Дарт Белла 1080

Iuppy автор
Anorlinde соавтор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны, Сумерки. Сага, Майер Стефани «Сумерки» (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 287 страниц, 25 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Гендерсвап Насилие Повествование от первого лица Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Фантастика Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Палпатин попадает в тело Беллы Свон.

Посвящение:
Джорджу Лукасу и Стефани Майер.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Чтобы "мыши" не кололись о "кактус" заранее предупреждаю что:
1. Автор погряз в ереси и не считает Палпатина гением за то, что тот осуществил Великий План, задуманный ситхами линии Бэйна.
2. Автор не Палпатин, однако постарается более-менее реалистично предать его характер. А поскольку людям свойственно меняться, не стоит упрекать автора в том, что он описывает героя "не так".
3. Повествование будет идти довольно медленно и неспешно. Торопливые читатели, которым не терпится увидеть канонные события с вампирами пусть запасутся терпением.
4. Слэша не будет. Фемслэш вполне возможен, хотя развёрнутых описаний постельных сцен не будет.
5. Поскольку госпожа Майер не затрагивала в своих книгах тему ЗВ, автор имеет полное право считать, что в этом мире господин Лукас не придумал свою знаменитую сагу о ЗВ. Соответственно, Палпатина в качестве киношного персонажа здесь никогда не существовало.
ВАЖНО! Все персонажи и описываемые события являются вымышленными. Любое совпадение с реальными людьми или событиями, является случайным.

ГЛАВА 17

4 мая 2019, 18:59
Частный дом в районе Парадайз Велли, 1999 г.       В этот обычный, ничем не примечательный вечер я сидел в своей комнате за письменным столом и немного корявым, неумелым детским подчерком выводил шариковой ручкой на бумаге:       Уважаемый мистер Ким Чен Ир! Меня зовут Белла Свон. Мне двенадцать лет. Я очень беспокоюсь, не начнется ли ядерная война между Корейской Народно-Демократической Республикой и Соединенными Штатами.       Вы за войну или нет? Если вы против, пожалуйста, скажите, как вы собираетесь её не допустить? Вы, конечно, не обязаны отвечать на этот вопрос, но я хотела бы знать, почему вы видите в нашей стране врага.       С искренним почтением, Белла Свон.       Закончив писать, я лукаво улыбнулся и, согнув пополам листок бумаги, положил его в почтовый конверт. Отправить конверт по адресу можно и завтра. Сейчас неплохо было бы отвлечься от размышлений об этом пиар-проекте по добавлению к своей биографии ещё одного плюсика и заняться более обыденными делами, например, помыться.       Выпив на кухне чашечку кофе и отбросив все мысли о том, обратят ли внимание сильные мира сего на это письмо, я наполнил ванную и, не торопясь, разделся.       Перед тем как приступить к водным процедурам, придирчиво осмотрел в большое зеркало свою худенькую тушку: тело у меня ещё совсем детское, ни округлостей, ни даже намёка на грудь нет и в помине. Стоит, правда, отметить, что благодаря регулярным занятиям кендо кое-какие мышцы на моём теле всё-таки наросли и я выгляжу гораздо спортивнее своих сверстниц. Да и личико у меня вполне миловидное: большие шоколадно-карие глаза, тонкий носик, узкий подбородок и пухлые губки.       Обворожительно улыбнувшись сам себе, распустил косичку и встряхнул копной длинных каштановых волос, стричь которые мне строго-настрого запретила мама. Эх, как приятно, когда у тебя нет ни одного седого волоска! Как приятно, когда твоя кожа не напоминает старый дряблый пергамент, а свежа, упруга и совершенно чиста. Что ни говори, а приятно вновь стать молодым, даже если твоя тушка совсем противоположного пола.       Закончил себя рассматривать, добавил в воду пены и улёгся в ванну. Зажмурившись от удовольствия, стал напевать одну из опер, неоднократно слышанную мной в Корусанстском театре. Забавно, а ведь я мог бы стать в этом мире знаменитым композитором, чья музыка весьма обогатила бы фонд классической музыки этой планеты. Интересная идея…       — Белла, открой дверь! — из коридора послышался взволнованный голос Рене. — Я хочу кое-что тебе показать.       — Мама, я вообще-то моюсь!       — Ну, так вылезай из ванны.       — А что случилось?       — Сама увидишь! — в голосе Рене послышались нотки недовольства. — Давай выходи.       Огорчённо вздохнув и мысленно обругав мать, вылез из воды и завернулся в полотенце. Пара шагов — и вот я уже открываю дверь ванной.       — Пойдём скорее, — мама схватила меня за руку и потащила в комнату Барби.       Стоит отметить, что сестрёнка, которой совсем недавно исполнилось три годика, всё больше и больше становилась похожа на знаменитую куклу. Голубые глазки и пухленькие губки она явно унаследовала от Рене, а вот светлые волосы достались ей от кого-то из предков Фостера.       Мама ещё больше старалась подчеркнуть схожесть девочки с куклой, наряжая Барби в одежду розового и бледно-фиолетового цветов, лично красила ей губки и делала соответствующую причёску, причём обязательно вплетала в волосы розовые бантики.       Зайдя в детскую, мы увидели Барби, сидящую на полу недалеко от кроватки. Рядом с ней было разбросано множество мячиков и разнообразных плюшевых игрушек, внешним видом похожих на зайчиков, медвежат и поросят. Впрочем, малышке они почему-то не особо нравились, больше всего она предпочитала играть с электронной говорящей барабашкой по кличке Фёрби.       Увидев нас, девочка радостно заулыбалась.       — Милая, покажи сестричке, что ты сейчас делала, — ласково попросила Рене, садясь на пол рядом с ребёнком.       — Иглала.       — Покажи, как ты двигала мячик!       — Неа, — закрутила головой девочка. — Хочу лисовать.       — Рисовать?       — Да!       Рене разочарованно хмыкнула и, поднявшись с пола, стала копаться в детской стенке. Наконец она протянула ребёнку альбом и фломастеры.       Барби положила альбом на пол, отбросила в сторону колпачки от фломастеров, но один из них потянула себе в рот.       — Барби, нет! — женщина тут же бросилась к ребёнку и забрала у неё колпачок. — Не тяни в рот всякую гадость.       — Мама! — обозначил я своё присутствие. — Может, вы без меня обойдётесь? Я, вообще-то, хотела помыться.       — Подожди, не торопись! — жестом остановила мой порыв Рене.       Подойдя поближе, женщина обняла меня за плечи и вытолкнула в коридор. Затем вышла из комнаты сама и прикрыла дверь, но таким образом, чтобы осталась значительная щель.       — Смотри! — шепнула мне в ухо мама.       Долгое время ничего не происходило. Барби увлеклась рисованием и что-то активно малевала на альбомном листе. Но вот ребёнку попался негодный, по-видимому, высохший фломастер. Девочка покрутила его в крохотных ручках и уронила на пол.       Укоризненно поглядев на неподвижно лежавший предмет, Барби фыркнула и отвернулась, махнув ему как бы «на прощанье» ручкой. Фломастер тут же пришёл в движение и с необычайной силой отлетел в сторону, ударившись об стену.       Ребёнка пора начинать учить, сделал я вывод.       — Белла, ты это видела? — торжествующе воскликнула Рене и, распахнув дверь, ворвалась в комнату.       Подойдя к Барби, женщина опустилась перед ней на колени и стала ласково поглаживать малышку по голове.       — Боже мой! У моей дочери паранормальные способности. Не могу в это поверить. Просто невероятно. Я в шоке!       — Вау! — сделал я удивлённое лицо и поинтересовался: — Ну, и что теперь ты будешь делать?       — А разве не понятно? — как на дурочку посмотрела на меня Рене. — Я хоть и редко, но смотрю National Geographic и видела телепередачи Американского института парапсихологии. Если бы ты только слышала, Белла, как они интересно рассказывают про инопланетян, полтергейст и медиумов…       — То есть ты хочешь отдать Барби на опыты? — подытожил я, добавив в голос сарказма.       — Твой юмор неуместен, — строго произнесла Рене и, смягчившись, добавила: — Помню, в тех передачах очень умные профессора в красивых костюмах говорили, что ребёнок с паранормальными способностями не контролирует свой дар и поэтому опасен для окружающих. Они призывали всех родителей, которые обнаружат у своих детей такие способности, звонить им. Обещали помочь. Жаль только, номер телефона я не записала…       Женщина ещё раз погладила Барби по голове и, поднявшись с колен, уселась на кровать. Я тоже сел рядом с ней.       — Институт парапсихологии, значит? — устало вздохнул я. — Мама, а расскажи-ка, мне что известно о судьбе тех одарённых детей, которые уже попали в лапы, хм… в руки этих учёных?       — В программе об этом ничего не говорилось, — машинально ответила Рене и насторожилась: — Ты на что намекаешь?       — Подумай, ведь люди с паранормальными способностями — это идеальные солдаты, телохранители, шпионы, ассасины. Кто угодно. Всё, что нужно, — это найти одарённого ребёнка и воспитать его, психологически обработав на верность хозяину. Ведь ребёнок как чистый лист — что хочешь, то и пиши.       — Да, я видела фильмы с таким сюжетом, — задумалась Рене. — И, думаю, ты права…       — Возможно, эти ребята и не замышляют ничего плохого, но зачем нам рисковать? Или ты хочешь потерять дочь?       — Нет! — в ужасе воскликнула женщина.       — Вот и держи тогда язык за зубами.       — Хорошо, я буду молчать, — кивнула Рене. — Но ведь Джим рано или поздно тоже узнает…       — Нам придётся с ним поговорить, — объяснил я, поднимаясь с кровати. — Желательно сразу же, как только он вернётся с работы. И, знаешь, кое в чём эти профессора правы: маленькие, неразумные дети, не умеющие контролировать свой дар, действительно опасны.       — И что ты предлагаешь?       — Я сама буду её учить!       — Ты? — глаза Рене округлились от удивления. — Но откуда тебе знать о таких вещах?       — Из книг, мама, из книг. Мне довелось читать литературу по парапсихологии, где много чего написано о способностях, которые мы обнаружили у Барби. Поэтому в общих чертах я в курсе, что нужно делать.       — Ну, не знаю, — скептически посмотрела на меня Рене и нерешительно произнесла: — Ладно, можешь её учить, но теперь тебе нужно будет проводить с сестрой больше времени.       — Договорились, — кивнул я, и подойдя к двери, обернулся: — Пойду, наконец, помоюсь.       Скинув с себя полотенце залез в ванную. Как и следовало ожидать, вода уже успела остыть, а пена — выветриться. Пришлось частично сливать воду и доливать новую, более горячую. Почувствовав, наконец, приятную теплоту, расслабился и закрыл глаза.       — А-а-а-а! — послышался в коридоре женский вопль.       Спустя несколько секунд дверь в ванную затряслась под ударами кулаков.       — Белла, выходи! — узнал я голос Рене. — У нас потоп.       — Чего?       — Канализацию прорвало! В туалете полно воды. Иди посмотри.       — Иду, мам.       Пришлось вновь вылезать из ванны, накидывать на себя полотенце и выходить в коридор, где меня уже ждала обеспокоенная Рене. Схватив за руку, она потащила меня в туалет, который сейчас представлял собой отвратительное зрелище. Пол был полностью залит мыльной водой, в которой густо плавало дерьмо.       — Посмотри, какое безобразие! — всплеснула руками женщина. — Пойду звонить сантехникам.       — А кто будет убирать всё это?       — Вызовем уборщиков из клининговой компании. Закажем разовую уборку.       — Вот именно что разовую! — выделил я. — Мама, мне надоело готовить и убираться в доме. Думаю, и тебе тоже это надоело. Так почему бы нам, в таком случае, не нанять горничную?       — Но это же дорого! — покачала головой Рене. — У нас, конечно, осталась часть тех денег, что ты выиграла в лотерею, но они отложены на оплату твоего обучения в школе и в университете. Поэтому мы не можем позволить себе лишние траты.       — А давай поделим расходы на три части, — предложил я. — Каждый член семьи, не считая, конечно же, Барби, будет оплачивать услуги горничной со своих доходов.       — Откуда у тебя доходы? — вопросительно подняла бровь мама.       — У меня есть вклад в банке, — напомнил я. — Деньги, полученные от продажи метеорита.       — Ах, да, действительно! — кивнула женщина и задумалась. — Знаешь, я плохая хозяйка, и помощь горничной нам была бы очень кстати. Думаю, и Джим не будет против, ведь он теперь станет лучше питаться. Ну, и в доме станет чище… Белла, мне нравится твоя идея. Мы наймём прислугу!       — Рада это слышать, — улыбнулся я, и поправив полотенце, добавил: — Пойду оденусь. Помыться теперь точно не получится.       Вернувшись в ванную, высушил феном волосы и хорошенько их расчесал, а потом надел шорты и футболку. Воду, разумеется, сливать не стал, иначе при забившейся канализации она потечёт из туалета или раковины, и потоп станет гораздо более масштабным.       Закончив со всем этим, отправился в свою комнату и, усевшись в кресло, включил компьютер. Пара минут загрузки операционной системы — и вот уже на голубом фоне рабочего стола появляется знакомая надпись Windows 98. Щелкаю на значок подключения к интернету.       О да, в этом мире есть примитивный аналог голонета — интернет. Первоначально он был чисто военно-научной разработкой, но в 1992 г. был принят закон, который разрешил использовать эту технологию в коммерческих целях. И пошло-поехало… Обычные американцы довольно быстро оценили все преимущества высокоскоростной сети телекоммуникаций, и теперь она стремительно набирает популярность в стране. По последним данным, уже около трети американских семей подключены к интернету.       Фондовые биржи тоже в полной мере использовали возможности сети, перейдя с середины 90-х годов на систему интернет-трейдинга. Теперь любой желающий в онлайн-режиме получил возможность при минимальной комиссии торговать через брокера ценными бумагами на бирже. Разумеется, обыватели в надежде на быстрый заработок не замедлили воспользоваться этой возможностью. Спрос на акции стал неминуемо толкать котировки вверх и привел к расцвету инвестиционной эйфории, немыслимой в предшествующие годы. Заработала своеобразная цепочка: чем проще технология, тем меньше комиссия; чем меньше комиссия, тем больше трейдеров и прибыль брокеров.       Трейдеры-новички, бурным потоком хлынувшие на рынок, начали жадно интересоваться новостями финансовых рынков, искать информацию о котировках, а также слушать советы разных «специалистов» о том, какие ценные бумаги выгоднее приобретать, чтобы быстро разбогатеть.       Роль такого «специалиста» я сейчас и играл. Несколько месяцев назад я на Yahoo.com нашёл список фирм, занимающихся разработкой сайтов для малого бизнеса. Довольно быстро выяснил, что цена создания подобного ресурса зависит от качества дизайна и количества страниц, но в среднем составляет от 3 до 6 тыс. долларов.       Решил не мелочиться и искать более дорогой вариант, ведь чем шикарнее сайт, тем больше к нему доверия. В итоге выбрал проект, разработчики которого просили за свои услуги 12 тыс. долларов.       Связался с этой фирмой и оплатил заказ со своего банковского счёта. Дизайнеры и программисты спроектировали интерфейс и дизайн по моему вкусу. Спустя несколько дней сайт был готов.       Одновременно с этим начал поиск подходящего брокера. Благодаря низкой комиссии и относительному удобству торгового терминала, остановил свой выбор на Ameritrade. И тут возникла проблема: по закону счёт у брокера имеют право открывать только совершеннолетние трейдеры. Пришлось подключать к этому делу Рене, для которой интернет-технологии были чем-то из области фантастики. Мама довольно быстро согласилась, ведь денег на это дело я у неё не просил, про учёбу не забывал и был весьма примерной девочкой.       В итоге открыл счёт на имя Рене, получил ключи и пароли к терминалу и положил на счёт немного своих денег. Торговать я пока не собирался, просто с терминала было удобнее наблюдать за рынком.       Когда был готов заказанный мной сайт, начал его «раскрутку». Собственно, само название — Stock swan. com. уже должно было привлечь интерес первых посетителей. На сайте стал размещать всякую интересную биржевую информацию, которую находил в интернете, и от имени нескольких аналитиков делал на основе этой информации выводы, а также давал рекомендации. Работал, что называется, «за бесплатно», в обязательном порядке посвящая сайту несколько часов после школы.       Разумеется, прогнозы и советы моих фальшивых аналитиков далеко не всегда совпадали с движением рынка, но за несколько месяцев сайт приобрёл некоторую популярность. Связано это было с тем, что бурный поток трейдеров-новичков, хлынувший на рынок, искал в сети любую информацию касательно биржевой торговли и попадал, в том числе, и ко мне в гости. Когда количество посещений сайта за день достигло более двух тысяч, я приступил к осуществлению своего плана.       Всё было предельно просто. Я выбирал какую-нибудь низколиквидную акцию, которая выглядела чуть более недооцененной, чем другие из этого же сектора, и массово скупал её.       На следующий день я вставал как можно раньше, примерно в пять утра, и начинал широкомасштабную рекламу этой самой акции. До школы нужно было успеть написать с нескольких IP-адресов и почтовых ящиков от имени разных людей сотни комментариев в трейдерских чатах и на досках Yahoo Finance. Вернувшись из школы, писал подобные комментарии уже на своём сайте. Во всех этих постах я старался убедить инвесторов покупать ту самую акцию, которую заранее прикупил.       И здесь начинала работать человеческая психология. Люди уже убедились, что интернет штука стоящая, но ещё не успели осознать, что в нём так же, как и в реале, могут быть мошенники. Интернет-трейдинг был новинкой, поэтому у тех, кто подключался к всемирной Сети и отправлялся торговать на бирже, создавалась иллюзия некого «круга посвящённых», знатоков, которые могут помочь и плохого точно не посоветуют. Поэтому немалое количество трейдеров-новичков верили моим рекомендациям и, соответственно, спрос резко увеличивал биржевую стоимость данной акции.       Дождавшись пика роста, я тут же продавал весь свой пакет с большой прибылью для себя. Дальше эта акция неминуемо падала, люди теряли деньги, но разве это моя проблема?       Торгуя по данной схеме, заметил интересную особенность: люди охотнее верили не «умным» заметкам, в которых я выступал под видом грамотного аргументированного аналитика, а «эмоциональным», вроде: «Беру акции Caterpillar на весь депозит, жду резкого роста, ёхххоу!!!». И побольше восклицательных знаков со смайликами. Странно, но это работало.       