Механизмы 482

Джин Грей автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Существуют ли другие реальности? Мне кажется, что да. Судите сами, откуда бы взяться всем историям о других мирах? Все фильмы, научные доказательства, комиксы. А сны? Мечты и фантазии? Кто-то сказал, что мысль материальна. Если так, то где же осуществляются наши самые сокровенные желания? Если в другом мире, то могут ли эти миры пересекаться? И если да, то как? Порой достаточно одного слова или жеста, чтобы привести "механизм пересечения" в действие. Мгновение - и ты не понимаешь, где находишься

Посвящение:
Честно? В первую очередь, себе.
И, конечно, читателям. Мне очень приятно знать, что вам нравится.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Мне кажется, я никогда не прекращу её редактировать

Часть 20

7 сентября 2013, 23:18
      Я люблю говорить. Нет, не так. Я очень люблю говорить. Особенно рассказывать. Особенно, когда меня внимательно слушают и не перебивают. А мой собеседник был именно такого сорта слушателей. Я с увлечением пересказывала ему события «Тора», стараясь ничего не упустить. А он просто внимал моей незатейливой речи и не перебивал. Было одно «Но». При, казалось бы, непринуждённом разговоре с мастером обмана, лжи и мистификации необходимо было помнить о том, что он ничего не забывает и не пропускает мимо ушей. Делает собственные выводы.       Несомненно, я помнила об этом всегда. Почти всегда. Ой, да ладно, я об этом и не вспоминала. Я просто рассказывала, не замечая времени. Мимо нас ходили люди, что-то проверяли, подключали, вели свои собственные беседы, но мы не обращали на них даже малейшего внимания.       А я рассказывала всё (даже то, что не очень-то и касалось Локи). Единственное, что я старалась соблюдать, было маленькое правило, которое я установила для себя. Я пыталась не смотреть ему в глаза. Обычно я веду беседу с людьми, внимательно наблюдая за их реакцией, эмоциями, впечатлениями, которые производил мой рассказ. Но не в этот раз. Я избегала взгляда этих холодных голубых глаз, потому что… потому что гладиолус. Если это происходило, то я начинала запинаться от волнения, сбивалась с мысли, что, несомненно, забавляло принца. Он одним лишь взглядом приковывал внимание, заставляя рассказывать дальше и дальше.       Опомнилась я только тогда, когда махнула рукой в сторону Тессеракта со словами:       — И потом ты явился сюда, чтобы… — я снова ненароком наткнулась на взгляд аса, ставшего чуть более заинтересованным. Это немного насторожило меня, но я уже собралась продолжить. — Чтобы…       Меня будто током шиндарахнуло. Он ещё здесь не был, следовательно, я начала рассказывать события, которые ещё не произошли. Это неправильно! Нет, ни в коем случае нельзя этого делать. Молчание становилось напряжённым, и мне срочно нужно было что-то сказать. Но я не знала, что.       — Не помню, — тихо произнесла я, потупив глаза в пол. «Всё плохо. Всё очень плохо,» — пронеслось у меня в голове. Несомненно. Самое лучшее оправдание.       Я непроизвольно начала заламывать пальцы, нервничая из-за растущего напряжения. Принц, казалось, всё ещё ждал продолжения поэмы, но я не могла этого сделать. Это категорически запрещено, если я хочу вернуться домой. А как бы здорово здесь не было, вернуться мне всё равно хочется.       Всё ещё глядя в пол, вернее, на свои пальцы, каждая косточка которых уже успела прохрустеть в создавшейся тишине, я медленно обдумывала план спасения своей непутёвой шкуры. Хотя, рассчитывать на мою удачу не приходилось.       — Дальше, кажется, всё, — чуть более громко произнесла я, осмелившись наконец перевести взгляд на аса, который сидел всё в той же задумчивой позе. Его глаза. Глаза — это зеркало души; кажется, я нашла причину, по которой мне было страшно в них смотреть. И в то же время мне не хотелось отрывать от них взгляда. Я так долго представляла этот момент, и мне очень трудно видеть это в реальности, даже сложнее, чем было со Старком.       — Точно? — теперь очередь нарушать тишину выпала магу, так же смотревшему мне в глаза. А я не могла ничего ответить. Я просто осознавала, как это всё нелепо звучит из моих уст, и из-за этого мне становилось ещё паршивее. Нет, в последнее время мне очень тяжело заводить новые знакомства.       