Перевод

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея 1030

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Автор оригинала:
Ша Сяовань
Оригинал:
http://www.69shu.io/book/19137/

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написана 161 страница, 30 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Исторические эпохи Мистика Насилие Попаданчество Романтика Смерть второстепенных персонажей Фэнтези Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от totatot
Описание:
Это история о человеке, который попал в веб-роман как второстепенный персонаж и хотел помочь реабилитироваться главному злодею, но только усугубил ситуацию. Когда над его невинностью нависла угроза, несчастный решил, что надо бежать.
Много лет спустя, потирая шею, он спросил: “Ты надел на меня собачий ошейник?” Красавец-злодей посмотрел на него, а затем ответил с хитрой очаровательной улыбкой: “Это чтобы ты не убежал от меня снова”. “Если я останусь, ты откажешься от уничтожения мира?"

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания переводчика:
!!!!!!!!!!!!!!!!СЕЙЧАС НОВЕЛЛА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕДАКТИРОВАНИЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!
поэтому с определённой главы имена и некоторые другие аспекты терпят изменения

Перевод с английского языка, но ведётся сверка с оригиналом. Если Вы человек со знанием китайского и желаете помочь с переводом и исправлением неточностей - обращайтесь в личные сообщения.

Спасибо, что пользуетесь публичной бетой!

Всего в новелле 105 главы, разделённых на 4 тома.

Также мой перевод вы можете прочесть на Ваттпаде - https://www.wattpad.com/story/180490540

Существует ещё одна версия перевода данной новеллы, однако просьба не спамить по этому поводу в комментариях!

Том 1. Глава 2.

