Перевод

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея 1024

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Автор оригинала:
Ша Сяовань
Оригинал:
http://www.69shu.io/book/19137/

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написана 161 страница, 30 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Исторические эпохи Мистика Насилие Попаданчество Романтика Смерть второстепенных персонажей Фэнтези Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от totatot
Описание:
Это история о человеке, который попал в веб-роман как второстепенный персонаж и хотел помочь реабилитироваться главному злодею, но только усугубил ситуацию. Когда над его невинностью нависла угроза, несчастный решил, что надо бежать.
Много лет спустя, потирая шею, он спросил: “Ты надел на меня собачий ошейник?” Красавец-злодей посмотрел на него, а затем ответил с хитрой очаровательной улыбкой: “Это чтобы ты не убежал от меня снова”. “Если я останусь, ты откажешься от уничтожения мира?"

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания переводчика:
!!!!!!!!!!!!!!!!СЕЙЧАС НОВЕЛЛА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕДАКТИРОВАНИЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!
поэтому с определённой главы имена и некоторые другие аспекты терпят изменения

Перевод с английского языка, но ведётся сверка с оригиналом. Если Вы человек со знанием китайского и желаете помочь с переводом и исправлением неточностей - обращайтесь в личные сообщения.

Спасибо, что пользуетесь публичной бетой!

Всего в новелле 105 главы, разделённых на 4 тома.

Также мой перевод вы можете прочесть на Ваттпаде - https://www.wattpad.com/story/180490540

Существует ещё одна версия перевода данной новеллы, однако просьба не спамить по этому поводу в комментариях!

Том 1. Глава 4.

10 марта 2019, 10:14
Примечания:
Спасибо всем, кто пользуется публичной бетой!
Выслушав замечание Лин Ся, Юй Чжицзюэ только фыркнул, но больше ничего не сказал. С другой стороны Сун Сяоху был очень счастлив и взволнован, отвечая с восторгом: — Да, я слышал, что люди в городе тоже так говорили. Лин Ся улыбнулся в ответ: — Раз это так, я пойду с вами, ребята. В оригинальной истории, когда Сун Сяоху и Юй Чжицзюэ отправились в город Чунмин, этот преданный пёс-идиот отправился с ними. А из-за того, что главный герой был просто магнитом для неприятностей, тот закрыл его собой от внезапной атаки и умер. Однако деталей того происшествия Лин Ся не помнил. В конце концов, он начал читать эту новеллу давным-давно и уже позабыл многие мелочи. Даже несмотря на то, что Лин Ся действительно хотел избежать смерти, вариант покинуть главного героя и остаться в этом городке ему всё равно не подходил: чудо с возвращением домой однозначно не произойдёт. Всё, что он мог делать сейчас — это шаг за шагом следовать за этими двумя, не говоря уже об осуществлении своего плана по изменению злодея. Хотя ему нравилось читать главы, в которых главный герой и злодей сражались из-за их «любви-ненависти», но глядя на эти баоцзы вживую, он надеялся, что подобного рода случаи не будут происходить. Услышав слова Лин Ся, Юй Чжицзюэ не высказал несогласия, только брови его взметнулись вверх и в миндалевидных глазах блеснул недобрый огонёк, что стало ясно, что он не совсем с ним согласен. Раз уж до этого дошло, Лин Ся был для него незнакомцем, и раньше он не обращал внимания на этого недоразвитого. У Сун Сяоху и Юй Чжицзюэ не было никаких вещей, поэтому они решили отправиться в путь немедленно. У Лин Ся дёрнулись губы при взгляде на этих двоих, уже готовых начать своё путешествие, и он очень неловко спросил: — Может, стоит собрать с собой немного еды? Как только он закончил говорить, Сун Сяоху моргнул и ответил: — Лин-дагэ, у нас же совсем нет денег. К тому же, я могу охотиться, пока мы будем в пути. Юй Чжицзюэ с презрением посмотрел на него, но ничего не сказал, и тут Лин Ся понял, как глупо прозвучало это предложение. Два ребёнка перед его глазами всё это время полагались исключительно на себя и умели выживать лучше, чем любой современный человек, неспособный отличить одну крупу от другой, как Лин Ся. Неосознанно он посмотрел на мальчиков с жалостью и нежностью. Читая такие моменты в новелле, он не испытывал каких-либо особых чувств, ему больше нравились моменты сражений. Только сейчас, пережив такой момент лично, он понял эти чувства. Этот альтернативный мир разделён на четыре больших континента, но несмотря на то, что города Чунмин и Лунфэй оба находились на Южном континенте, их разделяло расстояние более чем в 50 километров. Это не то расстояние, которое можно быстро преодолеть на своих двоих. К счастью, выносливость нового тела Лин Ся была довольно высока, потому даже после целого дня хождения по горам он лишь немного устал, и ноги у него не болели. В пути Сун Сяоху раскрепощённо болтал и смеялся, а Юй Чжицзюэ проронил лишь несколько слов. К тому же, забавным было то, что ни один из них не хотел сделать перерыв, будто бы они соревновались. Лин Ся смотрел на них чуть ли не плача; если бы злодей был девочкой, они с Сун Сяоху были бы очень милой парой. Сейчас эти дети были обычными людьми, не практикующими совершенствование, так что они оба устали в течение дня. С наступлением сумерек они нашли укромную пещеру и постелили в ней на землю листья. Сун Сяоху поймал несколько низкоуровневых демонических зайцев, и они вместе собрали немного грибов для ужина. Лин Ся и Сун Сяоху с жадностью накинулись на еду, потому что потратили много сил и проголодались. Юй Чжицзюэ начал есть с утончёнными манерами, но увидев, что еда постепенно исчезает, тоже стал есть быстрее. Заметив это, Лин Ся не мог не посмеяться в душе. Около пещеры была маленькая речка и Лин Ся пошёл умыться. Когда он увидел в воде плавающую фигуру, его мечты по поводу того, что Юй Чжицзюэ — девушка, мгновенно разрушились. Юй Чжицзюэ заметил на себе непонятный взгляд, уставился на него и зарычал, как маленький леопард: — На что ты уставился?! Лин Ся посмотрел на маленького дружка в нижней части тела Юй Чжицзюэ и уныло ушёл. В пещере было мало места, и потому им троим пришлось потесниться, чтобы улечься внутри. Сун Сяоху скинул свои соломенные сандалии и подпрыгнул. Он не потрудился даже умыться и потому вокруг рта у него оставались пятна. С таким лицом он взволнованно улыбнулся: — А-Цзюэ, Лин-дагэ, я хочу спать в середине. …Действительно, как и ожидалось от будущего главного героя, который действует по всем традициям: и слева, и справа должен кто-то находиться. Лин Ся уже лёг и закрыл глаза, готовясь ко сну. Юй Чжицзюэ с лицом, полным презрения, продолжал стоять снаружи. Через некоторое время он, наконец, подошёл к Сун Сяоху, пнул его и сказал: — Иди помойся. Сун Сяоху озадаченно ответил: — Но я не грязный. Юй Чжицзюэ сморщил брови; он никогда не был с кем-то так близок физически. А Сун Сяоху, между прочим, храпел, разговаривал во сне и ворочался. Когда они спали под одной крышей в прошлом, Сун Сяоху всё равно будил его своим шумом. Несмотря на то, что Юй Чжицзюэ пинал Сун Сяоху, тот продолжал дремать, как мертвец, не реагируя ни на что! Юй Чжицзюэ хотел простоять так всю ночь, облокотившись на стену, но боялся, что это отразится на его состоянии во время путешествия — он не хотел отставать от Сун Сяоху. В результате он неохотно сказал Лин Ся: — Ты спишь посередине. Лин Ся хотя бы помылся, поэтому от него вряд ли будут исходить неприятные запахи. Тон мальчика был немного надменным и резким, но без особой причины в нём слышались нотки неловкости и страдания. Сейчас Лин Ся изо всех сил старался пробудить хорошую сторону господина злодея, так что он, не задумываясь ни на секунду, отодвинул Сун Сяоху в сторону, потом