На секунду мне показалось, что радужка его глаз поменяла цвет, но я всё списала на освещение. Казалось, он и так получил уже всю нужную ему информацию.       — Точно, — сказала я, отводя глаза в сторону. К сожалению, мой голос предательски дрожал, что никак не могло укрыться от восседавшей напротив меня персоны.       — А как ты очутилась здесь? — задал самый логичный вопрос Локи, видимо, решивший переменить тему. — Ты знаешь о нас всё, ты не из нашей Вселенной, но ты здесь, — казалось, он просто размышлял вслух, говорил сам с собой. — Наверняка, в этом замешан братец, — на его губах скользнула злобная усмешка. Или же горькая. Право, я не знаю. Я просто боюсь, боюсь даже пошевелиться.       — Но это зависит и от тебя, — сказал маг, вновь обращаясь ко мне. — На тебе есть след космической энергии обоих миров, — как же порой неловко можно почувствовать себя в компании завоевателя-анализатора. Не люблю я такого пристального внимания к моей скромной персоне. — Ты хотела сюда попасть, — подытожил Локи свои выводы.       — Слушай, а из тебя мог бы получиться неплохой психолог, — не выдержав, сказала я. Мне не очень-то нравилось, когда меня читали как открытую книгу. Учитывая то, что даже мои близкие друзья не всё знали обо мне. — Собственно, что я удивляюсь? — я начинала выходить из себя. И не мудрено. — Мне кажется, я очутилась здесь по нелепой случайности. Даже не представляю, как такое могло произойти, — я очень активно жестикулировала, ибо мне всё это не нравилось. — Хотя, я попыталась быть похожей на то… того… Для начала я смеялась, затем прониклась, а потом, — как-то я резко сменила тему. К чему я это говорю? Заткнись, дура, просто замолчи, это же какой-то несвязный бред сумасшедшей! — Мне приглянулся образ. У меня всегда была бледная кожа и голубые глаза. Мне и так говорили, что нужно краситься, но я не хотела. Что ж, можно сказать, ты меня убедил. Я покрасилась в тёмно-каштановый, для начала. Глаза стали яркими, а я была вне себя от счастья. Но, как видишь, — я провела рукой по волосам, — в этой «Сумеречной Зоне» я стала собой. Моя комната потихоньку обросла плакатами, и я даже умудрилась раздобыть автограф, а так же несколько футболок. То, что я постоянно думала об этом месте, связано… — нет, нет, нельзя говорить. Заткнись, заткнись! Мне будто дали сыворотку правды, заставляя говорить всё без разбору. В уголках глаз стало щипать от собственной беспомощности. Я уже поняла, что это магия, хотя больше было похоже на пьяную исповедь. Я просто закрыла рот рукой, смотря в эти нагло ухмыляющиеся глаза человека, умевшего становиться монстров для окружавших его людей. Создавалось впечатление, будто он хотел, чтобы его воспринимали именно так. Нет, я просто не могу, так нельзя, неправильно! Неужели он действительно хочет, чтобы я продолжила?       — Это уже похоже на правду, — с иронией в голосе заметил маг. Я вскочила, всё ещё не отнимая руки ото рта. Ничто не держало меня здесь. Никакая магия не витала в воздухе. Кажется, меня отпускают. Надо сразу уходить. «Чтоб никто не привыкал,» — пронеслось у меня в голове.       Закусив губу до боли, я развернулась в сторону выхода и зашагала прочь. Признаю, я немного удивилась, когда взлетела в воздух. Сзади раздались лёгкие шаги, и, к моему сожалению, успевшему стать искренним, меня развернули как марионетку.       — И ты думаешь, что я позволю тебе уйти, не получив ответы на все мои вопросы? — холодно начал ас. В каждом его слове была издёвка, в каждом звуке сквозило презрение. — Ты что, действительно думаешь, что я отступлюсь от начатого? Знай, я никогда не отступаю, — я почувствовала, как невидимая рука медленно сжимается в кулак вокруг моей шеи.       — Да, — с ненавистью прошипела я, ощущая хватку всё явственней. Руки сами тянулись к незримому противнику, но я не могла ими пошевелить. Нет, так не может быть. Эта фраза всё чаще начинает быть комичной.       Внезапно я рухнула на пол. Нет, меня не отпустили — это я вырвалась. Трикстер поднимался с пола в нескольких метрах от меня, будто его отбросило волной. Я не стала задерживаться и мгновенно дала дёру. Я бежала по коридору к лифту, еле сдерживая слёзы.       Но мои шаги не были слышны ни одному уху, находившемуся в обычном мире.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.