Механизмы 482

Джин Грей автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Существуют ли другие реальности? Мне кажется, что да. Судите сами, откуда бы взяться всем историям о других мирах? Все фильмы, научные доказательства, комиксы. А сны? Мечты и фантазии? Кто-то сказал, что мысль материальна. Если так, то где же осуществляются наши самые сокровенные желания? Если в другом мире, то могут ли эти миры пересекаться? И если да, то как? Порой достаточно одного слова или жеста, чтобы привести "механизм пересечения" в действие. Мгновение - и ты не понимаешь, где находишься

Посвящение:
Честно? В первую очередь, себе.
И, конечно, читателям. Мне очень приятно знать, что вам нравится.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Мне кажется, я никогда не прекращу её редактировать

Часть 58

21 января 2019, 01:54
      Лучи солнца незатейливо проникали в коридоры величественного дворца, забавно играя на золотых колоннах, ступенях, пуская зайчиков в глаза забывшихся стражей или просто обитателей замка. Лёгкий ветерок изящно прогуливался по коридорам и переходам сего произведения архитектуры, принося с собой живительную прохладу водопадов Асгарда. А затем мягко устремлялся к раскинувшемуся внизу саду, игриво шелестя ветвями деревьев. Где-то там внизу неспешно прогуливались асгардцы, привыкшие к окружавшей их величественной красоте, но всё ещё способные удивляться происходящему. Дети играли в салочки, прятки и в другие игры, которым, на самом деле, не нужно было название. Куда важнее было то, что они доставляли удовольствие и приносили звонкий смех на улицы города.       Но всё это происходило где-то там, вне стен, не со мной. Я этого не знала и не видела, и только моё воображение зачем-то рисовало все эти картины в моём сознании, которое было готово заниматься чем угодно, только не сосредотачивать своё внимание на действительно важном сейчас.       На том, что меня должен был прямо сейчас судить асгардский суд.       Мои сопровождающие остановились примерно в десяти-пятнадцати шагах от трона, заставив меня замереть вместе с ними. В целом, достаточно безопасное расстояние, особенно когда хочешь защитить правителя от нападения. Видимо, воинов не предупредили о моих способностях, ибо они слегка расступились, всё ещё находясь достаточно близко ко мне, чтобы остановить (если бы я вдруг захотела выкинуть какую-нибудь глупость). Эта мысль вызвала у меня лёгкий истерический смешок, но, бросив взгляд на трон, я тут же постаралась вернуть лицу серьёзное выражение и выполнить один из советов.       Небольшой реверанс вышел как нельзя удачно.       — Зачем ты уговорила моего сына взять тебя с собой?       Я медленно подняла голову, выходя из поклона. Величественный голос Одина на несколько мгновений заполнил всё помещение. Как только заговорил Всеотец, все остальные голоса, перешёптывания смолкли. А когда и его голос стих, в помещении воцарилась гнетущая тишина, в которой я буквально слышала, как головы присутствующих поворачиваются в мою сторону.       Почему их так много? Я должна ответить.       — Это была просьба отчаявшегося человека. И Ваш сын любезно согласился мне помочь.       Я вновь опустила глаза в пол и глубоко вдохнула. Казалось, что мне катастрофически не хватало воздуха, хоть я и прекрасно понимала, что это было лишь глупое самовнушение. «Любезно согласился», конечно.       — Он сказал, что ты владеешь магией.       Где-то в зале послышался удивлённый возглас, по непонятной причине слегка разозливший меня. Серьёзно? Нет, правда? Уж не знаю, кого данное известие могло поразить, но у меня сложилось такое ощущение, что в Асгарде освоил магическое искусство только Локи. Ладно. Эти мысли уже где-то на грани истерики.       Я вновь подняла взгляд на Всеотца.       — Наверное, произошло некоторое недопонимание, — нервно сглотнув, я начала медленно и предельно осторожно снимать портфель с плеч, заставив стражников двинуться прямиком ко мне. Едва заметным жестом Один остановил их. — Я абсолютно не сведуща в чарах или колдовстве, — не ври и говори то, что известно Тору. — Однако у меня есть определённые… способности. Если Вы желаете, я могу продемонстрировать их.       