Перевод

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея 1030

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Автор оригинала:
Ша Сяовань
Оригинал:
http://www.69shu.io/book/19137/

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написана 161 страница, 30 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Исторические эпохи Мистика Насилие Попаданчество Романтика Смерть второстепенных персонажей Фэнтези Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от totatot
Описание:
Это история о человеке, который попал в веб-роман как второстепенный персонаж и хотел помочь реабилитироваться главному злодею, но только усугубил ситуацию. Когда над его невинностью нависла угроза, несчастный решил, что надо бежать.
Много лет спустя, потирая шею, он спросил: “Ты надел на меня собачий ошейник?” Красавец-злодей посмотрел на него, а затем ответил с хитрой очаровательной улыбкой: “Это чтобы ты не убежал от меня снова”. “Если я останусь, ты откажешься от уничтожения мира?"

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания переводчика:
!!!!!!!!!!!!!!!!СЕЙЧАС НОВЕЛЛА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕДАКТИРОВАНИЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!
поэтому с определённой главы имена и некоторые другие аспекты терпят изменения

Перевод с английского языка, но ведётся сверка с оригиналом. Если Вы человек со знанием китайского и желаете помочь с переводом и исправлением неточностей - обращайтесь в личные сообщения.

Спасибо, что пользуетесь публичной бетой!

Всего в новелле 105 главы, разделённых на 4 тома.

Также мой перевод вы можете прочесть на Ваттпаде - https://www.wattpad.com/story/180490540

Существует ещё одна версия перевода данной новеллы, однако просьба не спамить по этому поводу в комментариях!

Том 1. Глава 18.

