Доверие

Джен
Перевод
G
Завершён
51
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
72 страницы, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
51 Нравится 3 Отзывы 23 В сборник Скачать

Глава 6: Завтра всё только усложнится.

Настройки текста

В конце придется выбирать, кому довериться. Софи Кинселла

— Ты видел камеры или еще какие-нибудь следящие устройства? — Клинт вытянул шею, чтобы лучше оглядеться. — Нет… и снаружи, пока мы там топтались, тоже не заметил, так что не думаю, что они нас видят или слышат, — Старк тоже огляделся, увидел в углу колченогий табурет и задумчиво уставился на Бартона. — Что? — осторожно поинтересовался тот. — Ты можешь еще раз подтянуться на руках, как в тот раз, когда ты сломал парню шею? Бартон моргнул, перевел взгляд на табурет, и в его глазах расцвело понимание. — Могу. Сделав глубокий вдох, он покрепче схватился за удерживающие его цепи и подтянулся, стараясь не обращать внимание на протестующие ребра. Тони быстро перетащил табурет из угла и поставил лучнику под ноги. Теперь Бартон не висел, а стоял, его плечи были не так напряжены, и Клинт смог перевести дыхание. — Итак, — Клинт вернулся к прерванному разговору. — Честно говоря, сомневаюсь, что это постоянная база, и не думаю, что здесь есть постоянный склад оружия. — Дай угадаю, ты добавил эту загадку в расписание неотложных дел на сегодня, — вздохнул Тони. — На черном рынке может появиться огромное количество нового оружия, — пояснил Клинт. — Я должен попытаться выяснить хотя бы местоположение лагеря. — Да отсюда хрен выберешься живым, Бартон! А ты все еще больше усложняешь. — Попытайся представить себе картину целиком, Старк! Это же не просто пистолеты! — Согласен, но если мы убьем Ле Ру, никто и никогда не отыщет его склад… — Мы не может так рисковать. Ты хочешь, чтобы на этот склад однажды наткнулся отряд скаутов? Я, вот, не хочу. — Прям мелодрама. Тебе когда-нибудь говорили, что ты упрям, как мул? — Вообще-то… да, — Клинт пожал плечами и слабо улыбнулся. — Но именно поэтому я так хорош в том, чем занимаюсь. — Да уж, — Тони принялся вышагивать по их бетонной клетке. — Настоящее чудо. — Большой сюрприз, Старк. — Да, да, я не спорю. На пару минут Клинт замолчал, а потом тихо сказал. — Если ты в себе не уверен… Мне нужно знать сейчас. — Я в себе уверен, — рявкнул Старк, разворачиваясь к лучнику. — Я просто пытаюсь представить сценарий, по которому мы оба выберемся из этой передряги живыми… Я уже понял, что ты проделывал такое и раньше… Что касается меня, когда я влипал в последний раз, на мне был защищающий меня костюм. А теперь он у них, если ты вдруг об этом забыл. А мы… мы же не железные, Бартон! — С нами все будет хорошо, — лучник помялся на своем табурете. — Поверь мне, все будет хорошо. — Поверить тебе? — Тони скептически вскинул брови. — А не ты ли заманил нас в этот кошмар? — Хочешь обвинять меня, прекрасно, — рыкнул Клинт. — Но сейчас я — все, что у тебя есть, Старк! — А я — все, что есть у тебя, Бартон! — в тон ему огрызнулся инженер. — И доверять придется в обе стороны. Да, изначально миссия возлагалась на тебя, я же был просто сопровождающим, но… — Старк! — Клинт нахмурился. — … но сейчас ты позволил нам оказаться в плену и уже умудрился напугать всех так, что они постараются вывести тебя из строя раньше, чем сядет солнце. Ты взбесил Ле Ру, который, как оказалось, и без этого тебя ненавидит, и поставил меня в положение, в котором мне придется делать то, что нужно им, или тебя будут пытать… Огромное спасибо тебе за это, Бартон! Ты полностью заслуживаешь моего доверия! — Старк!!! — Если бы ты сразу доверился мне и посветил бы в свой небольшой и забавный план, если бы ты хотя бы намекнул, что нас ждет такое развлечение, у нас был бы шанс выжить. Я больше не сопровождающее лицо! Я могу быть частью твоего плана… — СТАРК!!! — Что? — рявкнул Тони, переставая шагать по камере, и разворачиваясь к лучнику всем