем не менее, он сделал все, чтобы случайно не выдать себя чем-либо. По плану, они вместе с актрисой проникают на бал и теряются среди толпы. И пока Жаклин отвлекает наиболее приставучих гостей, Лелуш должен будет скрытно покинуть мероприятие и проникнуть в закрытые для посетителей секции дворца, встретившись со своими людьми.       За внешней раздражительностью мальчика скрывался охотничий азарт. Ему предстояло предотвратить покушение, вмешаться с чужую политику и смешать карты франкам. Конечно, были определенные риски, но Лелуш уже привык к опасным играм. Тем более это покушение было лишь частью его замысла. Все же здешние жители и их методы ведения войны и политики были… довольно угловатые и простые, чем и собирался воспользоваться принц.       Стоило отдать должное Жаклин, которая за всю дорогу до замка Амьен не отпустила ни единого комментария, лишь с любопытством разглядывая его новый образ. Для полного соответствия своей легенде, где-то на половине пути, они сменили повозку на красивую карету, и далее поездка продолжалась уже с комфортом.       Величественный дворец Амьен располагался среди живописных лесов и водоемов. Благодаря своему предыдущему владельцу, бывшему королю Орлея, некогда колючий замок, ощетинившийся защитными сооружениями, был перестроен в легкий и «воздушный» дворец, уже не предназначенный для ведения боевых действий, однако продолжающий быть местом политических битв и постоянных интриг. Дворец представлял собой образец «старого порядка» Орлея — богатство, власть и шик, возведенные в абсолют. Даже у франков не поднялась рука на уничтожение этого архитектурного шедевра орлесианских мастеров.       По большой территории дворцового парка расположились многочисленные гости, в красивых и дорогих нарядах, наслаждавшиеся еще теплым осенним вечером. Лавируя между декоративными кустами, по аккуратным каменным дорожкам сновали слуги, обслуживая важных гостей, из-за массивных открытых дверей дворца доносилась завораживающая игра музыкантов. Ничего не предвещало беды.       Не прошло и нескольких минут, как к ним с Жаклин подошел слуга, неся перед собой поднос с напитками. Чинно склонив голову, он негромко произнес:       — Миледи, не желаете ли испробовать наше особое вино? Ордонно обладает изысканным благоприобретенным букетом, который выдерживался более десяти лет…       — Я бы с удовольствием попробовала другое ваше вино, известное как Пелуза, — ответила девушка заранее заготовленной фразой-паролем. Перед ними стоял внедренный агент.       — Обстановка? — тихо произнес Лелуш.       — Оставляет желать лучшего, — Ловко подхватив бутылку, Стервятник отточенными движениями разлил вино по двум бокалам. — Людей заговорщиков прибыло гораздо больше, чем мы рассчитывали. Судя по всему, они планируют устроить громкое покушение. Крови будет много. Изначально мы полагали, что наместницу попытаются устранить по классике, тихо и не рискуя людьми, но франки решили устроить из этого целое представление.       Лицо мальчика растянулось в довольной улыбке, вызвав недоумение у Стервятника и Жаклин.       — Что ж, это хорошо. Если господа франки хотят представления, то мы поможем им это устроить. Какое соотношение сил?       — Примерно один к трем. Не в нашу пользу.       — Значит, надо сократить их количество еще до начала представления. Удалось выяснить, кто работает на франков?       — Лишь сузить круг подозреваемых, — отрицательно повел головой мужчина. — Глава личной рыцарской гвардии, сэр Жан Бонье, Лорд-констебль Марсель Сорелло и тайный советник предыдущего короля, Френсис де Шерр. У всех троих есть мотивы и возможности. Думаю, мы сможем определить виновного, если разберемся с проникшими убийцами.       Лелуш задумчиво обвел взглядом отдыхающих во внутреннем дворе аристократов, среди которых вполне могли быть участники заговора, и тогда соотношение сил еще больше увеличивалось. Шансы на то, что наместница переживет этот вечер, были невелики. И это лишь раззадоривало наследника Викторианской короны — желание щелкнуть по носу могущественных франков и остаться, при этом, безнаказанным, пьянило его, а в голове всплывали воспоминания о его войне со Священной Британской Империей. Первый выход на большую сцену, когда твои оппоненты еще ничего не знают о тебе, первые дерзкие уколы, на которые суровый противник попросту не успевает реагировать, не зная, с кем он сражается.       В том мире он громко заявил о себе, убив Кловиса и взяв вину на себя, после чего освободил Сузаку прямо из-под носа британских военных. Дерзкое решение, которое создало ему образ чудотворца и ознаменовало начало открытой и публичной войны. Однако здесь этот трюк уже вряд ли сработает. И дело было не только в складе ума людей этой эпохи.       Поймав на себе вопросительный взгляд Жаклин, принц лишь усмехнулся. Люди любят чудеса и тех, кто творит их, однако в его нынешнем положении, поверить в то, что чудотворцем является маленький мальчик — весьма сложно. Хотя, пускай лавры героя потешили бы самолюбие, но Лелушу ничего не стоило отказаться от них в угоду своих замыслов. Ему было не привыкать действовать как на сцене, так и за кулисами. Обман, ложь, лицедейство — универсальное оружие, которое неподвластно течению времени. Оружие, которое будет актуально всегда. Оружие, которое уничтожает целые страны и нации так же просто, как и человеческие сердца.       Пускай окружающие думают, что он лишь марионетка в чьих-то руках, чье лицо скрыто в тени. В этот раз обстоятельства иные. В случае чего — всегда можно назначить кукловодом нужного тебе человека.       Первым делом Лелуш решил «познакомиться» с подозреваемыми. Праздник в честь дня рождения наместницы начался недавно, так что у него еще было время собрать улики и вычислить организатора покушения. Опираясь на ориентиры от Стервятников, принцу не составило труда обнаружить сразу две цели: Лорда-констебля Марселя Сорелло и тайного советника Френсиса де Шерр.       Лорд-констебль был высокого роста и уже в почтенном возрасте, с длинными темными с проседью волосами, аккуратно зачесанными назад, короткой клиновидной бородкой и усталым взглядом стальных глаз, одетого в благородный белый мундир с золотыми погонами. В его статном виде проглядывалась некоторая неловкость, которая свойственна утомленным работой людям, однако Марсель не позволял себе проявить слабость и хоть немного расслабиться.       Френсис представлял собой импозантную личность, наглядный пример человека высшего сословия, не столько внешностью, сколько духом. Среднего роста и неопределенного возраста, он немного терялся на фоне своего собеседника, однако хватало одного лишь взгляда, чтобы понять, что человек перед тобой стоит важный. В отличие от Марселя, внешность которого буквально кричала об его статусе, тайный советник выглядел весьма скромно, и все же вокруг него будто бы витала аура высокопоставленной личности. Короткая прическа угольно-черных волос, кругловатое лицо, длинный прямой нос, глубоко посаженные мутно-зеленые глаза, которые внимательно следили за собеседником. Можно было заметить, как советник неосознанно периодически теребил перстень на указательном пальце, сосредоточившись на диалоге. О чем именно он разговаривал с констеблем, было не слышно, однако для такого праздничного мероприятия, их лица были уж слишком напряженными.       Угадывать, кто из них является агентом франков, Лелуш не собирался, слежка за целями была одной из задач Жаклин. Сейчас же он наблюдал за ними из-за образовавшегося свободного времени между промежутками операции. Ему следовало незаметно покинуть празднество. Что-либо выдумывать необходимости не было — по добытому графику, уже совсем скоро Иша Лафайет явится на праздник, после чего произнесет речь. Отличный момент, чтобы незаметно улизнуть, пока все будут отвлечены на наместницу. Затем у него и его людей будет всего минут двадцать, прежде чем именинницу начнут поздравлять. Вероятнее всего, покушение произойдет в этот момент, но был риск ошибиться с расчетами, поэтому пару Стервятников были расположены максимально близко к месту речи Иши, готовые в случае чего броситься на ее защиту. Еще с полдюжины людей принца были под маскировкой среди гостей, однако их вооружение ограничивалось короткими скрытыми клинками и в прямом столкновении, шансов у них было немного.       Ждать долго не пришлось. Торжественный звук фанфар ознаменовал прибытие наместницы, и, не дожидаясь пока она появится, Лелуш быстрым шагом направился к одному из Стервятников, стоящим у закрытых дверей, ведущих в недоступные для гостей помещения дворца. Пышное платье сковывало движения, но от желания приподнять длинный подол пришлось отказаться — девушка, которая так спешит куда-то, когда виновница торжества находится совсем в другой части зала… Это определенно вызвало бы ненужное внимание и подозрения.       Оказавшись в пустом коридоре, принц, уже не маскируясь, бросился бегом за ускорившимся Стервятником, который вел его через длинные коридоры и сквозные комнаты. В одном из подсобных помещений, заставленным различными ящиками, бочками с едой, винными полками, где его уже ждал знакомый чемодан со сменной одеждой и знакомой маской. Более терпеть неудобное платье и обувь он не собирался. Сорвав с головы надоевший парик, он хищно улыбнулся. Наконец-то можно заняться любимым делом.