19 апреля 2019, 01:21
Будто испугавшись, что Лин Ся не достаточно удивился, ученик, который привёл его сюда, без сострадания добавил: — Траву Вечернего Тумана (1) нужно поливать водой с высоким содержанием духовной энергии из целебного источника на вершине горы, обычная вода не подойдёт. Помни, что на один стебель один ковш, ни больше, ни меньше. — Спасибо, что объяснил, Шисюн, — кивнул Лин Ся, подобрал вёдра, и начал взбираться на гору, согласно полученным указаниям. Чёрт! Его заставили работать, но даже не дали поесть! Зная, что задание не выполнить никак больше нельзя, кроме как по инструкции, Лин Ся просто двинулся вперёд в умеренном темпе, собирая по пути все фрукты, которые ему встречались, и ел их. Когда Лин Ся, наконец, отыскал этот Сияющий Целебный Источник, он был приятно удивлён. Вода оказалась яркой, чистой, полной духовной энергии, сладкой на вкус. Казалось, она обладала способностью снимать усталость и восстанавливать силы. Он за один раз выпил больше половины ковша, а затем наполнил вёдра. Вёдра были необычайно большими, и Лин Ся неуклюже взвалил коромысло себе на плечи. Пусть физически ему не было тяжело, он не смог избежать их покачивания, так что, когда он спустился с горы, четверть воды успешно выплескалась. Лин Ся посмотрел на недовольное лицо ученика-надзирателя и, поспешно наклонившись, начал поливать. В своём мире он увлекался выращиванием домашних цветов и других растений, на балконе у него было, как минимум, десять горшков с ними. От зелёной пышной Травы Вечернего Тумана можно было чувствовать естественный чрезвычайно приятный аромат. Лин Ся постепенно втянулся, однако вёдра опустели раньше, чем он успел полить хотя бы один ряд. Лин Ся выпрямился и вытер пот. Другие ученики тоже суетились на поле духовных трав, кто-то полол, кто-то сажал семена. В отличие от них, Гуан Сюдзы беззаботно сидел в далёком павильоне, потягивал чай и ел закуски. Да уж, воистину штампованный чрезвычайно злой босс. Лин Ся мысленно показал ему средний палец. Он несколько раз сходил туда и обратно; наступил полдень. Одежда его промокла насквозь, силы иссякли, но он полил только десятую часть поля. Прозвенел звонок на обед, и все ученики отправились мыть руки, а Лин Ся с горечью потёр свой пустой желудок. Ученик-надзиратель прошел мимо, увидел, что он стоит неподвижно, и тут же нахмурился и заорал: — Поторопись! Пока не закончишь, даже не смей думать о еде! Лин Ся мог только молча проглотить свой гнев и пойти обратно в гору с пустыми вёдрами. В любом случае, все ушли обедать, а на горе была небольшая речка, в которой он намеревался поймать немного рыбы, чтобы пожарить её и поесть. Оказавшись на берегу, Лин Ся закатал штаны и прыгнул в воду. Рефлексы этого тела были что надо, он быстро поймал двух карпов длиной в чи. В их компании за готовку обычно отвечал Сун Сяоху, Лин Ся даже не умел правильно разжигать огонь. С большим трудом он развёл костёр, долго кашлял от дыма и чуть не задохнулся, и в конце концов рыба сгорела. Лин Ся съел одну, не обращая внимания на вкус. Он не смог сдержать вздох. Он думал, что хорошо присматривал за этими мальчиками, но теперь, оглядываясь назад, понял, что на самом деле заботился только о себе… Неподалёку из подлеска раздался шорох. Лин Ся быстро поднял голову и увидел рядом маленькое снежно-белое пушистое существо, что щурило глаза и смотрело на него. Лин Ся подумал, что это кролик, но, рассмотрев поближе, обнаружил, что тело животного больше напоминало кошку, ну кроме ушей, которые были слегка длинноваты. Длинный мех сильно блестел, заставляя человека с первого взгляда хотеть его погладить. Мог ли его привлечь запах жареной рыбы? Лин Ся задумался. Ему долгое время не с кем было поговорить, потому стало совсем одиноко, так что он снял с рыбы обгоревший слой, предложил зверю хорошо прожаренное мясо и, приглашая, поманил рукой с улыбкой: — Иди сюда. Большие янтарные глаза зверька бросили на него полный презрения взгляд; он показался Лин Ся вполне разумным. Мальчик тупо уставился на него, неожиданно выражение мордочки этого маленького животного напомнило ему Ю Чжицзюэ, и в душе он не мог сдержать смеха. Прямо в этот момент откуда-то сзади раздался звук шагов. Вздрогнув, Лин Ся обернулся и увидел, что к нему приближаются Юань Хуэй и ещё один ученик по имени Юань Мин, он в панике вскочил на ноги. Вспышка белого света промелькнула перед его глазами, рыба в руках исчезла, странное маленькое животное резво прыгнуло в кусты и исчезло. Лин Ся замер на секунду, потом