Консорт +12

  • Isis
    переводчик
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Изумрудный город

Автор оригинала:
sneetchstar
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/9594155/chapters/21683999

Основные персонажи:
Ведьма Востока, Дороти Гейл, Лукас (Страшила/Роан)
Пэйринг:
Лукас/Дороти
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU
Размер:
планируется Миди, написано 17 страниц, 3 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Дороти присоединяется к ведьмам и находит свое призвание в Оз. AU после 1х05

Посвящение:
Sneerstar for the great story

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть вторая

21 августа 2017, 18:14
Церемония очищения на деле была не такой приятной, как называлась.

Она была скорее изнурительной, особенно, для уставшего Лукаса.

Казалось, что Дороти и Лукас стоят на коленях на каменном полу уже несколько часов, пока Тип поливал* их сверху водой большую часть церемонии — и так они стояли, пока не перестали чувствовать ног.

А вода была холодной.

Уэст кружила вокруг, говоря на странных языках, время от времени присоединяясь к ним, прижимая их лбы друг к другу, создавая довольно интимную, странную сцену.

В конце концов, Дороти не могла сказать, что была «очищена», но зато она была чуть менее грязной.

Менее грязной, но мокрой и дрожащей.

— Ладно, с этим разобрались, — в конце концов объявляет Уэст таким тоном, словно они только сделали нечто совершенно обычное и рутинное. — Кто голоден?

Лукас тут же кивает:

— Умираю от голода.

— Переодевайтесь… Ужин подадут через час, — отрывисто говорит Уэст, махнув рукой служанке.

— Идите за мной, — равнодушно просит девчонка.

Она ведет их к двойным дверям, затем открывает одну створку.

— Это не та комната, в которой я была, — не решаясь войти, говорит Дороти.

— Вам дали новые комнаты, госпожа Дороти, — сообщает девушка без всякого энтузиазма.

— А Сильви? Она…

— Она уже внутри. Она — и собака — не подпускали к себе никого, кроме Тип, — проинформировала их девушка, очевидно, не в восторге от новой служанки.

Лукас заходит внутрь, ища маленькую девочку. Дороти быстро бормочет благодарность, прежде чем последовать за ним.

Покои состоят из нескольких просторных комнат, и они слышат голос Тип за одной из дверей.

— Сильви? — Зовет Лукас.

— Тип? — Добавляет Дороти, постучав.

Дверь открывается, и маленькая Сильви приветствует их с улыбкой, такая чистая, какой Дороти ее еще не видела. Она кидается вперед и обнимает Лукаса.

— Ты прекрасно выглядишь, малышка, — говорит он, гладя ее сияющие волосы.

— М-мокрый, — тихо говорит Сильви, чуть отстраняясь. Затем она обнимает Дороти, хотя она такая же мокрая.

— Когда она начала говорить? — Бормочет Дороти Лукасу, широко распахнув глаза.

— Вчера, — шепчет он. — Совсем немного.

Сильви отходит от Дороти и поворачивается к Тип, который держит приготовленное полотенце.

— Спасибо, Тип, — говорит Дороти.

— Она доверяет мне только потому, что я помог тебе, — отвечает он, аккуратно промокая те пряди Сильви, что намокли.

— Здесь мало кому можно доверять, — отвечает Дороти.

Тип кивает.

— Знаю, — он поворачивается, чтобы повесить полотенце, и Дороти касается его плеча.

— Я знаю, что ты знаешь, — она поворачивается было, чтобы выйти, но голос Тип ее останавливает.

— Я должен показать тебе твои комнаты.

— Ладно, — говорит Дороти.

Тип вздыхает и проходит вперед.

— Это была комната Сильви, — он указывает назад. — Это, понятное дело, главная комната, — говорит он, ткнув в центральную комнату. — Спальня, — указывает он. — Здесь есть ванная. Другая тут, — указывает он на третью дверь.

Дороти моргает, замечая, что кроме комнаты Сильви есть только одна спальня. Она оглядывается на Лукаса и видит на его лице вопрос, который он не может озвучить, но ей кажется, что она его понимает.

