Memoriae signantes

Гет
NC-17
В процессе
158
автор
Размер:
планируется Макси, написана 121 страница, 12 частей
Описание:
Веронику ждёт блестящее будущее, если она постарается. Но какие люди будут окружать ее в нем? Не растеряет ли слизеринка всех друзей до окончания школы? А хватит ли смелости эту школу вообще закончить?
Посвящение:
Всем читателям этого фанфика, активность которых греет мне душу.
Примечания автора:
* Memoriae signantes — заклинание, которым можно запечатать память.

Буду безумно благодарна любой критике!
Приятного прочтения~
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
158 Нравится 96 Отзывы 30 В сборник Скачать

Глава 12: Точка невозврата

Настройки текста

Начало февраля, 1995

      Ласковые солнечные лучи, пробивающиеся через окно, ударили по глазам и вынудили проснуться. Незнакомая комната походила на больничную палату, на тумбочке уже было несколько зелий и пергамент с инструкцией к ним, а медсестра как можно шире раскрывала занавески. Наверное, чтобы я уж точно проснулась.       — Доброе утро, Вероника, — добившись того, чтобы солнечный свет заполонил всю комнату, она присела рядом со мной, — меня зовут Велари Пруэтт, я целитель в Мунго. Как ты себя чувствуешь?       Присмотревшись к ней повнимательнее, я поняла, что точно ее где-то видела. Она выглядела как кто-то из моих родственников, но я всегда плохо запоминала троюродных сестер моих бабушек, поэтому нет смысла даже пытаться.       — Вроде нормально, — я присела в кровати, — только слабость в ногах. А что я здесь делаю?       — Ох, — женщина сочувственно вздохнула и тепло улыбнулась, — кратковременная потеря памяти это нормально. Должно быть, ты была очень шокирована, бедная девочка. Скоро все придет в норму, не волнуйся.       Я послушно кивнула. Точно случилось что-то слишком серьезное, иначе я была бы в Больничном крыле. Раз так, не стоит портить себе настроение этими воспоминаниями раньше времени. Или же миссис Пруэтт сейчас расскажет мне все сама.       Дверь в палату открылась, пропуская шумных и взволнованных родителей. Папа даже не пытался казаться сдержанным, что уж говорить о маме.       — Ты в порядке, хвала Мерлину!       Теплые руки мамы сжали меня в объятьях, заставляя невольно улыбнуться. Как же я соскучилась по родителям!       — Мам, ну полегче, задушишь же…       Исходящий от мамы аромат гвоздики приятно защекотал нос, я начала смеяться. От аромата, от того, что давно не виделась с родителями, от своего замешательства — все чувства смешались в неоднозначного вкуса коктейль.       Мама просияла, заметив мое приподнятое настроение, и вместе с отцом присела рядом. Они вежливо поздоровались с целительницей и извинились за столь бурное приветствие.       — Ничего страшного, Вероника уже в полном порядке. Дорогая, — женщина обернулась ко мне, — ты находишься здесь, потому что тебя атаковали проклятьем. Ты ведь помнишь, что посещала Дуэльный клуб?       Я рассеянно кивнула. Воспоминания медленно, словно густой и тягучий туман подкрались вместе с головной болью. Дуэльный клуб, эксперимент профессора Хмури, заклинание Уоррингтона — отрывки истории, которую рассказывала Велари вместе с родителями, по пазлам складывались в единую картину.       Перед глазами возникли те переломанные ноги, на что настоящие отозвались колющей болью. Пока целительница уверяла, что при должном уходе и осторожности все придет в норму уже скоро, моя тревожность лишь росла в гигантский снежный ком.       Пальцы на ногах, ступни, бедра — все было таким же подвижным, как и раньше, но что-то отличалось. Было страшно за любое движение, словно от него вот-вот сведет мышцы или что-то сломается.       — А Кассиус, — вдруг опомнилась я, — зачем он сделал это? Он ведь целился в Гермиону.       Сложно забыть испуганные глаза слизеринца, которые я увидела перед потерей сознания. Но также тяжело поверить, что он не знал, какое заклинание использует — это было бы слишком глупо для одного из лучших студентов слизерина.       Родители неловко переглянулись. Ответить решила мама:       — Твой папа уже устроил ему дисциплинарное слушание. — Мои глаза расширились от удивления. — Ты права, он не хотел попасть в тебя. Наверное, это не новость, но Кассиус ненавидит грязнокровок.       — Эбигейл!       Целительница возмутилась от неприятного слова, и мама виновато исправилась:       — Магглорожденных. Он ненавидит магглорожденных.       — Так Гермиона в порядке? — уточнила я.       — Конечно в порядке, — папа сердито посмотрел мне в глаза. — Даже не вздумай больше прикрывать кого-то собой.       — Я думала, он использует Сомниум или Петрификус Тоталус! — возразила я, но отец так сурово покачал головой, что я кивнула, — Хорошо, больше не буду.       — Ах, да! — опомнилась мама, — тетя, если ваша помощь больше не нужна, вы не могли бы оставить нас? — Даже не дожидаясь ответа, она снова обратилась ко мне, подмигнув: — К тебе есть еще гости.       Я снова растерялась, не успевая следить за событиями. Целительница уточнила, какие зелья мне нужно принимать, напомнила про инструкции и удалилась. Вместо нее полным составом зашла семья Малфоев. Вид у них был буднично высокомерный, и только плотно сжатые кулаки младшего выдавали его злость.       Пока матери обменивались дружелюбными приветствиями, а отцы — рукопожатиями, мы с Драко вели немой диалог одним лишь взглядом. Он злился на меня или волновался? Или может, оба варианта?       — Очень хорошо, что ты уже вылечилась, Вероника, — Малфой-старший пытался выразить свое торжество, что было крайне сложно сделать с таким каменным лицом, — эта выходка значительно потрепала нервы твоим родителям. Не переживайте, мистер и миссис Дарс, не все дети отличаются сообразительностью.       Мне хотелось ужаснуться такой наглости, но ничего другого от мистера Малфоя я и не ждала. Удивительно вообще, что он пришел сюда — я никогда ему особо не нравилась, в отличии от моего отца. Папа же едва заметно закатил глаза, даже не собираясь возмущаться. Он часто говорил мне, что в таких случаях спорить с человеком бессмысленно — у мистера Малфоя были свои взгляды на вежливость и тактичность. Как же отец тогда говорил — нечего бисер перед свиньями метать?       От безумного сравнения Люциуса Малфоя со свиньей я не смогла сдержать смешок, но тут же виновато прикрыла рот рукой.       — Вы правы, Люциус, — активно закивала головой мама, — наша дочь просто не знала, что из палочки выходят заклинания, а если стоять на их пути — они непременно попадут в тебя.       Мужчина гневно дернул бровью, но тут же доброжелательно улыбнулся. Серьезное лицо мамы противоречило ее саркастичности, вызывая у многих замешательство, а мне от всей этой ситуации уже даже становилось смешно.       — Мистер и миссис Малфой, Драко, — я решила не дать возможному обмену колкостями шансы на жизнь, — большое спасибо, что навестили меня. Я только недавно проснулась и еще не завтракала, поэтому, если вы не против…       — Да, давайте оставим ее, тем более, что мне с Люциусом нужно обсудить кое-что, — спохватился отец.       — Конечно, — кивнул мистер Малфой и, немного подумав, предложил: — Хочешь, мой сын останется на случай, если тебе что-то понадобится?       — Хочу, — резво ответила я, чем вызвала некоторое удивление у родителей. Драко же стоял с раздражением — его желаний, конечно же, никто не спрашивал. Разве что в этот раз ему не в тягость, а совсем наоборот.       Попрощавшись, все взрослые ушли и оставили нас с Драко наедине. Я немного смутилась, только сейчас осознавая, что вряд ли сейчас могу похвастаться приятным внешним видом. Но юношу это, судя по всему, нисколько не заботило.       Он сел на мою кровать, и еще какое-то время мы провели в неловкой тишине, пока Драко вдруг не обнял меня. Так крепко, будто хотел убедиться в реалистичности и после никогда не отпускать.       Случаи, когда он был ко мне так близко, можно пересчитать по пальцам. Последний из таких был еще тогда, на озере после Святочного Бала. Невольно вспомнился тот танец и неудачная попытка поцелуя. Интересно, когда Драко снова решится на это? Или, может, мне самой…       Юноша отпустил меня и посмотрел прямо в глаза, так серьезно, будто собирается сказать что-то важное.       — Зачем ты это сделала?       Должно быть, ему пришлось проявить все свое самообладание, чтобы задать этот вопрос максимально вежливо.       — Ради победы. Я была безоружна, а у Гермионы был шанс. Откуда я знала, что Кассиус применит такое тяжелое проклятие?       — Я рад слышать, что не ради защиты грязнокровки.       — Ее зовут Гермиона. — Юноша фыркнул в ответ. — Если бы этот бой был другим… не просто школьная дуэль, а реальное сражение… возможно, я бы поступила так же, для общего блага, — от неловкости я отвернулась к окну. Вряд ли он разделит мою точку зрения, возможно, я и сама не до конца уверена в своих словах.       — Самое распространенное заклинание в реальном бою — Авада Кедавра. Если бы это было реальным сражением, ты бы уже не проснулась в Мунго, — горько усмехнулся блондин.       Я согласно пожала плечами.

