Механизмы 482

Джин Грей автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Существуют ли другие реальности? Мне кажется, что да. Судите сами, откуда бы взяться всем историям о других мирах? Все фильмы, научные доказательства, комиксы. А сны? Мечты и фантазии? Кто-то сказал, что мысль материальна. Если так, то где же осуществляются наши самые сокровенные желания? Если в другом мире, то могут ли эти миры пересекаться? И если да, то как? Порой достаточно одного слова или жеста, чтобы привести "механизм пересечения" в действие. Мгновение - и ты не понимаешь, где находишься

Посвящение:
Честно? В первую очередь, себе.
И, конечно, читателям. Мне очень приятно знать, что вам нравится.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Мне кажется, я никогда не прекращу её редактировать

Часть 12

20 июля 2013, 02:09
      Ну всё, сейчас задавят, разрежут, покусают, кхм, уже не туда. Именно с такими мыслями я ждала ударов локтями, падение стекла на мою бедовую головушку и его режущих осколков на всё вокруг. И просчиталась. К счастью. На считанные мгновенья.       Пока Тони толковал с Роудсом, а рядом стоял Хаммер, помимо меня довольно много людей успело понять, что нечто плохое должно произойти. Именно они и попытались покинуть павильон, что вышло не очень хорошо. Потому что толпа не поняла. Она мешала людям выйти, идя наперерез им, взрываясь аплодисментами, крадя драгоценные секунды спасения многих. Не думаю, что в этом фильме никто не пострадал. В результате те, которые были посильнее, просто начали «выдавливать» всех из здания. Началась ругань. Неужели они не понимают, как потом будут благодарны (если выживут)? Я-то точно буду. Если вспомню.       Я буквально вывалилась на улицу, задев кого-то. Вовремя. В этот же момент сзади послышались резкие пугающие крики, и звон упавшего стекла раздался прямо в нескольких сантиметрах от меня. Осколки разлетались с неимоверной скоростью, создавая странную симфонию звуков. Ногу пронзила резкая пульсирующая боль, чуть ниже колена. Я тихо взвыла, но постаралась взять себя в руки. К моему удивлению, страха не было. Было лишь ясное осознание того, что требуется делать. Даже боль отступила на задний план. Инстинкт самосохранения, чтоб его!       Рядом со мной кто-то упал, и я «очень хорошо» почувствовала левую руку. Растерявшись, я вспомнила, что зарядила по ней молотком. Это разве было сегодня? Чуть не вскрикнув, я вытащила её из-под «тела» и попыталась встать. Находясь в состоянии, похожем на шоковое, я, всё же, понимала, что если не возьму себя в руки сейчас, то потом будет поздно.       Встав через «низкий старт», пару раз споткнувшись, я, всё-таки, слетела со ступенек. Доковыляв до ближайшей лавочки и попытавшись отдышаться, я увидела вздымающих в небо «отставших» Хаммердронов, которые добивали уцелевшие стёкла. Тут-то до меня и дошло, что прошло всего несколько секунд с момента взлёта Старка. Со временем точно что-то не так. Или со мной. Уж лучше со мной, чем со всей этой катавасией под названием timestream. Потом не разгребёшь! Нет, я не дам панике подойти так близко! Здесь нет того, чего я боюсь: здесь открытое пространство, светло и невысоко! Резкий выдох — кажется, отпустило.       Я посмотрела на джинсы: на правой ноге находился рваный кусок ткани, постепенно приобретающий тёмно-бордовый оттенок. На светлых джинсах было всё хорошо видно, поэтому я вздохнула с некоторым облегчением. Да, мама за это по головке не погладит; но я, хотя бы, знала, что ткани не задеты. Должно быть, только мелкие сосуды. Что ж, моё «везение» пока не наступило.       Старк, уходя от погони, пролетел около павильона, из-за чего несколько снарядов взорвались в толпе, практически в нескольких метрах от меня. Кажется, здесь становится жарковато. Надо бы валить.       Передохнуть, да и слинять, не удалось. На ступеньки начали выходить «сухопутные войска». Звук ломаемого бетона, настройка прицеливания. Закрепившись, они приняли палить в уходящего от погони Железного Человека. Выстрелы не прекращались ни на секунду. Людей они не трогали. Ну, как сказать, «не трогали». Снаряды летели прямо в гущу толпы. Вокруг стояли крики, стрельба, паника, дым. Люди бежали сломя голову, а я просто стояла, всё больше убеждаясь в выгодности моего местоположения.       В меня врезалась какая-то парочка; сбили с ног, а сами побежали дальше. Они просто не замечали никого вокруг, кроме дронов и самих себя. Да пока что я получила больше ущерба от толпы, чем от роботов!       Я вставала, обиженно потирая место ушиба, когда заметила других дронов, выходящих на ступеньки. Мамочки, неужели ещё остались? А разве не те «сухопутные»? Я запуталась. Особого страха они не вызывали (по крайней мере, у меня), пока не начинали стрелять. Снова звук разламываемого бетона. Прицел. Так, а вот эти уже палят по Железному Человеку, сбивая своих вместо цели. Один дрон упал в толпу, разваливаясь на кусочки от «мягкого» соприкосновения с асфальтом.       Надо бежать, срочно!       Какая главная ошибка героев многих фильмов? Правильно: они бегут по траектории падения чего-либо, а не поперёк. Что ж, рванём-ка поперёк.       Некоторые дроны, снявшись с места, отправились прямо к орущим людям и начали стрелять по ним. Люди падали, кричали; ломались колонны, обрушивая огромные камни на лестницу, на людей. Ванко, ты что, вообще зверь? Ой, вырвалось…       Я бежала, только и успевая прикрывать голову руками. Люди врезались в меня, будто нарочно норовя уронить, но они лишь меняли моё направление, а я старалась вернуться на намеченный курс. И, судя по всему, у меня это получалось. Наверное.       Я не видела, как Тони спас мальчика в маске; я лишь обернулась на выстрел. Действительно, в кого, как не в меня, прилететь деталям от Хаммердрона? Еле увернувшись, я продолжила бег.       Так, кажется мне пару раз заехали локтями по голове. Надо продолжать бежать! Нога давала о себе знать, но мне нечем было перевязать её. Лучшее, что пришло мне в голову, это загнуть джинсину — должно получиться довольно туго. Наклонившись для проведения данной «процедуры», я получила прямо в висок. Ох, а вот это уже сильно. Кровь стучала в висках и, чтобы успокоить её, я на секунду закрыла глаза и обхватила голову руками. Раз. Два. Три…       Открыв глаза, я ужаснулась. Почему? Я напрочь потеряла направление движения. Всё вокруг было одно и то же. Стрельба, крики. Смешались в кучу люди, дроны… Так, о чём это я? Видимо, меня ударяли сильнее, чем казалось. Создавалось впечатление, что этот кошмар никогда не кончится, а ведь прошло всего несколько минут!       Доверившись интуиции, я побежала в какую-ту сторону. Кажется, вдоль фонтанов. Зря. Надо было вверх смотреть, но когда я поняла это, было уже поздно.       Через семь минут бега (как мне показалось) передо мной из ниоткуда вырос металлический глобус. Я его помню.       — Твою дивизию, — в сердцах вырвалось у меня.       Ещё бы. Я, прям, словно время рассчитываю. Повернув назад, я услышала скрежет металла. Поздно. Что ж, привет, моё дорогое и многоуважаемое — «шкаф», пронеслось, но нет, — «везенье». В страхе обернувшись, я увидела тот самый глобус. Вот только металлические опоры его больше не держали, и он падал на толпу. На меня.       Как я хочу оказаться там, где тихо, там, где нет стрельбы. Да кого я обманываю — я бы с радостью оказалась даже в том «саду», где сейчас бьётся Старк с Воителем. «Воитель рулиД, на конце — Д» — мозг, ну вообще не в тему! Инстинктивно сев на корточки и зажмурив глаза, я приготовилась к удару…       … которого не последовало. Вместо этого всё стихло. Крики были слышны где-то в отдалении, но не здесь. Тут был только какой-то скрежет, негромкие голоса. Здесь журчала вода, было довольно спокойно. Я боялась открыть глаза, не знаю, сколько я так просидела, но вдруг раздался громкий глухой удар о землю. Чуть-чуть приоткроем-ка мы глаза. Челюсти уже можно отвиснуть.       Я находилась в том самом «садике», куда хотела попасть. За мостом. Меня не было видно ни Тони, ни дронам.       Что. Здесь. Только. Что. Произошло?
Примечания:
Timestream - временной поток, временной континуум, просто время.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.