***

      Граф Аластор Сцилла со скучающим видом медленно брел среди благородных гостей, лениво вглядываясь в новые, незнакомые до этого, лица. Само мероприятие, как и прибывшие аристократы, волновали его мало. Господа из Высшего Совета решили убрать мятежную наместницу и это их право, он не стал высказывать свое мнение. Честно говоря, его мало интересовали все эти политические игрища, интриги и заговоры, его сфера интересов была совсем в другой области, и, кажется, другие благородные все же это поняли, перестав видеть в нем врага. Но настороженное отношение все же осталось.       Достать приглашение на праздник не составило труда — он, как и многие из здесь присутствующих франков, получил его по официальным каналам, но, в отличие от них, Сцилла знал, чем закончится этот вечер. И все же его цель была совершенно иной. До Совета дошли слухи, что мероприятие посетят члены проклятого культа Луа. Зачем? Неизвестно. Кто они и какова их численность? Неизвестно. Пренебрегать слухами не стали, а потому Аластор отправился их проверять.       В отличие от своих коллег, мужчина решил, что личное присутствие будет куда более эффективным, нежели отправка подчиненных. Кроме того, свою роль сыграла его увлеченность этим запретным культом, который он пытается отыскать уже не первый год. Поиски информации о культе и их деятельности, разбор слухов о громких преступлениях, которые повесили, в итоге, на них, неплохо разбавляли серые будни Сциллы, который поставил себе целью добраться до истины.       Поправив круглые очки в тонкой серебряной оправе, Аластор обвел взглядом изумрудных глаз просторный зал. Подозрительных гостей не наблюдалось. Из новых лиц лишь две молодые девушки из не самых крупных орлесианских семей, парочка недавно титулованных личностей и все. Надежда на то, что проклятый культ хоть как-то себя проявит, была минимальной, уж больно осторожными были его члены. Ведь за некоторые их «выходки», надеяться на суд им не приходится. Лишь мучительные пытки и не менее мучительная смерть.       На самом деле культ был не один, или, точнее… раньше он был один, но после каких-то внутренних распрей, его верхушка разделилась, и образовались две враждующие между собой фракции. Сцилла узнал об этом лишь недавно, чем неимоверно гордился, ведь у других таких сведений не было. И ему даже удалось узнать, как они сами себя называли, ведь проклятым культом их назвали именно простые обыватели: Истинная Церковь Богини и «Реставраторы». Что те, что другие, обе фракции совершали ужасные вещи, хотя лично Сцилла восхищался масштабом и подготовкой членов культа, а что до несчастных жертв — они всегда будут, вне зависимости от того, какой путь изберут люди.       Массовые кровавые убийства, похищения, осквернение алтарей и храмов, громкие кражи — люди считали культ лишь сборищем опасных фанатиков, не находя в их действиях связи. И действительно, появлялись культисты по всему материку, никаких конкретных посланий не оставляли, на контакт не шли, а те единственные, кто попадался, с безумной улыбкой на лице обрывали свои жизни.       Никто не понимал их мотивов. Люди: от простых крестьян-землепашцев, до благородных аристократов, заседающих на военных советах — все боялись и презирали культ Луа. Потому он так манил Аластора. Оттого хотелось понять их мотивы, чтобы… чтобы что? Мужчина не знал. Однако его собственные мотивы волновали мало — ему было интересно, поиски информации увлекали мужчину и отвлекали от повседневной скуки и рутины высокой жизни, которая его совершенно не интересовала.       Прозвучали торжественные фанфары и мужчина перевел свой взгляд на балкон второго этажа зала, где должна была появиться наместница. Остальные гости начали стягиваться ближе к месту выступления, и лишь краем глаза Сцилла заметил, как одна из орлесианок поспешила в противоположную сторону, к одному из слуг дворца, который скучал у столов с закусками. Перекинувшись с ним парой слов, они вместе вышли из зала через двери, у которых, почему-то, не было стражи.       