***

День святого валентина, 1995

      Решение пойти на завтрак пораньше, чтобы избежать расспросов, не помогло. Еще у входа в Большой зал меня перехватили гриффиндорцы и задушили в объятиях.       — Мы так переживали! — обеспокоенно сказала Гермиона, — Это все из-за меня!       — Я слышал, над Уоррингтоном был суд в Визенгамоте! — всполошился Рон.       — Ради тебя Гарри отметелил слизеринского старосту! — рассмеялись близнецы.       Сам Поттер смущенно уставился в пол, спросив лишь тихое «Ты как?».       Я молча обняла их всех и заявила, что волноваться не о чем. Было приятно ощущать, что так много людей беспокоится обо мне, хотя раньше нас даже ничего не связывало. Теперь они стали моими друзьями.       Ребята все же потребовали от меня многих подробностей, пришлось им все рассказать. То, что мои родители решили не оставаться в стороне, впечатлило гриффиндорцев. Меня сильно удивила история о том, что Гарри полез с кулаками на Кассиуса. Не то чтобы я одобряла насилие, да и это ведь был честный бой, но… что-то внутри ликовало. Гарри Поттер хотел отомстить за меня.       — Вероника Дарс. Твое место не здесь.       Ледяной и бескомпромиссный голос заставил всех обернуться. Я даже не заметила, что мы почти подошли к гриффиндорскому столу, а я чуть случайно не села за него. Это не преступление, но явно не для того, кто меня окликнул.       — Чего тебе, Малфой?       — Тише, Рон!       — Не шикай на меня, Гермиона!       Все еще улыбаясь от хорошего настроения, я обратилась к гриффиндорцам:       — Приятного всем аппетита. Извините, еще увидимся.       Попрощавшись на хорошей ноте, я взяла слизеринца под руку и направилась к нашему столу. Вслед мне смотрели немного растерянные взгляды друзей и разозленный Гарри.       Вот обязательно Драко быть таким вредным и принципиальным? Они не видели меня целую неделю, в то время как он смог навестить несколько раз. Но мне так не хотелось ссориться с ним, что я решила уступить.       — Чтобы ты больше не попадала в неприятности, будешь постоянно находиться со мной, — сказал как отрезал.       Я засмеялась, а его решимость продержалась не так долго:       — Хотя бы сегодня.       Мы присели за стол, и я заметила, что сегодня на нем слишком уж много конфет. Не самый здоровый завтрак, но… сегодня же День Святого Валентина! Внезапно просьба Драко заиграла другими красками, а улыбка стала еще шире. Я согласно кивнула, отчего юноша заметно повеселел.       Избежать расспросов от однокурсников тоже не удалось, как бы Драко ни пытался их отгонять своим бледным и мрачным лицом, отвечая им лишь одной эмоцией — «Свали отсюда или убью». Было ли мне больно, было ли страшно? Зачем я это сделала? А зачем это сделал Уоррингтон? Что теперь с ним будет? Кто будет старостой вместо него?       — Уже виделась с Дафной? — поинтересовался Драко, снова переключая все мое внимание на себя.       — Нет, я вернулась в школу меньше часа назад. Она еще спит, наверное, — я пожала плечами.       Малфой кивнул и мы наконец начали завтракать, но как только от меня все отстали, бдительность была потеряна. Стоило разок надкусить любимые пончики, по которым я так соскучилась за дни, проведенные в Мунго, как ученики опять зашептались, обеспокоенно смотря мне за спину. Пришлось быстро дожевать кусок и обернуться.       — Привет, Вероника. Мы можем поговорить наедине?       Слизеринский экс-староста стоял надо мной не в лучшем расположении духа, но явно с добрыми намерениями. У меня не было желания идти куда-то, как и говорить об этом в присутствии остальных, однако что-то сделать нужно. Когда я встала и достала палочку, шепота вокруг стало еще больше, а откуда-то даже послышался удивленный возглас, но я всего лишь повесила вокруг нас двоих заклинание тишины.       