Консорт +12

  • Isis
    переводчик
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Изумрудный город

Автор оригинала:
sneetchstar
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/9594155/chapters/21683999

Основные персонажи:
Ведьма Востока, Дороти Гейл, Лукас (Страшила/Роан)
Пэйринг:
Лукас/Дороти
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU
Размер:
планируется Миди, написано 37 страниц, 5 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Дороти присоединяется к ведьмам и находит свое призвание в Оз. AU после 1х05

Посвящение:
Sneerstar for the great story

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть четвертая

27 октября 2017, 16:38
— О, — стонет Дороти, ее тело разбивается под Лукасом — она на подходе к четвертому с ужина оргазму. Он лениво движется, неторопливо, обвивая ее и целуя, его язык движется в том же ритме, что и бедра.

Позднее утро, почти полдень, и они провели всю ночь, то занимаясь любовью, то в дреме. Дороти просыпается несколько часов спустя после их первого «освящения» и забирается на него еще до того, как сама полностью осознает, что делает. Затем, еще несколько часов спустя, Лукас просыпается, обнимая ее со спины, его рука на ее груди, член прижимается к ложбинке ее ягодиц. Его губы находят ее шею, целуя и гладя ее, он избавляет ее ото сна, пока она не закидывает ногу на его и помогает ему войти.

На этот раз их глаза открываются почти одновременно и, молча, он падает сверху и входит в нее.

Лукас стонет и роняет голову, пряча ее в ее шее, вдыхая ее запах, теперь смешанный с его. Дороти охает и сжимает его голову, кончая через мгновение после него.

— Дороти, — он выдыхает ее имя, падая сверху с закрытыми глазами.

— Думаю, уже утро, — делает догадку она. Плотные шторы не пропускают свет.

— Думаю, утро уже прошло, — отвечает он, откатываясь в сторону. Он поворачивает голову и видит на ее шее метку. Он протягивает руку и нежно гладит ее пальцами. — Я тебя отметил.

— О, здорово, — отвечает она.

— Прости, — извиняется он.

Она дергает плечом:

— Ничего, — секунду спустя она добавляет. — Уэст наверняка одобрит.

Он фыркает:

— Она…

Резкий стук в дверь прерывает их. Дороти встает и накидывает халат. Она приоткрывает ее и видит там Лию, как обычно, с ярко-красными щеками.

— Мисс Дороти… Скоро будет готов обед, — уведомляет она. Она выглядит еще более испуганной, чем вчера.

— Хорошо, спасибо, — отвечает Дороти. — Что-то не так?

— Нет… Просто… Госпожа Норт здесь. Она хотела вас увидеть и… Она теряет терпение, — отвечает Лиа.

— Она хочет увидеть меня? — спрашивает Дороти.

— Да, мисс. Рекс ждет сира Лукаса, — говорит она. — Мисс Сильви проснулась несколько часов назад. Она позавтракала, за ней присматривает Тип.

— Спасибо, Лиа… М-м… Дай нам минутку.

— Да, мисс.

Дороти закрывает двери и поворачивается к Лукасу — он надевает штаны.

 — Я слышал, — говорит он, подходя к ней. — Нам стоит умыться и что-нибудь перекусить, — говорит он, нежно заключая ее лицо в свои руки и целуя ее в лоб.

— Ты голоден, — говорит она с улыбкой.

— Да. И не забудь выпить свой чай, — напоминает он, поцеловав ее еще раз. Он пришел к пониманию, что был бы совсем не против, если бы она забеременела от него, но он знает, что она хочет не этого — по крайней мере, не сейчас — и он будет это уважать.

— Не забуду. Спасибо, — отвечает она, тронутая его заботой. Он выходит, и пока Дороти идет к чайнику, приходит Лиа. Жидкости внутри хватит еще на одну чашку, и она все еще горячая. Она пьет, пытаясь придумать, что бы можно было добавить, чтобы поправить вкус. Пятая чашка ничем не лучше первой, но она пьет, морщась, поставив чашку на стол. Она поднимает взгляд на ждущую ее Лию.

