Доверие

Джен
Перевод
G
Завершён
51
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
72 страницы, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
51 Нравится 3 Отзывы 23 В сборник Скачать

Глава 7: Я всё делаю по-своему.

Настройки текста

Доверие становится сильнее, когда слова подтверждаются поступками. Джордж Дэвид Миллер

Тони тщетно старался сосредоточиться на лежащей перед ним груде деталей, пытаясь сообразить, что из этого может ему пригодиться. Конечно, на самом деле он не собирался их использовать, но ему было нужно что-то, что могло отвлечь от воспоминаний о том, что менее часа назад он вынужден был смотреть, как Клинт вдыхает льющуюся ему на лицо воду. Сейчас Старк старательно не поднимал глаза на судорожно кашляющего лучника, бездумно перебирая детали разобранного ружья. — Тони. Старк сделал вид, что не слышит. Пока он игнорирует Бартона, можно притвориться, что ничего не произошло. Что Клинт в порядке, что они не заперты в бетонной клетке, а ему не нужно конструировать оружие для ненормального террориста. И главное, что от него не зависит ничья жизнь! — Тони! Старк уложил детали на стол и опустил руки, все еще стоя к Клинту спиной. — Я в порядке. Мне все равно не помешал бы душ, — последняя часть фразы исчезла в надрывном влажном кашле, и Тони не выдержал. — Ни хрена ты не в порядке! — рявкнул он, разворачиваясь к лучнику. — Ты сейчас похож на Дэви Джонса*. — Шесть минут двадцать шесть секунд, — неожиданно сказал Клинт. — Что? — Тони моргнул и вытаращился на него, опасаясь, что у лучника поехала крыша. — Я могу задержать дыхание на шесть минут двадцать шесть секунд. — И? — Тони, все еще не понимая, пожал плечами. — Поэтому я в порядке. Среднестатистический мужчина может задержать дыхание на три, максимум четыре минуты. Никто не ждет, что я могу не дышать шесть минут двадцать шесть секунд. — Поэтому тебя топили семь минут, — мрачно буркнул Тони, и Клинт нахмурился. — Я считал. — Поэтому я кашляю, как будто вдохнул половину океана. Но я все еще в порядке, потому что могу не дышать шесть минут двадцать шесть секунд. А они делали паузы после четырех минут и после пяти… Тони скептически выгнул бровь. — Я тоже считал. — Конечно, ты считал. Тебе больше делать нечего, — Старк еще раз окинул взглядом бледного лучника и повернулся к нему спиной. — Он что, совсем псих? Зачем ему подобные демонстрации? — Это его стиль работы, — Клинт осторожно подергал руками и вздрогнул, когда холодный металл впился в уже пораненные запястья. Нельзя показывать свою боль — пока Тони верит, что все в порядке, он справится. — Зачем? Я ведь и так делаю то, что ему нужно, — Тони снова принялся перебирать детали. — Чтобы быть уверенным, что ты не передумаешь. Это классика. Он навестит нас еще пару раз, а потом оставит в покое до утра, — Клинт пожал плечами и поморщился от боли в ушибленных ребрах. Попытался осторожно сделать глубокий вдох, чтобы проверить, как работают легкие и вдруг понял, что боль исходит не только из грудной клетки. Не до конца залеченная рана в спине начала очень ощутимо пульсировать. Отлично, только этого не хватало. — Как ты можешь быть таким спокойным? — тихо поинтересовался Тони, в глубине души благодаря Клинта за хладнокровие. — Когда пару лет назад я сам проходил через подобный ад, я бы не смог сказать просто «мне все равно не помешал бы душ». — Но ты же справился. И даже смог сконструировать первый костюм. — Это не одно и тоже. Ты, может быть, крутой парень, но я… даже сейчас я… Клинт покачал головой. — Ты построил костюм из ничего посреди чертовой пустыни. Может быть, ты не умеешь делать того, что умею я, но мне бы такой костюм ни в жизни не сделать. И сейчас, — Клинт приподнял прикованные к подлокотникам руки, — мне как никогда нужна помощь.