Малфой внимательно следил за мной, готовый в любой момент рвать и метать от злости. Я же вежливо поздоровалась и выжидающе посмотрела на Кассиуса. От него можно было ждать чего угодно, но только не такого виноватого взгляда.       — Извини за это. Я не хотел, чтобы с тобой так произошло.       — Спасибо за извинения, Кассиус, — я даже немного смутилась от удивления, — Но ты хотел, чтобы это произошло с Гермионой.       — Я не думал, что это настолько!..       — И к чему привела твоя неосведомленность? — перебила я.       Юноша раздраженно сжал зубы, но потом медленно выдохнул и согласно кивнул головой.       — Ты права. Поэтому я прошу прощения, еще раз.       Его раскаянье выглядело искренним, отчего на душе даже стало легче. Не мне судить о жестокости наказания, ведь он действительно потерял многое из-за своей ошибки. И все же надежда, что он одумается и будет серьезнее подходить к использованию заклинаний, не покидала меня. В чем я была уверена, так это в том, что сотворенная темная магия не доставила Уоррингтону никакого удовольствия. Даже окажись на моем месте Гермиона, вряд ли бы он обрадовался результату.       Профессор Хмури был не прав — никому не нравится быть злым. Просто иногда люди не осознают последствий своих действий.       — Извинения приняты, — я слегка улыбнулась и протянула руку для рукопожатия.       Юноша охотно принял ее, но почему-то не торопился отпускать. Замялся, потрепал светлые волосы, но снова продолжил разговор.       — Спасибо. Если между нами все нормально, то может быть мы… Не могла бы ты?..       — Не могла бы что?       Юноша вдруг засмущался, сжимая мою ладонь крепче. Я не совсем понимала, к чему он клонит. От испытываемой им неловкости и окружающей нас атмосферы Дня Влюбленных в голову приходила одна дикая мысль.       — Поговорить со своими родителями.       Его глаза горели отчаянием, но былая маска искренности внезапно затрещала по швам. Ну конечно, Вероника, ты так легко повелась на его извинения, хотя у этого была лишь одна цель. Гадкое чувство обиды и разочарования сдавило грудь, не давая ровно дышать.       Мою руку внезапно вырвал неизвестно когда подошедший Драко, чем удивил самого Уоррингтона.       — Не наглей, Кассиус, — голосом слизеринца можно было резать сталь.       Смерив бывшего друга убийственным взглядом, Малфой решил увести меня поскорее из Большого зала. Уоррингтон идти за нами, конечно же, не стал. Взаправду ли он чувствовал вину или просто хотел вернуть все, что потерял по справедливости? Во второй вариант верить не хотелось ни при каких обстоятельствах, но все вело к этому.       Настроение упало ниже подземелий Хогвартса, хотелось заставить Уоррингтона пожалеть обо всем, что он натворил и сказал. Впрочем, делать для этого ничего не пришлось бы — родители позаботились о достаточном наказании, и он уже получил по заслугам. Но радостнее от этого не становилось.       Вот бы всей этой ситуации просто не было!       Уже у выхода из Большого зала кто-то буквально влетел в меня и задушил в объятьях. Наспех одетая даже не в форму, с растрепанными волосами, но до блеска в глазах счастливая Гринграсс сжала меня в кольце рук, словно самое ценное в мире сокровище.       — Надо было идти ко мне, как только приехала! Разбудила бы… Пэнси только что вернулась с завтрака и сказала, что ты в Большом зале, вот я и тут. Я так переживала за тебя, Вероника, — брюнетка чуть ослабила хватку, — Ни на шаг тебя больше не отпущу!       Малфой хотел было ей возразить, но решил пока не вмешиваться и лишь тяжело вздохнул. Я ответила подруге не менее горячими объятиями и почувствовала, как мне становится лучше.

***

      Большую часть дня я провела с Дафной за разговорами. Договориться о посещении в Мунго помимо родственников смогла только семья Малфоев, поэтому все это время подруга могла узнавать о моем состоянии только посредством писем. Но этого было крайне мало! Поэтому упущенное пришлось наверстать за несколько часов в гостиной Слизерина.       Меня не было в школе всего около недели, но по ощущениям будто несколько месяцев. Из рассказов слизеринки я поняла, что она стала еще больше времени проводить с гриффиндорцами, а особенно с близнецами Уизли. Ребята даже умудрились вместе подшутить над когтевранским старостой, который и без того был опечален расставанием с ученицей из Шармбатона.       То, как мои друзья находят общий язык между собой, вызывало улыбку. Не считая этих шуточек и подколов над другими студентами, конечно — такие вещи я не одобряла.       Ближе к вечеру Малфою все же удалось выкрасть меня, чтобы прогуляться. Вечно недовольный и безразличный ко всему, сегодня он казался особенно внимательным и одухотворенным. Драко рассказывал, что из учебной программы я упустила, давал советы, что лучше прочитать и изучить, делился своими мыслями по новым зельям или заклинаниям, а я за все время разговоров чувствовала нечто непонятное.       Крайне глупое и невежливое желание отложить этот разговор и поднять другие, более личные темы, не давало покоя. Хотелось одновременно слушать все, что он говорит, пусть даже рецепты своих зелий озвучивает дословно; но в то же время хотелось просто молча любоваться его лицом. Или даже зайти дальше и обнять его. Вроде бы это происходило уже столько раз, но все равно заставляло трепетать от волнения при каждой подобной мысли.       Мы снова оказались в комнате, название которой так и не придумали. Драко просто предложил: «Не хочешь снова сходить туда?», а я сразу поняла, о чем речь, и согласилась. С нашего последнего визита все звезды остались на тех же местах, или я просто не замечала разницы из-за скудных знаний в астрономии.       Малфой прыгнул туда первый и удобно расположился на полу в турецкой позе. В моей же голове возникла какая-то детская идея использовать пружинистую поверхность в этой комнате и повеселиться.       После первого прыжка я не остановилась, подскакивая на месте еще много-много раз. Когда-то давно мы с Дафной любили так играть на кровати, но даже сейчас это оказалось таким веселым занятием, что Драко, смотря на это, заливисто рассмеялся.       Усталость скоро дала о себе знать, вынуждая слегка замедлиться. Сохранять равновесие было тяжеловато, но я отлично справлялась ровно до того момента, пока Малфой не приблизился и схватил меня за руки, притягивая к себе. Естественно, я повалилась прямо на юношу, но он сумел удержать нас в полусидячем положении.       Первым делом хотелось возмутиться, но от близости вся решимость куда-то подевалась, оставляя за собой только смущение. Уже привычный сладкий запах мандарина и кедра обволакивал и проникал под кожу — даже когда мы попрощаемся, он останется со мной на какое-то время, не давая заскучать так быстро.       — Зачем? — все же спросила я в попытке подняться, но Драко слегка обхватил меня руками, вынуждая остаться на месте.       — Я тут вспомнил кое-что. — С видом довольного хитрого кота он заправил мне прядь волос за ухо.       Что бы он там ни вспомнил, нельзя же так резко хватать меня и ставить в неловкое положение. Впрочем, он определенно сделал это специально — Драко любил смущать людей без причины, за все время нашего знакомства этот факт в моей голове укрепился намертво. Даже когда мы толком не общались, он без зазрений совести мог сесть рядом со мной слишком близко при родителях.       