телом. — Ты прав, — тихо сказал Клинт и снова попытался устроиться на табурете удобнее. — Я что? — Тони вытаращился на него широко распахнутыми глазами, а потом расправил плечи. — Конечно, я прав! — Я скрывал от тебя правду, но не потому, что я тебе не доверяю. — Серьезно? Ты бы доверил мне прикрывать Романову? Клинт нахмурился, и его насупленные брови были куда красноречивей любых слов. — Так я и думал. Хотя бы честно. Глаза лучника неожиданно потемнели. — Хочешь честный ответ, Старк? Тони вдруг подумал, что не уверен, готов ли к честности. — Если честно, ты сводишь меня с ума всей этой ерундой. Ты высокомерный, эгоистичный, и твоя способность относиться ко всему несерьезно… — … являются отличительными качествами меня, как личности, — буркнул Тони. — Честно говоря, я понятия не имею, как люди тебя терпят. Но, когда ты надеваешь костюм и становишься Железным Человеком… твоя польза обществу очевидна. Ты словно превращаешься в другого человека. — Ты говоришь так, словно для тебя это неожиданность. — Я не понимаю тебя, Старк. Я довольно хорошо разбираюсь в людях. Но тебя я не понимаю. — Так вот в чем дело. Я тебя раздражаю, и ты не можешь меня просчитать? Поэтому ты не можешь мне доверять? Довольно логичное объяснение… для ненормального. — Остальная часть команды… — продолжил Клинт, никак не реагируя на реплику, — … я знаю, почему они Мстители. Я знаю, что они делают и зачем. Кэп… он считает, что подвел целое поколение, у него твердые убеждения и самая непоколебимая вера в добро и справедливость. И он — истинный патриот. Когда мы говорим о герое, мы говорим о Стиве. Он делает это потому, что не может иначе. … Брюс… Он стыдиться своей второй сущности… он с нами, потому что, в конце концов, смог найти ей достойное применение… использовать ее во благо. Кроме того, ему нравится возиться в твоих лабораториях. … Тор… этот парень сражается с нами, потому что влюблен. В Джейн, в наш мир. Он защищает его, потому что любит земную девушку. И потому что заботиться о нас. Для воина в нем слишком много благородства, и он сделает все, чтобы защитить или спасти. … Таша… в ее записной книжке слишком много записей, сделанных красным. Она хочет искупить это. Отмыться от всех пролитой крови. И она делает это шаг за шагом. … И есть ты… гений, миллиардер, плейбой, филантроп… как там дальше? — Клинт вскинул голову и усмехнулся. — Раньше ты делал оружие и на эти деньги жил, потом ты пообщался с какими-то афганцами… и в одночасье изменился… безо всяких на то причин. Я не могу понять, почему ты с нами. Почему надеваешь костюм и сражаешься. Я не знаю твоих мотивов. А я не могу доверять тому, чьих мотивов не знаю. Тони молча смотрел на лучника. После его слов в голове инженера кое-что прояснилось. Он задумался, а потом сказал, тщательно подбирая слова. — Я делаю это потому, что могу. Клинт снова поерзал на табурете, и его брови почти сошлись на переносице. — Я делаю это, потому что могу это делать. Там, в Афганистане, у меня на глазах умер очень хороший человек. Ни за что. Умер, без фанфар и громких проводов… умер, чтобы дать мне шанс. Он умер за меня, чтобы у меня была возможность спастись. И теперь, надевая костюм Железного Человека, я борюсь, чтобы у других тоже был такой шанс… Я бы мог делать это и раньше, но мне нужен был толчок. Раньше я не понимал… Эта штука, — Тони постучал по реактору в своей груди, — на многое раскрыла мне глаза. Я понял, сколько времени убил впустую. Клинт молчал, переминаясь с ноги на ногу на неудобном табурете. — Да, возможно, я высокомерная сволочь. Но я все-таки гений. Я всего добился сам. Да, я эгоист, но, увы, этого уже не переделать, это врожденное. Может быть, я не отношусь ни к чему серьезно, но считай это своего рода способом избежать перенапряжения, — Тони пожал плечами. Клинт смотрел на него с серьезной сосредоточенностью, и Старк вдруг понял, что между ними что-то изменилось. Раздражение и недоверие, которые омрачали обычно открытый взгляд лучника, вдруг исчезли, сменившись, если еще не доверием, то хотя бы пониманием, которого раньше там не было. — Наверное, мне сразу не нужно было скидывать тебя со счетов, — вдруг признался Клинт. — Мне говорили, что я слишком настороженно отношусь к людям… — Это слабо сказано, — фыркнул Тони.