Глубина погружения +8

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фантастика, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Миди, написано 27 страниц, 8 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это мир, где нет нефти и газа. Нет пластмассы и не развита электроэнергетика. Это мир пара и пружин, торжество механики и тяжёлого машиностроения. Расцвет дирижаблей и паровозов. Это такая же Земля, но Земля в эпоху стимпанка. И здесь, в этом удивительном мире, подводная лодка класса "Дестино-3" несёт боевую вахту в Северной Атлантике.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По прочтении новых частей, отмечайтесь, пожалуйста, в комментариях.
Ваше короткое "+1" добавит автору вдохновения.

Написано под впечатлением от творчества других людей.
Основано на материалах, подготовленных для ролевой игры "Экспедиция в Ликорн" ОМГ ЮФО РФ.
(з.ы. мир является продуктом коллективного творчества группы разработчиков, имеет свой канон и события данного произведения с ним пересекаются лишь частично)

Часть 6

21 сентября 2014, 01:08
- Посмотрим, что нам на сей раз морские черти приготовили...

Капитан подошёл к окну и поднял подзорную трубу. Черти постарались на славу - океан сегодня лихорадило. Серые волны, коронованные кое-где белыми шапками пены, громоздились до самого горизонта, весьма близкого. Солнце с трудом пробивало плотные облака, превращая бесконечно унылый пейзаж в печально-зловещий.

Дела для конвоя не задались ещё на стадии планирования. Воздух был перекрыт непогодой и патрулями, а единственный свободный морской коридор, по которому можно было провести такую большую партию товара, оказался самым неудобным. Северный путь в метрополию в любое время года обещал множество разнообразных проблем - от штормов, переворачивающих пароходы вверх дном, до айсбергов размером с небольшой дирижабль.

Корабль качнуло особенно сильно. Капитан опустил трубу.

- Левее держать, дармоеды!

Рулевой повернул штурвал. Качка почти тотчас ослабла.

- Вот так-то лучше...

Капитан Ритерх Мельсбах, отвоевавший не один год против легионов Империи, скривился, отворачиваясь от окна. Он стоял за штурвалом фрегата, когда его нынешний рулевой ещё не родился. Ничему не учат сейчас в морских академиях. Ни фронт волны, ни оптимальный курс не могут нормально определить. А ещё офицеры, называется. Тряпки! Лентяи. Глупцы. Сопротивлению не нужны слабохарактерные недоучки. Если Империя ковала легионы в огнях сражений, безжалостно вминая недостойных в грязь, а достойных отравляя химией и превращая в нелюдь, то Сопротивлению такой путь не подходит - нас слишком мало. И каждый, чёрт возьми, должен это понимать. Мы должны стать сильнее собственным духом, собственным умом!

- Капитан, с третьего передают - что-то в трюме того... стучит!

Ритерх с плохо скрываемым презрением посмотрел на старшину.

- Так пусть пойдут и разберутся! И скажи, чтобы в следующий раз груз крепили по уставу, а не как попало. Бегом!

Загрохотали по дощатой палубе плоские подошвы штормовых ботинок. Капитан задумчиво поправил берет. Груз... Это был ещё один момент, который ему категорически не нравился. Груза было много. Катастрофически много для маршрута, по которому один маленький траулер шёл, пугаясь каждого всплеска, на максимальной скорости, раскочегарив при этом машины так, что огненные сполохи плясали над трубами. И так делал любой нормальный капитан, оказавшийся на маленькой гражданской посудине в этих водах.
А ведь в его, Ритерха Мельсбаха, конвое, сейчас пять судов. Пять полноразмерных кораблей! Три транспортника и два парохода охранения - слишком много для того чтобы молнией перемахнуть Атлантический океан и, обогнув Альбион, войти в воды Империи будто бы подходя с севера, из Орды. Не обманешь воздушных соглядатаев, раскинув рыболовные сети. Не пройдёшь крайним севером, прячась в недальних плавучих льдах от глаз морского патруля, накрывшись белыми полотнищами.

И всё же, вот он здесь, плывёт навстречу предначертанной участи. Что это? Усталость? Фатализм? Или он просто состарился, ослаб духом? Нет, всё иначе. Кто-то должен сделать эту работу. И сделать её хорошо.