— Вам нужно сполоснуться и переодеться к ужину, — говорит Тип. — Вы найдете одежду в гардеробах, — он направляется к выходу, но затем останавливается. — Собаку на ужин брать не надо, я принесу ей еду, — добавляет он и исчезает.

— Эм, ладно, — говорит Дороти. Она оглядывается на Сильви — девочка сидит с Тото, задумчиво гладя его. Тото счастливо пыхтит и со вздохом складывает свою голову ей на колени. От ласки его глаза закрываются. — Думаю, мы просто… Ну да, — она заходит в спальню и видит посреди комнаты огромную четырехместную кровать с красным вельветовым балдахином. У одной стены два больших гардероба, между ними дверь, ведущая к ванной. У другой стены — зеркало во весь рост и широкие окна.

— Похоже, мы будем жить вместе? — наконец обретает дар речи Лукас и наконец задает свой вопрос.

— Похоже, — слабым голосом отвечает она.

— Я могу спать снаружи, если ты…

— Нет… Ничего. Ты через многое прошел, — прерывает его она, не находя в себе храбрости, чтобы повернуться и взглянуть на него.

— Мы оба через многое прошли, — тихо говорит он.

— Да, но… Нет ничего хорошего, в том, чтобы спать на диване, — отвечает она.

— Я так устал, что запросто засну стоя, — говорит он в ответ с хриплым смешком. Он замечает, что она не предлагает лечь на диване самой и не отдает постель ему одному.

Она наконец поворачивается к нему.

— Думаю, что вторая ванная для тебя, — говорит она, а ее рука сама тянется к его руке. — Ты воняешь, — добавляет она со смехом.

— Ты тоже, — поддевает он, его смущенная улыбка согревает ее сердце. Он наклоняется и коротко, нежно ее целует, прежде чем отправиться в ванную.

хХх



Тихий, робкий стук вырывает Дороти из дремы, в которую она, не осознавая того, провалилась.

— Госпожа Дороти?

Дороти открывает глаза и видит симпатичную молодую женщину, стоящую в дверях ванной.

— О… Эм… Привет.

— Я здесь, чтобы вам услужить. Меня зовут Лиа, — говорит она, кланяясь, но не входя. Она очень молода, ее кожа очень бледна, волосы почти черные, глаза — ярко-зеленые.

— Мне не нужна…

— Пожалуйста, Госпожа. Это моя работа. Госпожа Уэст сказала…

Дороти поднимает руку, зная, что девушка почти наверняка боится Уэст. Она знает, что сама все еще ее боится.

— Хорошо. Мне бы не хотелось, чтобы ты из-за меня попала в неприятности, — она махнула, разрешая войти.

— О, спасибо, Госпожа, — вздыхает Лиа, делая шаг.

— Просто… Можно просто Дороти, — говорит Дороти, зная, что почти наверняка это бесполезно. У этих ведьм, похоже, пунктик на церемонии.

— Не могу, — отвечает Лиа, беря мягкую мочалку, Дороти наклоняется вперед, подставляя спину.

— Хорошо, а «Мисс»? Мне не очень нравится, когда меня зовут «Госпожой», — говорит Дороти.

Лиа заканчивает с мытьем и тянется за кувшином.

— Пожалуйста, откиньте голову назад… Мисс, — говорит она с запинкой.

Дороти подчиняется и даже наслаждается мытьем головы. Ее мысли возвращаются к тем временам, когда она была маленькой, и тетя Эм мыла ее голову в кухонной раковине. Она улыбается, вспомнив, как стояла на коленях на кухонном стуле, наклоняясь вперед, пока шея и спина не начинали ныть.

Здесь все было по-другому. Она откинулась назад, и Лиа аккуратно промывала ее волосы над тазиком.

Лиа помогла Дороти выйти из ванны, накинула на ее плечи халат, затем последовала за ней в спальню. Дороти оглянулась вокруг, ища Лукаса.