залил водой костёр, чтобы затушить. Тем не менее, было уже поздно: острые глаза Юань Мина даже издалека заметили остатки пепла на земле. Он немедля закричал: — Какая наглость! Осмелился даже красть пищу и в тайне есть! К тому времени, когда Лин Ся, проследовав за шисюнами, спустился с горы, Гуан Сюдзы уже прождал перед главным залом довольно долго. Он, ухмыляясь, сидел, скрестив ноги. Пара десятков учеников Павильона Инсянь стояла у тренировочной площадки, будто каждый из них уже знал о том, что Лин Ся «тайно воровал еду». Возможно, пока они спускались с горы, Юань Хуэй воспользовался талисманом общения, чтобы сказать им об этом. Увидев, что три ученика вернулись, Гуан Сюдзы громко поставил свою чашку на стол и усмехнулся: — Прекрасно! Просто прекрасно! В моём Павильоне Инсянь ещё никогда не было такого смелого и самонадеянного ученика! Ты знаешь тринадцатое правило Павильона Инсянь? Лин Ся заставили преклонить колени, на сердце было мрачно. Услышав эти слова, он поднял голову, посмотрел прямо на Гуан Сюдзы и ответил: — Этот ученик прибыл только вчера и ещё не знает правил ордена. Никто из шисюнов не предложил мне своё руководство, и я могу только просить шишу просветить меня. Гуан Сюдзы издал резкий смешок и фыркнул: — Ох, так ты чувствуешь обиду. Тогда, полагаю, как твой шишу я частично виноват в этом. Юань Синь, почему бы тебе не прочесть своему Лин-шиди тринадцатое правило ордена, чтобы он смог выжечь его на своём сердце? Вперёд вышел юноша лет двадцати, и, как ожидалось, он обладал громким и чистым голосом. Он процитировал, чётко излагая каждое слово: — Те, кто не уважает старших, должны получить тридцать ударов (2). Лин Ся вздрогнул и тут же побледнел. На самом деле он думал, что в качестве наказания его заставят переписывать правила ордена. Главного героя в оригинале всегда наказывали переписыванием правил, не считая одного-единственного случая, когда его наказали физическим трудом. Поскольку Сун Сяоху был неграмотным, от недостатка опыта он слепо копировал записи, и это получалось у него не очень хорошо. Лин Ся запомнил тот момент как раз из-за этого факта. Чёрт, почему когда очередь дошла до него, наказание сменилось на удары палкой?! Проклятая судьба пушечного мяса! Лин Ся и так настрадался, сопротивление в сложившихся обстоятельствах заставило бы его страдать ещё больше. В конце концов всё, что попадало под определение «неуважение к старшим», варьировалось в зависимости от интерпретации… Он быстро опустил голову и мягким голосом взмолился: — Этот ученик был неразумен, и больше никогда на такое не осмелится! Я обязательно буду помнить учение шишу и почаще просить наставлений у шисюнов, никогда не забуду правила ордена, никогда больше не совершу никаких ошибок! Гуан Сюдзы издал довольный смешок. В любом случае, этот слабый мальчик может умереть после тридцати ударов палкой, а если останется в живых, станет калекой. Как, интересно, ему потом объяснить это начальству, когда придёт время отчёта? Но Сю Янь тайно заплатил ему 2000 энергетических монет, поэтому он не мог просто взять и отпустить ребёнка… Он притворно кашлянул, а потом доброжелательно объявил: — Учитывая твою незрелость и то, что это твоё первое нарушение, я уменьшу твоё наказание вдвое. Юань Мин, Юань Хуэй, почему вы до сих пор бездельничаете? Деревянную скамью уже вытащили и поставили позади Лин Ся. Взглянув на две толстые деревянные палки, лежащие рядом, он глубоко вздохнул, и затем медленно лёг животом на лавку. Чёрт! Рано или поздно, он отомстит! Юань Хуэй сунул маленькую круглую деревянную палочку Лин Ся в рот и прошептал: — Лин-шиди, прошу прощения. Он знал, что Гуан Сюдзы подкупили, и что тот намеренно всё усложняет для Лин Ся, но его это не касалось, и сейчас был неподходящий момент для разговоров. Кроме того, взяткодателем был никто иной, как старший ученик знаменитого заклинателя меча их ордена — старейшины Мо Юаньцзы, которого он не мог себе позволить оскорбить даже больше, чем Гуан Сюдзы. Он мог только сокрушаться, что этому юнцу не повезло спровоцировать такого злобного и проблемного парня сразу же, как только он прибыл… Лин Ся видел много спектаклей и фильмов, потому знал, что эта палочка нужна, чтобы он не откусил себе язык, мучаясь в агонии от боли. Он улыбнулся Юань Хуэю, сердце бешено заколотилось и больно ёкнуло. Чёрт! Почему он не главный герой?! При первом же ударе спина Лин Ся дёрнулась вверх. Непроизвольно хлынули слёзы и бессловесный, леденящий кровь крик застрял в горле, когда