ID работы: 7523610

Кристаллическая Жизнь.

Mass Effect, Stellaris (кроссовер)
Джен
NC-17
В процессе
2490
TheMiCarry бета
Размер:
планируется Макси, написано 48 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
2490 Нравится 431 Отзывы 751 В сборник Скачать

Глава третья: На земле и под землей.

Настройки текста
Примечания:
      Утолив первый голод и утилизировав мёртвых собратьев, воин и медведка тут же приступили к своим обязанностям. Второй вырыл некоторое углубление, пусть и с трудом, так как порода в пещере была куда твёрже, котлован под кристаллами для того, чтобы матки могли туда спрятаться, а воин, взгромоздив меня себе на спину — падение сказалась сильнее чем я думал, а потому самому мне передвигаться было трудновато — сполз к ним.       Из трупа медведки, точнее её очень крепкого панциря был сооружён некоторый навес, после чего рабочие медленно принялись ковырять стену, а я — закладывать мысленные образы в яйца. Подводя итоги, я мог выдохнуть. Мы выжили, причем обзавелись хорошей ресурсной базой. Кристаллами была усеяна вся пещера, а пещера была огромной. Судя по размерам, она тянулась от горизонта до горизонта, и потолок уходил куда-то вверх, но был лишён этих кристаллов. Была, конечно, некоторая трудность: материал был не только питательным но и очень твёрдым — с трудом удавалось его перегрызать, однако решение у меня было. Использовав два особо крупных кристалла, я перетирал или просто дробил мелкую фракцию этих кристаллов, чему научил рабочих. Не самое продуктивное решение, но я пока думал над оптимизацией рогачей. Всё же они были слишком разрушительными, а обвалы мне не нужны.       Подумав как следует, я вспомнил о существовании таких интересных насекомых в моей прошлой жизни, как муравьи листорезы. Насекомые с довольно интересным строением челюстей, которые позволяли им пилить листья. Взвесив все за и против, я решил, что такой представитель будет нужным, но пока я планировал сделать одного. Да и какой-то острой потребности в массовости и универсальности у меня пока не было, а вот нужда в узко профилированных организмах была. Плюс в скором времени мне предстояла линька, только не ростовая, а эволюционная, причем довольно масштабная. Я собирался существенно увеличить объём органа, который отвечал за мыслительную деятельности и за псионику. Получившийся в моём сознании облик больше всего напоминал гидралиска из старкрафта — мощное мускулистое тело с длинным хвостом и раздутой грудной клеткой, с высокой подвижностью и достаточно хорошей проходимостью. Вот только вместо классических рук с ножами-веерами были длинные, очень длинные шестипалые руки с повышенным содержанием пси-вещества в них для удобства программирования потомства и манипулирования как проявлений псионики — телекинеза и прочие манипуляции — так и чисто механическими манипуляциями, а за счет той же крепости меня как кристаллического организма я и сам себе станок для вытачивания деталей.       В общем, требовалось подготовить как материалы для эволюции, так и набрать массу, а ещё сделать несколько ростовых линек. Впрочем, подготовку действительно стоило начать уже сейчас, так как это был довольно амбициозный проект, но и делался он небеспочвенно. Чем умнее я, тем быстрее и эффективнее стая, а чем эффективнее стая, тем скорее она сможет превратиться в полноценный рой.       Также помимо желания быть эффективнее, на краю моего восприятия что-то зудело. Не бесконечный электрический треск, он бил не прекращаясь, и даже отсюда я слышал эти звуки, которые ввинчивались в моё сознание, накрадываясь на болезненные и неприятные воспоминания. Нечеловеческая память — тоже не всегда отлично, ошибки ты не забудешь никогда, да и оправдаться как-то не получится. Ты всегда будешь помнить все свои самые мелкие и незначительные результаты, даже несмотря на то, что действия были логичны... ну или ты просто нашёл способ их оправдать, что бессмысленно и будучи человеком... или же в дело вступила старая добрая лень? Передёрнув лапами от неприятных фантомных ощущений, я вновь вернулся к наблюдению. Возможно, до перехода на следующую стадию имело смысл увеличить количество воинов. «Интуиция» уж слишком настойчиво зудела в моём мозгу.       Не откладывая дела в долгий ящик и вложив «матрицу развития» в десять яиц, я приступил к своему проекту — «пруд эволюции». Представлял он собой существо в виде митохондрии, у которой убрали верх и вычистили всю начинку. Этакая ванночка. Особенностями этой ванны было то, что она являлась чем-то вроде хранилища шаблонов, а также адаптивным поисковиком, своеобразный жёсткий диск с очень специфичным поисковиком в комплекте к нему. Помимо этой вторичной функции у пруда была и основная, которая позволяла прыгать через стадии, одну или две. Для более длинных скачков данная камера тоже подходила, вот только ей самой были необходимы либо модификации, либо эволюция, а мне подобный «чертёж» достаточно сложно вытащить из головы.       Пруд содержал в своей конструкции ровно десять яиц, и его эволюцию можно было сравнивать со сборкой компьютера, при этом некоторые детали ты должен выплавить из нескольких в одну, а не просто проконтролировать процесс сборки и вовремя вставить деталь. С псевдо-органикой, точнее с кристаллом, который ведёт себя как органика, было сложнее. Во-первых, вся совокупность действий осложнялась ещё и тем, что для каждого яйца была ещё и своя индивидуальная матрица, а при их сложении нужно было эту матрицу дополнить. Вторая сложность была в том, что мне приходилось делать это одной конечностью. Как выяснилось, передние ноги всё же отличались от задних большей проводимости пси-энергии. Собственно, из-за этого они были чуть менее прочным элементом в конструкции. Первое было критическим фактором, а второе просто растягивало процесс во времени не в два, а почти в три раза в силу отсутствия привычки и требований инстинктов работать в две лапы. Приходилось себя одёргивать, чтобы не допустить глупых ошибок.       Однако, этот пруд подтолкнул меня к мысли — и опять не самостоятельно, а через память предков — о том, что в случае моей вынужденной эволюции стая останется... недееспособной. На время моего отсутствия как связующего узла для моих организмов мне нужен был ещё один узел для руководства роя. На мысленные вопросы о создании такого узла наследственная память, что для неё нехарактерно, молчала словно партизан, а при попытке заглянуть глубже выдавала либо непонятные образы в виде пародии на нерв, но в куда больших масштабах, либо некий огромный шар под землёй.       Далее образы варьировались между двумя этими непереводимыми для меня шаблонами чего-то массивного и грандиозного, и это наталкивало на интересные мысли. Низшие — за неимением других терминов обозначим их так — узлы были штучной работой и при формировании стаи зарождались сами собой. Информация подобного рода поставила меня в тупик, причём довольно серьёзный. Я не знал, как вырастить или воспитать нужный разум. Я пытался провернуть некоторые эксперименты на воине, том, из первой партии, который выжил — как-то выделить его из толпы собратьев, акцентируя внимание остальных на нём или как-то усилить воздействие своих сил на него. Но результаты были неоднозначны. Не ошибочны, ведь он не впал в какое-то буйство, а после его сожрали собратья, нет, но они были... даже не знаю, как лучше сказать.       Заключались эти результаты в том, что я произвёл своему подопечному своеобразный ускоритель. Он бегал едва ли не по потолку, заглядывал в самые дальние уголки пещеры и провёл огромную разведку вглубь месторождения за очень короткое время. Воин настолько быстро подавал мне информацию и так сильно проявлял активность, что к концу второго дня ни я, ни он не могли двигаться — он не мог двигаться, а я практически не мог думать из-за объёмов проделанной работы и полученной информации.       Своеобразная не задокументированная функция была ситуативной. Правда, сейчас у меня не было и не возникало желания проверять этот ускоритель на ком-то ещё. Я просто решил сосредоточиться и подумать, в каком направлении двигаться дальше. Нужно было придумать что-то нестандартное, что-то, не предусмотренное шаблонами...