— Во второй ванной есть комната для переодеваний. Ваш мужчина там, ему помогает Рекс, — проинформировала ее Лиа, словно прочитав мысли Дороти.

— Рекс? У Уэст есть и мужчины-слуги? — Она решает, что Рекс — мужчина; хотя в этом мире имена не такие, к каким она привыкла.

— Немного, — отвечает Лиа, открывая гардероб, пока Дороти присаживается, выжимая волосы полотенцем, и вытаскивает красное платье. — Это платье для сегодняшнего вечера, — говорит она.

— Это? — Дороти поднимает брови.

Лиа распахивает глаза:

— Простите, Госпожа, но это церемониальный ужин, и традиционно…

— Лиа. Все в порядке, — Дороти вздыхает. — Извини, я все еще привыкаю. Я не знаю, смогу ли привыкнуть.

— Да, Мисс. Вы сможете выбрать сами в другой раз… Ну, наверно… Но сегодня, вы должны надеть это платье, — объясняет Лиа.

— Ну, мне, наверно, не стоит идти против традиции, — отвечает она. — Оно хотя бы красивое.

хХх



Дороти выходит из спальни двадцать минут спустя. Платье прекрасно и очень ей идет, подчеркивая тонкую талию и изгибы ее тела. Ее волосы каскадом падают на спину, сдерживаемые красной лентой, выданной Лией.

Она видит Лукаса у окна, глядящего в ночь. Когда он оборачивается, они оба теряют дар речи.

— Крас-сивая, — тихий голос Сильви нарушает тишину.

Дороти улыбается и смотрит на девочку, все еще сидящую с Тото на диване.

— Спасибо, Сильви. Ты тоже очень красивая.

Пока Дороти говорит, Лукас идет к ней, и она наконец может его разглядеть. На нем были блестящие коричневые сапоги, узкие брюки, подчеркивающие его мускулистые бедра, парчовый жилет с красно-золотой вышивкой, под ним — кремовая рубашка с незастегнутым воротом. Его меч, начищенный и отполированный, висит на поясе. Как и Сильви, он такой чистый, каким она его и не припомнит.

Он великолепен.

— Привет, — выдыхает она, потому что ничего более умного в голову не приходит.

— Привет, — отвечает он, его голубые глаза не отрываются от нее, словно она — источник воды, а он днями бродил по пустыне. — Ты прекрасна, — говорит он, наконец сумев сформулировать предложение.

— Ты тоже, — отвечает она, и они просто пялятся друг на друга.

Лиа тихо прочищает горло, Дороти поворачивается.

— Не хотелось бы заставлять Госпожу Уэст ждать, Мисс, — серьезно сообщает она.

— Точно. Ладно, — соглашается Дороти.

— Ты голодна, Сильви? — Спрашивает Лукас, протягивая руку. Девочка спрыгивает с дивана и берет его за руку. Тото запрыгивает на большую кушетку в углу, очевидно, поставленную именно для него, и сворачивается в клубок.

— Хороший мальчик, — хвалит его Дороти и берет Лукаса за другую руку. — Готов? — спрашивает она его.

— Нет, — отвечает он.

— Хорошо. Я тоже.

хХх



— Ах, какая из вас прелестная пара, — приветствует их Госпожа Уэст. Дороти с трудом улыбается, неуверенная, серьезно ведьма или язвит. — Идите, садитесь.

Дороти садится напротив Уэст. Лукас садится справа от Дороти, а Сильви — по другую его сторону.

После того, как приносят еду, они какое-то время едят в некомфортной тишине. Дороти замечает, что Уэст больше пьет, чем ест.

— У тебя есть вопросы, — наконец говорит Уэст.

— Ага, но я сейчас не смогу их сформировать, — отвечает Дороти.

— Меня это устраивает, меньше работы, — комментирует Уэст, махнув служанке, чтобы та вновь наполнила ее кубок.

— Почему все в моей комнате красное? — спрашивает Дороти.

