Апатия

Слэш
NC-17
В процессе
55
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 58 страниц, 9 частей
Описание:
Жили-были Монгрел и Блонди.
Рики ничего не знал о жизни Ясона,
Ясон знал все о Рики.
Между ними стояла стена,
и они не подозревали о надвигающейся драме.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
55 Нравится 76 Отзывы 25 В сборник Скачать

Часть 9

Настройки текста
Примечания:
Спасибо всем, кто не проходит мимо ошибок и опечаток :)

Между ними секунду назад Было жарко. А сейчас между ними лежат Снега Килиманджаро. «Сплин»

— Ясон, сколько тебе лет? — К чему вдруг этот интерес? — Да так. Без особой причины. — Больше, чем ты думаешь. — Слухи ходят, что Блонди бессмертны. — Они отчасти верны. — То есть тебя невозможно убить? — спросил Рики, подразумевая совсем не то, что Ясон подумал. — Моя смерть возможна, если тебе это так интересно. Рики не заметил, как Ясон вдруг оказался рядом и захватил его подбородок в стальной захват пальцев. При этом он добавил: «Ты так часто клялся меня убить, что признаюсь, Рики, твои вопросы наталкивают на неоднозначные мысли. Неужели ты вынашиваешь какой-то план?» Он придвинулся еще ближе, слегка обдавая лицо Рики дыханием, от которого у последнего побежали мурашки. Ясон явно сделал неправильные выводы, но Рики заботило не это. Поверхность кожи обдает жаром. Он едва дышит, неумолимо погружаясь в глубины синих глаз Ясона. «Ну же придвинься ближе» — Рики буквально взмолился. Не в слух, конечно. Хотя Ясону его желание и так было очевидным. Его чувственные губы изгибаются в порочной усмешке, он придирчиво разглядывает, изнывающего от желания, Рики. Кончики пальцев скользнули с подбородка и приблизились к губам. У Рики все на лице написано. Вот только Ясон желал это услышать. В этом была вся соль — больше не заставлять. Ведь Рики высказывал свои желания только под давлением. Только, когда Ясон прижимал его к стенке. Секунда и Ясон отстранился. Его губы почти скользнули по губам Рики. — Да чтоб тебя… блядь…блядь, — шепчет Рики, из-за охватившего его разочарования и неудовлетворенности, обращаясь к закрывшейся двери ванны. Все так запуталось, перевернулось с ног на голову и с каждым днем хаос только разрастается. Рики с ужасом понимает, что не выдержит так дольше. *** — Почему так долго? — возмутился Катце. — Через час отгрузка! — Прости, — сказал Рики, присаживаясь на диван в кабинете Катце. — Есть минута поговорить? Катце кивнул. А Рики прикрыл глаза. Сложно… — Я хочу сдать на пилота, — произнес Рики. — Не понял. — Получить лицензию. Молчание. Катце нахмурился, а потом усмехнулся. Ему не было смешно — его такой запрос озадачил. — В смысле, Рики? Во-первых, Ясон тебе разрешил? А во-вторых… для этого нужно гражданство. Рики ожидал что Меченый упомянет Ясона, но… Словно удар под дых. Гражданство… Как он сам не понял этого?! На что надеялся? Неужели мозги совсем заржавели. Лицо исказилось гримасой отчаяния. Окружающий мир словно лишился красок. Он быстро проговорил, словно это могло что-то изменить. — «Нарисовать» же можно все что угодно. Неужели нельзя купить гражданство? Катце молчал, почти сочувственно глядя на Рики. Затем коснулся его плеча и сказал: — Купить можно все что угодно. Но ты прекрасно знаешь — инициатива к добру не приведет… — Мир поставил на монгрелах жирный крест, да, Катце? Мы ущербные, недостойные… Ты ведь знаешь — полно одаренных умом ребят, которые так и гниют в трущобах. — Попроси Ясона. Рики одарил его долгим взглядом, перед тем, как сказать: — Вот уж не смешная шутка. Катце, в свою очередь, тоже одарил его донельзя серьезным и саркастичным взглядом. — Не понимаю, почему ты до сих пор надеешься найти у меня чувство юмора. — Он помолчал. — В любом