* * *

      Под землёй в мире, который давно стал безымянным, тоже была своя жизнь, вот только она была слегка искусственной. Гуманоиды в старых проржавевших доспехах и светящимся глазом-окуляром едва ли могли претендовать на звание живых. Однако когда-то они такими были или являлись, просто деградировали в результате собственного выбора, о котором в результате диверсии, произошедшей в ходе войны, они и пожалели. Сломанные и в большинстве своём непригодные для ранее задуманных целей, эти механизмы всё ещё жили, хотя едва ли это была нормальная жизнь. Скорее изощрённая пародия, грубая симуляция, постановка, ставшая убогой и вымученной.       Обитатели этих мест отлично имитировали жизнь и общество, вот только эта имитация была где-то на уровне самых простых понятий: вместо разговоров менялись звуки и частоты, с которыми они их издавали. Они не делали это с какой-то целью, а просто обменивались звуками и выбирали какое-то действие после них, абсолютно случайное. Взмахи конечностями, которые были шестипалыми, кивки головой в одну из четырёх сторон, похлопывания по броне, которые отличались только силой удара — всё было искусственно с точки зрения разумного существа и неоправданно с точки зрения машины.       Последствия древнего вторжения и такой же древней войны, которая оставила после себя множество не мёртвых, но и не живых государств, наций и рас, которые теперь существовали на этой планете или же сгинули давным-давно. Кое-что, однако, было успешно сохранено и рекультивировалось — древний враг, некие абстрактные образы, имеющие, однако, конкретные условия, чтобы отвечать этим образам, которые фигурировали во всех механизмах. Спящая программа — последнее из того, что осталось от когда-то совершенного, а ныне изувеченного и втоптанного в небытие чудовища, обладающего паранормальными или даже псионическим способностями.       В глубинах их городов, выжженных и уничтоженных, среди которых блуждали эти мёртвые и забытые души, были расположены механизмы, то немногое из оборонительных инфраструктур, что ещё работало и поддерживало себя в порядке — уловители пси-частот. Они давно уже не охватывали поверхность планеты, ведь, судя по данным компьютеров, она была уничтожена десятки тысяч лет назад прицельным огнём с орбиты и обработана нейтронным излучателем — колоссальным оружием, который добил немногочисленных выживших на поверхности и серьёзно повредил все подземные города, что-то сделав с населяющими их жителями.       В тишине коридоров вечно гудящая лампа отозвалась непривычным и забытым красным миганием, сигнализируя об изменениях, и город призраков стал оживать. У роботов исчезли рваные движения, заторможенность и глупые попытки с неясными намерениями. Механизм получил данные, требующие проверки, и использовал все доступные единицы, подходящие под критерии обороны городов и их населения. А под эти критерии подходили все те, кто остался от вымершей расы, которая ныне была представлена высокими гуманоидами-роботами. Те направлялись в арсеналы для получение амуниции и техники, а при случае должны были найти таковую в других местах или собрать из подручных средств.       В восточной области планеты, на высоте примерно в минус двести двадцать метров была обнаружена псионическая сила. Необходима была разведка для подтверждения данных, а после подтверждения — высылка ликвидационных отрядов. Точность сканера, в отличие от мощности, оставляла желать лучшего и более-менее верно определяла лишь высоту, но не давала иных координат. Лишь очень большую область, которая располагалась под местом наиболее интенсивных орбитальных бомбардировок. На другом конце планеты. Однако для ИИ это ничего не значило — он будет обороняться и уничтожать врагов, попавших на его территорию, до самого конца.
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.