— Ты новая Ведьма Востока, — отвечает Уэст, закатывая глаза. — У Глинды все белое. Все мои вещи — черные. Наша усопшая сестра носила красное, как ты, я уверена, помнишь, — к концу предложения ее голос наполняется горечью.

— Что? Я не могу… Не могу… — Дороти умолкает, щелкнув пальцами, — Как это?.. Быть Верховной Ведьмой!

— Перчатки мои сестры выбрали тебя не просто так, — хмуро отвечает Уэст. Очевидно, она все еще была не в восторге от Дороти.

— Ну, они ошиблись. Я понятия не имею, что делаю! — Восклицает Дороти.

Уэст смеется, откинув назад голову.

— Думаешь, я знаю? Думаешь, хоть кто-то из нас знает? Такова наша жизнь, дитя.

— Мне казалось, ты говорила, что в жизни есть выбор, — возражает ей Дороти.

— Да, так и есть. Но я не говорила, что все будет чисто и прозрачно, без загадок, — отвечает она, поднимая кубок. — Твой ребенок уснул, — добавляет она, указывая на Сильви, опустившую голову на сложенные на столе руки. Она щелкает пальцами, и из теней появляется Тип.

Лукас встает, чтобы поднять спящую девочку, но Тип качает головой.

— Я справлюсь, — говорит он. Лукас колеблется, и Тип хмурится, глядя на него, и легко поднимает Сильви. — Это твоя дочь?

— Нет. Ну, не знаю, не думаю, — отвечает Лукас. — Надеюсь, что я запомнил бы что-то настолько важное.

Дороти берет его за руку и нежно сжимает. Тип уходит вместе с Сильви, и Лукас вновь садится, все еще держа Дороти за руку.

— Твой консорт немногословен, — замечает Уэст. — Качество, которое я всегда предпочитала в мужчинах.

— Некоторые люди открывают рот, когда им есть, что сказать, — отвечает Дороти, защищая его.

— Как и я сказала, — наклонив голову, говорит Уэст. Она опустошает свой кубок, ставит его на стол и хитро смотрит на Дороти и Лукаса. — Хорошо, я достаточно вас задержала, — говорит она. — Уверена, вы очень хотите… Удалиться.

— Спасибо, — говорит Дороти. — Я совсем без сил, и Лукас уже готов упасть на месте.

— Ну, пока у вас хватит сил на Освящение, — беспечно комментирует Уэст. — О, — добавляет она таким сладким голосом, пытаясь выглядеть невинно, — вы, наверно, и понятия не имеете, о чем я, да?

Дороти мерит Уэст взглядом.

— Нет, но я могу догадаться, — говорит она несколько секунд спустя.

— Хорошо. Мне бы не хотелось озвучивать это для вас, — отвечает ведьма, безумно хихикая. — О, да ладно. Это же забавно.

Дороти вяло улыбается.

— Извини. Не привыкла. Я все еще не уверена, что ты не собираешься меня убить, — выпаливает она.

Уэст становится серьезной.

— Я тоже не уверена, что не собираюсь тебя убить, — говорит она. — Но могу уверить, что не стану этого делать сегодня. Не хотелось бы лишить тебя твоего…

— Ладно, — обрывает ее Дороти. — Эм, тогда доброй ночи, — она встает, берет Лукаса за руку и ведет его за собой к холлу. В коридоре она замирает.

— Дороти? — спрашивает Лукас, удивляясь, почему они остановились.

— Не могу вспомнить дорогу к нашим комнатам, — говорит она, зная, что память подводит ее из-за усталости, этого странного вина и знания, что им нужно будет сделать, когда они достигнут комнат.

— Сюда, — он повел их к лестнице, наверх и к коридору к их двери. У входа он останавливается.

— Она сказала именно то, что мне кажется она сказала?

Дороти смотрит на него, кивает, затем толкает дверь и входит.
Примечания:
*Тип все еще отождествляет себя с мальчиком, поэтому и обращаться с ним автор предлагает, как с мальчиком

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.