случае именно за Ясоном будет последнее слово. Неужели до сих пор не уяснил. Рики закусил губу. Кто знает. Да и попытка, не пытка. Спросить он действительно может. Вот только сейчас совсем не лучший момент… А может именно сейчас и есть его шанс на светлое будущее. Ясон того и гляди выкинет его на помойку. И поминай как звали. Рики скривился как от зубной боли. Он всегда презирал таких, кто выпрашивает подачки или заводит выгодные знакомства. Он считал себя не таким. А может это детский бред. И именно так и надо? Но Кирие это не помогло. Хотя с какой стороны посмотреть. Кто-то бы сказал: «Тебе достался жирный ломоть счастья, пользуйся пока есть возможность. Бери все, что можешь». *** Рики закурил сигарету и выдул дым в сторону открытого окна. В другой раз Ясон бы выгнал его на балкон, чтобы не травиться дымом, но то, как губы Рики обхватывали фильтр сигареты… От этого Ясону в голову лезли самые разные мысли. Рики, отвернувшись, смотрел в окно, пытаясь собраться с мыслями. Едва оправившись от шока, вызванного осознанием, что без помощи Ясона лицензии ему не видать. Он не ждал чуда, но, по крайней мере, должен был попробовать спросить. Держать в себе столько сомнений было невыносимо. Самым сложным было начать. Он чувствует, как на шее затягивается петля, «Я просто хочу хоть иногда забыть кто я и где я. Давай, попробуй объяснить Ясону! Он даже слушать не станет твои жалкие объяснения. Он ответит сухим тоном, который ты ненавидишь: «Ты что же, Рики, думаешь, имеешь право голоса?» — Я хочу получить лицензию пилота… — выпалил Рики. С места в карьер. Без лишних предисловий. — Почему ты остановился? — удивился Ясон тоном заинтересованного зрителя. Это вполне в его духе! Рики не покидало мучительное ощущение, что Ясон сейчас начнет паясничать. — Потому что ты уже насмехаешься надо мной! — возмутился Рики. — Вовсе нет. Я даже еще и слова не сказал. Разговор продолжался недолго. Ответ Ясона был вполне предсказуем. И у него были свои причины. Ясон считал, что Рики и так более чем свободен. Отпуская Рики жить в Апатию, Ясон не раз гнал мысль, что тот может попытаться удрать с Амои. Его бы конечно сразу задержали, но по сути если бы он смог покинуть орбиту — маячок оказался бы бессильным. С гражданством и лицензией Рики мог отправиться куда угодно. На такой шаг Ясон был точно не готов. — Хочешь чтобы я всю жизнь у твоих ног просидел?! — Рики был в ярости. Изначально он собирался поговорить как цивилизованные люди: спокойно и без лишних эмоций. Он бывал в дерьмовых ситуациях, в Кересе на любых разборках, он всегда знал, как включить голову и отключить рефлексию. Но с Ясоном не получается. С этого поля боя Рики постоянно уходит побежденным. И почему он вообразил, что с Ясоном получится нормально поговорить? За те годы, что они вместе, это ему никогда не удавалось. — Рики, я могу буквально заставить тебя сидеть у моих ног круглосуточно, и если надо то и всю жизнь. Достаточно было одного жесткого взгляда Ясона, чтобы разрушить всю его решимость. Рики заткнулся. Было самое время. Он знал, Ясон не шутит. Возможно этот ушат ледяной воды ему нужен был, чтобы вернуться в реальность. Он хочет невозможного. Просит гражданство. Он почувствовал себя очень глупо. Что закономерно, ведь он попросил то, что пэтам даже не снится. — Неужели, Рики, тебе настолько недостаточно той свободы, что я уже тебе дал? — Ясон слегка усмехнулся, с иронией. Рики не нашел, что ответить — он понимал, что пересекает линию. Но покорность никогда не даст ему покоя. Он чувствовал себя как утопающий, отчетливо видящий и осознающий, что происходит, но неспособный удержаться на поверхности и погружающийся на дно. Где его честь? Он клялся себе, что не сдастся, клялся быть