6 марта 2019, 23:17
Лин Ся без интереса уставился на жареную лепёшку, поглазел на неё несколько секунд, потом перевёл взгляд на Сун Сяоху, а после смело взял лепёшку и начал есть. Чуть раньше его голова кишела дикими мыслями, а сейчас он таки узнал странное имя «Эрдань*» и вспомнил, чьё это было тело! [Эрдань (二蛋) — «два яйца».] Начало новеллы очень подробно описывает зарождение дружбы между главным героем и злодеем в их детстве, что позже послужило началом их взаимно разрушающих отношений «любви-ненависти». Также там описывалось несколько сцен с присутствием этого второстепенного персонажа. Силы главных героя и злодея пробудились от шока после смерти никчемного и тупого второстепенного персонажа. И имя этого бестолкового, но сильного, как вол, второстепенного персонажа было как раз «Эрдань». Они с главным героем были бездомными детьми, что просили милостыни на улицах и какое-то время переносили все радости и горести жизни вместе. Можно сказать, он был верной собачкой главного героя. Более того, это смущающее и странное имя «Эрдань» ему на самом деле дал главный герой… И похоже, теперь он стал этим жалким умственно отсталым верным псом. Вспоминая сюжет, Лин Ся жадно пихал в рот блинчик, съедая даже грязные места с отпечатками пальцев, успокаивая себя тем, что по сути это были настоящие следы пальцев выдающегося и могущественного гения! Видя, с каким удовольствием ест Лин Ся, носящий священный ореол несокрушимого главного героя Сун Сяоху радостно воскликнул: — Эрдань, не торопись, ешь медленнее, не подавись… Прежде, чем он закончил это говорить, Лин Ся схватился за горло и закашлялся. Хоть блинчик и выглядел аппетитно, он был довольно жёстким. Видимо, он был вчерашним! Сун Сяоху поспешил принести ему из-за угла треснувшую чашку: — На, выпей немного воды. Очевидно, он уже привык к этому неуклюжему телу. С другой стороны, Юй Чжицзюэ с лицом, полным презрения, отступил на пару метров и с пренебрежением нахмурил брови: — Может, этот недоразвитый стал ещё тупее? Он даже не может поесть, не подавившись! Лин Ся сделал несколько глотков ледяной воды, вздрогнул от холода и тяжело вдохнул сдавленной грудью. Он мысленно выругался; конечно же, по сравнению с главным героем, рождённый в хорошей семье злодей был испорчен уже в детстве! Он прищурился, разглядывая размытое отражение в воде. Лицо было настолько грязным, что в этом плане могло даже составить конкуренцию лицу Сун Сяоху, но было ясно, что черты лица Лин Ся были вполне себе обычными, а глаза живыми. Этот образ кардинально отличался от косоглазого и криворотого идиота из его воображения. Он выглядел на четыре-пять лет старше, чем Сун Сяоху и Юй Чжицзюэ. Тихо издав вздох облегчения, он продолжил запихивать в рот твёрдую жареную лепёшку, запивая её холодной водой. Глядя на будущего финального злодейского босса, он молча вспоминал его прошлое. Ни на что не годный автор, судя по прошлому Юй Чжицзюэ, не любил тратить много слов на описания прошлого персонажей. В конце концов, он не был главным героем, но, судя по всему, нелюбимый и матерью, и отцом, столкнулся со всеми возможными бедами. Отец Юй Чжицзюэ практиковал тёмный путь самосовершенствования и был печально известным злодеем по имени Юй Тяньсин. Его мать, бывший адепт женского клана Юню, Юй Линлун, вышла замуж за его отца против воли, что привело к тому, что Юй Чжицзюэ всячески оскорбляли и обижали с самого его рождения. Некоторое время эта любяще-ненавидящая друг друга парочка ещё боролась, но позже всё же отправилась на небеса. Малыш Юй Чжицзюэ, лично видевший всё это, в конце концов сбежал со снежной горы, где они жили, а после скитаний по миру забрёл в этот маленький городок внешнего мира — Лунфэй, где позже встретился с главным героем. Даже добросердечному и честному главному герою Юй Чжицзюэ никогда не открывал своё сердце. Хотя, находясь под влиянием главного героя в детстве, он перестал быть таким угрюмым и хладнокровным. Но, когда им исполнилось тринадцать, после того, как они вместе прошли сквозь несколько трудностей, его чувство зависти к герою начало расти. Стоит сказать, что в новелле Юй Чжицзюэ предстаёт как гений, что рождается раз в сто лет. В начале их пути его сила росла как на дрожжах, и