похлопал с другой стороны от себя и, улыбаясь, пригласил: — Ложись. Оказалось, что этот «Эрдань» действительно был очень силён: отодвинуть Сун Сяоху оказалось так же легко, как цыплёнка. Юй Чжицзюэ застыл на секунду, но прежде, чем Сун Сяоху успел среагировать, он быстро лёг, прижавшись телом к стене, чтобы не касаться Лин Ся. Он холодно уставился на Лин Ся и предупредил: — Если ты будешь ворочаться и пнёшь меня, я вышвырну тебя вон. …Глядя на маску важного самоуверенного всезнайки, Лин Ся не мог не счесть его забавным. Юй Чжицзюэ, сжимающий своё и без того маленькое тело в комок, совсем не выглядел величественным. Он скорее был похож на маленького котёнка или щенка, полного напускной храбрости, безобидного и милого. Подавив улыбку, Лин Ся закрыл глаза и пробормотал: — Понял. Сун Сяоху немного запротестовал, но потом притянул Лин Ся к себе и заставил бесцельно болтать с ним на разные темы, которые считал интересными. Юй Чжицзюэ обрадовался в душе: когда в прошлом Сун Сяоху слишком много болтал, он срывался и раздражённо кричал на него, но Лин Ся отвечал и поддерживал надлежащий разговор. Чтобы не смущать Юй Чжицзюэ, Лин Ся лежал на спине и, используя боковое зрение, украдкой посматривал на маленькое неподвижное тело в углу, не зная, о чём ребёнок думает. Лин Ся прочистил горло, потом обдумал вопрос и спросил: — Сяоху, какая у тебя мечта? Ну, я имею в виду, каким человеком ты хочешь стать в будущем? Почему ты хочешь стать учеником школы Шаоян? С блестящими глазами Сун Сяоху азартно ответил: — Я хочу стать сильнейшим совершенствующимся меча! Чтобы много людей знали моё имя! Как и ожидалось от горячего, чистокровного главного героя! Лин Ся погладил его колючую голову и заверил: — Ты обязательно добьёшься успеха! Стоило отметить, что в будущем он овладеет всеми видами самосовершенствования, кроме пути тьмы. У других великолепие его непреодолимой силы вызывало бесконечные восхищение, зависть и ненависть. Лин Ся поспешил спросить и Юй Чжицзюэ: — А-Цзюэ, а что на счёт тебя? Юй Чжицзюэ кинул на него короткий взгляд и после некоторого молчания холодно ответил: — Я заставлю всех, кто смотрел на меня свысока, сожалеть об этом! Его голос был чётким и приятным на слух, но также в нём слышались слабые нотки взрослого холода. — … Лин Ся оцепенел, невольно вспоминая о последних маниакальных, нелепых словах злодея: «Этот омерзительный мир… должен быть полностью уничтожен…» Вот почему перевоспитание ребёнка обязательно и не требует отлагательств! Если не исправить его в детстве, мир будет обречён! Когда молчание поглотило всю атмосферу, а Лин Ся всё ещё не ответил, Юй Чжицзюэ не смог удержаться от насмешки: — Ну что? Лин Ся сглотнул и осторожно ответил мягким тоном: — Ммм, это тоже хорошая мечта, ха-ха, А-Цзюэ, ты непременно станешь впечатляющим в будущем! Он действительно хотел воспитать Юй Чжицзюэ честным, но сейчас ребёнок всё ещё смотрел на него со всевозможным раздражением и отвращением, так что Лин Ся не мог ничего сделать, пока они не станут ближе… Сун Сяоху было любопытно, потому что Юй Чжицзюэ раньше никогда не говорил о себе. Кто были те люди, что унижали его? Были ли они похожи на тех, кто кричал и называл их нищими попрошайками? В то же время он был смышлёным ребёнком и знал, что ему не стоит совать свой нос в чужие дела. Потому он сдержался и не стал спрашивать. Сун Сяоху потратил в течение дня слишком много сил и быстро уснул; из его открытого рта вылилась слюна. Через некоторое время со стороны Юй Чжицзюэ тоже донеслось ровное сопение, но только глаза Лин Ся оставались открытыми. Честно говоря, он всё ещё чувствовал себя нереально, будто бы это был сон. Днём ему было лучше, но с наступлением ночи увеличивалось чувство собственной беспомощности, обрушиваясь на него, как стремительный прилив. Хотя лежал на толстом слое листьев, он всё ещё чувствовал твёрдый, холодный, каменный пол, и чёрная темнота пещеры заставляла сердце дрожать в страхе. Альтернативный мир пугал его. Время от времени он мог слышать крики неизвестных магических зверей. Он слепо шарил руками по полу, пока не коснулся рук с обеих сторон; ладонь Сун Сяоху была грубой и горячей, а Юй Чжицзюэ — холодной. Хотя руки были маленькими, Лин Ся почувствовал тепло в сердце. Он попал в этот мир с уже взрослым сознанием, и не может быть менее ответственным, чем эти дети, правда? Несмотря на то, что инстинкты самосохранения Юй Чжицзюэ были высоки по отношению ко всему незнакомому, он очень мирно спал и инстинктивно приблизился к источнику тепла рядом с собой, даже потёрся макушкой о подбородок Лин Ся. Лин Ся невольно улыбнулся: было щекотно. В это время ночи подобную нежную атмосферу было легко создать и развить, и постепенно он тоже прикрыл глаза. Проснувшись на следующее утро, Юй Чжицзюэ сразу же помрачнел, потому что он сжимался в объятиях Лин Ся, плотно прижавшись к нему спиной. Бездумно он встал в порыве. Лин Ся обратил внимание на взгляд, полный отвращения, невинно пожал плечами и сказал: — Я ничего не сделал. Сначала Лин Ся не мог уснуть, но когда у него наконец-то получилось это сделать, его ждала целая ночь мучений. Сун Сяоху не только ворочался, но и непрерывно говорил во сне. А Юй Чжицзюэ, хоть и молчал, беспощадно использовал его в качестве подушки и крепко за него цеплялся. Кроме того, температура тела Юй Чжицзюэ была низкой, и за всё время Лин Ся так и не смог согреться. У Юй Чжицзюэ покраснели уши и он сделал вид, что успокоился, и ушёл, бросив: — Я собираюсь умыться. Всегда, когда спал один, Юй Чжицзюэ был очень бдителен и малейший звук мог разбудить его. И всё же этой ночью он смог погрузиться в глубокий сон без сновидений, смутно наслаждаясь теплом и ощущением, будто кто-то гладил его голову. Это чувство было таким приятным и неожиданным, что даже не хотелось открывать глаза и просыпаться. Автору есть что сказать: Это своего рода переходная глава, плак-плак~