Один раз вообще спросил, чего девчонки так стесняются во время совместного полета на метле. Или Малфой-второкурсник абсолютно ничего не знал об отношениях между полами, или хотел взять меня «на слабо», что у него тогда не получилось. Подобные воспоминания вдруг разом пронеслись в голове, заставляя на минуту предположить, что мы всегда были так близки, всегда проявляли внимание друг к другу.       — В Дуэльном клубе ты угрожала мне, что не будешь поддаваться.       — Не то чтобы… — от его усмешки я стушевалась и решила не продолжать фразу.       — Я тоже больше не хочу поддаваться твоим правилам. Устал уже.       В глубине души было ясно, что он имеет ввиду. Малфой давно осведомлен о моей симпатии к нему, поэтому причина отсутствия какого-то четкого ответа от меня была лишь в стеснительности. Все это время он не давил на меня, за что я была благодарна, конечно, но до сих пор я пребывала в замешательстве, ведь пути назад в спокойную жизнь больше не будет. Судя по всему, его это больше не волновало.       Рука Драко, что все это время гладила мою щеку, нырнула под волосы и остановилась на затылке, путаясь пальцами в локонах. Я вдруг заметила, что совсем не дышу, но даже после не могла сделать ни вдоха. Не встретив сопротивления, слизеринец потянулся ближе — точка невозврата оказалась достигнута.       Холодные, но мягкие губы контрастировали с горячими руками на затылке и талии. Голова слегка закружилась от волнения, внутренний пожар приятно защекотал живот — после останавливаться совсем не захотелось. Неумело отвечая на его опытные движения, я крепче сжала плечи Малфоя в попытках не свалиться от переизбытка чувств.       — Расслабься, — сладко прошептал Драко между делом.       Легко сказать, когда ты делаешь это не в первый раз. И все же я послушно постаралась еще больше расслабить губы, полностью растворив в поцелуе последние остатки самообладания и позволяя Драко вести самому.       Его ладони блуждали по плечам и талии, осмотрительно не спускаясь ниже положенного, а пальцы подрагивали от удовольствия. Я и не заметила, как сильно завалилась на него, полностью увлекая на мягкий пол. От неожиданности оторвалась от его лица и немного приподнялась.       Одурманенный взгляд Драко, припухшие губы и раскрасневшиеся щеки и нос — картины прекраснее я не видела за всю свою жизнь. Время вдруг потеряло свой счет, пока мы молча рассматривали друг друга, но снова пошло своим ходом, стоило обоим засмеяться. Юноша аккуратно перевернул меня, уложив рядом с собой.       Звездное небо над нами помогло немного успокоиться и прийти в себя, пока мы рассматривали его, взявшись за руки.       — Я счастлив, что тебе не пришлось в самом деле пойти на жертву, в отличии от Вероники из той легенды.       — Интересная аналогия, — я повеселела, — а так мы бы наблюдали мои ноги на небе.       Осознание непристойности сказанного пришло только после того, как я это сказала. Драко покачал головой и перевел взгляд сначала на меня, а потом на мои ноги.       — Предпочту наблюдать их у тебя, — на его лице расплылась лукавая ухмылка, и я тут же постаралась закрыть ему глаза руками. Он ловко перехватил их, прижимая меня ближе и обнимая. — Я уже думал, придется тебя под омелу тащить.       Я не удержалась от смеха, и он вместе со мной. Еще какое-то время мы долго лежали так и наслаждались теплом друг друга, пока не решили, что пора возвращаться.       Кажется, появилась тема для обсуждения с Дафной на всю ночь.