Тони вздохнул, слова Бартона его не убедили. — Меня обучали противостоять допросам, а тебя нет. И все-таки ты справился. Поэтому не сдавайся сразу. Поверь мне, если бы Ле Ру не нужен был нам живым, чтобы узнать все об оружии, я позволил бы тебе разнести этих парней на куски еще там, на складе. Но, увы, мы должны закончить эту миссию. И сделать это по-моему, хотя, это и не так уж приятно. — Это уж точно, Шерлок, — Тони вздохнул и повел плечами, пытаясь избавиться от напряжения. — Тони, я не в первый раз оказываюсь в подобной ситуации. Имей немного веры. Старк нахмурился. — Ты уже и раньше об этом упоминал, — бросил он, все еще стоя к Клинту спиной. — А что было раньше? Как это было? — Ну, не так, как здесь, — Клинт обвел взглядом камеру, словно сравнивая. — Но обстоятельства были похожи? — Тони снова не выдержал, развернулся и натолкнулся на спокойный взгляд лучника. — Да, Тони, похожи. Я же говорил, зачем ты спрашиваешь? Я думал, что вы с нашим суперКэпом взломали базу ЩИТа с личными файлами. — Мы… хорошо, я — Кэп просто читал у меня через плечо — взломал. Но твой файл отредактирован примерно на 60%. И файл Романовой тоже. — Ну, — Бартон невесело усмехнулся, — мы же — тайные убийцы. Насколько я знаю, есть только одна полная копия моего личного дела где-то в сейфе Фьюри вместе с файлом Наташи. — В твоем файле только список миссий, да и тот наполовину вымаран. Когда я читал, еще не знал, то, что вычеркнуто, вероятно, из этой области, — Тони кивнул на наручники. — Теперь я понимаю. — Не всегда. Иногда я просто грубо нарушал протокол, о чем нельзя было сообщать Совету, или я был ранен, — Клинт моргнул. — Черт, что-то это частенько бывает, — он замолчал, словно бы только сейчас задумался над тем, как часто знакомится с пулями, и взглянул на царапину на своей руке. — Нарушал протокол? — Тони задумчиво окинул Клинта взглядом. — Как с Романовой? Тот кивнул. — Фьюри тогда меня чуть не уволил. Коулсон убедил его не делать этого, а меня сослал от греха подальше к черту на рога в Узбекистан на две недели, — Клинт нахмурился. — Я там чуть не сдох, поэтому, когда меня вернули, то простили. Тони покачал головой, пытаясь осмыслить все услышанное. — Сколько раз тебя хватали? — Хочешь знать, сколько раз меня пытали? — проницательно исправил Клинт. — Достаточно, чтобы понять, сколько я могу выдержать. Эти парни, — он кивнул на дверь, — дети. — С чего такая уверенность? — Тони скрестил руки на груди. — Поверь мне, — мрачно усмехнулся Бартон. — Я переживал такое, чего эти сосунки даже вообразить не смогут. — Бррр! Ужас какой. — Увы, — в глазах Клинта на секунду вспыхнуло что-то, чего Тони не смог опознать. Возможно, воспоминания. — Мне… — он неловко кашлянул и отвернулся, — мне нужно работать. — Ты уже разобрался в исходнике? — Клинт наблюдал за Тони с искренним любопытством. — Сконструировать оружие легко. Тут используется та же энергия, что и в тессаракте. Кому-то со средними мозгами, может быть, было бы сложно, но мои мозги далеко не средние. Так что у меня проблем не возникнет. Однако, что-то подсказывает мне, что пара десятков рабочих образцов оружия ГИДРы не доставит радости нашему правительству. — Значит, нам нужно удрать до того, как ты приступишь к изготовлению. — Хотелось бы. Я могу его создать. Мне потребуется какое-то время, но я справлюсь. Но нам-то нужно быть уверенными, что этот образец — Тони ткнул в разобранное ружье, — будет последним, так? И я очень надеюсь, что озарение настигнет тебя, как можно раньше. — Поверь мне, Тони, у меня все под контролем. Угу, у тебя все под контролем. Поэтому ты десять минут выкашливал воду. Поэтому твои руки пристегнуты наручниками к стулу. Поэтому у тебя сломано ребро. В заднице твой контроль, Пернатый! За следующие двенадцать часов Ле Ру заходил еще несколько раз, и, в конце концов, Йохан довольно сильно избил Клинта. Тони вынужден был стоять под прицелом винтовки, смотреть на все это в бессильной ярости и вздрагивать одновременно с глухими ударами, сыплющимися на Бартона. За все это время Клинт не издал ни стона, только сыпал проклятьями на русском и африканском. Тони ни слова не понимал, но все же заметил, что однажды, когда Бартон выплюнул в своего мучителя какой-то фразой на его родном языке, тот на мгновение замер, уставившись на лучника широко распахнутыми глазами, в которых плескался ужас. А потом принялся избивать его с удвоенной силой. После того, как их оставили в покое, Клинт небрежно сплюнул кровавую слюну и коренной зуб. — Все равно имплантат, — не очень внятно пробурчал он, словно выплевывать зубы было для него раздражающей обыденностью, а только что перенесенное избиение не больше чем детской игрой. Бравада не удалась, потому что в следующую минуту глаза Клинта закрылись, и голова упала на грудь. Тони работал, как проклятый, лишь бы не смотреть на отключившегося лучника. Он уже придумал, как соединить первые детали, как вдруг Клинт дернулся и забился в оковах. — Эй, эй, тихо, тихо, — Тони выронил части и бросился к нему. Левый глаз Бартона был закрыт огромной черной опухолью, а правым, налитым кровью, он затравленно озирался по сторонам. Потом взгляд лучника остановился на Тони, и Клинт замер. Старк почти мог видеть, как в его голове разрозненные картинки складываются в единое целое. Взгляд Клинта переключился на груду деталей на столе, а потом снова сосредоточился на Тони. — Что случилось? — хрипло спросил он и закашлялся. — Они поиграли с тобой в бойцовский клуб. А потом ты выплюнул зуб и вырубился, — Тони присел перед ним на корточки, изо всех сил стараясь, чтобы его голос звучал так же беззаботно, как у Клинта раньше. — Сколько времени я был в отключке? — голос Бартона понемногу набирал прежнюю силу. Он осторожно подвигал челюстью, пытаясь оценить ущерб. — Около шести часов. — Класс. — Именно это я и собирался сказать, — Тони выпрямился и скрестил руки на груди. — Кстати, я как раз собирался приступать к сборке. Клинт окинул взглядом гору деталей и усмехнулся. — Смотрю, ты времени не терял. — Ну, сначала я думал пригласить массажистку и заказать латте. Но у их массажистки такие страшные огромные руки… и «Зови меня Хельга», — произнес Тони с сильным немецким акцентом. — А в латте, наверное, добавлено козье молоком… так что, я передумал и решил заняться этим. Клинт не удержался от смешка, болтовня Тони почему-то действовала на него успокаивающе. — Тони, — позвал он вернувшегося к столу Старка. — Да, дорогой? — беззаботно откликнулся тот. — Нам нужно заставить их отстегнуть меня от стула. — Это будет нелегко сделать, — Тони обернулся через плечо. — Ты преуспел в запугивании, они ни за что не освободят тебя. Клинт нахмурился. На этот раз Старк был прав. — Значит, придется убедить их, что я больше не угроза. — Почему мне не нравится, как это звучит? — Может быть, потому, что это будет неприятно… — У тебя есть план? — Полуплан. Но тебе все равно не понравится. — Как скажешь, — Тони вздохнул и присоединил одну деталь к другой. — Мне придется пойти через один раунд с ними, чтобы все выглядело достоверно. — А просто сдаться нельзя? Клинт был прав, это уже ОЧЕНЬ не нравилось Тони. — Ле Ру не купится на это. Он не стал бы лидером черного рынка, если бы не был умен. Тони молчал. — Ты же понимаешь, пернатый, что это ужасный план? — в конце концов, тихо спросил он. — Но это все, что у нас есть. — Говори за себя. — О, у тебя тоже есть план? — Ну… полуплан точно есть. — Хорошо, — Клинт насмешливо выгнул бровь, — давай послушаем твою половину плана. — Я на самом деле создаю оружие, и мы убиваем Ле Ру. Клинт моргнул. — Это еще более ужасный план, железный мозг. Я не сомневаюсь, что ты соберешь оружие, но Ле Ру никогда не приходит один. И пока ты будешь убивать его, его люди будут убивать тебя, да и меня заодно. А мы всеми силами стараемся избежать этого, так ведь? — Ну, я же предупредил, что это только полуплан. — Очень плохой полуплан. — А ты хотел, чтобы я все сделал за тебя? А ты бы в это время наслаждался зрелищем? — возмутился Старк. Клинт не смог удержаться и широко улыбнулся. Тони хмыкнул, отвернулся от него и тоже расплылся в улыбке. — А знаешь, — медленно произнес Клинт, спустя какое-то время, — создание настоящего оружия, не такая уж плохая идея… Но не для того, чтобы убить Ле Ру, а чтобы тебе было чем защищаться, пока ты не доберешься до костюма. Тут есть из чего сделать боеприпасы? — Можно расплавить вот эти части и отлить нечто вроде пуль, — Тони кивнул на детали, которые он отложил в сторону, как ненужные. — А ружье ГИДРЫ? — А