***

Выстрел глухо прозвучал в чаще леса. Листва быстро задушила неприятный громкий глас разгневанного оружия. Также быстро листва поглотила то, что мгновение назад было Охотником, а сейчас стремительно расползалось источающими яд зловонными клочьями. Подходить к умирающему или уже мёртвому биоморфу без защитного костюма или, в крайнем случае, богатой лабораторной аптечки было весьма опасно. Яд, выделяемый телами, мог вызвать широкий спектр последствий - от почти безвредных галюцинаций до немедленной мучительной смерти. Этот, судя по желтоватому цвету туманных облачков, был ядом мгновенного поражающего действия.

Чем ближе молодой рейнджер Лелио Моска и его проводник Виктор Ленсан подходили к ликорнской шахте, тем сложнее становилось избегать встреч с биоморфами. Охотники, привлечённые неизвестно чем, выползали из-под опавших листьев или спрыгивали прямо на тропу откуда-то с деревьев. Пожиратели провожали людей голодными взглядами, которые ощущались почти физически. Твари были буквально везде. Хорошо ещё, что Восставшие встречались среди деревьев значительно реже, предпочитая открытые пространства - вести перестрелку более чем с одним биоморфом - крайне неприятное занятие. Лучшими средствами против любых биоморфов повсеместно считали холодное оружие и крупную дробь. Патроны приходилось экономить, так что иногда Лелио вступал с тварями в ближний бой. Его короткий широкий меч, чем-то напоминающий древний гладиус, оказался достаточно острым, чтобы прорубать или прокалывать броню с первой попытки, однако уйти от всех ответных ударов юноше оказалось не под силу. В ход пошла его собственная аптечка, походная.

Запечатанные ворота серой глыбой перекрывали неширокую пещеру. Створка была всего одна. Лелио знал, что она должна подниматься вверх. Оттуда она и рухнула в своё время за спинами едва успевших выбраться из шахты рейнджеров научной экспедиции. Все тогда решили, что теперь эта преграда навсегда отрезала мрачный мир подземелья от солнечной поверхности. По крайней мере так было сказано в официальном отчёте. Но прошло всего шесть лет - и теперь биоморфы такая же обыденная реальность здешних лесов, как медведи или волки.

Старик, едва держащийся на ногах, молча сел на землю и привалился плечом к серой поверхности ворот. Похоже силы покинули его - он тяжело дышал, пальцы дрожали. Дорога до врат ликорнской шахты далась проводнику нелегко. Впрочем, его спутник выглядел не лучше. Несколько раз раненый во время отчаянного прорыва, он, грязный и уставший, сидел теперь напротив старика, пытаясь унять головную боль.

- Виктор, ответь мне... - пробормотал юноша, морщась. - Заперто, давно заперто... Ты знал?

Он поднял руку и сильно постучал открытой ладонью по створке. Та отозвалась полнейшим пренебрежением к его потугам - плита даже не зазвучала, будто он хлопнул не в ворота, а в крепостную стену пяти метров толщиной. Старик Виктор покачал головой:

- Нет, мио амико, не знал.
- Тогда... - рейнджер отпил из фляги и передал её проводнику. - Откуда же они лезут? Почему так много?
- Это ведь не шахта, Лелио, говорю тебе, - старик принял флягу и как следует приложился к воде. - Раньше думали, что шахта. А там ведь не только рудокопные снасти лежат. Технология! Наука! Оружие опять же, что Восставшие таскают - ты такое видал где? Не всё в наших мастерских делали, ой не всё.

Лелио Оттавио Моска со вздохом закрыл глаза и сжал в кулаке кружок медальона. Шахта или нет, теперь всё станет сложнее. Намного сложнее. Уже не выйдет решить проблему одной единственной связкой взрывчатки, которую он нёс в рюкзаке. Если твари лезут через выход, не известный имперским археологам, а он явно известен не был, - искать придётся долго. Оставался, правда, ещё один вариант. Ворота могли иногда открывать. Это был один из худших возможных сценариев, потому как предполагал наблюдение за воротами с весьма близкого расстояния. В любом случае, теперь нужны были припасы, оборудование, снаряжение. Но более всего - люди, которых у Лелио не было. В этой ситуации он мог лишь передать сообщение куда следует и надеяться на лучшее.