— Чайник пустой? — спрашивает она.

— Да, — отвечает Дороти, чувствуя легкое смущение. — Это хорошо или плохо?

Лиа пожимает плечами и идет к гардеробу.

— Это значит, что вам пока больше не нужно его пить. Только после того, как пройдет ваше кровотечение.

Дороти поднимает брови:

— Ну, думаю, это хорошая новость, — говорит она. — Там тоже надо будет выпить весь чайник? — спрашивает она, надеясь на обратное.

— Только чашку перед тем как вы и сир Лукас…

— Хорошо. Ладно, — быстро вмешивается Дороти, избавляя девушку от необходимости объяснять дальше. — Думаю, я поняла.

Лиа бормочет что-то и вытаскивает из гардероба несколько платьев. Тут раздается стук в дверь, и Дороти кивает. Лиа открывает дверь.

— Простите, Госпожа, — извиняется худой молодой человек, кланяясь и тут же кидаясь ко второму гардеробу.

— Рекс, — сердито шепчет Лиа. — Я же сказала, ей не нравится «Госпожа»!

— О! Простите, — снова извиняется Рекс, замирая и снова склоняясь в поклоне. — Надеюсь, я вас не оскорбил.

— Все в порядке, — говорит Дороти, разглядывая странного парня. Он совсем немного не дотягивает до роста Лукаса, но уже него раза в два, а его волосы такие светлые, что кажутся белыми. У его такие светлые голубые глаза и кожа такая бледная, словно светится. Она такой тонкий и хрупкий, но он столько всего несет, что очевидно, что он сильнее, чем кажется. — Приятно познакомиться, — добавляет она, автоматически протягивая ему руку.

— Это честь, служить вам, мисс Дороти, — говорит Рекс. Он берет ее руку и целует ее, удивляя ее. — Когда вы уйдете, я бы хотел собрать одежду для сира Лукаса, чтобы одеть его после ванны, — добавляет она.

— Вперед, — отвечает Дороти. Она поворачивается к Лие, глядя на выбранный ею наряд, и вздыхает. Ну почему они не носят джинсы и футболки?

— Вам не нравится, — говорит Лиа, расстроено опуская плечи.

— Нет, нет… Не совсем, — отвечает Дороти, рассеянно помахав Рексу, который выходит из комнаты с полными руками одежды. — Я просто привыкла к более… Простой одежде, вот и все.

— Как та, в которой вы прибыли, — говорит Лиа.

— Да. Платье, которое было на мне вчера, одно из самых красивых, какие я только видела, — призналась Дороти. — Там, откуда я пришла, не часто выпадает возможность надеть платье.

К ее удивлению, Лиа говорит:

— Это звучит… Здорово, — ее глаза распахиваются, и она быстро добавляет. — О! я просто имела в виду, что было бы… Здорово… Не волноваться о… — она хмурит брови. — Внешнем виде так сильно… Одеваться, как удобно, как хочется… Как крестьяне, — после паузы она тихо добавляет. — Или как мужчина.

— Тебе не нравятся платья? — спрашивает Дороти. Она указывает на самое простое платье перед собой.

— Не очень, — признается Лиа. — Вы бы хотели сначала принять ванну?

— А время есть? — спрашивает Дороти.

— Немного.

— Мне, наверно, стоит сполоснуться после… — начинает она, затем останавливает свою мысль. Она чувствует себя немного… Стертой и липкой между ног, и ванна, даже быстрая, кажется очень привлекательной. — Мне не нужно мыть голову, — сказала она, меняя тему.

— Да, мисс, — соглашается Лиа. — И, если хотите, я скажу, чтобы вам сшили одежду попроще.

— Спасибо, — говорит Дороти. — И для себя тоже попроси, — добавляет она, решив проверить, есть ли у нее здесь хоть какая-то немагическая сила.

— Я не могу! — охает Лиа, пытаясь не улыбаться и наливая в ванную согретую магией воду.

— Поможет, если сказать… Швее… Что этого хочу я? — пытается Дороти.

— Возможно, — тихо говорит Лиа. — Спасибо, мисс.