его тело неудержимо задрожало! Чёрт, это было адски больно! По сравнению с этим, удары его отца, когда он бил его в детстве за плохое поведение, казались нежными поглаживаниями! Не успел он очнуться от боли после первого удара, как второй и третий обрушились один за другим! Лин Ся подсознательно выгнул спину, пытаясь уклониться, но кто-то крепко держал его. Деревянные палки продолжали соприкасаться с его телом снова и снова, ударяя по ягодицам, ногам, и скоро одежда покраснела от крови. К пятнадцатому удару Лин Ся побледнел, как полотно, всё тело взмокло, он выглядел так, будто его только-только выловили из воды, в глазах всё расплывалось и плыло, как в тумане, он метался в агонии и мог только безмолвно глотать воздух. Несмотря на это, ему пришлось перебороть себя и встать, пасть ниц перед Гуан Сюдзы и отдать дань уважения. — Огромное спасибо шишу за наставления! «О да, я «поблагодарю» все восемнадцать поколений твоей семьи!» Гуан Сюдзы удовлетворённо кивнул, махнул рукой и приказал: — Да, только если не забудешь их. Следующие несколько дней хорошенько отдохни в дровяном сарае, и как только твои раны заживут, какое-то время будешь колоть дрова. К счастью, два человека поддержали его и довели до сарая. Они тоже были новыми учениками и, видя разбитое состояние Лин Ся, неизбежно прониклись к нему симпатией из-за схожего положения, причём даже налили ему чашку тёплой воды. Лин Ся чувствовал себя опустошённо, тело было истерзано до невыносимой боли. Растянувшись на кровати, он облизал сухие потрескавшиеся губы, залпом выпил воду и хриплым голосом поблагодарил этих двоих. Когда Лин Ся остался один, он не смог удержаться и не закусить губу, издав пару болезненных стонов. Ему не нужно было даже смотреть на раны, чтобы проверить степень их тяжести, потому что все его тёмно-синие одежды были цвета, близкого к красно-коричневому. Он боялся, что его окровавленные одежды высохнут и прилипнут к ранам, из-за чего позже могут возникнуть проблемы, в любом случае, в Павильоне Инсянь были только парни. Он не боялся потерять лицо, поэтому сорвал с себя одежду и откинул прочь, обнажив своё жестоко побитое до ужасающего состояния тело. К счастью, у него всё ещё оставалось немного лекарств, подаренных Фэн Ло, и, переборов страдания, он с трудом наложил их на себя, и каким-то образом, претерпевая головокружение и боль, заснул. Кроме того, он не мог убежать от этого даже во сне: его по очереди мучили разные кошмары. Всё его тело горело, как в огне, и каждый вздох обжигал горло. Лин Ся не знал, сколько дней прошло в головокружении как в тумане, и когда открыл глаза, сразу же по привычке потянулся за чашкой воды рядом с головой. Когда он несколько раз пошарил рукой вокруг, кто-то вложил чашку ему в руки. Он думал, что это был кто-то из людей Павильона Инсянь, поблагодарил скрипучим голосом и проглотил всё залпом. Только после того, как вода оказалась у него во рту, он обнаружил её некую особенность: она была приятно-сладкой, что облегчило состояние в пересохшем горле, и немного успокоило боль в голове. Удивлённо Лин Ся проследовал за видом чёрных одежд, наткнулся на знакомое детское лицо и встретился с ребёнком глазами. Ошарашенный, он не смог удержаться и спросил: — А-Цзюэ? Почему ты здесь? Юй Чжицзюэ сидел на корточках, сильно прикусив губу. Сейчас его лицо, которое и так редко улыбалось, было необыкновенно тёмным и зловещим, взгляд пары проницательных прищуренных миндалевидных глаз задержался на обнажённой спине Лин Ся, рассматривая раны. _________________ (1) — Трава Вечернего Тумана — я прояснила ситуацию. Оставлю название так. Иероглифы 暮霭 (муай) переводятся как «вечерняя дымка"/"мгла», то есть оставить «Трава Вечернего Тумана» вполне можно, тем более так лучше звучит, чем «муай». (2) — 30 ударов — в древнем Китае было два вида телесных наказаний палками: лёгким наказанием считалось до 50 ударов, они наносились короткими палками, тяжёлым — от 50, наносились длинными палками и были, соответственно, гораздо больнее и сильнее. В тексте указано, что палки деревянные, потому что бывают ещё и бамбуковые.
Примечания:
я переделала свой старый паблик с рисунками в более-менее универсальный - https://vk.com/natsie_white
тут плюшки, рисуночки (мало и редко), ау из моего твиттера, фанфики и ориджи (но в основном ау по новеллам мстс (в основном система (в основном МоШан)))
(но у меня уже много шуток, хэдканонов и ау в планах и по реабилитации злодея! скоро начну выкладывать)
кому интересно, можете заглянуть :з