что с ним? — Ты смог бы его активировать? Тони окинул его насмешливым взглядом и взглянул на разобранное ружье. — Ты понимаешь, с кем говоришь? Конечно, я могу, но мне придется кое-что в нем изменить. Точнее, собрать из старых деталей новое ружье. Что бы они с ним не сделали, чтобы сломать, у них хорошо получилось. — А ты сможешь контролировать источник энергии? Ну, чтобы стены не прошибало. — Запросто. Но недолго. А, кроме того, я не могу провести испытание в этой камере, нужно выбраться наружу. Клинт усмехнулся. — Над этим я как раз думаю. Кажется, у нас появился параллельный проект, Металлолом. — Вот видишь, два паршивых полуплана дали нам в сумме один паршивый план. — Пеппер меня убьет за то, что снова позволил себя украсть, — со вздохом простонал Тони, собирая ружье ГИДРы. — Ха, она у тебя хоть не русская убийца, которая знает больше способов убить человека, чем сам дьявол. — Думаешь, рыжий Сталин рассердится на тебя? — Будет в бешенстве. Она всегда злится, когда я ее пугаю… обычно называет меня всякими неприятными русскими словами. — Ха. А мне Пеппер читает лекции, зато потом целует. Каждый синяк, — Тони вздохнул, не зная, услышит ли он когда-нибудь снова лекцию Пеппер. Сейчас он сделал бы это с радостью. — Ты вернешься к ней, Тони. — Да, я знаю. — Ты вернешься к ней. Тони вскинул голову и взглянул Клинту в глаза. Он не мог заставить себя поверить в искренность, которую увидел в них. Он только надеялся, что ради их обоих сможет вернуть лучника его рыжей бомбе. — Ты понимаешь, что если мы выберемся отсюда живыми, именно тебе придется объяснять нашим дамам, почему мы позволили себя схватить? Сталин, может быть, тебя поймет, даже будет гордиться, но вот Пеппер… готовься к урагану, с которым ты никогда прежде не сталкивался. Клинт закрыл глаза, попытался представить себе Пеппер, которая орет на него и размахивает сковородкой, вздрогнул и распахнул глаза. Ужас, как страшно! — Я… — Клинт нервно сглотнул, — я приготовлю для нее спагетти, и она меня простит. Тони понимающе кивнул. — Не знаю, что происходит у нее с макаронами, но за спагетти она готова убить. Однажды, я попытался утащить парочку из ее тарелки, так она чуть не проткнула меня вилкой. — У твой подруги хороший вкус, — Клинт усмехнулся и вредно добавил. — По крайней мере, в еде. — Ха… ха… — медленно проговорил Тони. — Так и знал, что ты не способен сказать ничего приятного, не испортив комплимент примитивной подколкой, Крылатый. — А я думал, что мы подружились, — Бартон в притворном расстройстве покачал головой. — А что ты сделал с деньгами? — час спустя спросил Тони.Какое-то время они дружески подкалывали друг друга, перебрасываясь остротами. Оказалось, что если не ставить цель оскорбить друг друга, это может быть даже весело. Так продолжалось около получаса, а потом оба замолчали: Тони, сосредоточившись на оружие, а Клинт — на плане, как выбраться отсюда с наименьшими потерями. Услышав вопрос, Бартон устало моргнул, пытаясь разогнать появившийся в голове туман, и подумал, что в камере почему-то стало намного жарче. Повернув голову к инженеру, он молча выгнул бровь. — Какими деньгами? — Теми, которые ты заработал, будучи наемным убийцей, до того, как попал в ЩИТ, — объяснил Старк. — А. Тайный банковский счет. — Сколько там? Тони не мог не спросить. Он не знал расценки на услуги наемных убийц десять лет назад и ему было любопытно. — Десять лет назад, когда я присоединился к ЩИТу, было около тридцати миллионов. — Когда ты присоединился к ЩИТу? — Тони разинул рот. — Ты хочешь сказать, что не снял ни цента? За десять лет? У тебя есть больше тридцати лимонов, а ты не потратил ни цента? — Это плата за убийства, Тони, — Клинт нахмурился. — С тех пор, как Фил завербовал меня, я не притрагивался к этому счету. — И что? Ты собираешься позволить ему расти и не собираешься его использовать? — Я этого не говорил. Если что-то произойдет, и нам с Наташей придется начинать новую жизнь, тогда придет его время. Тони изумленно покачал головой. — То есть ты и Романова… — Что? — Вы оба… — Тони изобразил весьма красноречивый жест. — Ты о