— Не за что, — говорит Дороти. — И знаешь что? Я этого хочу. Ты моя помощница, я хочу, чтобы тебе было удобно.

— Спасибо, — шепчет Лиа, принимая халат Дороти.

***

— Как приятно, что ты к нам все-таки присоединилась, — тянет Уэст, когда Дороти и Лукас входят в столовую. Обед только что подали. Она вздыхает и встает, затем скучающим голосом говорит. — Позвольте мне представить мою сестру Глинду, Ведьму Севера… Мать Звука и Чистоты.

Глинда встает, такая же бледная и сияющая, как Уэст — темная и мрачная.

— Новая ведьма Запада. Скажи мне… Дороти, да? Ты готова нести имя Самой Милосердной и Жестокой?

— Я знаю, что мне многому надо научиться, но я надеюсь скоро быть готовой, — осторожно говорит Дороти. Она с любопытством наблюдает, как взгляд Глинды смещается к Лукасу, который стоит рядом чуть сзади.

— Роан, — охает Глинда. — Что ты здесь делаешь?

— Мэм? — не понимая, спрашивает Лукас.

Уэст даже не пытается скрыть ухмылку. Дороти это замечает, но не реагирует. Она надеется, что не реагирует.

— Как вижу, ты принял зелье, — говорит Глинда, медленно кивая. — Тебя долго не было, дорогой.

— Дорогой? — повторяет Дороти, в основном самой себе, ее взгляд мечется между Лукасом и Глиндой.

— Я знаю, что у меня забрали мою память, — говорит Лукас. Он делает шаг вперед, но его рука находит руку Дороти, словно ему сейчас нужна ее сила. — И госпожа Уэст сказала, что ее забрала ваша магия.

— Так и есть. Это было ради твоей безопасности, — говорит Глинда, подходя к нему. — Ты бы хотел вернуть свою память, Роан?

— Лукас, — автоматически поправляет он. Он оглядывается на Дороти, заглядывая ей в глаза. Она сжимает его руку, пытаясь подбодрить. Затем он смотрит обратно на Глинду и кивает, его пальцы крепче сжимают руку Дороти.

— Это имя дала тебе она? — спрашивает Глинда. — Очаровательно, — и, не говоря ни слова, она берет лицо Лукаса в свои руки, привстает на цыпочки и целует его.

У Дороти открывается рот, но прежде чем она говорит хоть слово, Глинда с ожиданием на лице отступает.

Лукас моргает.

— Госпожа, — говорит он благоговейно, отпуская руку Дороти и с опущенной головой падая перед Глиндой на одно колено.

— Кто-нибудь скажет мне, что происходит? — говорит Дороти чуть жестче, чем намеревалась.

— Роан — мой главный страж. Я выбрала его сама, отобрала из стражи Волшебника, прямо из-под пяты этого тирана, чтобы он защищал меня и моих учениц, — говорит Глинда, жестом приказывая Лукасу подняться. — Тогда он был всего лишь рекрутом, мальчишкой, но я сделала из него сегодняшнего прекрасного воина. Самый дорогой и ценный из всех моих слуг.

Дороти не могла поверить собственным ушам. Она только и могла думать о том, что эта сучка о себе думает?

— Ты использовала его, как своего мальчика на побегушках, и это почти его убило, — резко отвечает она, неспособная придержать язык. Она чувствует, как колет магия пальцы, может быть, сейчас на ее руках появятся перчатки. Но будь она проклята, если она отведет глаза от Глинды. — Если бы я не нашла его, повешанного, словно чертово пугало, он был бы мертв!

Глинда вздергивает подбородок:

— Он мой

— Можно я скажу? — говорит Лукас, храбро прерывая ведьму.

— Конечно, — отвечает Глинда ядовито-сладким голосом.

— Я не знаю, что случилось с большинством девочек под моей ответственностью, но Дороти нашла меня и сняла с шеста. Она могла пройти мимо, но не стала. Она спасла мою жизнь, и я поклялся защищать ее жизнь своей. И я собираюсь и дальше это делать, — говорит Лукас, снова взяв Дороти за руку.