достойным. А что из этого вышло? *** Подавленное состояние Рики сказывалось на работе. — Эй, Рики, ты кажется, думаешь зарабатывать деньги, ничего не делая? — подколол его Катце. «Катце, разве ты можешь понять мои переживания?», Рики сейчас очень хотелось рассказать ему все свои горести. Он был вялым, апатичным, даже грустным. — Ты что, болен или с похмелья? Он не мог ответить, не рассказав всего. — Ты похудел, — Катце не сводил с него пристального взгляда. Рики пожал плечами и сунул руки в карманы куртки. Он ощущал, что круг смыкается, физически чувствовал со всех сторон. Выдержка и контроль над эмоциями давали сбой. Невозможно контролировать то, что сильнее его. Ярость и похоть… Они сокрушают, тело и разум, сотрясают до основания. Способен ли он вообще обрести душевное равновесие? Он то и дело поддается ярости и чувству собственной никчемности. Все-таки трудно отказаться от надежды — в душе некоторое время царит полный упадок. Удавка на горле, и с каждым днем она натягивается все туже. «Я никогда не буду чувствовать себя по-настоящему живым, настоящим, свободным». Да черт с ней, со свободой. Он просто хочет избавиться от напряжения внутри, от ежедневной лихорадочной работы мысли, от бесконечных пустых идей и предположений. Страсть пожирала Рики, он не переставал думать о Ясоне и своем будущем. *** Рики курил, сидя на кровати перед раскрытым окном, и умирал от голода. Когда он вернулся домой, у него не было ни сил, ни желания идти на кухню перекусить. Докурив, он забрался под покрывало и закрыл глаза. Ему опять приснился Ясон. Он даже подумал, что это реальность: чувствовал чужое бедро между своих ног и был так возбужден. Рики проснулся в лихорадочном ознобе, судорожно сжимая бедрами сбившиеся простыни. — Это все ведет в никуда, — констатировал он. Окончательное осознание этого пришло позже. Когда однажды Ясон появился из ванной в расстегнутой рубашке и свободных черных штанах, сидевших довольно низко, подчеркивая идеальный треугольник живота. Рики на какой-то момент как завороженный наблюдал за движением мускулов рельефного пресса. Что за фривольный вид?! Исходившая от Ясона аура расслабленности и непринужденности действовала возбуждающе. Рики потребовалось сделать над собой невероятное усилие, чтобы отвести взгляд от великолепного живота. На самом деле он даже не надеялся, что сможет думать о чем-то другом. Рики буквально возненавидел Ясона в тот момент, потому что это было невозможно, почти абсурдно, что Блонди вот так расхаживает с небрежным видом и, тем не менее, это происходило прямо у него на глазах. Рики нахмурился. «Что происходит? Что за спектакль?», жалобно подумал он. Неужели это ловушка, расставленная с высочайшим профессионализмом? Он пытался разгадать смысл. «Чего он хочет? Заставить помучиться? Он любит это, да». Рики старается его не замечать, но ничего не мог с собой поделать кроме как спрятаться за планшетом и возмущаться про себя, «Черт бы его побрал! Неужели Ясон это затеял чтобы поиздеваться?!» Именно так ему представлялась сложившаяся ситуация. К своему стыду такое «соблазнение» имело успех, а ведь Ясон пустил в ход лишь минимум своих талантов; даже такая малость вызывала у Рики постыдное желание облизать его с ног до головы. Рики нервно вздохнул, когда Ясон подошел ближе. — Чем занимаешься, Рики? Простой вопрос прозвучал настолько прямолинейно, что кровь бросилась к щекам, а скулы парализовало намертво. — Я читаю… — выдавил Рики. Цепкие, синие глаза внимательно изучают его с головы до ног. Ясон позволяет себе мимолетную кривую усмешку. Как-будто прекрасное знает, видит насквозь своим пронизывающим насмешливым взглядом. Вся энергия Рики была направлена на то, чтобы не закричать: «Прекрати, хватит, прекрати». Он закусил щеку изнутри, чтобы губы не разжались. Рики ужасно хочется провести вечер как обычно, как это стало привычно, а не пытаться понять, что это за игра. Он уже привык к таким обыденным вещам, как редкие ужины вместе. Может это все его разыгравшееся воображение? И за этим ничего не стоит. Ясон стоял напротив, молчаливый и спокойный. — Захочешь приходи в бильярдную. Он бросил на Рики последний взгляд из-под своих длинных черных ресниц. Рики проследил за его высоким силуэтом, пока тот не скрылся из виду. И тут же ощутил дикое желание пойти следом; только природное упрямство удержало его на месте. Это предложение показалось Рики неуместным, но вовсе не значило, что в нем крылся другой смысл. Рики впал в нерешительность, будто столкнулся с каким-то предзнаменованием. Поняв, что все равно не может заниматься ничем, Рики решил навестить Ясона. Идя по коридору, он услышал удары шаров, потом еще и еще, звуки обрели упорядоченность. Удар за ударом. Рики сделал шаг и остановился на входе в комнату. Ясон не заметил его. Пока не заметил. Он держался спокойно, уверенно и красиво, как делал это всю жизнь. Возможно именно это делало его аристократом — благородство и сдержанность. Ясон был создан таким. Прекрасный глава Синдиката. Он знал, как принять заинтересованную позу и завести непринужденный разговор. Он — мастер двойной игры и холодного расчета. Он — Блонди, идеальный по всем параметрам, и все эти атрибуты ставили его почти в параллельный мир. — Сыграем, Рики? Ты ведь умеешь играть? Глупо отнекиваться. — Кое-что умею. — Расставляй шары, а я займусь вином. Рики собрал шары треугольником.  — Ты хорошо играешь, Рики? — хитро улыбается Ясон. Его глаза, которые могли заморозить, были почти теплыми. Он казался почти обычным человеком. — Как насчет сыграть на что-нибудь? Рики замер от удивления и задумался. — Типо на желание? — предположил он, не найдя ничего более разумного. Не на деньги же. — Да. Рики усмехнулся. Играть с таким противником, как Ясон… — За идиота меня держишь? Какой смысл играть, если знаешь, что разобьешь меня в пух и прах. Решил порисоваться? — Рики злится, его бесит то, насколько ему не по себе. Особенно по сравнению с ним. В глазах Ясона проскакивает искра. — Мне нравится буря в твоём взгляде, Рики. И я не против разбудить дикого полукровку из трущоб, — голос его был тих и мягок. — Я даже могу немного тебя научить. Видишь, как сильно я хочу, чтобы это была честная игра? «Нехрен меня учить. Сам умею!» — хотел выпалить Рики. Но… сейчас обстоятельства были другие. На кону могло стоять слишком много. Он ни на секунду не дал себе усомниться в своих силах. А это значит, нужно принять предложение Ясона. Хочет учить — пусть учит. — На желание значит… — Рики прочистил горло. — Тогда… Ты знаешь, чего я хочу. Он пошел ва-банк. Если играть на желание. Он знал, чего хотел — гражданство и лицензию пилота. — А нематериальных вариантов нет? Вопрос поставил Рики в тупик. Он покачал головой, весь обмирая в ожидании ответа. — Что ж будь по-твоему. Играем в одну лузу. Кто последний забьет, тот и выигрывает. И, если я выиграю, я хочу… — Ясон делает глоток вина из бокала и останавливает взгляд на губах Рики, — поцелуй. Что за бред? Что за комедия? Зачем играть на то, что можешь получить бесплатно?! Рики нахмурился. За этим вполне мог стоять какой-то подвох. Поцелуй… О каком поцелуе речь? Есть то, чего они никогда не делали. Рики невольно представилось, как Ясон кончает у него во рту. «Рики! Тормози! О чем ты?». Ясон послал ему совсем легкую улыбку, но дьявольски соблазнительную и закатал рукава рубашки до локтя. Рики сжал зубы, а взгляд потяжелел. Ясон обладал пугающей притягательностью. Мысли, неуместные