он превзошёл главного героя. В конце концов, он унаследовал мощные гены. Но позже его быстро обошёл всегда весёлый и удачливый главный герой и, конечно, в его сердце начала зарождаться зависть. После некоторых недоразумений, взаимного недопонимания и драк, они медленно разошлись, пока это не привело к их полному разрыву. В конечном счёте Юй Чжицзюэ становился всё более и более жестоким и злобным, пока полностью не уничтожил мир. Однако, говори не говори, делай не делай, но сейчас, глядя на томного мальчика-баоцзы*, сжимающего свои ручки в кулаки и пытающегося казаться крутым, Лин Ся просто не мог себе представить, что он станет тем самым ужасным злодеем из новеллы, что даже подумал: «Ах, пусть он дерзкий и самоуверенный, но он просто милый малыш!» [Баоцзы — пирожок, приготовленный на пару.] Юй Чжицзюэ быстро заметил странный взгляд Лин Ся. Глядя на него с отвращением, он обернулся и холодно спросил: — На что ты уставился, тупица? — … — как же Лин Ся хотелось сейчас истыкать эти пухлые щёчки. Лин Ся медленно поднялся с земли и был приятно удивлён, что выше этих двоих детишек больше, чем на полголовы. Он сверху вниз посмотрел на стоящую перед ним парочку и очень серьёзно покачал указательным пальцем: — Не зовите меня больше «Эрдань» или «тупица», моё имя — Лин Ся! Не важно, насколько удивительными и могущественными или устрашающими и ужасающими они станут в будущем, сейчас оба баоцзы ненадолго обрели одинаковое выражение лица: =口= Подавленное настроение Лин Ся, вызванное его попаданием в этот мир, на ровном месте изменилось в лучшую сторону. Правильно, даже если он застрял в альтернативном выдуманном мире и вероятность его смерти была крайне высока, если взглянуть с другой стороны на эту ситуацию, становилось понятно, что у него была возможность встретиться с богиней его сердца! Лин Ся постарался взять себя в руки. Простодушного, добросердечного и оптимистичного маленького главного героя одурачить было очень легко. Послушно сидя со скрещенными ногами напротив Лин Ся, усевшегося на солому, моргая глазами, он быстро принял внимательно выслушанные объяснения. Тот наплёл ему историю, которую вытянул из драм и штампованных сценариев, где мачеха выгнала его из дома, а потом он ударился головой и временно потерял память. Преисполненный сострадания, Сун Сяоху вздохнул: — Звучит так, будто иметь мать не всегда значит иметь счастье… Но, даже если так, я всё ещё хочу отыскать свою семью. Лин Ся посмотрел на глупое и милое лицо праведного главного героя, всё грязное и в пятнах, как у трёхцветной кошки. Конечно, самое потрясающее в мире качество характера человека — это праведность… Это правильно, что главной целью героя были именно поиски семьи и развитие его души, тела и боевых искусств. Становление учеником профессионала, сбор гарема, битва со злодеем и поиски товарищей же были его второстепенными задачами. Юй Чжицзюэ скептически выслушал, сжал кулаки и бросил взгляд на Лин Ся, прежде чем спросить: — Тогда ты помнишь, откуда ты родом? Как ты попал сюда? Почти незаметно, Лин Ся вдруг почувствовал слабое, но неловкое чувство угнетения. Он замер и ещё раз взглянул на Юй Чжицзюэ. В отличие от Сун Сяоху, глаза Юй Чжицзюэ сверкали враждебностью и настороженностью. Малиновая родинка под уголком глаза создавала контраст и его кожа казалась ещё белее нефрита*, длинные гладкие волосы были аккуратно собраны в пучок, и, возможно, из-за недоедания в течение долгого времени, он казался немного слабее и худее здорового и крепкого Сун Сяоху. [Белее нефрита — белый нефрит в Китае имеет особое значение самого благородного камня.] Лин Ся быстро пришёл в себя. Юй Чжицзюэ был злодейским боссом, который в конце концов разрушит мир! Буквально секунду назад он относился к нему, как к ребёнку… История, которую он рассказал им ранее, была полна дыр, которой можно обмануть только простодушного Сун Сяоху! Тем более, после того, как главный герой повзрослеет, он, вероятно, уже не будет таким простачком, и его тоже будет непросто одурачить. Стоит отметить, что, хотя новелла была ни безвестна, ни популярна, на доске обсуждений фанаты женского пола с радостью фантазировали и писали множество фанфиков о Юй Чжицзюэ и Сун Сяоху, особенно где невинный-снаружи-но-брутальный-изнутри Сун Сяоху был сверху, а якобы-добрый-но-на-самом-деле-злобный-и-двуличный Юй Чжицзюэ — снизу. Лин Ся быстро принял позу поудобнее, сделал максимально возможное естественное выражение лица и изобразил такую гримасу, будто бы у него уже мозг взрывался от мыслей: — Хм-м… я помню очень мало: только то, что у моего отца была фамилия «Лин», а звали его «Лин Чжиюань», в названии моего родного города есть иероглиф «огонь» или что-то похожее. Услышав это, Юй Чжицзюэ поверил ему процентов на семьдесят-восемьдесят. Бывший «Эрдань» был бродяжкой в этом городе уже несколько лет, никто не знал, откуда он пришёл, поэтому, если бы Лин Ся придумал историю, полную подробностей, это вызвало бы подозрения. Недоверчиво хмыкнув, злодей отвернулся; в конце концов он бы никогда не заинтересовался каким-то грязным тупицей. Более того, если бы Сун Сяоху не заботился об этом идиоте, он никогда даже не удостоил бы и единым взглядом такого попрошайку, как он. Сун Сяоху совсем не заметил настороженности Юй Чжицзюэ. Показав свои милые ямочки, он засмеялся: — Тогда, Эр… Лин Ся, почему бы тебе теперь не относиться ко мне, как к своей семье? Лин Ся кивнул головой и улыбнулся, отвечая: — Конечно, тогда тебе придётся называть меня Лин-гэ*. Я давно думаю о Сяоху, как о диди*. [Лин-гэ — гэ (哥) — суффикс при обращении к старшему брату (не обязательно кровному). Диди (弟弟) — обращение к младшему брату.] В глубине души он был доволен; в конце концов это был главный герой! Удивительный и могущественный главный герой! Лучше всего было уже сейчас заслужить доверие и заручиться поддержкой главного героя, ха-ха-ха! Сун Сяоху улыбнулся во все тридцать два зуба и выкрикнул чистым звонким голосом: — Лин-дагэ*! [Дагэ (大哥) — вежливое обращение к старшему брату имеет значение не столько брат, сколько старший товарищ, что-то вроде братан, братуха.] Лин Ся почувствовал самодовольство: это потешило его эго. Он не мог не протянуть руку, чтобы не погладить короткие, колючие, как ёжик, волосы главного героя. С другой стороны, Сун Сяоху смутился. Во время его путешествия, начиная от ухода с гор и вплоть до прихода сюда, даже встретить кого-то, кто был бы с ним вежлив и готов дать ему баоцзы, было настоящей удачей. Большинство презирало и избегало его, потому что он был грязным. Разве кто-то когда-то относился к нему так хорошо? Даже если по характеру он был оптимистичным и беззаботным, он искренне мечтал отыскать свою семью и потому сейчас на его глазах неосознанно проступили слёзы. Юй Чжицзюэ удивлённо уставился на благоговейную ласковую братскую сцену у него перед глазами. Его дружба с Сун Сяоху была обусловлена исключительно тем, что у того был высокий потенциал для саморазвития, что для Юй Чжицзюэ было знаком, что с человеком можно общаться. Именно так. У них всегда были нейтральные отношения. Спрашивается, когда Сун Сяоху вёл себя подобным образом? Полностью удовлетворённый, Лин Ся убрал руку и перевёл взгляд на Юй Чжицзюэ, выжидающе глядя на него. Стать старшим братом и для главного героя, и для злодея — вот что было настоящей благосклонностью судьбы! Что важнее, он уже давно хотел истыкать эти пухлые злодейские щёчки! Конечно же, невинный-снаружи-но-брутальный-изнутри Сун Сяоху сразу же понял его мысли и повернулся к Юй Чжицзюэ со словами: — А-Цзюэ*, поторопись и обратись к дагэ как положено! [А — приставка, используемая с именами детей или слуг, выражение крайней близости, прибавляется к последнему иероглифу имени (Юй Чжицзюэ — А-Цзюэ, Сун Сяоху — А-Ху, Лин Ся — А-Ся).] Лин Ся в душе уже согнулся пополам от смеха, выжидающе глядя на звёзды в глазах Юй Чжицзюэ. В итоге лицо господина злодея, только что полное настороженности, покраснело от смущения. Юй Чжицзюэ сердито отступил: — Зови его «дагэ» сколько хочешь, но какое отношение это имеет ко мне? Он свирепо взглянул на Сун Сяоху, потом обернулся, махнув рукавом, и ушёл. Автору есть что сказать: И всё-таки главный злодейский босс сейчас ребёнок… o(n_n)o~ Вчера вечером я не сохранила черновик, и восстанавливала всё по маленьким частям всю ночь до самого утра. Что касается мира совершенствующихся новеллы, тефтелька медленно начнёт писать об этом со следующей главы!