— Сначала ты поклялся служить мне, — возражает Глинда. — Я спасла тебя от изнурительной жизни стража Волшебника, я воспитала тебя, я держала тебя в безо…

— Вы знали мой пункт прибытия, мой маршрут, и вы даже не попытались найти меня, когда я пропал! — рычит Лукас, обрывая ее.

— Я отправила на поиски…

— Вы оставили меня умирать!

— Это не важно! — подняв голос, рявкает Уэст, перекрывая всех. Очевидно, ей надоело наблюдать за этой драмой, и она решила прекратить диспут.

— Что? — спрашивает Глинда, повернувшись к сестре.

— Не важно, кто первым предъявил на него права. Не важно, кому он хочет служить, — говорит Уэст. Она садится и вонзает в кусок мяса свою вилку, не собираясь откладывать свой обед. — Теперь он связан с Дороти.

Глинда бледнеет еще больше обычного:

— Ты имеешь в виду…?

Уэст смотрит на них, поднимая бровь:

— Три или четыре раза, судя по их виду, — говорит она, поднимая кубок. — Вам обоим пошло на пользу, — говорит она, салютуя им кубком.

— Они завершили церемонию освящения, — шепчет Глинда. — Вы завершили церемонию освящения? — повторяет она, кружа вокруг них, словно ей нужно услышать это от них.

— Да, — просто отвечает Дороти. Она видит как взгляд Глинды падает на ее руки и добаляет: — Да, они появились в правильный момент, если тебя интересует это, — вообще-то, они появлялись каждый раз, но Дороти придерживает эту информацию при себе, на случай, если понадобится больше доказательств.

Глинда стискивает зубы.

— Я же сказала, это не важно, — говорит Уэст.

— Ты никогда не сможешь ко мне вернуться, — холодно говорит Глинда Лукасу. — Ты привязан к ней до конца твоей жизни. Даже если ты возненавидишь один ее вид, звук ее голоса, саму мысль о ней, ты привязан к этой женщине, пока один из вас не умрет. Ты хочешь этого?

— Да, — немедленно отвечает Лукас. — Я полностью осознаю последствия своих действий, Госпожа.

Дороти замечает, что он не извиняется, и мысленно ему аплодирует. Еще она осознает, что по сути она замужем за этим мужчиной, и это нельзя отменить. Странно, но это не волнует ее так, как ей казалось будет волновать.

— Пусть так и будет, — рявкает Глинда. Она возвращается к своему стулу и садится.

— Я знаю, что вы голодны после этой ночи, — говорит Уэст, ткнув в них вилкой. Дороти смотрит на Лукаса, затем они обходят стол и садятся. — Какой засос.

Дороти смущенно накидывает волосы поверх метки.

— Эм, да, — говорит она, поднимая вилку.

— Это хорошо. Он, кстати, может там остаться навсегда.

— Что? — поднимает Дороти глаза. Я что, могу всю жизнь проходить с засосом?

— Зависит от того, когда это случилось, — говорит Уэст. — Он может исчезнуть, может нет, — добавляет она, пожав плечами.

— Лучше, если он останется, — бормочет Глинда, хмурясь над своим салатом, который она атакует словно серийный убийца.

— О, — отвечает Дороти, рассеянно принимаясь за еду.

Разговор ненадолго прерывается, пока Глинда вновь не открывает рот.

— Ты сказал «большинство», — говорит она, глядя на Лукаса. Он хмурится, и она уточняет. — Ты сказал, что не знаешь, что случилось с большинством девочек. Значит, ты знаешь, что случилось с кем-то из них.

— С одной, — признается он.

— Лукас… — говорит Дороти, глядя на него.

— Я не могу лгать ей так же, как не могу лгать тебе, — просто объясняет он. — Просто не могу.

— Она здесь, с тобой? — спрашивает Глинда.

— Да, и она здесь останется, — говорит Дороти.

— Здесь не место маленькой девочке, — возражает Глинда.

— Она права, — говорит Уэст. — Девочка должна пойти с ней. Там она получит нужное обучение, — Дороти с удивлением смотрит на нее. — Думала, что я не знала, что передо мной маленькая ведьма? — спрашивает Уэст. — Во-первых, ты ужасная лгунья, и во-вторых, я поняла это, едва ее увидела.

— Ну конечно, — бормочет Дороти.

— Я тоже буду скучать по Сильви, Дороти, но она должна пойти с Глиндой. Так будет лучше для нее, — говорит Лукас.

Она смотрит в свою тарелку. Она знает, что ей предстоит много работы, и она наверняка не сможет уделить Сильви то внимание, которого она заслуживает. Минуту спустя она поворачивается к Глинде. — Она будет в безопасности? Ты позаботишься о ней?

— Ей будет дано все, что нужно, все, что она захочет. С ней будут обращаться с величайшим уважением. Нетронутая и чистая, навечно, — блаженно улыбаясь, говорит Глинда.

— Мы должны ее спросить, — подумав, говорит Дороти. — Мы не можем просто заставить ее, если она не захочет.

— Нет, можем, — комментирует Уэст.

— Но я не стану. Есть разница, — отвечает Дороти. — Только потому, что кто-то может сделать что-то, не значит, что этот кто-то должен это сделать.

— Интересная теория, — говорит Уэст. Она смотрит на молодую женщину у дверей. — Иди и найди Тип. Попроси его привести ведьмочку сюда, — женщина кланяется и уходит.

— Сильви? — спрашивает Глинда. — Еще одно имя от тебя?

— Вроде как, — говорит Дороти, не собираясь вдаваться в детали, почему они начали звать девочку «Сильви». — Она нас не поправляла, — добавляет она, дернув плечом.

— Хм-м, — отвечает Глинда, возвращаюсь к еде.

Дороти следит за Ведьмой Севера краем глаза. Старшая женщина кажется светочем чистоты и света, но в ней есть нечто, из-за чего ей не хочется верить. Она и Уэст не доверяет, но, по крайней мере, Уэст не пытается скрыться за надуманным фасадом.

Спустя минуту дверь открывается, и входит Тип, за ним — Сильви. Маленькая девочка улыбается и бежит к Дороти, обнимает ее, затем Лукаса.

— Мы искупали Тото, — медленно, тихо говорит она.

Дороти с улыбкой поднимает брови:

— Неужели? Ему понравилось?

Сильви кивает:

— Он меня всю намочил.

— Готова поспорить, он размером с тебя, — отвечает Дороти. — Ты голодна?

Сильви мотает головой.

— Она пообедала, — сообщает Тип.

Лукас садит Сильви к себе на колени и гладит по влосам:

— Сильви, — говорит он, затем делает паузу, несколько раз моргнув. — Лейт. Это твое имя, — девочка улыбается и кивает ему.

— Очень хорошо, Роан, — говорит Глинда с улыбкой.

— Лукас, — поправляет он ее. — Я был Роаном. Теперь я Лукас.

Глинда сжимает губы, но ничего не говорит.

— Лейт, ты помнишь госпожу Глинду? — спрашивает Лукас. Она кивает. — Она бы хотела взять тебя к себе домой. Ты сможешь научиться контролировать и использовать свою магию. Она позаботится о тебе.

Сильви, то есть Лейт, смотрит на Лукаса, потом, на Дороти.

— Хочешь пойти с госпожой Глиндой? — спросила Дороти. — Если не хочешь, ты не должна, — она вздыхает, затем неохотно говорит. — Но ты сможешь научиться у нее тому, чему мы тебя научить не сможем, — когда она видит удивленное лицо Глинды, она смотрит на ведьму и говорит. — Я была с ней честна, и не собираюсь начинать лгать.

— А ты порядочная. Это… Хорошо, — бормочет Глинда.

— Ты этого не ждала, — сказала Дороти. Когда Глинда не отвечает, она знает, что права. Она вновь обращает свое внимание на Лейт. — Мы все еще можем навещать друг друга, обещаю, — она оглядывается на Глинду и так на нее смотрит, что понятно, что это не обсуждается.

— Лейт, — говорит Глинда. Она начинает говорить с девочкой на странном языке. Лейт кивает, что понимает то, что ей говорит Глинда.

— Что ты ей сказала? — спрашивает Дороти.

— Я спросила, понимает ли она меня, и объяснила, что она будет с другими девочками, такими же, как она. Что они будут вместе учиться, — отвечает Глинда.

Дороти смотрит на Лейт, которая кивает, подтверждая слова Глинды. И она понимает, что Лейт, ее маленькая Сильви, сделала свой выбор.

— Мы скоро уходим, — объявляет Глинда, понимая, что выиграла эту битву. Она улыбается Дороти и говорит. — Тогда обмен. Ты оставишь себе… Лукаса, а я заберу Лейт к моим ученицам.

— Иди с Тип, собери вещи, — шепчет Лукас, помогая Лейт спрыгнуть с его колен. Он видит выражение лица Дороти и чувствует, что ее следующие слова не будут предназначаться для детских ушей.

— Волшебник хотел, чтобы я тебя убила, — говорит Дороти после того, как Лейт уходит. — Он пытался со мной торговаться, заманить меня на его сторону.

— И? — невпечатленная, говорит Глинда.

— Если у меня возникнет хотя бы подозрение, что ты плохо обращаешься с Сильви, я приму предложение Волшебника, — пригрозила она. Ее руки внезапно окутались золотым и красным сиянием.

Взгляд Глинды на секунду падает на руки Дороти.

— Ты не стоишь перчаток нашей сестры, — говорит она с каменным выражением.

— Перчатки выбрали ее не просто так, — говорит Уэст, нарушая молчание своим низким голосом. — Они ощутили, что она достойна. Не нам решать.

— Ну, пока она не научится их использовать, ее пустые угрозы ничего не значат, — отмахиваетс яГлинда.

Дороти встает, отказываясь проиграть.

— Не забывай, что я уже убила одну ведьму. Без всяких перчаток, — говорит она, зная, что играет с огнем. Она знает, что Уэст приняла то, что смерть Ист не полностью на ее совести, что первый инцидент произошел случайно, а последний был актом самозащиты, но она не знает, что об этом думает Глинда.

Но Дороти уходит из комнаты прежде, чем Глинда успевает ответить. Лукас быстро поднимается, кланяется обеим ведьмам, и следует за ней.

***

— Веди себя хорошо, — говорит Дороти, встав на колени перед Лейт. У девочки было немного вещей — в основном, одежда, так что она быстро оказывается готова. — Ты хорошая девочка, — говорит она, обнимая ее. — Я буду по тебе скучать.

Лейт кивает, пряча лицо в шее Дороти и крепко ее сжимая.

— Спасибо, — говорит она тихо.

— Дай знать, если будешь там несчастлива, хорошо? — шепчет Дороти, и Лейт кивает, понимая. Дороти отклоняется, улыбается девочке, затем встает, наблюдая, как Лейт обнимает Лукаса еще раз, прежде чем обвивает ручки вокруг шее Тото, пряча лицо в его мехе.

Глинда протягивает ей руку и говорит что-то на том странном языке. Дороти слышит имя Лейт, и догадывается, что та просит девочку подойти. Лейт подходит к Глинде и берет ее за руку.

Мелькает вспышка белого света, и они исчезают.

Лукас смотрит на Дороти, затем вытирает с ее щек слезы и целует ее в лоб.

— Пойдем, — говорит он, беря ее за руку.

Она позволяет ему отвести ее в их комнаты, и от потери их Сильви их шаги становятся чуть тяжелее.

Дороти сидит на диване у окна в большой гостиной, и Лукас садится рядом. Они оба смотрят на город.

Наконец Дороти открывает рот:

— Так ты никогда не… Освящался… С Глиндой? — спрашивает она, пытаясь не выдать свое отвращение от этой мысли.

Губы Лукаса дергаются, он пытается спрятать вызванную ее ревностью улыбку.

— Нет. Этот поцелуй… Она впервые меня коснулась. Я всегда был только ее стражем.

— Ее главным стражем. Самый дорогим и ценным.

— Да. А теперь я твой.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.