Это смутило увидевшего это аристократа. Конечно, совсем скоро появится отличная возможность для покушения, и подготовительные действия были необходимы, а потому такая спешка отдельных лиц была вполне ожидаема. Вот только графа удивило не это. То, что его коллеги имели своих доверенных среди орлесианцев, он знал. Однако наличие среди агентов молодой особы, далекой от верхушки правительства… озадачивало. Или, может, она не имеет отношения к покушению?       То, что ей в такой момент понадобилось в туалет, или вдруг стало плохо — сомнительно, но не исключено. Неужели она одна из культистов? Наместница появится здесь, а та особа в спешке покинула зал. Ее цель — не Иша? Определенно, стоило во всем разобраться.       На лице Сциллы появилась сладострастная улыбка, которую он поспешно спрятал в поднесенной ко рту ладони, после чего он мечтательно прикрыл глаза. Если эта орлесианка действительно связана с проклятым культом, он ее не отпустит, а уже тем более не даст навредить себе… раньше времени.       Проследовав за парочкой, граф без проблем покинул мероприятие и оказался в длинном коридоре. Девушки и слуги нигде не было видно.       — Прекрасно… — не скрывая своего рвущегося наружу удовольствия, с улыбкой протянул Аластор. В нем пробудился охотничий азарт, как у собаки, взявшей след дичи. Теория о том, что гостье нужно было в уборную, отпала сама собой — граф зашел следом за парочкой не позднее десятка секунд, а их уже и след простыл. Сделав плавный жест рукой, по рукаву его белоснежного камзола прямо в раскрытую ладонь скользнул тонкий, изящный короткий клинок слегка изогнутым лезвием. — Прекрасно-о…       Еще одной чертой графа было то, что в отличие от других франкских аристократов, он не боялся испачкать руки, более того — он стремился собственнолично во всем убедиться и разобраться, если была такая нужда. Высокий интеллект вкупе с хорошей физической подготовкой и обманчивым хрупким внешним видом были отличным подспорьем в его делах. Недооценив Сциллу, его противники часто расплачивались за это жизнями, и последним, что они видели перед смертью — это блаженная улыбка на окровавленном лице и затуманенный взгляд изумрудных глаз, преисполненный наслаждением. Аластор любил свою работу.       Бесшумно ступая по пустым коридорам, граф вслушивался в тишину перед собой. За спиной, тем временем, был слышен постепенно затихающий шум праздника, что означало, что совсем скоро будет произнесена речь наместницей. Было немного жалко, что он пропустит покушение, но одна лишь мысль о том, что он сел на хвост культу Луа, будоражило сознание мужчины. В бездну Франков и Орлей, с их закулисными играми и интригами, его расследование было куда интереснее.       За очередным поворотом коридора послышались неразборчивые голоса. Аккуратно подойдя к стене и прижавший к ней, Сцилла приблизился к углу и замер, не став выглядывать. Судя по разговорам, это были убийцы, нанятые франками. Перехватив клинок так, чтобы он скрылся за внутренней стороной запястья, он не спеша вышел из своего укрытия. Раз уж они союзники, не стоит их пугать, да и может они видели его парочку?       Колючий взгляд четырех пар глаз впился в графа, и люди напряглись. Это были франки, определенно, пускай и одетые для вида в броню орлесианских стражников. У их ног, на залитом кровью полу, лежала служанка дворца Амьен, а в руках были запачканные клинки, что нисколько не смутило графа.       — Чудесный вечер, господа, вы не находите? — произнес Сцилла с гуляющей полуулыбкой на лице. В целом, он рассчитывал расслабить их своей доброжелательной мимикой, но как обычно, его слабое понимание людской психологии сыграло с ним злую шутку. Убийцы молчали, и лишь один коротко кивнул своим товарищам.       — Свидетель.       В следующее мгновение вся четверка воинов кинулась на него. Ощутив легкое разочарование, граф отточенными и плавными движениями проскользнул между первой парой, после чего выкинул руки вперед. Из его рукавов вылетели два одинаковых клинка. Первая пара бойцов за его спиной медленно повалилась на мокрый от крови каменный пол, словно не веря в то, что для них уже все закончилось. Вторая пара бойцов тоже понесла потери: один из убийц, схватившись за клинок, торчащий из его горла, страшно хрипя, опустился на колени, а после и вовсе завалился на бок. Второй же убийца сумел в последний момент увернуться и клинок не достиг уязвимой шеи, глубоко застряв в плече. Поморщившись, воин тут же извлек его, отбросив прочь, после чего наставил свой меч на Аластора. Граф остался без оружия.       — Будет плохо, если Совет узнает, что я помешал покушению… — уязвлено произнес Сцилла, словно не замечая клинка убийцы перед собой, а больше волнуясь за последствия его поступка. — Но я ведь не сделал ничего плохого, правильно? Я просто защищался…       — Умри!       Считавший безоружного графа слабым противником, убийца сделал быстрый выпад вперед, планируя пронзить его грудь. Да, его противник сейчас был действительно безоружен, но Сцилла оказался не менее опасным, чем до этого. Сместив свое тело чуть в сторону, мужчина скользнул вперед, чувствую будоражащее прикосновение незаточенной грани клинка на своей одежде. Сделав длинный подшаг к воину, он нанес стремительный удар раскрытой ладонью прямо в его кадык. В горле убийцы что-то булькнуло, и он отпустил рукоять своего меча. Однако, даже не успев полностью прочувствовать удар, он вдруг перевернулся в воздухе и больно стукнулся о пол, оказавшись прижатый коленом графа. Сцилла возвышался над воином, сжимая его оружие.       — Мне очень жаль, правда! Но тебе придется умереть, мне ведь не нужны проблемы…       Не давая времени опомниться, Аластор опустил меч, и тело убийцы забилось в предсмертных судорогах. Когда воин перестал шевелиться, граф позволил себе встать. Пять тел лежали в разных позах на полу, стены и пол залиты кровью.       — Будет плохо, если меня кто-нибудь увидит сейчас. Ах, какая неосторожность! Я запачкал свою одежду… Нельзя возвращаться на праздник в таком виде… — Губы графа растянулись в довольной улыбке. — Значит, у меня не такой большой выбор… Либо скрытно покинуть дворец, либо продолжить поиски… как же быть…       Сорванное покушение не пугало Сциллу, а вот проблемы, связанные с Советом в дальнейшем, напрягали. Нет, головой он не ответит за свой поступок, но вот головной болью — вполне. В любом случае он не станет делать за убийц их работу, тут уже сами виноваты, что оказались глупцами.       А вот шанс провалить собственное расследование против адептов культа, крайне нервировал. Возможность узнать что-то новое была ведь так близко, достаточно просто протянуть руку и схватить покрепче…       Пройдясь по телам и подобрав свое оружие, Аластор с сожалением окинул взглядом погибших. Ему было жаль. Жаль, что не смог вытянуть из них необходимую информацию. Более не задерживаясь, граф отправился дальше.       Немногочисленная стража, часть прислуги и рабочие — все были мертвы. Сцилла шагал прямо по лужам крови, ища взглядом ускользнувшую с праздника парочку. Судя по всему, тут поработали коллеги-франки. То, что убийцы решили сделать из этого целое представление, графа не волновало, пускай хоть весь дворец вырежут, ему до этого дела нет. Единственное, что его волновало — судьба его целей. Ведь будет обидно, если франки найдут их вперед его.       Спустя несколько минут Аластор обнаружил странность. В пустом коридоре обнаружилось два тела и оба принадлежали франкам. И больше никого. Опустившись рядом с ними, граф осмотрел их раны. Смерть наступила быстро, от критических повреждений гортани у обоих. Бедолаги буквально захлебнулись собственной кровью. Причиной послужили арбалетные болты. Осмотревшись вокруг, Сцилла не обнаружил следов борьбы или других тел. Получается, эту парочку убили двумя меткими выстрелами. Одновременно. Предположительно, стреляли из-за укрытия впереди, однако сейчас там уже никого не было. Стянув со своей ладони белую перчатку, граф вытащил из горла убитого болт, после чего осмотрел его и даже коснулся кончиком языка наконечника. В оружии он разбирался плохо, но вот о ядах знал достаточно много. И здесь они не использовались.       — Восхитительно… — протянул мужчина, заканчивая осмотр. Тревогу до сих пор не подняли, да и на вооружении дворцовой стражи арбалетов не имелось. Вариантов оставалось не так много, кто мог это сделать. — Но какая их цель? Помешать покушению? Сомневаюсь, что после такого поступка, отношение людей к культу изменится. Хотят обязать наместницу? Или, быть может, она сама состоит в культе и они просто не дают своих в обиду…       Становилось все интереснее и интереснее! Теперь точно известно, что во дворце находятся две силы, которые противостоят друг другу. Конечно, не стоит отрицать возможность вмешательства другой страны, ведь франки сейчас заметно приобрели в силах и южные соседи могли обеспокоиться этим, и решить занять сильного соседа внутренними проблемами. Стоит отдать болт знающим людям. Цепляться за каждую мелочь, которая могла бы стать уликой, уже вошло в привычку у Аластора. Когда пытаешься отыскать самый опасный и загадочный культ, не стоит пренебрегать такими вещами.       