***

Конец февраля, 1995

      Дата второго испытания подкралась незаметно, вызывая внутреннюю панику у каждого из участников Турнира Трех Волшебников. У тех, кто помогал Чемпионам в подготовке, волнения было не меньше. Впрочем, все же меньше, но не сильно.       Я надеялась, что смогу пораньше освободиться и помочь Гарри как с подготовкой, так и с моральной поддержкой, но профессор Хмури вдруг вспомнил обо мне и предложил провести занятия перед испытанием, пока у него есть на это время. Отказываться было бы глупо, тем более он пообещал, что мы успеем к началу.       Проводить дополнительное занятие в лесу — ничего другого от жуткого профессора и не ожидалось. Я бы даже не удивилась, узнав о его пристрастиях к поеданию кроликов или низзлов в сыром виде, для поддержания образа. Но в его выборе даже была какая-то логика, ведь отсюда до места проведения испытания рукой подать.       Профессор по пути не забыл поинтересоваться моим состоянием, поздравил с никому не нужной победой и похвалил за то, как хорошо мы вели бой. Однако он считал, что мне стоило пожертвовать Гермионой и использовать чью-нибудь палочку. Например, самой Гермионы.       Я на секунду представила, что то проклятие попало в мою подругу. Вряд ли я бы сумела продолжить бой в таких обстоятельствах.       Наконец, мы с ним добрались до небольшой опушки, готова дать руку на отсечение — мы явно зашли за черту безопасной территории Запретного Леса. Но раз со мной был опытный мракоборец, в боевых навыках которого сомнения не оставалось, то переживать нечего.       — Браслет, который ты носишь, — он кивком указал на мою руку, — он ведь не от всего защищает?       — Я не до конца знаю всех его способностей, — честно ответила я, — но он точно создает щит окклюменции.       — Всего-то? Бесполезная вещь, — резюмировал профессор и стал осматриваться. — Я научу тебя нескольким боевым заклинаниям, но тебе нужно будет опробовать их. Думаю, ты понимаешь, что победить меня в честном бою ты не сможешь, да и быть твоей подушкой для битья я не собираюсь — эти заклинания слишком уж неприятные.       — Насколько неприятные? — я заволновалась, — Может, тогда не стоит их…       — Тогда не стоит тебе тратить мое время! — рявкнул профессор, заставив меня послушно замолчать. — Я узнал это заклинание давно, когда был в Индии по делам Министерства, запоминай: Диль Ка Доура, — он вывел несколько резких движений палочкой в воздухе.       Еще какое-то время мне понадобилось на то, чтобы с точностью повторить эти движения и произнести вербальную формулу буква в букву. При изучении заклинаний была важна точность, даже ударение или длительность слога могли повлиять на результат. Как только мы закончили, мракоборец предложил мне опробовать его на животном.       — Могу я поинтересоваться, какой у него эффект? — осторожно спросила я, ожидая поток оскорблений, но его не последовало.       — Узнаешь. Давай пройдемся.       Сюрпризы я не любила от слова совсем, а тем более такие. С заклинаниями на латыни было проще, многие из них были понятны при наличии хотя бы базового знания языка. Но это заклинание, скорее всего, было на хинди, раз профессор узнал его во время путешествия в Индию.       Деревья вокруг становились все выше и гуще, а темнота стояла такая, будто сейчас ночь. У некоторых кустов можно было заметить крупные узоры паутины, что могло говорить об одном — где-то недалеко обитают акромантулы.       — Будь начеку, здесь водятся весьма опасные твари, — предупредил он, остановившись, — Мы еще не дошли, но я думаю, они не заставят себя долго ждать.       Я неосознанно зашагала поближе к профессору, опасливо оглядываясь по сторонам и чувствуя солоноватый травяной запах. Хмури решил рассказать мне про еще одно заклинание.       — Фладжеллум! — профессор рассек воздух прямо передо мной, заставляя двинуться в сторону от испуга. Конец палочки профессора вдруг вытянулся, превращаясь в длинный бич. — Он слушается твоих мыслей. Колдовать другие заклинания тоже можно.       Я хотела попробовать сотворить такой же, но Хмури без предупреждения решил продемонстрировать работу хлыстом на мне — тот связал меня по рукам и ногам крепкими жгутами. Я почувствовала резкое покалывание во всем теле, но профессор тут же отпустил меня, и все прошло.       — Пойдем дальше, — профессор круто повернул в другую сторону, и я послушно направилась следом.       С каждой секундой, проведенной в глубине Запретного леса, становилось все страшнее. Но спокойствие от осознания, что я нахожусь под защитой опытного мракоборца, значительно перевешивало. Меня напрягало это состояние, ведь терять бдительность все равно не стоило.       Пока мы шли, я смогла повторить заклинание хлыста и теперь по пути тренировалась цеплять им мелкие травинки и камушки. Профессор на это только одобрительно закивал головой и отправился дальше.       Впереди послышалось шуршание, и мракоборец тут же сделал несколько шагов назад, рукой показывая мне остановиться. По коже прошелся холодок, но я все еще чувствовала себя спокойно и бесстрашно. С другой стороны, хладнокровность в бою никогда не мешала, а наоборот, помогала держать себя в руках и принимать верные решения.       Едва различимый звук клацанья и шипения с каждой секундой нарастал все сильнее, и вот перед нами показался метровой высоты акромантул, перебирая по земле массивными шерстяными лапами и сверкая черными глазками. Он был один, но это не означало, что среди деревьев не пряталось целое потомство таких же тварей.       — Профессор и студентка Хогвартса, — прохрипел паук, воскрешая в моей голове мысль о том, что они могут говорить, — Что вы здесь делаете? Возвращайтесь.       