Деревянная Мотострелковая Бригада 7

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толстой Алексей «Золотой ключик, или приключения Буратино», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», ДМБ (кроссовер)

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Философия, Пародия, Повседневность, Стёб, Дружба
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Элементы гета
Размер:
Мини, 21 страница, 10 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Волшебная страна - тоже государство. И как в любом государстве, в ней есть регулярные вооруженные формирования. Это история о троих деревянных мальчиках, становящихся мужчинами.

Посвящение:
Юности, Разбитой Годом Армии (это шутка)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:

Подсобное хозяйство

19 января 2019, 22:38
— Подсобное хозяйство — это свиноферма. В субботу нам привезут порося и генералов. — делился с нами опытом Гера.
— Свинку кушать? — с явной завистью спросил Бомба.
— Хуй ты угадал. Свинку расстреляют из пузеи*, как генерала Баан-Ну, если попадут, разумеется…
Незадолго до присяги нас вместе с каптером отправили на подсобное хозяйство, где мы должны были посильно охранять войсковое стрельбище и обеспечивать отдых генералов, собиравшихся праздновать День Великой Победы Вооруженных Сил Волшебной Страны над инопланетными захватчиками. Отмечать эту знаменательную дату собирался сам генерал-лейтенант Урфин Джюс, а также его старые товарищи: контр-адмирал Чарли Блэк и командир 1-го Драконьего Полка Волшебной Страны генерал-майор Карфакс.
— Товарищ дембель, скулил Бомба, а кормят здесь как?
— Сухари и вода — в свойственной ему маенре ответил Гера.
— А когда кушать-то дадут? — не мог успокоиться толстый.
— Никогда — это армия.
Услышав эти слова, Штык с интересом взглянул на расположенное неподалеку кладбище:
— К счастью, жива еще старая волшебная традиция — оставлять на могилах усопших разного рода еду и напитки.
— Не пойду, — заартачился Бомба, — я покойников боюсь.
— Пуля, ты идешь? — спросил меня Штык, презрительно взглянув на Бомбу.
— Не, не пойду, — ответил я, — у меня лодыжечный шарнир заклинило. — что, вобщем-то, было чистой правдой.
Штык поглядел на нас и, махнув рукой, потопал в сторону кладбища один.
На новом месте нам очень понравилось. Жить мы должны были в стареньком фургоне, о котором я позже узнал такое, отчего не мог более спать в нем… но об этом потом. Внезапно каптер изъявил желание побеседовать со мной:
— Мне часто задают три вопроса: отчего я в армии; сколько лет я служу; и почему у меня краска на груди облезла. Начну с последнего: краска у меня облезла, оттого что я пролил на грудь растворитель; служу я тридцать лет и три года — через пару лет юбилей, а в армию я от жены с тещей сбежал, потому что они хотели меня Усыпительной водой опоить — за убеждения.
Увидев мой непонимающий взгляд, Гера пояснил:
— Видишь суслика?
Я окинул взором простиравшуюся вокруг, насколько хватало глаз, степь. Сусликов не наблюдалось, о чем я и сообщил этому вечному дуболому.
— И я не вижу. А он — есть.
Похоже, каптер до сих пор не отошел от поглощенных веществ.
— Понятно… — озвучив таким образом свои соображения, я пошел подальше от этого ненормального.

Бродивший по кладбищу в поисках пищи Штык наткнулся на прелестную даму, с печальным видом взиравшую на одну из могил. В руках дама держала букет голубых роз. Ничтоже сумняшеся, Штык решил действовать:
— Соболезную, мадам, ваши чувства близки мне.
В глазах жевуньи сразу загорелись голодные огоньки:
— Неужели вам доводилось пережить подобное?
— В некоторой степени. — уклончиво ответил ловелас, — Ну, вы меня понимаете.
— Я вас понимаю. — радостно тряхнула пришитыми к воротнику голубой шубы бубенчиками дама, — Лина Роук, вдова Према Кокуса. — представилась она.
— Пьеро, вдовец Мальвины. — слегка наклонил голову Штык, — А не прогуляться ли нам, не осмотреть местные достопримечательности. Излить, так сказать, посильно друг другу горе…
— Конечно, — расплылась в улыбке жевунья, — Излить посильно…
Положив букет на могилу, она подошла поближе к Штыку и, проведя ладонью по кладбищенской ограде, сказала:
— Здесь просто замечательные склепы: прошлое тысячелетие. Мигуны ковали.
— Обожаю склепы, — признался Штык, — обожаю работу мигунов…

Пока Штык знакомился с достопримечательностями местного погоста, Бомба пытался приручить кладбищенских собак. А если начистоту, просто поймать с целью дальнейшего их применения в качестве пищи. Он соорудил хитроумную (по его меркам) ловушку и положил внутрь приманку.
— Сразу говорю, я собак жрать не буду. — заявил я, — Мне собаки живые нравятся.
— Мне больше достанется. — невозмутимо ответил Бомба.
Однако хитрые твари не спешили попадать в западню. Маленький черный щенок подбежал к Бомбе и тявкнул:
— Дураков нет!
— Где там этот Штык — возмущался наш горе-охотник, тоскливым взглядом провожая убегающий от него паёк, — небось, сам все стрескал…
Примечания:
Пузея* - автоматическая пушка, из которой стреляют, приложив орудие к пузу. Доступны режим одиночного выстрела "веером" (разрывная картечь) и режим стрельбы очередями (лента с разрывными снарядами)