Брокерский счёт Рене стал стремительно расти, достигнув уже более двух миллионов долларов. Представляю, какие были бы у мамы глаза, вздумай она его проверить. И эта сумма ещё далеко не предел…       Увлёкшись биржевой аналитикой и обзором финансовых новостей, я не сразу обратил внимание на голоса, доносившиеся с улицы. Встав с кресла, подошёл к окну. По нашему участку в лучах заходящего солнца ходили какие-то люди в масках и зелёных резиновых комбинезонах с накинутыми капюшонами. Вокруг гигантского кактуса, росшего напротив окон, описывал круги какой-то «луноход», а на обочине дороги стоял мини-вэн, в открытую дверь которого я увидел монитор, перед которым на стульчике сидел ещё один человек в капюшоне. Монитор показывал картинку, которую обычно можно увидеть в фильме ужасов: какие-то тёмные подземные переходы, повороты, странные расплывчатые изгибающиеся тени.       Решив выяснить, что происходит, я выключил компьютер и спустился в гостиную. Рядом с дверью Рене активно спорила с одним из «зелёных», который из уважения к хозяйке соизволил снять с лица маску.       — Миссис Фостер, говорю вам, мы не можем выкорчевать этот кактус! — возражал мужчина.       — Нет, вы его обязательно выкопаете! — настаивала хозяйка. — Я даже готова заплатить вам за это двойную цену.       — Поймите, мы не можем! Или вы хотите, чтобы нас привлекли к уголовной ответственности?       — Этот кактус находится на моей земле, поэтому делайте, что я вам сказала.       — Кхе-кхе, — привлёк я внимание. — Мама, а что здесь происходит?       — Представляешь, в повреждении канализации виноват кактус! Хотя, наверное, мистер Дилан объяснит тебе все детали гораздо лучше.       Рене выразительно посмотрела на мужчину в резиновом комбинезоне.       — Да, конечно, — быстро сориентировался гость. — Всё дело в том, что корни вашего кактуса где-то глубоко под землёй сместили сточную трубу, которая выводит из дома воду и направляет её в большую общую трубу, проложенную под землей уже на муниципальной территории.       — А тот «луноход», что я видела из окна, — это, наверное, какой-то прибор для исследований?       — Это не «луноход», а рентген, — улыбнулся мужчина. — Он помогает найти под землёй место повреждения.       — Надеюсь, вы уже нашли это место?       — Представьте себе, маленькая мисс, нет, не нашли, — развёл руками Дилан. — Кактусы породы «сагуаро» знамениты своими длинными и мощными корнями. Они так густо оплели трубу, что теперь трудно понять, какой корень её повредил.       — Ну, так в чём проблема? — удивился я. — Выкопайте кактус и замените трубу.       — Всё не так просто, — отрицательно покачал головой мужчина. — Согласно законам Аризоны, кактусы этой породы находятся под защитой. Любой, кто уничтожит такое растение, может получить 25 лет тюремного заключения.       — Это возмутительно! — вмешалась Рене. — Легислатура штата принимает дурацкие законы, а мы, что, теперь должны из-за кактуса захлёбываться в собственном дерьме?       — Вы можете подать прошение в муниципалитет, — предложил Дилан. — Только, боюсь, дело затянется очень надолго.       — Ага, и в туалет мы теперь будем вынуждены ходить к соседям, — хмыкнула женщина.       — Есть, правда, ещё один вариант, — подумав, добавил сантехник.       В этот момент в полураскрытую дверь с улицы зашёл Фостер. Бросив мимолётный взгляд на гостя, он повернулся у Рене.       — Дорогая, объясни мне, что здесь делают все эти люди?       — Канализацию ремонтируют, — недовольно поморщилась женщина.       Спустя несколько минут, благодаря объяснениям сантехника, Фостер был уже в курсе всей тонкости сложившейся ситуации.       — Скажите, мистер Дилан, — задумчиво проговорил хозяин дома. — А что, если взять миниатюрную видеокамеру на длинном проводе и опустить её в сливную трубу, допустим, из раковины в нашем доме. Ну, а потом можно просто наблюдать по монитору, пока, наконец, не отыщется место повреждения.       — Вот это я и хотел вам предложить, — обрадовался сантехник, и поколебавшись, добавил: — Но будет дорого. Всё-таки техника новая, экспериментальная…       — Сколько?       — Две тысячи долларов.       — Это грабёж! — воскликнула Рене.       — Мы согласны! — кивнул Фостер, строго посмотрев на жену.       — Замечательно! — улыбнулся Дилан. — Сейчас я позвоню людям, которые привезут необходимое оборудование. Вам придётся немного подождать.       Сантехник вышел из дома, и Рене закрыла за ним дверь. Фостер хотел было подняться по лестнице на второй этаж, но я поспешил его остановить.       — Дядя Джим, есть разговор.       — Да, Белла, — обернулся отчим.       — Мама хотела тебе кое-что рассказать о Барби.       — С ней всё в порядке? — насторожился мужчина.       — Не беспокойся, дорогой, — улыбнулась Рене. — Всё хорошо. Только вот мы с Беллой обнаружили у неё некоторые необычные способности…       Женщина задумалась, стараясь подобрать слова.       — Понимаешь, она может двигать предметы, к ним не прикасаясь. Кажется, это называется телекинез…       — Ты, что, шутишь? — не поверил Фостер.       — Мама не шутит! — вмешался я, добавив в голос эмоциональности. — Это правда.       — Не поверю, пока сам не увижу, — покачал головой отчим.       — Увидишь, обязательно увидишь, — махнула рукой Рене. — Нас с Беллой интересует твоё мнение. Что теперь нам делать?       — Молчать, — твёрдо ответил мужчина. — Если это правда, то нужно молчать. Иначе можно запросто потерять дочь.       — Ты что-то знаешь? — проницательно посмотрела на него Рене.       — За другие федеральные структуры говорить не буду, но у нас в ФБР существует должностная инструкция. В случае обнаружения людей с паранормальными способностями мы обязаны докладывать начальству.       — И много было обнаружено таких людей? — заинтересовался я.       — Нет, конечно, — как на дуру посмотрел на меня отчим. — Я даже не слышал о таких случаях. Никто из сотрудников не воспринимает эту инструкцию всерьёз. Все уверены, что там, наверху, просто кто-то решил таким образом глупо пошутить. Но если то, что вы говорите про Барби, правда…       Мужчина замолчал и уставился в окно, наблюдая за тем, как в вечерних сумерках сантехники в зелёных комбинезонах устанавливают вокруг кактуса электрическое освещение.       — Не знаю, зачем начальству такие «супер-люди», — после долгой паузы продолжил говорить Фостер, — но свою собственную дочь я никому не отдам.       — Ну, вот и решили! — подвёл я итог разговору. — Никому о способностях Барби мы говорить не будем, а я займусь её обучением.       — Ты? — с удивлением посмотрел на меня отчим.       — Белла прочитала много книг по парапсихологии, — объяснила за меня Рене. — Она говорит, что знает, что нужно делать. Ну, а поскольку она вообще очень умная девочка, то я склонна ей верить.       — Шарлатанство все эти книги, — с пренебрежением махнул рукой Фостер, но, подумав, добавил: — Впрочем, если Белла хочет больше времени проводить с сестрёнкой, то я не буду возражать.       Отчим улыбнулся и подмигнул жене.       — А теперь было бы неплохо поужинать, я очень голоден.       — Конечно, дорогой, — кивнула Рене. — Сейчас приготовлю что-нибудь.       — Дядя Джим, — привлёк я внимание отчима. — Мы тут с мамой подумали и решили нанять горничную.       «Дядя» хотел было что-то сказать, но я жестом остановил его.       — Не беспокойся, расходы на оплату её услуг мы хотим поделить на три части. Я тоже внесу свою долю, у меня ведь есть деньги.       — Рене, ты как? — вопросительно посмотрел на жену Фостер.       — Я целиком и полностью поддерживаю свою дочь. Нам обеим надоело убираться и готовить. Пусть этим занимается горничная.       — Хорошо, — пожал плечами мужчина. — Если вы с Белой считаете, что вам нужна помощь по хозяйству, значит, так оно и есть. Я согласен, только следите за прислугой сами. У меня и без того хватает забот на работе.       Спустя минут десять, когда вся семья сидела за кухонным столом и кушала разогретую хозяйкой в микроволновке пиццу, в дверь позвонили.       — Это, наверное, сантехники, — предположил Фостер и, встав из-за стола, пошёл открывать дверь.       Отчим оказалась прав. На пороге действительно стоял уже знакомый нам мистер Дилан в сопровождении ещё одного мужчины в зелёном комбинезоне.       — Всё готово, можно начинать, — с ходу заявил сантехник и кивнул в сторону своего спутника. — Это Майк, он специалист по видеонаблюдению.       — Хорошо, приступайте, — согласился Фостер и отошёл в сторону, пропуская мужчин в дом. — Мы постараемся вам не мешать.       Семейный ужин пришлось срочно прекращать, так как сантехники объявили, что будут работать на кухне. Рене, взяв за ручку Барби, сразу же ушла на второй этаж, коротко бросив на прощанье, что у неё от всех этих хлопот разболелась голова. Ну, а мы с отчимом решили всё-таки остаться и, сидя на диване в гостиной, благо она не имела общей стены с кухней, понаблюдать за работой сантехников.       Не обращая на нас совершенно никакого внимания, Майк приказал двоим в зелёных комбинезонах принести из минивэна монитор и поставить его на кухонный стол. Затем он дал указание своим подручным снять раковину, подсоединил к монитору кабель с видеокамерой, и опустил её в трубу.       Несколько минут настройки — и вот уже на мониторе появились первые картинки пространства внутри трубы, освещённого синим светом маленькой лампочки. Весь этот процесс напоминал проктологическое исследование, как его показывают в специальных медицинских телепередачах, только вместо чьих-то внутренностей камера сейчас путешествовала по трубе.       Наконец повреждение было найдено. Что-то прикинув, Майк с Диланом быстро установили, где нужно копать, и отдали подчинённым соответствующее распоряжение. Сантехники, работая при свете электрических ламп, аккуратно сняли слой песчаного грунта и обнажили трубу. Затем, стараясь не повредить корни кактуса, они вытащили разбитую часть.       — А труба-то у вас была керамической, — хмыкнул Дилан. — Неудивительно, что её смогли повредить корни.       — Зачем использовать керамику, если есть метал и пластмасса? — поинтересовался Фостер.       — Вашему дому лет двадцать, — прикинул сантехник. — В ту пору широко использовались трубы, сделанные из обожженной глины. Главным их преимуществом считалась экологическая безопасность. Сейчас используют уже другие технологии.       — И что вы будете делать дальше?       — Заменим трубу на другую, на этот раз уже сделанную из пластмассы. Не беспокойтесь, сделаем всё в лучшем виде.       — Благодарю, — кивнул Фостер.       — Не за что, — широко улыбнулся Дилан. — Чек за наши услуги придёт вам по почте.       Сантехник попрощался и вышел из дома. Фостер задумчиво посмотрел ему вслед и повернулся ко мне.       — Вот гад. Содрал с нас три шкуры и теперь радуется.       — Не бери в голову, — махнул я рукой. — Иди лучше отдыхай.       — Да, пожалуй, так и сделаю, — кивнул Фостер, поднимаясь с дивана. — Спокойной ночи Белла.       — Спокойной ночи, дядя Джим.       Когда отчим ушёл, я потянулся к телефону и набрал номер клининговой компании, которая бы согласилась в ночное время заниматься чисткой туалета. Что поделаешь, если Рене плохая, забывчивая, хозяйка, мне, порою, приходилось брать эту роль на себя.
Реклама: