ID работы: 7523610

Кристаллическая Жизнь.

Mass Effect, Stellaris (кроссовер)
Джен
NC-17
В процессе
2483
TheMiCarry бета
Размер:
планируется Макси, написано 48 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
2483 Нравится 428 Отзывы 752 В сборник Скачать

Глава четвертая: Нашествие

Настройки текста
Примечания:
      В кои-то веки мои мольбы были услышаны, и мне подарили минуты покоя, а потому я принялся крепить оборону и начал плодить маток и медведок в огромных количествах, просто устилая всё это великолепие рабочими, благо пищевая база была огромна, а потому мы принялись плодиться и размножаться подобно саранче или другой не менее знаменательной расе, которые, скорее всего, являются моими родичами — стремительно и быстро, и этому были причины. В подземельях водилась очень агрессивная фауна, и когда я говорю про агрессивную, я имею в виду ту, которая бросается на всё, что движется. Представьте себе полчище тараканов, этакий хитиновый ковёр, перекрасьте их в зелёный, добавьте шесть простых красных глаз и вытяните их, а после приделайте здоровые челюсти размером с их голову. Представили? Вот и отлично, потому что море таких тварей чуть не сожрало нашу колонию. Прогрызть они нас могли с трудом, но их было реально много, некоторых они покрывали в два, а иногда в три слоя, и грызли. Даже когда их собственные челюсти просто рассыпались и стирались о наши панцири, они продолжали грызть, но самое страшное, несмотря на то, что качество было несопоставимо с количеством, эти чудовища уничтожали и повреждали нас.       От такого качественного и настолько буквального «зерг-раша» я настолько испугался, что научился выдавать магию в промышленном масштабе, изображая Дарта Сидиуса, который решил устроить шоковую терапию магистру Винду. Вот только если в фильме такая атака продолжалась секунд пять, то я выдавал свои двести двадцать вольт в ядовито-зеленый ковёр намного дольше. В районе четырёх часов! Четыре часа я жарил этот океан биохитина. И этот опыт был для меня крайне болезненный, так как я выжимал из себя всё до последней капли, и это сопровождалась тем, что моё тело немело, трескалось и осыпалась из-за полного истощения пси-энергии, но я продолжал и продолжал выдавать заряд за зарядом, молнию за молнией, превозмогая как главный герой. Но нет, я не превозмог, в один момент этот хитиновый ковёр уменьшился до нормального ручейка, и его успешно нарезал слетевший с катушек воин из первого поколения, полностью чёрный и пышущий яростью, достойной берсеркеров, а меня унесли вглубь нашего логова.       В конце концов, моё вяло дёргающееся тело оттащили в мою эволюционную камеру и запустили процесс эволюции, а мне снова пришлось извращаться на ходу, чтобы не умереть самому и не дать умереть всем остальным. Для того, чтобы перепрыгнуть сразу несколько стадий, как я планировал, мне не хватало размера моего центрального органа и пси-энергии, которые я обильно растратил, чем и спровоцировал резкий рост этого органа, но при этом спалил всю проводящую ткань, из-за чего лишился всех внешних проявлений сил, кроме связи, так что мне вновь нужны были радикальные решения. Вся камера эволюции начала преобразовываться мной изнутри: она обильно снабжалась питательными элементами, обрастая массой и обзаводясь десятками проводящий усиков и полостей внутри тела, сделанных специально для того, чтобы заниматься программированием яиц. Также были созданы органы для создания самих яиц прямо внутри тела, в том числе и более массивных, для производства таких существ, как медведка. Всё это привело к тому, что я превратился в крайне мощное существо, если смотреть по голой пси-силе, и в несколько раз вырос в размере, но полностью утратил в мобильности и перешёл в разряд «здания» из разряда «существа».       Сейчас я был похож на смесь кристальной друзы и мозгового жука из «Звёздного десанта». Пришлось извратить эволюционную камеру, чтобы не отстраняться от дел роя и помочь, став максимально полезным во всех аспектах, кроме боевого. Справедливости ради, такие модификации самого себя и фактически превращения себя в инкубатор-сервер не было чем-то из ряда вон выходящим и воспринимались более-менее — мне просто было очень тяжело и слишком хлопотно привыкнуть ко всем этим процессам и довести их до автоматизма. По крайней мере, я не ощущал интимного дыхания в затылок от мрачного жнеца — в отличие от момента «полной» смены тела — а просто чувствовал себя в край уставшим работником предприятия, у которого в жизни началась не совсем светлая полоса, не первая и не последняя, и её надо было просто пройти.       Вопрос был прост: как выжить? И на него был простой ответ: менять стратегию развития!. Я пытался руководствоваться своими внутренними стереотипами: качественное развитие превыше всего, всесторонне развитая и максимально улучшенная особь имеет больше преимуществ, а новая форма бытия, отличная от человеческого воплощения, лишь помогла додумать эту концепцию, которая была плохо применима на текущем этапе развития — у меня была стая, а не готовый к абсолютной экспансии рой. Сейчас был период, когда нужен был в первую очередь количественный скачок — а лучше несколько — для создание мощного и крепкого костяка существ, нацеленных на то, чтобы выжирать всё и вся, а также уничтожать всех на своём пути, на что мне неоднократно намекала ситуация и память мёртвого предшественника. Я уже несколько раз мог умереть, имел все шансы, и я действительно умер один раз при переходе в новое тело и растворении в нём старого всего на миг, неразличимый для человека, но я снова почувствовал тот самый момент жгучего холода, опустошения и внутреннего чувства невесомости. Момент краткой, но смерти.       Ощущения были не из приятных, к тому же, отдавались пульсирующей болью, показывая краткие фрагменты моей полноценной смерти, а потому в ближайшие дни я стал плодить исключительно маток. Как я уже упомянул, мой размер тела вырос, и я добавил к нему возможности вкладки шаблонов ещё на стадии формировании яйца внутри своего тела, так что штамповать теперь я мог уже готовые яйца, что убирали из-под меня матки, которые были переделаны в нянек и помогали мне питаться и забирали моё потомство.       Так или иначе, но такой подход был самым оптимальным, пусть и еды всегда хватало впритык, а некоторые особи умирали от голода, стачивая себе рты о крепкие кристаллы и не успевая их восстановить. Общие тенденции были строго положительные, и через три месяца, когда мы вольготно заняли всю пещеру с кристаллами, чей общий размер был равен площадям примерно четырёх футбольных полей, за нами снова пришли, и снова те же самые тараканы, но в этот раз мы были готовы куда лучше.       Рои этих мелких существ в этот раз прибыл к нам из левого края пещеры – маленькие трещины, которые вели вглубь горных пород были слишком малы даже для рабочих – но вот эти существа могли передвигаться по ним огромными толпами и без проблем. Это было похоже на наводнение, когда из трещин, которые были расположены в нижней округлости пещеры стала «сочиться зелёная вода». Огромное количество медведок и достаточно небольшое количество воинов и рабочих встали на охрану и методично истребляли вторженцев. Не без потерь – этих существ было слишком много, но и цифры моих потеть были не самые впечатляющие, даже меньше, чем в прошлый раз.       Вот только эта небольшая наша победа стала сигналом, и в следующие несколько недель поток этих тараканов не прекращался. Да, наступали краткие передышки на три-шесть часов, но в основном эти существа пёрли и пёрли на нас. Их было настолько много, что пришлось придумывать и создавать новых существ, которые были нацелены только на борьбу с таким противником, мелким и многочисленным, но такого в базе данных не было, так что я судорожно стал конструировать шаблон сам.       Нужна была бронированная единица, чью броню было бы нельзя сточить, и при этом способное уничтожать мелких противников. Подвижность была вторична, однако лапы должны были быть мощными и гибкими для того, чтобы давить врагов и соскребать их с панцирей других созданий стаи. И оружие, что-то вроде плети. Подумав как следует, решение было найдено — муравьед, точнее существо, которое внешне должно было напоминать муравьеда, да и вместо обычного рта с длинным языком была выбрана крокодилья пасть с двумя хлыстовыми отростками с заострёнными концами, которые были расположены у основания шеи.       Получившаяся зверушка была больше медведки, но показывала себя крайне эффективно. Да, тараканы всё ещё топили наши передовые линии, но сейчас ситуация выровнялась, и теперь они продвигались не так быстро, а с увеличением числа муракосов — назвал их так, потому что они не едят своих жертв, а косят в массовом количестве — с высокой долей вероятности мы должны были отбросить противников. Так продолжалось ровно до того момента, пока в моём разуме не появился чуждый и яростный образ. Некое присутствие. Другой роевой разум.       Оно как нечто липкое, мерзкое и шипучее, словно вас внезапно облили газировкой. Вот только вместо того, чтобы быть сладкой, привкус тех капель, что попали на лицо, имеют горьковатые, а иногда и тошнотворные нотки вкуса, от которых вас выворачивает против вашей же воли. Именно так я ощущал чуждое присутствие. Куда более быстрое, яростное, но простое, от чего меня тянуло на ассоциации со... слизью, которая затекает под кристаллические сочленения моей естественной брони и просачивается в полости тела. Это невероятно злило, но вместе с тем я также мог локализовать то, откуда на нас шла атака и был готов принять контрмеры, но сначала необходимо уничтожить основные силы, которые ударили по моей стае синхронно. Вместе с ментальным ударом, который ввёл нас в кратковременный ступор на нас обрушился и удар физический — полчища тараканов, среди которых были и летающие особи. И на этот раз их было в разы больше, настолько, что теперь их поток плоти натуральным образом вымывал куски породы.       Битва стала куда как более масштабной, и у врага появилась примитивная авиация, которая рвалась ко мне, в связи с чем нам пришлось медленно отступать, формируя круговую оборону, и моя стая, отдельные её особи, как термиты, закупоривали входы в моё логово своими телами, активно разрывая всех, кто приблизится, на мелкие кусочки.

* * *

      Если бы кто-то мог увидеть происходящее в пещере то, во-первых, этот кто-то должен был быть невидим и неосязаем, чтобы его не сожрал сплошной поток острых ног и прочных челюстей, и, во-вторых, видеть в кромешной темноте. А посмотреть было на что, так как бойня выглядела завораживающей. Марш тысяч и тысяч мелких существ — мелкими они были относительно иных гигантов, что учувствовали в этой бойне — сотрясал землю топотом своих ножек. Это был марш и бег одновременно, и он сметал всё и вся. Полчища однообразных тварей сливались в один сплошной ковёр, и у них была одна задача — абсолютное уничтожение, полная очистка и поглощение. И в этом желании миллионы примитивных организмов были сцеплены лучшим из клеев, которых могла породить вселенная. Единым разумом.       Однако море хитина и жвал бессильно разбивалось о скалы — скалы, что являлись такими же ужасающими созданиями, но брали размером и разнообразием. Существа, напоминающее медведок, ловко расплющивали мелких созданий своими огромными лапами десятками, а иногда сотнями. Пауки метались по полю боя, убивая всех тех, кто прорывался за линию обороны, но даже не они были главным инструментом в этой симфонии уничтожения. Главные ноты в этой бойне и наибольший вклад принадлежали существам, напоминающих гибрид крокодила и муравьеда. Эти существа двумя своими длинными усами, которые вырастали из-под бронированной шеи, косили мелких существ как жнец косит траву — массово и быстро, буквально превращая всё перед собой в кашу, однако даже они не могли сдержать натиск тараканов. Их было слишком много.       Однако в какой-то момент натиск прекратился, хитиновая орда замерла на мгновение, словно получила некий сигнал, и рванула прочь, и на это у них были свои, объективные причины, так как кристаллические насекомые не стали преследовать своих органических собратьев, а рванули к центру. Те из них, кто ещё охранял свои рубежи и был в состоянии двигаться. В то же время в центре улья кристальных насекомых многие рванули в туннель, который начали копать в самом начале четырёхчасового боя, и этот туннель вёл вниз...
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.