Асгардцы вокруг, казалось, буквально затаили дыхание. А что, я для многих здесь была словно диковинная вещь в цирке, вроде бы так знакомая всем, но от этого не менее чужая. Да весь мой внешний вид только и делал, что кричал, как сильно мне здесь не место. И я никак не могла этого исправить.       Приглашающий взмах руки Одина было очень трудно истолковать как-то иначе, поэтому я приготовилась. Ещё раз пробежавшись взглядом по стоящим вокруг асам, я не смогла найти никого, кто хоть отдалённо был бы мне знаком. Вдох-выдох.       Для меня больше не были важны наполнявшие залу асгардцы, ровно как и им не была важна моя история. Они не хотели знать, как я сюда попала, что сделала до этого. Нет, главный виновник торжества вышел отсюда ещё до моего прихода. Хотя, если бы их ожидания оправдались, возможно, любопытство к моей персоне возросло в них с ещё большей силой, а пока…       Портфель, стоявший рядом, приподнялся на несколько метров, сделал небольшой круг и вновь опустился на то же место. Удовлетворённо отметив про себя, что ощущения управления всё те же, я вновь обратилась взглядом к сидящему на троне. Скепсис на лице Всеотца совершенно меня не обрадовал.       — Это не является доказательством. Как я могу быть уверен, что это не очередная технология Мидгарда? Мы достаточно осведомлены о техническом развитии вашего мира, где у вас есть самолёты и разные дроны, так почему и эта вещь не может оказаться чем-то подобным? Чтобы проверка была правдивой, продемонстрируй на том, что находится и всегда находилось здесь, в Асгарде. Асгейр, — один из стоящих рядом воинов с готовностью поднял голову на своего правителя. — Одолжи нашей гостье свою флягу.       Ладно хоть не пленнице, уже за это я успела испытать чувство благодарности. Однако мешкать было нельзя, и я с готовностью приняла флягу из рук голубоглазого воина, который вновь вернулся к стойке «смирно».       Взвесив на руке предмет и примерно прикинув, сколько в нём содержимого, я вытащила некое подобие пробки — лучше было попробовать на чём-то маленьком, а то вдруг здесь всё заговорено, и у меня ничего не выйдет? Этого мне вовсе не хотелось, особенно вспоминая слова Локи. Эх, как жаль, что я не могу до него достучаться.       Снова мельком взглянув на Всеотца, я аккуратно повесила пробку в воздухе. К моему искреннему счастью, она осталась висеть. Отлично, пришёл черёд фляги. С осторожностью подставив руки, чтобы не уронить всё на пол, я заставила сосуд зависнуть рядом с пробкой. Бинго! Хорошо, пришёл черёд воды, которая начала было стремительно выливаться из сосуда, однако так и не достигла пола. Вместо этого жидкость уже описывала круги вокруг фляги, напоминая мне о Сатурне, что заставило меня улыбнуться и немного ослабить концентрацию внимания.       Внезапно хлопнула массивная дверь в залу (ими вообще можно так делать?), из-за чего всё рухнуло на пол, а вода расплескалась по ногам рядом стоящих, до колена намочив мелкими брызгами мои джинсы. По сторонам начали переговариваться, а позади мерно раздавались увесистые шаги, направлявшиеся явно в сторону трона. Не оборачиваясь, я пробормотала невнятные извинения в сторону стражника и протянула ему обратно уже поднятую флягу, которую он не принял или же просто не обратил на меня внимания, не имея должного приказа. Чувствуя себя более чем неловко, я аккуратно пристроила сосуд сверху рюкзака и уже приготовилась обернуться, когда фраза Одина ответила на интересующий меня в данный момент вопрос:       — Ты вовремя, Тор: мы как раз заканчиваем с Мидгардкой.       В этот момент до меня дошло, что Всеотцу даже имя моё было неинтересно. Ни к чему. Единственное, что его интересовало, могли ли мои способности представлять для Асгарда интерес, или это были жалкие фокусы обычной смертной. И отчего-то вдруг стало так обидно, что я невольно взялась левой рукой за плечо и опустила глаза в пол, словно стараясь успокоить саму себя. Но ведь ничего не случилось, ровным счётом ничего.       — Заканчиваете? — Тор как раз поравнялся со мной, не обращая ни малейшего внимания на воинов. — Всё показала?       Осознав, что вопрос адресован мне, я растерялась. С одной стороны, не очень-то мне хотелось делиться своим умением к телепортации — кто знает, когда и каким образом оно может пригодиться здесь. Но в голове у меня словно метрономом отдавались слова Локи «Не юли», постаравшегося объяснить мне с максимальной точностью, что со Всеотцом шутки плохи. Стоит ли удивляться, что я снова решила довериться совету младшего принца, которые пока меня не подводили?       — Нет, — почти одними губами произнесла я.       В возобновившейся тишине только голос Одина имел для меня значение, и никакой Тор ничего с этим не мог поделать. Это был непреложный факт. Поэтому, когда Всеотец дал мне позволение, у меня уже не осталось никаких сомнений в том, что я должна была совершить.       Вы пришли посмотреть на диковинку? Что ж, вы её получите.       Обернувшись на вход, а затем улыбнувшись Одинсону, я решила перестраховаться:       — Помоги сделать так, чтобы меня не убили, пока я иду сюда, хорошо?       И пока бровь Тора успела подняться, я уже возвращалась неспешным шагом к стражникам, успевшим вооружиться до зубов, от тех самых массивных дверей, куда несколькими минутами ранее вошёл громовержец. Куда гораздо раньше провели меня. Признаюсь, для большей сохранности я ещё выставила силовой щит — кто знает, вдруг где-то здесь притаились асгардские лучники, готовые в любой момент устранить опасность.       По эмоциям Бога Грома я увидела, что тот понял мои слова, а в следующее мгновение уже отдал приказ воинам отступить. Что было страннее всего, Один всё это время сохранял молчание, однако стражники всё равно повиновались. Мне же к лучшему.       Под удивлённые взгляды и перешёптывания, я вернулась на своё место (как в школе, правда) и вновь сделала небольшой реверанс Всеотцу. Где-то в мыслях раздался одобрительный смешок, но я постаралась не выпустить его наружу — стражники вокруг теперь с ещё большим вниманием наблюдали за мной, готовые в любой момент на абсолютно любое моё неверное движение обнажить мечи. Эта ситуация даже напомнила мне Щ.И.Т., где агенты так же судорожно сжимали в руках автоматы и дубинки, когда сопровождали меня куда-либо. Но, несмотря на все эти во многом неуместные сравнения и ассоциации, я чувствовала себя на удивление спокойно и легко. У меня с души словно свалилась неведомая доселе ноша, отчего хотелось улыбаться и смеяться, хотя последнего сейчас я и не могла себе позволить.       — Интересно, — такую оценку я получила от правителя Асгарда: не больше, не меньше. Признаю, это было много лучше, чем услышать «Казнить» и осознать, что надежды точно больше нет, но всё равно не вселило в меня больших чаяний. Слишком кратко, слишком быстро. Слишком спокойно. Но не стану же я выпрашивать у хранителя Девяти Миров более подробного комментария, верно? Ладно, поживём — увидим. — Тор, проводи Мидгардку в гостевые покои, а затем возвращайся на совет. На этом суд окончен.       И хотя вокруг асгардцы уже начали расходиться, я всё ещё стояла как вкопанная, не совсем осознавая то, что только что произошло в стенах дворца. Меня отпускают? Правда? Как такое вообще возможно? Краем глаза я отметила, что Тор уже поднял мой рюкзак, не забыв прихватить и флягу, оставленную мне, видимо, в «подарок» от стражника. Он мне что-то говорил, но я не слишком внимательно его слушала, сосредоточенно смотря на восседавшего на троне правителя. Наши взгляды вновь встретились, и Один встал. В почтении (и страхе) склонив голову, я позволила себе наконец развернуться и последовать за громовержцем.       Мои финальные сомнения развенчал звонкий удар скипетром об пол, ознаменовавший настоящее завершение большей части моих страхов.       Неужели мне разрешили остаться?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.