Словно прочитав на лице профессора призыв к действию, я вскинула свою палочку-хлыст в сторону акромантула — она тут же цепко обхватила его со всех сторон, сжимая. На секунду я замешкалась, не совсем понимая, как именно мне рисовать движения палочки в таком виде. Наверное, представить, что она обычная... но это же может повлиять на точность. Однако времени разбираться с этим не было.       — Диль Ка Доура!       Палочка-хлыст на секунду замерцала белым светом. Паук истошно завизжал и задергал лапами, насколько это было возможно в его положении. От вида причиняемых страданий мои руки задрожали, ослабляя хватку хлыста. Но буквально через несколько секунд паук замер на месте. Раздумывать о том, что за смертельное заклинание я сегодня выучила, времени не было.       Я развернулась, готовая к тому, что сейчас могут напасть другие акромантулы, ведь они в основном живут стаями, но больше никого не оказалось. Профессор вернул мою палочку в прежний вид простым заклинанием отмены и велел возвращаться обратно.       Когда солнечный свет вновь стал пробиваться сквозь листву, а деревья стали редеть, я облегченно выдохнула — мы возвращались. Живые и невредимые.       — Ты как? Подойди сюда, — профессор внимательно осмотрел меня.       — Немного тошнит, голова кружится, — честно ответила я.       — Это нормально, от страха. Собриус! — профессор использовал на мне бодрящее заклинание, и я в самом деле почувствовала, как стало лучше. — Ты хорошо сегодня потрудилась. Мне еще нужно вернуться в школу, испытание проходит в той стороне, — мракоборец указал рукой прямо.       Я кивнула и побежала в указанную сторону с надеждой не опоздать. Для уверенности даже сначала выбежала к озеру и пошла вдоль него.       Погода была скверная — небо затянулось серыми тучами, будто вот-вот пойдет дождь. Не самое лучшее время для испытания в озере, тем более в такой февральский холод. К моему удивлению, идти пришлось долго — профессор явно ошибся с направлением. Мне пришлось немного поплутать и несколько раз повернуть. К счастью, совсем потеряться в ближайшей к школе части леса было сложно, поэтому я дошла к нужному месту уже где-то через час.       Однако я даже не думала, что опоздаю так сильно. Над Черным озером стояло три крупных постройки на сваях, к которым вел длинный мостик. Только вот здесь уже не было ни души, а значит, испытание закончилось очень давно. Здесь делать больше было нечего, поэтому я поспешила в замок. Если уже близится к вечеру, то скоро должен начаться ужин.       В Большой зал я еле подоспела вовремя. В помещении было шумно, что не удивительно — все обсуждали прошедший второй этап. По настроению учеников было сложно сказать, кто победил, ведь приподнятое настроение было у почти у всех.       Праздничный пирог мог и подождать, а узнать информацию мне было намного важнее. И с этой целью я направилась к столу львиного факультета. Компания гриффиндорцев выглядела хмуро, и уже по этому я могла предположить, что дела у Гарри не очень. Даже Рон налегал на еду не так активно, как обычно, что уже настораживало. Гермиона тоже выглядела поникшей.       Я поздоровалась с ребятами и узнала, не могу ли я присесть ненадолго, на что они охотно согласились. Сначала пришлось рассказать им, почему я так сильно опоздала.       — Знаешь, в испытании ты ничего интересного не пропустила, — сказал Рон и откусил кусок от куриной ножки, — все было под водой, мы видели только как участники нырнули и вынырнули.       — Как-то не особо зрелищно, — согласилась я, — Гарри, как ты справился?       — Он пришел последним, — сказала Гермиона. — Четырех человек поместили под воду, по одному для каждого участника. Меня, Рона, Чжоу Чанг и сестру Сабины Монтгомери — Агнис. Нужно было просто вернуть нужного на поверхность. Первая приплыла Сабина, потом Седрик, и затем Виктор.       Я быстро прикинула в голове, кто мог достаться каждому из участников, и почувствовала обиду за Гарри.       — Мне очень жаль, — я похлопала друга по плечам, — но есть еще последнее испытание. Мы подготовимся.       — Это не самая плохая новость, — продолжила Гермиона, — во время испытания кто-то убил главу Департамента международного магического сотрудничества — Барти Крауча. Гарри нашел его тело и... пожалуйста, не рассказывай об этом никому. Сотрудники Министерства просили пока что держать это в секрете, до полного выяснения обстоятельств.       Если бы я сейчас пила тыквенный сок, определенно бы поперхнулась. При нынешнем уровне защиты в Хогвартсе новость об убийстве звучала как очень плохая шутка, это никак не могло быть реальностью. Но лицо Гермионы не выражало ни капли веселья.       Несмотря на сегодняшнее приключение и потраченные нервы, аппетит совсем пропал. Я попрощалась с друзьями и покинула Большой зал, направившись сразу к себе в гостиную. У всех учеников было отличное настроение — никто не знал о произошедшем, а Министерство еще долго будет скрывать это дело. Но осознание того, что где-то здесь может ходить убийца, пугало до чертиков.       Прошедший день был слишком странным. Странно организованное испытание, странное занятие с профессором Хмури, странное убийство. Все в голове смешалось в кашу и не давало покоя. Непривычное чувство жжения под браслетом на правой руке только усиливало ощущение неотвратимого ужаса. Окклюменция — способность противостоять проникновению в разум с целью прочитать мысли, образы или воспоминания. Диль Ка Доура — смертельное проклятие. Фладжеллум — превращает палочку в длинный хлыст, который подчиняется намерению волшебника. При использовании можно колдовать другие заклинания.
Примечания:
Спасибо всем читателям, я и не ожидала, что когда-то вас окажется так много! Осознавать, что уже больше ста человек положительно оценивают мою работу, до безумия приятно)

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты