Дикая Гора +1152

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Коиин/Мая
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Повседневность
Предупреждения:
Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Underage
Размер:
Макси, 177 страниц, 31 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Ириныч Лаврыч
«Прекрасная история!!!!!» от Васаби_
«Отличная работа!» от Сибирская Княжна
«Это нереально! СПАСИБО!» от Brais
«В благодарность за оридж :)» от DannaFor
Описание:
Мая, юный сын вождя племени, в отсутствие своего отца встает перед выбором – смерть или несмываемый позор. Он, семнадцатилетний мальчишка, не в состоянии защитить племя от надвигающейся опасности, но Коиин, сын вождя враждебного клана, вдруг предлагает свою помощь. Какова же будет его цена за спасение?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
История не шаблонная, соблюденных канонов слеша читатель тут не найдет. Герои живые и идут своими путями к собственному счастью. Да, кое-где история жестока, но конец будет приличный и приятный.

История написана под впечатлением манги под названием Wild Rock.

Замечательный арт героев от AyaneNinja:
http://s004.radikal.ru/i205/1204/5e/c793acd40c41.png
Спасибо тебе большое за соучастие и поддержку!)

Герои в представлении Лючио Риманец: http://s020.radikal.ru/i705/1310/62/9d5991c9b720.jpg
Спасибо!

Глава 25.

16 сентября 2013, 16:16
Меньше всего Мая ожидал, что Коиин не перешагнет через него, спасовавшего в минуту опасности, не бросит на растерзание, не кинется обратно в деревню, а встанет на его защиту лицом к зверю. Так уверенно, будто по-другому просто и быть не могло. Мая смотрел на спину Коиина, своего врага, широкую спину, расцарапанную его когтями, и не верил своим глазам. Кем-кем, а трусом сын вождя племени Глубоких Озер точно не был.

Зверь тоже почуял это и остановился на приличном расстоянии, стал возбужденно обходить их по кругу, поворачиваясь боком, чтобы показать свои размеры, и присматривался к строптивой добыче. Эта не сдастся ему так просто, но инстинкт хищника заставлял медведя хотя бы попытаться начать охоту. Лютый голод загнал его так глубоко в Долину, и этот же голод не позволит ему убежать, трусливо поджав хвост при виде малейшего сопротивления и зримой опасности острого копья.

- Вставай, - рыкнул Коиин своему пленнику, внимательно следя за зверем и переступая по кругу вслед за ним, чтобы не оказаться в один прекрасный момент спиной к острым когтям и пасти. - Вставай, бери лук!

Мая повиновался его командному голосу и кое-как поднялся с земли, не чувствуя под собой ног. Он подобрал брошенный Коиином лук и попытался приладить стрелу, но его руки так дрожали, что вряд ли Мая смог бы попасть даже в мохнатую махину медведя. Он со страхом посмотрел на животное, собиравшееся полакомиться ими на обед, и понял, что не хочет быть растерзанным его когтями и клыками. Не такой смерти он хотел себе, нет!

- Давай, стреляй, - Коиин поторопил юношу. И тот вскинул лук дрожащими руками - кто бы подумал, что на деле Мая такой трус! Или же это его исхудавшее и измученное любовным натиском здорового мужика тело отказало ему тогда, когда больше всего нужны были силы.

Он спустил стрелу и ожидаемо промахнулся. Медведь ревел и бил в землю тяжелыми лапами, взрывал когтями чуть влажную в тени леса почву - пугал добычу. Уши зверя были прижаты к голове, шерсть на загривке поднялась, придавая ему угрожающий, "горбатый" вид, а это, Мая знал по рассказам старших, совсем дурной знак - медведь полон злобной решимости и готов напасть.

- Еще! Целься в голову, в глаз, - услышал Мая голос Коиина и снова вскинул лук. На этот раз ему повезло больше - стрела просвистела прямо над ухом зверя, и тот предостерегающе взрыкнул, демонстрируя острые желтые клыки. Маленькие темные глаза опасно блеснули.

- Давай, Мая, давай!

Но прежде, чем юноша спустил третью стрелу, медведь с коротким грозным рыком кинулся к ним. Коиин не двинулся с места, только пригнулся ниже к земле, врываясь босыми стопами в землю, готовый отразить атаку, и выставил копье. Медведь несся на них огромной мохнатой тушей и замахнулся мощной лапой, чтобы ударить, но Коиин извернулся и воткнул копье прямо в толстошкурый бок, рванул обратно, отбегая в сторону, но древко выскользнуло из рук. Мая же, оказавшись лицом к лицу с лесным чудовищем, шарахнулся назад, таращась на темную ревущую от боли морду с маленькими злыми глазами, но споткнулся и упал спиной на ствол векового исполина, корой раздирая кожу в кровь.

Медведь развернулся к Коиину, снова бросаясь на человека, и встал на задние лапы, в мгновение ока возвысившись над головами двуногих. Копье, торчащее из бока, волочилось за ним по земле, и обезоруженный Коиин отступал назад, переводя взгляд с древка на морду чудовища и обратно. Вытащить копье не представлялось ему возможным, а это значит...

"В рукопашном бою Коиин его не победит", - обреченно понял Мая, глядя на разыгравшуюся перед ним сцену. "А потом он примется за меня. Я слишком слаб, я от него не убегу, он догонит меня, как догнал Соринку, и растерзает так же... и голову оторвет".

Умирать таким страшным образом юноше не хотелось, хоть и натерпелся он боли от Коиина, к этой, смертельной, был не готов. Не так все должно закончиться, не так!

Медведь с ревом обрушился на Коиина передними лапами, сбивая того с ног всем своим весом. Пасть клацнула в опасной близости от лица молодого воина, но он успел перехватить и удержать мохнатую морду.

Сотрясаясь в ужасе от того, что вот-вот увидит очередную страшную смерть, Мая шагнул в сторону. Ослабевшими руками и ногами он обхватил ствол дерева и, не чувствуя боли от царапающей кожу коры, полез вверх. Он не знал, откуда у него взялись силы вскарабкаться на такую высоту, наверное, это страх подгонял его, заставляя спасаться, как может. Когда Мая, совсем обессилев, уселся на крепкую ветку, руками цепляясь за ствол, и глянул вниз, то увидел, что Медведь и Коиин все еще борются, елозя по земле, и оба ревут, как дикие звери.

Даже с высоты Мая видел, что и руки, которыми Коиин удерживал морду медведя, и его лицо залиты кровью.

"Ему ни за что не выжить" - пронеслось в голове Маи, и в тот же миг Коиин с рыком перехватил медвежью пасть, надавил, разводя челюсти в стороны, и через несколько вздохов послышался хруст ломающихся костей. С воем медведь соскочил с человека, пьяно кинулся в одну сторону, другую, и сам глубже напоролся на копье. Грузно упав на землю, зверь еще долго хрипел и дергал лапами, мучаясь в агонии, и стал постепенно затихать.

Мая не верил своим глазам. Он кинул взгляд на Коиина - тот повернулся на бок, попытался приподняться, но сил его на это не хватило. Так и остался лежать неподвижно, распростертый на холодной земле.

Мая долго не решался двинуться с места. Медведь давно смолк и больше не шевелился, но юноша опасался, что стоит ему спуститься, как тот внезапно оживет и бросится на него, чтобы добить. Слыхал он и такие истории от старших... счастье, что рыжих медведей извели из Долины еще до его появления на свет, и Мая никогда с этими тварями не встречался.

Коиин был все так же неподвижен. Мая не знал, жив ли он еще, но в напряженной тишине леса слышал чье-то хриплое дыхание - то ли медведя, то ли Коиина, то ли свое собственное. Только спустя долгое время он решился и стал спускаться вниз, неверными руками цепляясь за ветки и норовя свалиться мешком с костями в любой момент.

Когда ноги его коснулись мха, устилающего подножье дерева, сердце невольно остановилось в груди. Несколько вздохов Мая напряженно прислушивался, не сводя взгляда с огромной туши медведя, но тот, похоже, в самом деле был мертв. Тем сильнее был испуг Маи, когда что-то холодное вдруг сомкнулось вокруг его ноги.

Он отпрыгнул в сторону, готовый скончаться от страха, но это была всего лишь рука Коиина, теперь безвольно упавшая на мох. Молодой воин смотрел на своего пленника мутными от боли глазами, и смотрел так, будто хотел что-то сказать. Грудь его была рассечена тремя широкими полосами, как и изувеченное правое плечо, а на голове виделся явный след от клыков - медведь все же дотянулся до Коиина и здорово его потрепал, чуть ли не сняв с человека скальп. Губы Коиина шевельнулись, выпуская смешанную с кровью слюну, и Мая с трудом разобрал в булькающем звуке свое имя.

"Удивительно, что он все еще жив",- отстраненно подумал юноша. Он ничего не чувствовал сейчас, глядя на растерзанного зверем врага. Кара настигла его, но был ли Мая доволен? Нет. Он не ощущал ничего, кроме сосущей пустоты внутри. Ему не было ни жаль Коиина, ни радостно от того, что Духи наказали насильника за его деяния, и наказание это было в высшей мере справедливым.

- Все кончено, Коиин, - проговорил Мая тихо, еще не в силах сам этого осознать. - Ты получил по заслугам. Теперь я свободен.

Холодные пальцы Коиина снова сомкнулись на лодыжке юноши, словно воин, будучи при смерти, все еще не желал его отпускать. Мая без капли сочувствия выдернул из слабого хвата ногу, развернулся и пошел прочь, чуть покачиваясь из стороны в сторону. Подернутые пеленой глаза Коиина смотрели ему в спину с выражением отчетливо осознанной жалости и мольбы.