и не соответствующие моменту о том, что, то, что Рики видел перед собой было очень сексуальным, не давали ему покоя. Ему совсем не нравилось, вот так пожирать Ясона глазами, подобно тайком ласкающему себя юнцу, который не может избавиться от чувства вины. — Первый удар твой, Рики. Дай-ка я тебе помогу. Рики напрягся всем телом, когда Ясон встает позади него и нажимает на поясницу, заставляя чуть прогнуться над столом. Его задница упирается Ясону в бедро. Рики тяжело сглатывает, крепче перехватывая лакированное дерево. — Полностью ложиться на стол не надо. — Голос звучит бархатно-низко. Проклятье. Второй рукой Ясон слегка поправляет угол наклона. Эта близость вкупе с голосом ослабляют внимание. — Бей, Рики. Удар вышел смазанным. Черт. Это настоящий провал. Ясон бьет, не глядя, ловко, уверенно. Но… он не прочь поддаться. Многие хищники сначала играют со своей жертвой. И Ясон не исключение. А кий снова у Рики. Поначалу Рики пытается изучить технику Ясона. После каждого удара буравит его взглядом и повторяет про себя словно мантру «Давай, Рики, играй так, как-будто от этого зависит твоя жизнь». И в этом есть доля правды. — Отчего ты так напряжен? — прошептал Ясон тихо, склонившись к нему, корректируя удар. — Держи ровнее. В таком состоянии было очень трудно вести нормальную игру. Рики задерживает дыхание. Желание прокатилось по всему телу, от зудящих сосков до члена. Ему стыдно за избыточные реакции собственного тела, но сейчас — он не мог себя контролировать. Он был донельзя сосредоточен и в то же время возбужден. Во рту сухо как в пустыне. Каждый глоток обдирал горло. Ясон берёт кий молча, проходится по дереву тонкими пальцами, на которые Рики смотрит так, будто это единственная вещь в мире, которая его интересует. С каких пор Ясон стал центром его внимания? Он успевает сотню раз поймать себя на том, что рассматривает, сверлит взглядом, как Ясон двигается: плавно, с присущей ему легкостью и грацией. Ясон, сменил положение тела. Взгляд Рики упал на его брюки. Рики показалось, что тонкая ткань оттопыривается спереди. Они были прекрасно скроены, но сейчас их безукоризненная форма словно была нарушена. Это зрелище подействовало на Рики не хуже афродизиака. Ясон слегка наклонился над столом и ударил. Сильно и точно. Этот удар словно прошёлся отголоском по нервам Рики, разлетевшись искрами по коже. А в низу живота становится так горячо. Возбуждение стало таким острым и таким неправильным, что он почувствовал к самому себе отвращение. Удар. Ответ. Удар. Все это словно изощренная прелюдия. В какой-то момент он наблюдал за Ясоном и в голове пронеслось: «Плевать на гражданство. На все плевать. Кроме… Он безотрывно смотрел на его рот, представляя себе, как они сливаются в поцелуе. Это желание. Обидное и унизительное. У него горят щеки. В штанах уже мокро, они больно впиваются в тело. А потом тонкая улыбка Ясона и долгий внимательный взгляд … И удар, который становится последним. Кровь отливает от лица Рики. Что?! Без вариантов. Рики нещадно продул. Конечно же Ясон не собирался проигрывать. Такого варианта не было изначально. Вот дерьмо. Он проиграл, но на что он рассчитывал… Это было унизительной ошибкой… Ясон снова поставил его на место. Еще минуту назад Рики не мог отвести от него глаз, а теперь не мог даже взглянуть на него. Ясон уже нависает сверху, а Рики не может поднять лицо. — Поцелуй меня, не стесняйся, — подразнил Ясон; сердце Рики билось так быстро, что ритмичных удары грохотали в груди, висках, и даже губы подрагивали от громких и быстрых ударов. Ясон положил руку ему на затылок и повернул к себе. — Неужели, ты не держишь слово, Рики… Без дальнейших проволочек, Рики подался вперед. Его поцелуй был наглым и дерзким — он специально глубоко проникал в рот Ясона языком, жадно и бесцеремонно. Словно сражаясь. Словно не желая сдаваться на милость победителя. Тело мелко задрожало, когда пальцы Ясона, погладив, нащупали маленькие темно-коричневые соски и слегка ущипнули их. Рики прижимался к нему. Сквозь брюки ощущая твердость возбужденного члена Ясона — значит он всё-таки не был так спокоен, как казался. Рики застонал от этого трения. Этот выходивший глубоко из глотки звук означал крайнюю степень возбуждения, требовавшего немедленного удовлетворения. Дыхание стало неровным, поцелуи стали более настойчивыми и требовательными. Язык Ясона входил в его рот и обратно, а потом он оторвался от губ Рики, опустил голову и взял в рот один из сосков: сосал его, покусывал, ласкал языком. Рики не понял, когда он уже оказался лежащим спиной на столе. Он обхватил Ясона ногами и, тот сделал бёдрами рывок навстречу, от которого Рики уже готов был кончить. Он извивался и выгибался, чувствуя, как пальцы Ясона крутят и без того возбужденные соски. — Ох, бля! — выдохнул Рики еле слышно, содрогаясь от подобия вожделенной разрядки и изо всех сил цепляясь за плечи Ясона, как-будто это могло остановить неизбежную реакцию. Воздержание было слишком долгим. Разрядка наступила, но это была лишь жалкая тень блаженства. Ясон слегка отстранился. Вместо наслаждения Рики ощутил ярость и желание выместить накопившуюся неудовлетворенность. — Это опять твои дурацкие игры! — с вызовом прохрипел он. — О чем ты Рики? Что же тебя так разозлило? — Ясон наклонился, и опять взял в рот его сосок, моментально отбив всякое желание спорить. Рики до боли прикусил губу, его возбуждение было все еще велико, в груди зародился глухой стон. Ему опять было так хорошо, что он позабыл обо всем, и о том, кто диктует правила. — На этом, пожалуй, закончим на сегодня, — прошептал Ясон. Нет, в ужасе подумал Рики. Больше. Мне нужно больше. Вместо того, чтобы дать ему это, Ясон окончательно высвободился из его хватки. А у Рики даже не нашлось сил ответить. Все вокруг расплывается словно в тумане. Он не видел, как Ясон вышел прочь. Несколько секунд втайне Рики надеялся, что он вернется. Но ничего не произошло. Он пытается собраться с мыслями. Прикоснулся к своим щекам ладонями: они горели. Он встал и прихватил начатую бутылку вина, отпил из горла и покачиваясь на ватных ногах, направился в спальню, где и рухнул на постель звездой, не удосужившись стащить грязную одежду. Все внутри горело от возбуждения, и болезненной истомы, которая просила освобождения. Все недавние события заставили его взглянуть на свою жизнь иначе. Все привело к тому, что он опять лежит один, и думает о том, а не устроить ли Ясону разнос? Глупости. В чем он реально может обвинить Блонди? Но как же хочется набрать номер Ясона и послать его куда подальше. Или сказать, чтобы просто вернул все, как было и плевать на статус пэта, жёсткий трах и время от времени порваную задницу… Он просто не понимал, как дальше жить при таком раскладе. Прикрыв глаза рукой, Рики тихо и горько рассмеялся. Пожалуй, он начал понимать что-то в том, как устроен мир. С некоторых пор к его двадцати годам словно прибавилось еще двадцать. Вряд ли это покажется логичным, однако так он себя и чувствовал. Раньше он всё знал на несколько шагов наперёд и не мусолил проблемы, сейчас напротив — сомневался в каждом шаге. А ведь ему всегда было присуще бороться — это была главная черта его характера, но сейчас он просто не понимал за что. Докатился. Он потянулся к телефону. В любом случае, терять ему было нечего.
Примечания:
Дорогие читатели, как думаете, позвонит Рики Ясону или нет, и, что за этим последует? :)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты