Перевод

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея 1030

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Автор оригинала:
Ша Сяовань
Оригинал:
http://www.69shu.io/book/19137/

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написана 161 страница, 30 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Исторические эпохи Мистика Насилие Попаданчество Романтика Смерть второстепенных персонажей Фэнтези Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от totatot
Описание:
Это история о человеке, который попал в веб-роман как второстепенный персонаж и хотел помочь реабилитироваться главному злодею, но только усугубил ситуацию. Когда над его невинностью нависла угроза, несчастный решил, что надо бежать.
Много лет спустя, потирая шею, он спросил: “Ты надел на меня собачий ошейник?” Красавец-злодей посмотрел на него, а затем ответил с хитрой очаровательной улыбкой: “Это чтобы ты не убежал от меня снова”. “Если я останусь, ты откажешься от уничтожения мира?"

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания переводчика:
!!!!!!!!!!!!!!!!СЕЙЧАС НОВЕЛЛА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕДАКТИРОВАНИЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!
поэтому с определённой главы имена и некоторые другие аспекты терпят изменения

Перевод с английского языка, но ведётся сверка с оригиналом. Если Вы человек со знанием китайского и желаете помочь с переводом и исправлением неточностей - обращайтесь в личные сообщения.

Спасибо, что пользуетесь публичной бетой!

Всего в новелле 105 главы, разделённых на 4 тома.

Также мой перевод вы можете прочесть на Ваттпаде - https://www.wattpad.com/story/180490540

Существует ещё одна версия перевода данной новеллы, однако просьба не спамить по этому поводу в комментариях!

Том 1. Глава 19.

24 апреля 2019, 21:40
Лин Ся тут же утонул в смущении. Ему было бы всё равно, если бы эту картину увидели другие люди, но если это был Юй Чжицзюэ или Сун Сяоху — это уже совсем другое дело. Он был их дагэ, а это делало его совершенно бесполезным... С большим трудом он быстро натянул тонкое одеяло, чтобы прикрыться, его щёки горели от стыда, когда он пробормотал: — Это из-за того, что я нарушил правила ордена... Раны только выглядят пугающе, на самом деле это вовсе не больно. С тех пор, как пострадал, он всё время лежал на животе, и голос всё ещё был сухой и грубый. Сейчас шея болела от того, что ему пришлось приподнять голову на довольно долгое время, но он не мог себе позволить сейчас опустить её. Услышав такие слова Лин Ся, Юй Чжицзюэ почувствовал, как сжалось сердце. Он злился всё сильнее и не знал, куда деть эту волну враждебности, которая угрожала вылиться через край. Он глубоко вдохнул и упрямо стянул тонкое одеяло, отложив его в сторону. Ноги у Лин Ся были длинными и тонкими, и Юй Чжицзюэ неловко перевёл взгляд выше. Ягодицы и некоторая часть бёдер всё ещё оставались опухшими, фиолетовые синяки выглядели пугающе и зловеще, по сравнению со светлой и гладкой кожей ниже, на теле до сих пор оставались пятна крови. Можно было представить, как трагично это выглядело раньше. — Прошло уже пять дней. Я удивлялся, почему ты никак не навестишь меня, и в итоге это оказалось первым, что я увидел, когда прибыл, — Юй Чжицзюэ старался сохранять спокойствие, насколько это было возможно, но не смог сдержать гнев в голосе, когда потребовал: — Кто именно это сделал? Я пойду допрошу управляющего этим местом! Последние слова были переполнены такой яростью, что Лин Ся невольно вздрогнул от испуга. Он поспешно попытался встать и потянул за край одежды Юй Чжицзюэ, умоляя: — А-Цзюэ, не уходи! Юй Чжицзюэ боялся, что у Лин Ся откроются раны, поэтому смог только перестать двигаться и застыть неподвижно. Только когда безжалостное выражение покинуло его лицо, он обернулся и сказал: — Забудь об этом. Сначала я нанесу тебе лекарство. Сказав это, он снял с пояса сумку и достал маленькую нефритовую бутылочку, поддел кончиком пальца немного белой мази и собирался нанести её на раны Лин Ся. Эту сумку для хранения и бутылочки ему выдали только недавно, лекарства внутри были лучшими в ордене Шаоян. Лин Ся быстро увернулся и настоял: — Я сделаю это сам. Его раны действительно находились в слишком неудобных местах, и даже если это был кто-то очень близкий, позволить ему касаться их всё равно было унизительно. Юй Чжицзюэ тоже был несколько взволнован. Но, увидев, что Лин Ся еле двигается, он не смог больше сопротивляться желанию оттолкнуть его руку и взять на себя эту задачу. Его движения были очень лёгкими и сосредоточенными, и Лин Ся с некоторым смущением прикусил губу и не издал ни звука. Мазь была очень освежающей, а ощущения в местах, с которыми она соприкасалась — невероятно приятными. Чёрт! Какой позор! Прошло уже десять лет с тех пор, как никто, кроме отца и матери не видел его задницу. Отлично, теперь её видели столько людей... Когда Юй Чжицзюэ закончил наносить мазь, чтобы избавиться от неловкой атмосферы, Лин Ся быстро, как только мог, нашёл новую тему для разговора и спросил: — Что насчёт Сяоху? Вы оба, должно быть, очень заняты, да? — У него нет свободного времени, — ответил Юй Чжицзюэ, не желая выдавать, что улизнул тайком. Новые ученики, такие как он, были очень заняты в эти дни, потому что Фэн Шумин был чрезвычайно строг, требуя запомнить три книги о фундаментальном самосовершенствовании за десять дней. В дополнение к этому они должны были написать сочинение с их мыслями. Сун Сяоху не мог прочесть и единого слова, но, к счастью для него, Фэн Ло помогала ему запоминать. И из-за странного предчувствия Юй Чжицзюэ не хотел приходить сюда с Сун Сяоху, но он не ожидал, что увидит здесь Лин Ся в таком трагичном состоянии... Лин Ся закашлялся, потом продолжил: — Как ты провёл эти дни? Тебя ведь никто не задирал? Эти люди из города Юньсяо... они ушли? Юй Чжицзюэ взглянул на него; Лин Ся был ранен так сильно, откуда у него силы на болтовню и дотошность? Мальчик кивнул головой и ответил: — Я не видел эту сумасшедшую несколько дней, так что они, вероятно, уехали. И я — не ты, надо мной не смогут издеваться так легко! Последнее заявление он сделал в своей привычной высокомерной манере, и Лин Ся внезапно улыбнулся. Он не видел его уже несколько дней и думал, что тот очень повзрослел, но после этих слов стало очевидно, что мальчик всё ещё совсем не вырос. Они немного поболтали, и когда лекарство постепенно начало действовать и одурманивать, Лин Ся быстро заснул. Юй Чжицзюэ накрыл его одеялом. Когда он без малейшего сомнения направился в главный зал Павильона Инсянь, выражение его лица изменилось в мгновение ока. Гуан Сюдзы уже узнал от адептов, охраняющих вход, что к ним заглянул прямой ученик главы ордена. Кроме того, целью визита было найти Лин Ся, что вовсе заставило его ходить по кругу. Кто же знал, что у этого бедного мальчишки был такой покровитель. Покровитель с положением выше, чем у Сю Яня! У его Павильона Инсянь был низший статус в ордене Шаоян, поэтому он не мог позволить себе оскорбить никого из этих важных шишек! В душе он тихо плакал из-за несправедливости. Если бы он узнал об этом раньше, то не был бы так строг и жесток, но теперь он мог только думать о том, как бы скинуть с себя ответственность за совершённое… В этот момент послышался звук со стороны двери и мальчик, одетый во всё чёрное, с таким видом, будто рассматривал украшения в холле, неторопливо вошёл в помещение. Увидев, что он столь юн, Гуан Сюдзы немного успокоился, думая, что невежественного ребёнка будет легко обмануть. Он быстро состроил широкую улыбку, вышел вперёд и поздоровался: — Я давно слышал, что глава ордена взял несколько молодых талантов с выдающимися способностями. И, только увидев сейчас Юй-шисюна я понял, что слухи действительно не врали! Как и следовало ожидать от многообещающего гения!.. От такой лести по спине Юй Чжицзюэ пробежали мурашки, и он холодно перебил его: — Сегодня я пришёл к Гуан-гуаньши(1), чтобы спросить об одном деле. Моему сюнчжаню(2) Лин Ся в результате распределения посчастливилось попасть под вашу благородную опеку. Я не знаю, где он проживает, и хотел поинтересоваться, не можете вы позволить нам встретиться? — Это… — Гуан Сюдзы знал, что Юй Чжицзюэ только что пришёл от Лин Ся, и поняв, что тот специально ведёт себя подобным образом, тут же пробормотал: — Несколько дней назад… другие ученики сообщили, что ваш сюн нарушил правило ордена, которое карается тридцатью ударами палкой… Ах, но поскольку это было его первое нарушение, и он смиренно раскаялся и принял произошедшее во внимание, я уменьшил наказание вдвое. Внезапно Юй Чжицзюэ улыбнулся, его угольно-чёрные глаза уставились прямо на Гуан Сюдзы, он подошёл и спросил: — Я не знаю, какое правило ордена нарушил мой сюнчжань? Если возможно, мог бы Гуан-гуаньши просветить меня? Более того, он спит в дровяном сарае, это довольно странно. После того, как я вернусь, спрошу у шифу(3), действительно ли у Павильона Инсянь такое маленькое финансирование, что в нём нет пустых комнат. Этот участок, где росла трава Вечернего Тумана, нужно было поливать два раза в месяц, но каждый раз для этой задачи требовалось по десять человек. Плюс, на заднем дворе всё ещё пустовали четыре или пять комнат. А наказание за кражу еды на самом деле каралось тремя днями голодовки… Так что сейчас под злобным взглядом Юй Чжицзюэ Гуан Сюдзы превратился в заикающееся и бормочущее существо, совершенно неспособное защитить себя, холодный пот лихорадочно стекал по его голове и спине. Юй Чжицзюэ уже догадался, что Лин Ся запугивают. Он вырос на Пике Святой Девы и с детства повидал немало тёмных делишек, проворачиваемых в заклинательских орденах. Прямо тогда в его ладони начала формироваться треугольная сосулька. Озлобленным голосом он заявил: — Вчера шифу научил меня превращать водный элемент в моём теле в лёд. Взгляните, Гуан-гуаньши, я всё делаю правильно? В этом деле вы опытнее меня, а я просто новичок и меня всё ещё нужно учить. Сосулька получилась чрезвычайно острой, и в солнечном свете ярко блестела, отражая спектр из всех цветов радуги, делая руку Юй Чжицзюэ ещё более миниатюрной и привлекательной, а ногти похожими на нефрит. Несмотря на это, Гуан Сюдзы почувствовал, как кровь стынет в венах по неизвестной причине. Отступив на два шага, он пробормотал: — Юй-шисюн, ты… ты хорошо справляешься… Да, твой сюн сейчас тяжело ранен и слаб, этот смиренный позволит другим ученикам должным образом позаботиться о нём. На заднем дворе есть тихая комната, я сейчас попрошу адептов привести её в порядок и позволю твоему сюну перебраться туда. — Тогда мне придётся побеспокоить Гуан-гуаньши, — заметил Юй Чжицзюэ, скосив глаза и небрежно покрутив сосульку и обведя ею солнце. Эта картина выглядела по-детски невинной. Родинка под уголком глаза мерцала, алая, как кровь. Гуан Сюдзы задержал дыхание и отдал честь, а затем поторопился к двери, чтобы уладить этот вопрос. Он паниковал настолько сильно, что почти упал. Интуиция упорно ему подсказывала, что пусть Юй Чжицзюэ был молод, он был гораздо страшнее, чем этот Сю Янь… … Когда Лин Ся снова проснулся, ему показалось, что он всё ещё спит. В комнате, где он находился, было чисто и опрятно, тут была вся необходимая мебель, и в свете раннего утреннего солнца, просачивающегося сквозь занавески, она казалась мирной и тёплой. Юй Чжицзюэ, свернувшись калачиком, спал рядом с ним. Они лежали очень близко, он почти мог чувствовать, как мягкое дыхание мальчика касается его лица. Лин Ся встал на колени и встряхнул руками, только сейчас осознавая, что его состояние заметно улучшилось. Раны больше не болели. Он, не сумев сдержаться, уставился на Юй Чжицзюэ, погружаясь в свои мысли. Глаза мальчика были плотно закрыты, под ними синели мешки… он так много и усердно практиковался?.. Мальчик будто заметил взгляд Лин Ся, его ресницы несколько дрогнули, прежде чем открылись глаза, ясные, чистые, яркие. Лин Ся инстинктивно протянул руку и погладил ребёнка по голове, наугад спросив: — Ты что-то сказал Гуан Сюдзы? Как я тут оказался? Юй Чжицзюэ тотчас же вскочил с кровати, поправил волосы, и, окинув Лин Ся беглым взглядом, направился к двери со словами: — Это всё его совесть! Мне нужно поспешить и вернуться. Лин Ся знал, что тот не хотел признаваться, потому просто улыбнулся ему и ответил: — Тогда будь осторожен и не переутруждайся. Как только мои раны заживут, я навещу тебя и Сяоху. Он всё ещё помнил, что Юй Чжицзюэ упрекнул его в том, что он ни разу не пришёл к ним за те пять дней. Юй Чжицзюэ неощутимо напряг спину. После долгого молчания он хмыкнул и вышел за дверь. После того, как Лин Ся полностью выздоровел, отношение Гуан Сюдзы к нему полностью изменилось, он стал давать ему самые лёгкие задания, и даже время от времени спрашивать о самочувствии. Лин Ся не привык не только к такому обращению, но и к взглядам других учеников, полных зависти. Он не знал, что сказать. Только несколько шисюнов с высоким статусом имели право жить в отдельных комнатах, и то, что нового ученика поселили в индивидуальную комнату, неизбежно казалось странным. Но тогда ему будет неудобно выполнять его новые поручения, если его поселят с кем-то другим, так что ему оставалось только терпеть все эти взгляды и жить в комнате одному. Пока выздоравливал, он тщательно всё обдумал. Он должен стать сильнее! Он никак не мог продолжить рассчитывать на двоих маленьких детей, понимаете? В противном случае, он потеряет право называться их гэгэ! Лин Ся вдруг вспомнил о маленьком зверьке, которого встретил на горе, когда тайком жарил рыбу. Чёрт, как он мог забыть об этой случайной встрече Сун Сяоху? Эта маленькая зверушка вовсе не была обычным диким животным, это был демонический зверь 7 уровня, снежная фламма! Старейшина ордена Шаоян жил в уединении в одной из долин близ Павильона Инсянь, ему понравились прямота и наивность Сун Сяоху, и он научил его нескольким заклинательским техникам и дал важные указания. Конечно, сейчас Сун Сяоху здесь не было, и эта встреча не могла произойти. В новелле Сун Сяоху принял снежную фламму за бродячую кошку и гонялся за ней, пытаясь отнять рыбу, что она украла, и это привело его к встрече со старейшиной. Хотя этот человек оказался ленив и отказался взять Сун Сяоху в ученики, позже он даже называл ребёнка проблемным и ушёл. Но, несмотря на то, что он был лишь второстепенным персонажем и больше не появлялся, его всё равно считали первым учителем главного героя! Надо знать, восхождение главного героя началось именно тут! Лин Ся просто плакал от радости. Неужели это всё подстроено судьбой для того, чтобы он смог подлатать сюжет? _______________ (1) - гуаньши - 管事 - управляющий. (2) - сюнчжань - 兄长 - старший брат. (3) - шифу - 师父 - учитель, наставник.