Дальнейшее исследование дворца лишь укрепляло догадки графа. Помимо убитых орлесианцев, стали попадаться мертвые франки. Рисунок битвы везде одинаковый — внезапная и стремительная атака. Причем арбалетные болты были обнаружены лишь в телах франков, что наводило на определенные мысли. Однако, как и предполагал Сцилла, идеально это может сработать лишь при встрече с небольшой группой убийц. Вдалеке послышались яростные звуки сражения. Граф ускорился.       Из-за приоткрытых дверей столовой, истошно крича, буквально вылетел молодой служка, едва не упав при резком повороте. Постоянно оглядываясь назад, он ринулся бежать прочь, не заметив идущего на встречу Аластора. С интересом наблюдая за напуганным человеком, граф даже не стал отходить в сторону, когда столкновение уже было неизбежным. Короткое столкновение, и парень лежит на полу, в то время как сам Сцилла возвышается над ним, с интересом разглядывая слугу, продолжающего держаться за кровоточащую руку.       «Глубокая рана, — заключил Аластор, не обращая внимания на расширяющиеся от ужаса глаза парня, который осознал, кто оказался его преградой: покрытый кровью мужчина, на лице которого, вопреки ситуации, был лишь интерес, а в глазах плескался азарт. — «Крови много, но не смертельно. Если обработать и перевязать, то руку можно будет легко сохранить».       — Не-ет! Пощадите! — И не дожидаясь, пока поступит ответная реакция, служка быстро отполз, после чего со всех ног бросился бежать в противоположную сторону, чем неимоверно впечатлил Сциллу. Все же, даже в такой ситуации, этот парень не стал надеяться на что-то, а взял судьбу в свои руки! В желании спасти свою жизнь ведь нет ничего постыдного, и наоборот вызывает восхищение.       Конечно, убить убегающего служку не составит труда, однако зачем? Планы его коллег на покушение на грани провала, вины его в этом мало, доказать обратное будет практически невозможно. Устраивать допрос? Буквально в нескольких шагах происходит битва, наблюдение за которой даст гораздо больше ответов, так что тратить время на служку попросту не имеет смысла.       Внутри помещения шла ожесточенная битва. С одной стороны уже привычные франки в орлесианских доспехах, а с другой — неизвестные, новые лица. Сцилла внимательно вглядывался в доспехи противников, но определить в них принадлежность к какой-либо стране, он не смог. На полу лежали несколько тел франков с характерными ранами от арбалетного залпа, а также одно тело одного из их противников… А, нет… ранен, но жив. Как и предполагал граф, большую группу убийц не удалось устранить разом, и сейчас завязалось сражение.       Взгляд графа скользнул по помещению и задержался на еще одном странном участнике, стоящим в стороне от места битвы. Он был низкого роста, но пропорции тела говорили о том, что это не карлик, коих Сцилла неоднократно наблюдал во время своих рабочих исследований. Ребенок. Но в таком месте и в такой ситуации?       Как минимум, только по его внешнему виду можно было предположить, что оказался он тут не случайно: черные брюки прямого кроя, приталенная жилетка того же цвета с разрезом на спине и кроваво-красная рубашка, в продолжение к которой такого же цвета перчатки из мягкой кожи. На голове красовался цилиндр с алой лентой и узкими полями — любимый аксессуар франской аристократии. Лицо же незнакомца было скрыто за овальной белой маской со странными узорами. В руках у мальчика была изысканного вида трость, на которую он опирался сейчас двумя руками, наблюдая за сражением. От этого ребенка буквально веяло спокойствием и сосредоточенностью. Невзирая на схожий с франкским стиль одежды, он был противником убийц. Кто же он? Кто эти неизвестные воины? Культисты? Агенты других стран? Столько вопросов!       — Заканчивайте здесь, — послышался звонкий и поставленный голос из-под маски, и неизвестные воины усилили напор на франков, тесня тех все сильнее. Поражение последних было очевидно, но Аластор решил не вмешиваться. Само покушение, как и судьба его коллег, его не волновало, да и откровенно говоря, он не верил, что справится против такого количества противников даже с поддержкой недобитых франков. Кроме того, графа снедало любопытство, и он до последнего хотел верить, что собственнолично наблюдает за проклятым культом. И даже если это не культ, то было очень интересно, у какой страны в командующих такими операциями числятся дети.       Когда последний франк пал, странный мальчик начал раздавать приказы, которые суровые воины выполняли без каких либо пререканий:       —… Серьезно раненых эвакуируйте, остальным — следовать к последней точке и ждать приказа! Гилберт! — к мальчику подошел один из воинов, убирая клинок в ножны. — Удалось поймать языка?       — Да, Зеро, — коротко кивнул мужчина. — Сильно мы его потрепали, так что долго не продержится. А ведь говорили ему, чтоб не упрямился! Упертые эти франки, тьфу!       — Мне нужно, чтобы он дожил до покушения, остальное не волнует — спокойно ответил мальчик.       Наемник замялся.       — Зеро, я сомневаюсь, что он заговорит. Нам повезло взять его живым, но допрос он явно не переживет, а сам ничего не скажет. Судя по всему, офицер достался. Даже не знаю, радоваться такой удаче, или же удавиться от нее же.       — Допрос не твоя проблема, — все также спокойно произнес Зеро. — Он расскажет мне все, а после исполнит свою роль в нашем «представлении». Убедись в том, чтобы он дожил.       — Как вам будет угодно, господин Зеро! — шутливо ответил Гилберт, исполнив подобие поклона.       Аластор бесшумно ступал следом за разделившейся группой неизвестных, стараясь соблюдать дистанцию. Даже с учетом того, что большая часть ушла вперед, оставшиеся воины могли стать проблемой для графа в случае его обнаружения. Впрочем, даже невозможность выловить кого-либо из них не сильно печалила его, ведь эти «гости» планировали устроить что-то более интересное, нежели простое покушение!       Сцилла мечтательно улыбнулся. Мальчишка, который заправлял всем этим, будоражил сознание графа. Его образ, его аура спокойствия, его серьезный подход к работе, загадочность и контраст на фоне других интриганов, буквально завораживали мужчину. В нем чувствовалась какая-то… новизна. Интуиция Аластора буквально кричала, что перед ним находится некто, кто перевернет его скучную жизнь, втянет в круговорот событий… и все что для этого нужно — это подарить ему возможность сотворить историю…       Стремительной тенью бросившись вперед, Сцилла свернул на повороте, на ходу схватывая выпавшие из рукавов клинки. Впереди слышались грохот сапог, которые бежали по направлению группы Зеро. Отряд переодетых франков не успел среагировать на внезапное появление графа, который внезапно взмыл в воздух одним длинным прыжком, приземлившись прямо в центре строя. Несколько быстрых взмахов, и часть группы падает бездыханными телами. Оставшиеся в живых солдаты с ужасом смотрят на блаженно улыбающегося мужчину, который поигрывая окровавленными клинками, медленно двигался в их сторону.       — Я не позволю вам помешать…       Когда Аластор закончил с франками и уже приближался к залу с гостями, оттуда послышались многочисленные испуганные и удивленные вздохи. Чувствуя подступающий восторг, граф мощным ударом вышиб дверь и влетел в просторное помещение. Никто из присутствующих не заметил его громкого появление, не сводя глаз с происходящего в центре зала. В центре, где находилась наместница Иша Лафайет, окруженная ощетинившимися солдатами личной гвардии, закрывающими ее от большого количества убийц во главе с главным организатором покушения.
Примечания:
Дорогой читатель, я очень редко обращаюсь к тебе напрямую, но сейчас у меня есть одна единственная просьба! Всего одна. Выпрямись)

Граф Аластор Сцилла:
https://drive.google.com/file/d/1Hx19I24yZaPHMIWsMvn3can-bI-JWhnn/view?usp=sharing

Маскировка Лелуша:
https://drive.google.com/file/d/1IryHh2M9OqJcNJh6N0oXt89FNuaHu91X/view?usp=sharing

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Code Geass"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты