Магия музыки (рабочее) 3

Isisstar автор
Реклама:
Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
она/она
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Мини, написано 5 страниц, 2 части
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Дарк Нелинейное повествование Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
Магия и музыка

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

часть 2

27 января 2020, 10:39
      Сидя в дальних рядах, обхватив голову руками, Шерлок пыталась определить порядок действий. Очевидно, что птичка смолкла, и связано это могло быть с чем угодно. Найти её у фейри не было возможности, так как никаких подсказок оставлено не было. К тому же нарастающий голод притуплял острый разум, заставляя видеть в каждом выступающем музыканте источник пищи, который мог на время заглушить все ощущения. Вернуть Шерлок способность к существованию, когда ей не были знакомы эти ощущения, которые голодным волком вгрызались в тело, оставляя невидимые раны.       Шло время, и фейри стала испытывать ярость. Раз её птичка оставила её, то тогда данное обещание недействительно. И, в конце концов, она была бессмертным существом, которому испокон веков поклонялись, ища благосклонности и расположения. Почему Шерлок должна отрицать свою природу? Расхаживая по парку, раздражённо жестикулируя, рыча на любых фейри, что подходили близко, она приняла решение. И с этого момента город сотрясли таинственные смерти и припадки сумасшествия в кругу творческих людей. Людей находили в комнатах, сжимающими музыкальные инструменты, с окровавленными пальцами, певцы и певицы с выражением ужаса и поседевшими волосами. А выжившие сидели посреди комнаты и безучастно смотрели в пустоту, шевеля губами и произнося одну и ту же фразу: «Птичка, это все твоя вина. Ты покинула меня, оставила в темноте без своего голоса и света».       Невидимая Шерлок стала теперь тёмной музой, дающей краткий миг славы, момент сияющего триумфа. Но даже за него многие были готовы заплатить всем, даже жизнью.       Одной из таких несчастных стала девушка, известная в мире музыки как Акира Мориваки. Происходящая из семьи музыкантов японского происхождения, которые когда-то давно решили осесть в Великобритании, она с раннего детства жила творчеством, мелодией и прекрасными ариями. Ее мать, которую все называли сладкоголосой канарейкой Лондона, обладала редким диапазоном, позволявшим ей брать самые высокие ноты. Одного этого можно было считать достаточным для того, чтобы ценители и богачи падали к ее ногам. А отец, который был дирижером в одном из гастролирующих оркестров Великобритании, был постоянно в разъездах по странам мира. Но все же, возвращаясь после разъездов, он дарил девочке нотные партитуры, записи новых музыкальных произведений. Музыка царила в ее доме, и Акира жадно слушала каждую ноту, каждый переход и пассаж и впитывала их как губка, намереваясь потом обратить их в тот инструмент, который позволит ей захватить внимание миллионов.       В девочке тоже был талант, точнее способность манипулировать голосом, а с его помощью и публикой. Хрупкая, светлокожая, с бездонным взглядом тёмных глаз — она могла бы одной только внешностью получить расположение сильных этого мира. Ведь она сразу поняла, что именно те, кто имеют особенные таланты, строят мир. И близость к этим особенностям только делает себя сильнее. Поэтому она стремилась достичь вершины искусства, тренироваться до хрипоты, до чуть ли не кровавого кашля. Возможно, именно так она сможет подняться, стать выше этих простаков, что восхищённо ахали при одном только появлении ее на сцене. Купаться в роскоши, позволять себе любые слабости и удовольствия. Быть свободной, независимой от родителей, потенциальных любовников и любовниц.       Но получить этого она хотела быстро и незамедлительно. Выступая на различных мероприятиях, она познакомилась со скрипачом Тору Морией. Четвертая скрипка в оркестре, что сопровождал ее на выступлениях, юноша постоянно завидовал всем тем знаменитым, добившимся успеха музыкантам. Он умел обращаться с инструментом, творить мелодию, передавать чувства, вытягивая тех скрипачей, которые обычно смотрели на него свысока, считая себя выше и могущественнее его. Ведь за их спинами стояли родители, Но его неопрятный вид, более дешевые концертные одежды отталкивали, вызывали недоверие, презрение со стороны других музыкантов, возможных спонсоров. Но даже не это ранило сильнее. Акира, эта прекрасная сирена, способная одним голосом успокоить любые тревоги, заставить плакать самое черствое сердце, не замечала его страстные взгляды, а небольшие букетики цветов принимала с лёгкой улыбкой и вежливо благодарила за оказываемые знаки внимания, но глаза её оставались невозмутимо спокойными и холодными. Казалось, что ничто не могло оживить их. Она видела и воспринимала его как любого из своих поклонников, никак не воспринимая его даров.       Мория мрачнел, злился, замыкался в себе. Он давно привык, что беседы с психологами не приносили пользы, а таблетки вызывали странные видения. В них он видел невысокое худощавое существо с бездонными тёмными глазами, острыми зубами и длинными пальцами, которое обещало ему успех и признание за одну небольшую услугу. Проснувшись в одну такую ночь, он сел перед стареньким компьютером и вбил описание существа, добавив упоминание о музыке и вдохновении. Перед ним открылось множество ссылок на последние новости, связанные с ростом смертей и помешательства среди творческих фигур. А конкретнее всех, кто был как-то связан с музыкой. Общим для всех было то, что до своего трагического конца они достигали невероятных высот. Они создавали либо прекрасную симфонию, арию или крупную партитуру, которая вызывала чувство восторга, горя или возвышенности с первой ноты, либо представляли текст такой песни, что та всего за несколько недель попадала на вершины чартов. Фотографии папарацци изредка показывали их вместе с таинственной незнакомкой с короткой стрижкой, узким худым бледным лицом, бездонными тёмными глазами, на шее которой сверкали бусины из темного стекла. Когда же происходило что-то плохое, незнакомка исчезала. И найти ее никто не мог. Ниже какой-то из завсегдатаев форума приложил размытую фотографию, на которой багровыми чернилами было написано какое-то стихотворение, а под ним причудливый символ. Сохранив изображение на жестком диске, потом распечатав, Мория торжествующе рассмеялся. Похоже, что он нашёл выход из своей бессмысленной серой жизни.       Акира, которая тоже читала новости, обратила внимание на рост странных смертей и заболеваний среди музыкантов. Используя своих поклонников и патронов, она смогла встретиться с теми из пострадавших, которые были менее опасными и агрессивными к гостям. Услышав странное бормотание о темной музе, мелодии в голове и видениях парка, в глубине которого находился заповедный луг с кругом белых камней, а также чокера из темных бусин, она поняла, что необходимо сделать для начала. Тщательно записав все, девушка заперлась в своей комнате и по ключевым словам также смогла найти подходящее под описание существо. Откинувшись на спинку кресла, постукивая пальцами по лакированной поверхности стола, Акира размышляла. Если таинственное существо действительно существовало, то необходимо составить некое подобие плана. Рисковать собой она никак не собиралась, и поэтому требовался кто-то, кого можно было использовать как раз для этой цели. Кто-то, кого никто не будет искать. Еще лучше тот, кто был влюблен в нее. Кто-то, кто ради ее внимания сделает все.       На ее лице появилась торжествующая улыбка. Выдвинув верхний ящик стола, она достала белую визитку. На ней Акира когда-то записала номер телефона и адрес Мории, когда он подарил ей букетик в последний раз. Встав с кресла, достав из шкафа пальто, она накинула его на плечи. Замотав шею шарфом, девушка вышла из дома. Поймав такси, она назвала необходимый адрес и, сев на заднее сиденье, достала телефон и продолжила поиск информации.
Реклама: