One less to worry about!

Гет
NC-17
Завершён
182
автор
Размер:
51 страница, 4 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
182 Нравится 20 Отзывы 22 В сборник Скачать

I thought you were dead, Shepard. We all did

Настройки текста
Примечания:
      Отражение в зеркале вызывало настолько смешанные чувства, что она предпочла отвести взгляд как можно скорее и вернуться обратно в каюту до того, как кто-то успеет перехватить ее. К счастью в это время команда предпочитала заниматься своими делами, готовясь ко сну.       Оно и к лучшему. Сейчас не было ни сил, ни желания изображать жизненно необходимую для всех нормальность и стабильность. Даже обычно расправленные плечи казалось сдаются под натиском навалившейся тотальной усталости.       И лучше уже не будет.       Пальцы привычно щелкнули по контрольной панели термоконтроля, увеличивая цифру на дисплее на пару градусов. Системы отреагировали мгновенно, мерное гудение окутало каюту, постепенно сливаясь с привычным шумом под обшивкой. Пока еще прохладный воздух скользнул по открытым, еще влажным после душа плечам, отчего хотелось зябко поежится и поскорее натянуть забытую на кровати толстовку.       Двери за спиной с тихим шипением закрылись, окончательно отрезая происходящее где-то там, во внешнем мире.       Шепард окинула уставшим взглядом покрытые тонким слоем пыли полки и пустое помещение, в котором и без постоянной уборки — как она на том настояла — оставался почти идеальный порядок. Безжизненный склад вещей. Дорогих скорее всего, за что спасибо Церберу.       От предложенной Чамберс помощи она отказалась сразу же, еще до того, как успела как следует подумать. Наверно, дело было даже не в том, что она не хотела давать возможность покопаться в ее личных вещах сотрудникам Цербера… хотя это оказалось самым разумным объяснением, которое сама же Келли услужливо подсказала.       В какой-то степени, Шепард была благодарна ей за понимающее молчание, хоть истинная причина отказа кажется пришла им на ум одновременно.       Так в комнате оставались хоть какие-то следы существования. На расправленном покрывале оставались лишние складки, на полках едва заметная пыль, немного сдвинутые в сторону книги на полке… В остальном же, помещение больше казалось застывшей вне времени капсулой.       Место, где можно было хотя бы ненадолго скрыться от посторонних глаз и отдохнуть, незаметно превратилось в неприветливое и практически нежилое помещение.       Наверно, стоило согласиться с Чаквас и все-таки начать принимать снотворное. Если так пойдет и дальше, то вероятно ей придется на это пойти. Сон становился тяжелее с каждой ночью, все больше напоминая вынужденную досадную необходимость, едва ли приносящую необходимый отдых. Странный суррогат обрывочных мыслей о прошлом и будущем, с крепким привкусом горечи на языке и неизбежных потерь.       И судя по засевшему под ребрами сдавливающему чувству сосущей пустоты, сегодня она вряд ли сможет поспать спокойно хотя бы несколько часов.       Подтверждение тому мерцало яркими строчками на экране планшета, который она бросила, не выключив, на диван еще до того, как сбежала под отрезвляюще прохладный душ.       Письмо* пришло через несколько дней после поспешного возвращения с Горизонта.       Открыв первый раз сообщение в БИЦе, она лишь механически пробежалась взглядом по строкам, смахивая сообщение в сторону, будто принимая очередную информацию к сведению. Хотя сердце болезненно сжалось еще на первой строчке, когда она безошибочно угадала чье это письмо. Но было не до того. Слишком много дел. Слишком сильная усталость. Слишком много поставлено на карту.       Голос, эхом звенящий в ее мыслях разочарованием и болью, вот уже несколько дней, отзывался вновь и вновь, раскрашивая еще свежие воспоминания выматывающими красками, словно сдирая присохший к незажившей ране пластырь.       Она продолжала перечитывать письмо раз за разом, сама не понимая зачем. Возможно в надежде, что на следующий раз она свыкнется с этими мыслями и боль отступит. Даже сейчас, откинувшись на мягкую спинку дивана, она вновь смотрела на него. А экран планшета снова пропечатывал на сетчатке оранжевые строки, кажется делая только хуже и вбивая каждое слово под кожу уже навсегда.       Будто ей было мало своих воспоминаний и сожалений.       Чувствовала ли она себя предателем до того разговора? Конечно нет. Она была уверена, что вероятно это самое разумное решение, самое… милосердное. Для них обоих. Прошло два года. Шансы вернуться после скачка через ретранслятор «Омега 4» таяли с каждым днем, а они изначально были не высоки. Появиться призраком прошлого на пару часов, чтобы разбередить все возможные раны и заставить вновь переживать нечто аналогичное совсем скоро… Это казалось слишком эгоистичным и попросту лишним.       Хотя у Кайдена и на этот счет нашлось свое обезоруживающее мнение.       Уголок ее рта дернулся в горькой ухмылке при этой мысли. «И это все, что ты можешь сказать?»       Черт знает каких сил ей стоило сохранить лицо тогда. Вероятно, стоило поблагодарить дикую физическую усталость, от которой кажется абсолютно все чувства в тот момент притупились. И даже сбивающие с ног обвинения лишь глухо пробили грудную клетку, затерявшись между ребер рикошетящей пулей, раны от которой проявились позже, когда все дела были сделаны, отчеты написаны, а полумрак капитанской каюты ждал ее с распростертыми объятиями.       Наверно, лучше было бы не чувствовать совсем ничего. Даже тело вторило этой мысли, сводя все к монотонной тянущей боли в перенапряженных мышцах. Память же не была так щедра, раз за разом возвращая болезненные удары слов один за другим.       От себя не получится сбежать, сколько ни пытайся. Давно пора было вспомнить это.       Шепард обессиленно отложила планшет и потерла лицо руками, пытаясь хотя бы так снять непроходящее жжение в глазах и застывшее напряжение в мышцах.       Ей определенно стоило собраться и встряхнуть себя. И чем раньше, тем лучше. Сейчас не время для ошибок, а она уже несколько дней не может толком собраться.       Взгляд случайно зацепился за отблеск черной кожи. Не от дивана — даже не хотелось думать сколько он стоил — а от того, что было спрятано под ним.       Пара простых туфель казалась настолько неуместной на этом корабле, что тяжело было придумать что-то более выделяющееся.       Что ж, ей определенно стоило поблагодарить Касуми за то, что она убедила ее не только примерить этот образ, но и оставить вещи себе.       Покрутив в руках туфли, в которых она успела дважды застрять каблуком в напольных решетках Нормандии еще до задания, Шепард легко нацепила их и, развернувшись, вытянулась на диване, закидывая ноги на спинку.       Удивительно. Даже под грубые военные штаны эти туфли подходили почти идеально, хотя в целом это было весьма нелепо и непрактично. Примерно так же она могла описать некоторые свои чувства и мысли.       Возможно поэтому она оставила туфли себе. Как небольшое, неброское напоминание о чем-то неуместном, но важном.       Что ж, хотя бы сейчас она была собой больше, чем военным или СПЕКТРом. Ну как больше… примерно до оголившихся из-за съехавших штанин лодыжек. Тот максимум, который она могла себе позволить. Иногда.       Она даже стукнула каблуками, вспомнив старую книгу, и малодушно понадеявшись, что ураганный ветер возможно унесет если не ее саму, то хотя бы тревожащие ее переживания.       — Шепард, я знаю, что возможно не вовремя… — голос раздался где-то за ее головой одновременно с шипением открывающихся дверей, и смолк так же внезапно как появился. — Я абсолютно точно не вовремя, — подытожил Гаррус, кашлянув, но так и не выйдя из каюты.       Было тяжело делать выводы, с учетом, что она видела мир вверх ногами, но кажется что-то на его лице напоминало смущение и озадаченность.       — Что-то срочное? — уточнила она, садясь прямо и оглядываясь на застывшего у входа Вакариана. Отдельным вопросом было то, как он сюда вообще попал. В том смысле, что ее каюта оставалась практически изолированной. В какой-то момент времени она начала верить в байку Джокера о том, что СУЗИ ограничила вход для всех, кроме капитана корабля. Вероятно, все сводилось к тому, что после короткого разговора с Чамберс даже давние друзья опасались ее лишний раз беспокоить.       — Да, — ожил наконец Вакариан, поведя плечом, и подошел ближе. — Доктор Чаквас настоятельно рекомендовала проследить чтобы капитан корабля принял лекарство полностью и по доброй воле, — протянул он, поболтав зеленоватой жидкостью в принесенном стакане, на который Шепард только теперь обратила внимание.       — То есть в добровольно-принудительном порядке? Поэтому отправили кого покрепче? — выгнув бровь, уточнила она, но уже протянула руку чтобы забрать лекарство.       Не было смысла отказываться от очевидно необходимой помощи. Хотя не смотря на очевидные старания врача, лекарство все еще отдавало тошнотворным сладким привкусом. Пришлось выпить весь стакан залпом, щадя вкусовые рецепторы.       — Подумал, тебе сейчас не помешает дружеское плечо, — протянул Гаррус, склонив голову на бок. Не смотря на всю непринужденность его позы, она могла поклясться, что он прикладывает для этого все усилия. Напряжение и усталость выдавали их обоих. И все же они пытались притворяться.       Шепард кивнула, сдвигаясь в сторону и уступая место рядом, чем, кажется, и вызвала очередную неловкую паузу и заминку у Вакариана, который уже почти успел сесть в другой стороне. И все же дружеское плечо, на которое она смогла опереться оказалось рядом.       — Черт возьми, Шепард, — тихо выдохнул он где-то над ее головой. — Кого они продали чтобы оплатить тебе такой диван? — он с недоверием осмотрел не первое и не последнее излишество этой каюты, после чего наконец устроился поудобнее и откинулся на спинку, не сдержав впечатленного вздоха.       — Да-да, моей спине тоже значительно полегчало, — подтрунивая ответила Шепард, упершись ногами в столик и откинув затылок на спинку. Было глупо отрицать, после напряженных боев даже посидеть на хорошей мебели, которая компенсировала нагрузки и разгружала мышцы — было подарком судьбы. — Во всяком случае в этом есть хоть какая-то польза, в отличие от этого, — она указала кивком на вмонтированный почти во всю стену аквариум прямо перед ними.       — Ну, кто знает, — задумчиво протянул Гаррус, переводя взгляд обратно на нее и в какой-то момент, задержавшись на ее ногах. — Быть может это неприкосновенный запас на случай, если тебе потребуется кого-то утопить, — фыркнул он, привычно понижая голос до расслабленного.       Еще одна черта, за которую она была ему благодарна. Когда не было необходимости соблюдать субординацию или перекрикивать автоматные очереди, он привычно понижал голос до успокаивающих полутонов. Отчего, к своему стыду стоило признаться, ее периодически неприлично расслабляло, а сейчас и вовсе клонило в сон, что в ее случае было чудом. Разумеется, совершенно неуместным в рамках службы, но все же…       — Кстати о тех, кого может хотеться «утопить», — кашлянул Гаррус, шумно втягивая воздух, словно пытаясь решиться на что-то, но явно путаясь в версиях того, что надо сказать.       — Чаквас, Келли или Мордин? — сокращая время на неловкие попытки донести праведный посыл, уточнила она и расслабленно закрыла глаза, чувствуя, как плечо рядом немного дернулось от напряжения.       — Все трое и Джокер, — тут же сдал их Гаррус, отвернувшись и поправляя ворот брони, из которой вероятно сейчас надеялся выбраться прямо за пределы каюты и неловкой ситуации.       — И что тебе необходимо было донести до меня? — с формальной вежливостью уточнила Шепард, оставляя в голосе намеки на то, что кто-то попался на крючок и может за это поплатиться.       — Что-то о необходимости беречь себя, восстанавливать ресурсы организма, не быть к себе такой критичной и… — по прорывающимся ноткам раздражения и неравномерным паузам было понятно, насколько Вакариан ощущал себя не в своей тарелке.       Он замер и замолк, когда она положила ладонь на его руку.       — Я поняла. Спасибо за беспокойство, — она похлопала его по плечу, рассеянно смотря на аквариум из-под полуприкрытых век.       — Шепард…       Ей не нужно было поворачиваться или переводить взгляд чтобы знать какая озадаченность отразилась на его лице.       — К черту, я здесь не за этим. Выгонишь меня если посчитаешь нужным, — выдохнул он, поворачиваясь к ней. — То что он сказал было… неправильно… Ты же знаешь, импланты L2 все как один дают серьезные побочные эффекты, и это не улучшает характер, а он и так всегда был импульсивный, — вкрадчивый полушепот отдавал такой серьезностью, что она невольно поежилась и приобняла себя руками. — К тому же то, что тогда произошло у Алкеры… с этим было очень тяжело справиться, — его голос дрогнул так, что невозможно было не повернуться к нему. — Возможно Аленко сказал совсем не то, что собирался на самом деле, — мрачно закончил он, поджав мандибулы и не сводя напряженного взгляда. — Не то, что ему следовало бы сказать, — от горчащей в каждом слове смеси досады и сожаления стало не по себе.       Неосознаваемое когда-то чувство вины хлестнуло плетью. Она спасла экипаж и была бы рада спасти тогда себя, но это не то, что можно было изменить. Видеть в глазах друзей и товарищей то, что им пришлось пройти… стало слишком болезненным напоминанием.       — Я помню, что было, когда думал, что ты умерла. Когда мы все… — он замолчал, понимая, что невольно почти слово в слово процитировал Кайдена, и тяжело вздохнул, будто подыскивая слова получше.       — Но ты здесь, — тихие слова, разбили тишину, застав Вакариана врасплох. — Несмотря на это, на Цербер и… все прочее, — она нервно дернула плечом, впервые смотря на него настолько открыто и будучи настолько откровенной. Возможно впервые оставаясь всего лишь человеком.       — Да, — не подумав и секунды ответил он, не сводя взгляд и даже не пытаясь ничего больше добавить.       Может быть дело было в ее состоянии, может в том, что они редко позволяли себе открыто обсуждать что-то, оставляя все в рамках слепого доверия и понимания. Но на несколько мгновений ей показалось, что и она тоже впервые видит его настоящим.       — С другой стороны, меня ты нашла отстреливающим преступников на Омеге, — невесело выдохнул он, после кажется вечности тишины. — Вряд ли Альянс одобрил бы такое поведение, так что… — Гаррус пожал плечами, оставляя и без того напрашивающийся вывод неозвученным. — Ты и сама отчитала меня за одни только размышления в подобном ключе, — с притворной ностальгией в голосе протянул он.       — И была права, — подхватила она, несильно стукнув кулаком по его плечу и вызвав у них обоих слабое подобие улыбки.       — Сделай что-нибудь, чтобы тебе полегчало, — продолжил он уже серьезно. — Только перестань изводить себя, ты сама знаешь, что любые отвлечения на миссии непомерно завышают цену, — он инстинктивно провел рукой по краю еще свежего шрама на правой стороне лица. — Относись к себе бережнее. Иначе… кто еще задаст Жнецам жару?       — Кажется ты все-таки научился толкать убедительные речи, — она обвела взглядом его сосредоточенное лицо и поморщившийся при ее словах пластинчатый нос.       — Учусь у лучших, Шепард, — хмыкнул Вакариан. — Кстати, Джокер уже сообщил тебе, что нам придется несколько дней провисеть в порту на техработах? Какие-то улучшения не состыковались с прежними планами Цербера и теперь придется все перенастраивать, — пояснил он, поняв, что она слышит об этом впервые.       — Возможно это даже кстати, — задумчиво кивнула она своим мыслям, выпрямляясь. — Будет время закончить некоторые дела, — она медленно прошлась до аквариума, прокручивая в голове все услышанное, взвешивая каждое слово и собственные мысли.       — Точно, — голос Вакариана прозвучал несколько устало. — Я пойду… покалибрую что-нибудь. Если что, ты знаешь где меня найти, — с преувеличенным оптимизмом бросил он прежде чем скрыться за дверьми.       Не дав себе времени передумать, она набрала короткое сообщение. Ответ пришел почти мгновенно.       Одна строчка: адрес, место, время.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.