чем, Тони? — Клинт откровенно наслаждался смущением миллиардера. — Ну это… в отношениях. Как мы с Пеппер? Однажды купите себе остров и сбежите ото всех. Глаза Клинта потемнели, было видно, что он всерьез задумался. У Тони тоже было над чем поразмыслить. Например, о двух опасных наемных убийцах. То, что они спали вместе было очевидным, но он не мог точно сказать, что их связывает еще что-то помимо секса. Они оба слишком хорошо прятали свои чувства даже от команды. Казалось, Стив о чем-то догадывается, но Кэп умел хранить тайны лучше чем ЦРУ, и спрашивает его было бесполезно. А сейчас Тони казалось, подходяще время, чтобы задать интересующий его вопрос. — Это не то, что у тебя с Пеппер, — неожиданно произнес Клинт. — В смысле? — Вы… вы когда-нибудь говорили о свадьбе? О том, чтобы обзавестись парой-тройкой крохотных железных человечков? — Пару раз. Но ничего определенного в ближайшем будущем. Так… планы, — Тони пожал плечами. — А мы с Ташей… мы никогда не говорили ни о чем подобном. И никогда не будем говорить. Ни о свадьбе, ни о домике, ни о детях. — Ты не хочешь прожить с ней всю жизнь? — осторожно предположил Старк. — Тони, я хочу прожить с ней жизнь, но мы — убийцы. Не будет никакого уютного домика, белого заборчика и не будет никаких маленьких Хоукаев и Черных вдов. Наши жизни окончатся в крови. Увы, это так. Мы оба это понимаем и дали друг другу слово использовать каждый миг, который у нас есть. Так что, мой черный фонд, скорее всего, останется в неприкосновенности… — Ты понимаешь, что все сказанное тобой отдает мелодрамой? Да, вы убийцы, но при этом вы — лучшие в своем деле. И почему вы не можете дожить до пенсионного возраста? — Кто сказал, что не можем? Но, Тони, каждый раз, когда мы беремся за очередную миссию, у нас есть только два исхода: мы возвращаемся и беремся за новое дело или мы погибаем. Мы оба знаем, что завтра может не наступить. И если завтра я умру, сожалеть буду лишь о том, что не смог с ней попрощаться. Тебя не расстроят несбывшиеся мечты, если жить настоящим. — Черт, я не знаю, это печально или глупо, — Тони смотрел на лучника широко распахнутыми глазами. — Но, в любом случае, эту историю следует перенести на бумагу. Шикарная получилась бы пьеса. Клинт беззаботно пожал плечами и снова подергал руками, проверяя крепость наручников. Тони, молча, наблюдал за ним. Про себя он уже решил, что создаст чертово оружие и вернет Клинта домой, чего бы ему это ни стоило. Может быть, их с Романовой жизнь и в самом деле больше похожа на театральную трагедию, может быть, они никогда не будут жить в домике с белым заборчиком в окружении детишек, никогда не купят свой собственный остров и не потратят свои тридцать миллионов. Но пока Тони с Клинтом, Бартон не умрет. И пусть Пеппер простит его за то, что сейчас он думает не о ней, а о двух сумасшедших наемных убийцах, которые предназначены друг другу самой судьбой. И Тони будет проклят, если позволить какому-то торговцу оружием лишить этих людей пусть даже призрачного шанса на счастье. Черт бы побрал Пеппер и ее хорошее воспитание. Тони снова сосредоточился на работе, желая дать Клинту немного подремать и набраться сил. Через десять минут Клинт дернулся на стуле и распахнул глаза. Очевидно, уснуть ему так и не удалось. Тони был уверен, лучник старательно скрывает от него свою боль и решил отвлечь его хоть чем-то. Например, дурацким вопросом. — Я рассказал тебе о своих причинах, теперь твоя очередь. Клинт моргнул, сомневаясь, что все правильно расслышал. — Прости? — Причинах, по которым я в отряде Мстителей. Я рассказал тебе о своих. Теперь ты должен рассказать мне о своих. Клинт моргнул еще раз, не понимая, говорит ли Старк серьезно. Но инженер смотрел на него с простым любопытством и ждал ответа. — А… а что я, черт побери, еще умею делать? — наконец выдавил из себя Клинт. Тони нахмурился и принялся вертеть в руках части оружия. — Пояснишь? Клинт перевел взгляд в угол, потом на потолок и уставился на решетку воздуховода, через которую в камеру поступал относительно свежий воздух. Бартон думал, сможет ли пролезть в нее, и насколько широкая здесь вентиляция. — Клинт? — позвал Старк. Лучник вздохнул, и ответил, тщательно подбирая слова и не отводя взгляда от решетки. — Слишком много причин, по которым я делаю то, что делаю. Целая жизнь причин — он моргнул, и его глаза затуманились, словно Клинт погрузился в воспоминания. — Я в отряде, потому что слишком часто видел, как страдают невинные, потому что убивал… много… и я хочу, чтобы в мире стало как можно меньше дерьма. Клинт никогда не рассказал бы Тони, что он, Клинтон Френсис Бартон, тоже когда-то был таким… невинным. — Я делаю это потому, что даже после того, как армия решила, что я ей не подхожу, я все еще хочу защищать людей в этой стране. Он никогда не рассказал бы Тони, что, после того как его бросили за решетку, возненавидел все связанное с вооруженными силами. А Фил Коулсон снова дал цель, за которую можно было бороться. — Я делаю это потому, что до службы в ЩИТе, за тот год, что работал наемником, я убил больше людей, чем многие убийцы за всю свою жизнь. Мне есть, что искупать… Он никогда не рассказал бы Тони, что, будучи наемным убийцей, ненавидел каждую минуту своего существования. Мысль, что он убивает за деньги, уничтожала его. Это была слабость. Трусость. А семилетний Клинт Бартон дал себе слово, что больше никогда не будет слабым. — А, может быть, все это потому, что я просто чертовски хорош в том, что делаю. Я больше ничего не умею. Он никогда не рассказал бы Тони и никому из Мстителей, что место в отряде для него не пустой звук. Что у него есть цель, как у агента ЩИТа и Мстителя. Что каждый день для него — борьба, и только это позволяет ему оставаться тем, кто он есть. Без цели, без возможности на чем-то сконцентрироваться, он просто растворится в окутывающей его тьме. Клинт боялся, что станет тем, кем был после армии, но до ЩИТа. И теперь не будет никакого Фила Коулсона, чтобы удержать его на краю, чтобы не дать ему превратиться в одного из тех, кого он видит в прицел снайперской винтовки. Тони слушал его внимательно, и даже не догадывался, какие мысли скрываются за каждый произнесенным словом. Когда Клинт замолчал, Старк какое-то время просто смотрел на него, на то, как внимательно лучник изучает воздуховод над своей головой, словно мечтает укрыться так, как прятался в системе вентиляции Башни Мстителей, а потом тихо кашлянул. — Целая жизнь причин… Но одну ты все-таки забыл. Клинт оторвался от разглядывания труб и уставился на Тони, ожидая объяснений. — Сила. Сила поступать правильно, чего бы это ни стоило. Разве не поэтому мы сейчас здесь? Мы оба знали, что произойдет, но ты все-таки не дал мне струсить. — Это не какая-то специальная волшебная сила, Тони. У меня была миссия, вот и все. — Если ты на самом деле так считаешь, что ты — настоящий идиот, а твой IQ просто досадная ошибка, — возмутился Старк. — Я не знаю, на каком этапе твоей жизни ты решил, что ты не стоишь больше своих стрел, но Клинт… каждая из причин, названных тобой… Я не знаю никого, у кого их было бы столько, и кто продолжал бы жить и сражаться, не будучи при этом сильным, как сталь. Никто не выдержал бы такого напряжения. Клинт на мгновение закрыл глаза, ошеломленный услышанным. Он не думал, что Тони может сказать о нем такое. — Что, черт побери, это сейчас было? — тихо поинтересовался Бартон, снова уставившись на Старка. Тот пожал плечами. — У меня есть сердце, — Тони стукнул себя по реактору. — И я умею говорить комплименты. Не люблю, но тут у нас несколько необычные обстоятельства, — он отошел в дальний угол комнаты, чтобы скрыть смущение, — так что, не привыкай. Как только мы отсюда выберемся, ты ничего подобного никогда не услышишь. Клинт усмехнулся и согласно кивнул. Но себе сказал, что никогда не забудет произнесенных Старком слов и будет припоминать ему их. Все время. ___________ * — злой дух моря. Конец главы 7. Анонс: — А что ты собираешься делать, пока я тут пашу за двоих? — возмутился Тони. Усмешка Бартона превратилась в неприятную ухмылку. — Во-первых, я найду свой лук, ну и, во-вторых, я убью их. Всех.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.