- Меня раньше предавали, — Клинт словно бы не заметил подколки. — И мне нужно много времени, чтобы довериться кому-то… — Полагаю, что твоя профессия наемного убийцы только поспособствовала усилению этой паранойи. — Но наши теперешние обстоятельства вынуждают меня несколько пересмотреть свое поведение. Как я уже говорил, пока мы не окажемся дома в безопасности, мы можем доверять только друг другу. — Если мы собираемся выбраться отсюда живыми, нам придется это делать. Я буду держать тебя в курсе своих планов, — Тони предостерегающе поднял палец. — А ты, ты будешь держать меня в курсе того, что происходит в твоей сумасшедшей голове. Клинт вздохнул, кивнул и снова переступил с ноги на ногу. — И начнем мы с того, что с тобой не так. Что происходит? — А? — Клинт непонимающе вскинул брови. — Я видел, как ты помногу часов сидишь в одной и той же неудобной позе, а сейчас ты как уж на сковородке. В чем дело? — Честно? Тон едва не рассмеялся. И это Бартон обвиняет его в том, что он относится ко всему несерьезно! — Сделай милость. — Сломанное ребро. — Это плохо? — Ну… оно сломано, — Бартон выгнул бровь, словно более идиотского вопроса не слышал своей жизни. — Но всего одно, так что… — он неловко пожал плечами. Тони страдальчески вздохнул, пытаясь понять, врет ли лучник или сломанное ребро для него на самом деле настолько привычная вещь, что не доставляет проблем. — Я могу чем-нибудь помочь? — Нет, если только у тебя нет с собой эластичного бинта, которым можно было бы перетянуть мне грудную клетку. — Прости, все эластичные бинты я оставил в других штанах. — Тогда нет, ты ничем не можешь помочь. Делай то, что должен, а со мной все будет хорошо. Тони тяжело вздохнул. Он и в самом деле ничем сейчас не мог помочь Бартону. — Знаешь, если мы собираемся доверять друг другу полностью… думаю, ты должен называть меня Тони. Клинт взглянул на него так, что Старк заволновался, что сказал что-то не то. Но после нескольких минут мучительного обдумывания, лучник, наконец, ответил. — Тогда ты, наверное, должен называть меня Клинтом. — Клинт… — повторил Тони, осторожно приступая к разборке оружия, — так кто этот парень, Фурье, который стоит за всем этим? Бартон глубоко вздохнул. — Несколько лет назад, у меня была миссия… она пошла… наперекосяк. Фурье выжил, и теперь испытывает ко мне весьма нежные чувства. — Кто-то выжил после столкновения с тобой? — Тони картинно захлопал ресницами. — Я думал, ты не промахиваешься! — Я не промахиваюсь, — резко ответил Клинт. — И тогда не промахнулся… просто он оказался слишком… живучим. Темные глаза Бартона ясно дали Старку понять — продолжения не будет, лучник больше не хочет говорить об этом. Тони понял, но его любопытство было взбудоражено до крайности. — Кажется, Ле Ру с ним связан. — Кажется, — Клинт снова нахмурился. Ему очень не нравилась мысль, что ему придется столкнуться со старым врагом. А если это все-таки произойдет, не хотелось бы, чтобы, у того был союзник. Поняв, что разговор не клеится, Тони замолчал на целую минуту. — Как думаешь, — очень скоро снова заговорил он. — Кто нас продал? — Ставлю на Коллинза, — быстро отозвался Клинт. — Я бы не стал спорить, но… — Тони бросил на него быстрый взгляд и снова вернулся к оружию. — Он знал о Фурье… и плевать, что он там утверждал. Фьюри никогда не допустил бы утечку подобной информации, не предупредив меня. — Подобной? — Информации, способной нанести мне вред или даже убить. — А-а. — Думаю, что Коллинз получил сведения из другого источника. Возможно, от Ле Ру или даже от самого Фурье. — То есть, Коллинз — предатель? Клинт кивнул. — Это означает, что миссия была обречена с самого начала. Клинт снова кивнул. — Но я не знаю, как это доказать. — Я знаю, — Тони самодовольно усмехнулся. — Пока мы сидели в его офисе, я полазил по их сети со своего телефона. Могу поспорить, что смогу снова взломать ее. Все доказательства в его персональном компьютере. Клинт расплылся в улыбке. — Тони, Тони, твое способность взламывать все подряд меня просто впечатляет. — Не комплимент, но я согласен и на такое, — Старк посерьезнел. — Думаю, что когда выберемся, нам нужно будет с ним серьезно поговорить. Железному Человеку и Ястребиному глазу. — И о чем они будут с ним разговаривать? — Ты нашпигуешь его стрелами, а потом я его взорву. — Звучит заманчиво. — Только нам нужно подходящее музыкальное сопровождение. Какой-нибудь лейтмотив. — Придумаем, как только выберемся. Целых четыре часа они молчали, а потом появился Ле Ру в сопровождении вооруженной охраны. К этому моменту Тони уже полностью разобрал ружье и теперь изучал его составные части, соображая, что ему может понадобиться. Клинт пытался дремать на своем табурете. Неожиданно он напрягся. Серо-голубые глаза лучника уставились на дверь, и он подобрался, словно готовясь к чему-то. Тони обернулся на звук открывающейся двери. Вошел Ле Ру и два вооруженных винтовками человека. Третий нес металлический стул с подлокотниками. — Kry hom af! (Снимите его!) — указал Ле Ру на Клинта. — Что происходит? — забеспокоился Тони. Клинт еще больше подобрался и теперь больше напоминал приготовившегося в прыжку леопарда. Люди Ле Ру переглянулись, а потом уставились на босса в явном замешательстве. — Moenie lafaards wees nie! (Не бойтесь!) — рявкнул тот. — Maar Remy… (Но Реми…), — начал один. — Was 'n dwaas! Daar is drie van julle, en hy word gebind! (Был идиотом! Вас трое, а он связан!) Nou gaan! (Быстро!) Мужчины медленно двинулись в сторону Клинта, и тут Тони понял, что лучник имел в виду, когда говорил о том, что хочет использовать их страх. Бартон что-то коротко прошипел им на их языке, и все трое замерли, словно парализованные ужасом. — Ek het geen gebruik vir lafaards! (Трусы мне не нужны!) — предупредил Ле Ру, надеясь снова заставить своих людей двигаться.Как только они оказались в пределах досягаемости, Клинт ожил. Он ухватился за цепи, подтянулся, обвил ногами шею одного из людей Ле Ру и вывернулся всем телом точно так же, как когда свернул шею Реми. Человек мешком рухнул на пол. Двое других шарахнулись в сторону, что-то выкрикивая на родном языке. — Dwase! Hy is geen duiwel nie! Hy is vlees en bloed! (Идиоты! Он не демон! Он из плоти и крови!) — заорал на них Ле Ру, вырвал из рук одного винтовку и сильно ударил Клинта прикладом в бок, как это делал раньше Рене. Лучник глухо заворчал, чтобы удержаться от крика. Ле Ру вытолкнул из-под его ног табурет. Бартон снова повис, плечи полыхнули болью. Сунув винтовку обратно в руки своему человеку, Лу Ру повернулся к Тони, который лихорадочно соображал, как остановить садиста. — Зачем ты это делаешь? Я же работаю, как ты и хотел! — Тони с ужасом смотрел, как люди Ле Ру ослабили цепь, и Клинт рухнул на бетонный пол. Но, прежде чем они успели вздернуть его на ноги, верный своей тактики, использовать их страх против них, Клинт медленно начал подниматься сам. Мужчины наблюдали за ним, словно завороженные. Выпрямившись, Бартон неожиданно обхватил руками голову одного из них и резко вывернул ее. Хрустнули кости, а потом Клинт замер, тяжело дыша, потому что к его виску прижалось холодное дуло винтовки. Черт. — Прошу Вас, агент Бартон, присаживайтесь, — с холодной вежливостью произнес торговец оружием. Клинт не шевелился. Он не хотел выказывать слабость, в какой бы форме она ни была, но ему нужно было оставаться в живых, чтобы не подвести Тони, чтобы вытащить их обоих из этого беспорядка. Ле Ру выглядел достаточно взбешенным, чтобы в любую секунду нажать на курок. Его можно было понять — пленник, связанный, вроде бы беспомощный, продолжал убивать его людей. Кажется, подумал Клинт, я несколько перегнул палку. — Ты не сможешь справиться с нами обоими и избежать пули, — заметил Ле Ру. Клинт молча сел. Он даже не дернулся, когда оставшийся в живых охранник, Йоханн, пристегнул его руки к подлокотникам. Наручники больно прищемили кожу запястий. Потом, когда Йоханн пристегивал его лодыжки к ножкам стула, Клинт даже не пытался сопротивляться. Вошли еще двое мужчин, чтобы убрать трупы. Оба они смотрели на Клинта со смесью ужаса и ненависти. Йоханн следил за ним так, словно ожидал, что Клинт в любую минуту сорвется с места, разорвав оковы. Бартон чуть прищурился. Любопытно. Еще один охранник, Рене, принес кувшин с водой и тряпку. — Ты что, садист? — почти заорал Тони. — Я же сейчас делаю то, что ты от меня хотел! А твое присутствие только тормозить процесс! Ле Ру не ответил на вспышку, убрал пистолет, который достал, пока Клинт убивал его людей и подошел вплотную к сидящему лучнику, который наблюдал за ним со спокойным безразличием. Тони сделал шаг к ним, но Йоханн немедленно перевел на него дуло винтовки, и Старку захотелось рвать на себе волосы в бессильном отчаянии. — Я считаю, что хорошая мотивация позволяет значительно увеличить прилагаемые усилия, — спокойно объяснил Ле Ру и кивнул охраннику. — Рене. Тот передал боссу кувшин с водой и подошел к Клинту. — Не делайте этого! — Тони отчаянно старался остановить пытку. — Я изготовлю вам чертово оружие! Они с Клинтом обсуждали тактику своего поведения. Клинт сказал, что Тони придется делать вид, что он идет на уступки, но не сразу, и не так легко. Сказал, что справится, что сможет выдержать достаточно, чтобы не погибнуть в процессе. Теперь, когда пытка оказалась не просто угрозой, а достаточно реальной, Тони вдруг понял, что не притворяется и не блефует. Ле Ру ласково улыбнулся. — Конечно, мистер Старк, изготовите. Рене накинул тряпку на лицо Бартона, закрыв тому нос и рот, и Ле Ру начал лить на нее воду из кувшина. Когда мокрая ткань облепила лицо, Клинт закрыл глаза и задержал дыхание. Он мог выдержать шесть минут и двадцать шесть секунд, это он знал точно. Убедился на собственном опыте во время особенно зверской сессии обучения противостоянию допросам. Коулсон тогда уехал на задание, и передал Клинта, который в то время был курсантом, другому агенту. Его фамилия была Хэнсон, и он был временным куратором Бартона целых две недели. К счастью, Фил вернулся с задания раньше срока и нашел своего подопечного бьющегося в судорогах с закрытым мокрой тряпкой лицом. Клинт тогда выдержал шесть минут двадцать шесть секунд прежде чем начал захлебываться. Он считал. Бартон помнил, как едва не слетела с петель дверь в учебную комнату, как Фил сыпал проклятьями в адрес Хэнсона, как сорвал с его лица тряпку и сдернул со стула. Он колотил подопечного по спине и требовал дышать, а Клинт тогда кашлял так, что избавился сначала от воды, которую успел вдохнуть, а потом и от завтрака. Только тогда Фил перестал лупить его спине, позволил перевернуться и обхватил лицо ладонями. — Дыши, Клинт, — как заведенный повторял он, стоя рядом с ним на коленях, пока Бартон хватал воздух ртом, с трудом проталкивая его в горящие легкие. А потом Коулсон неожиданно усмехнулся. — Шесть минут и двадцать шесть секунд, Бартон. Это рекорд. За последние девять лет Клинт еще несколько раз подтверждал этот рекорд. Но обычно в этих случаях в его ухе звучал спокойный голос Фила, напоминающий ему, что он может не дышать целых шесть минут и двадцать шесть секунд. И что вода, которая льется ему на лицо, скоро кончится, или его голову никто не станет держать под водой так долго. Шесть минут и двадцать шесть секунд. Конец главы 6. Анонс: — О, у тебя есть план? — Ну… полуплан точно есть. — Хорошо, — Клинт насмешливо выгнул бровь, — давай послушаем твою половину плана.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.